Юрий Пашолок. Всё ещё с будкой. Второй вариант среднего танка Т-44

20
7
Юрий Пашолок. Всё ещё с будкой. Второй вариант среднего танка Т-44

Юрий Пашолок. Всё ещё с будкой. Второй вариант среднего танка Т-44

Содержание:

Обычно перед серийным производством танка конструкторы создают один-два типа опытных машин, которые несколько отличаются от серийной. Но, например, в случае с тяжёлыми танками ИС понадобилось сразу три танка, два из которых существенно отличались от финальной машины. Похожим образом развивался и другой танк революционной конструкции — Т-44. Даже без существенного изменения технического задания со стороны заказчика эта машина прошла несколько эволюционных ступеней. Второй вариант этой машины был создан по итогам испытаний февраля-марта 1944 года. Одним из ключевых отличий промежуточного образца от будущего серийного стала броня: испытания обстрелом из немецкой 88-мм пушки Pak 43 L/71 показали, что её толщина явно недостаточна.

Половина от ожиданий

В отличие от Т-43, неудачливого предшественника, Т-44 с самого начала не был обделён вниманием, причём на самом высшем уровне. Уже в конце декабря 1943 года о машине знал Сталин, который с завидной периодичностью интересовался о состоянии дел по перспективному среднему танку. Более того, уже в начале февраля 1944 года Сталин поднял вопрос о перспективах серийного производства танка. К тому времени первые два опытных образца машины только проходили заводские испытания. В следующий раз Сталин поднял тему серийного производства Т-44 на совещании 13 февраля, предложив ускорить испытания.

Между тем, как и любая революционная машина, Т-44 имел не только достоинства, но и недостатки. Наблюдались дефекты, связанные с будкой (рубкой) механика-водителя, а также нагрев левого борта корпуса, связанный с особенностями выхлопной системы, и другие недостатки. Ещё больше проблем выявилось в феврале-марте 1944 года, когда второй опытный образец прошёл испытания на НИБТ Полигоне в Кубинке. Не умаляя ряда достоинств, которыми обладал Т-44, комиссия указала на массу дефектов, обнаруженных в ходе испытаний. По результатам испытаний предлагалось в течение месяца устранить обнаруженные недостатки, построив улучшенный образец машины. Выводы комиссии поддержал нарком танковой промышленности В.А. Малышев, 23 марта давший указание о постройке двух опытных образцов Т-44, в которых устранялись обнаруженные на испытаниях недочёты. Кроме того, диаметр опорных катков увеличивался до 830 мм (аналогично Т-34).

Первый опытный образец Т-44 второго варианта, конец мая 1944 года

Первый опытный образец Т-44 второго варианта, конец мая 1944 года

На практике всё оказалось не так просто, как могло показаться. Для начала выводы комиссии базировались на ходовых испытаниях машины, а также изучении танка, которое ввиду лимита по времени проводилось в сокращённом объёме. Между тем 4-5 апреля 1944 года прошли испытания обстрелом корпуса танка, которые стали богатой пищей для размышлений. Выяснилось, что будка механика-водителя, к которой и так имелись претензии, является ещё и уязвимым местом. В результате последовала команда о переделке будки, чтобы сделать её менее уязвимой к вражескому огню. Также потребовалась доработка нижнего лобового листа корпуса и его бортов.

Разумеется, переделки потребовали времени, так что к 15 апреля ни одного корпуса на заводе №183 не изготовили. Даже при наличии корпусов всё равно танки к сроку не изготовили бы, поскольку завод №75 по состоянию на 15 апреля не сдал ни одного двигателя В-2-44. Перепроектирования потребовала и башня. Во-первых, из-за отказа от 122-мм орудия Д-25-44 необходимость в погоне диаметром 1800 мм отпала — оптимальным стал вариант башни с диаметром погона 1600 мм. Во-вторых, башня потребовала доработки, причём не только по результатам полигонных испытаний. Переделка будки механика-водителя позволила убрать уязвимую для вражеских снарядов «шею». В-третьих, менялось вооружение: вместо 85-мм орудия Д-5Т танк получал орудие ЗИС-С-53 того же калибра. С весны 1944 года это орудие стало штатным для Т-34-85, а производство Д-5Т прекратили. Одним словом, набрался приличный объём причин, по которым разработка улучшенной версии Т-44 задержалась.

По итогам испытаний первого варианта Т-44 в конструкцию танка внесли массу изменений

По итогам испытаний первого варианта Т-44 в конструкцию танка внесли массу изменений

Меры, которые планировалось предпринять для улучшения ситуации с защитой лобовой части корпуса, в ГБТУ КА посчитали недостаточными. 17 марта в адрес Л.П. Берии был направлен доклад с результатами испытаний. В нём указывалось, что необходимо увеличить толщину лба корпуса до 90 мм. Причины роста толщины брони следует искать в изучении опыта Курской дуги, а также первого применения тяжёлых танков ИС-85 на фронте. Выяснилось, что бронебойные снаряды орудий немецких танков Pz.Kpfw.Panther пробивают новый советский тяжёлый танк не только в лоб башни, но и в лоб корпуса, причём на дистанции в километр. Поэтому руководство ГБТУ КА настаивало на усилении брони. Также в ГБТУ КА настаивали на разработке планетарной трансмиссии. 20 апреля 1944 года в адрес Берии было направлено аналогичное письмо за подписями маршала Федоренко и генерал-лейтенанта Бирюкова. В нём они повторно указывали на необходимость усиления лба корпуса. Впрочем, обращение к Берии, а затем и письмо начальника ГБТУ КА генерал-лейтенанта Вершинина в адрес Малышева не изменили ситуацию.

Существенно доработали не только корпус, но и башню

Существенно доработали не только корпус, но и башню

Облик модернизированного Т-44 стал формироваться ближе к концу апреля 1944 года. 28 апреля в ГБТУ КА пришли краткие ТТХ улучшенной машины, также со стороны завода прозвучало обещание сдать два танка к 5 мая. При этом машины были разными: первый образец имел толщину борта 60 мм, а второй — 75 мм. На практике к 12 мая был готов только первый образец модернизированного Т-44, имевший борта толщиной 60 мм. Фактически получившаяся машина представляла собой лишь частичную реализацию требований об улучшениях. В случае с лобовой частью корпуса толщина брони так и осталась на прежнем уровне (75 мм). Вместе с тем КБ-520 учло замечания, высказанные по итогам испытаний корпуса первого варианта Т-44. Угол наклона нижнего лобового листа вырос до 45 градусов, что повысило его стойкость. Неудачное крепление кривошипа ленивца, которое разрушилось при обстреле, заменили на более удачную конструкцию. От будки в Нижнем Тагиле не отказались, но она стала ниже, а толщину смотрового лючка увеличили до 100 мм, также его переделав. Кроме того, на корпусе ввели защитную планку против заклинивания башни вражескими снарядами. Ввиду претензий к месту механика-водителя изменили его сиденье.

Благодаря переделкам танк стал чуть ниже первого варианта Т-44

Благодаря переделкам танк стал чуть ниже первого варианта Т-44

Хватало изменений как по ходовой части, так и по моторно-трансмиссионной группе. Двигателя В-2-44 от завода №75 так и не дождались, но всё же от выступа в днище удалось избавиться. Дело в том, что в Нижнем Тагиле изготовили «промежуточный» вариант мотора, то есть В-2-ИС, но с перенесённой на левую сторону двигателя масляной помпой и перенесённой на КПП водяной помпой. Естественно, это было временным решением, но иного варианта устранения проблемы с мотором не имелось. Улучшениям подверглись масляная система и система охлаждения, на танк установили два воздухоочистителя «Мультициклон». После больших проблем с нагревом левого борта от выхлопных газов выпускную систему переделали. Теперь выхлопные газы выходили влево через общий патрубок, разместили его на левом крыле. Переделке подверглась и топливная система. Как и на эскизном проекте, впереди появился бак на 110 л, также улучшили конструкцию лючков для заливки топлива. Переделке подверглись коробка передач, бортовые фрикционы и бортовые передачи. Несмотря на требования поставить опорные катки диаметром 830 мм, на второй итерации Т-44 поставили другие катки — диаметром 790 мм. Тем самым создатели машины пытались избежать извечной проблемы с разрушением опорных катков. Одновременно изменилось и расположение опорных катков: первая пара чуть сместилась вперёд, а остальные «уехали» немного назад.

Будку механика-водителя сильно переделали, что увеличило её стойкость к вражескому огню

Будку механика-водителя сильно переделали, что увеличило её стойкость к вражескому огню

Весьма существенной доработке подверглась башня. Объём изменений оказался столь велик, что правильнее говорить не о переделанной старой башне, а о новой конструкции. В отличие от корпуса, броневую защиту башни увеличили. Толщина лобовой части башни была доведена до 115 мм, толщина бортов составила 90 мм, а кормы — 75 мм. Благодаря снижению будки механика-водителя удалось снизить общую высоту башни на 75 мм. Также несколько изменилась форма башни, переделке подверглись пистолетные порты. В связи с установкой орудия ЗИС-С-53 переделке подверглась и носовая часть башни. Иной стала и конструкция крыши башни, в частности, увеличился объём вварной секции. Вместо перископического прицела наводчик получил смотровой прибор МК-IV, что улучшило ситуацию с обзором из передней смотровой щели командирской башенки.

Обратной стороной понижения будки механика-водителя стало снижение высоты отделения управления. Даже человеку среднего роста тут было тесно

Обратной стороной понижения будки механика-водителя стало снижение высоты отделения управления. Даже человеку среднего роста тут было тесно

Как это часто бывает, за изменения пришлось платить ростом боевой массы. Для танка с толщиной бортов 75 мм она составила 31 300 кг, то есть на 900 кг больше второго опытного образца Т-44. Впрочем, ориентиром выступал Т-34-85, который был тяжелее на те же 900 кг, а его мотор чуть слабее. Немаловажным фактором стали и сравнения по габаритам. Высота Т-44 во второй итерации составила 2290 мм, в то время как общая высота Т-34-85 составляла 2700 мм.

вернуться к меню ↑

Промежуточный образец с промежуточными итогами

Заводские испытания первого опытного образца модернизированного Т-44 начались 13 мая 1944 года. Первый пробег 13-14 мая проходил с бортовым редуктором (гитарой), заправленным авиационным маслом. Как показали испытания, подобная смазка работала плохо. После 50 км безостановочного пробега температура масла достигла 175 градусов. Также наблюдалась потеря масла через сальники валов, в результате каждые 40-50 км приходилось дозаправлять гитару. После первого пробега гитару заменили на другую конструкцию, получившую маслонасос с двумя секциями. После этого проблемы с перегревом масла прекратились, к 4 июня танк прошёл 2118 км.

За время заводских испытаний первый образец с бортами толщиной 60 мм преодолел более 2000 км

За время заводских испытаний первый образец с бортами толщиной 60 мм преодолел более 2000 км

Рост боевой массы привёл к тому, что хроническая проблема с износом бандажей опорных катков, присущая и Т-34, и Т-43, стала давать о себе знать ещё сильнее. Всего за время испытаний износились бандажи на 8 катках, причём на 5-м правом опорном катке четыре раза. Имелись и другие неполадки, в том числе по элементам трансмиссии. В ходе испытаний набрались замечания по 25 пунктам. Немало претензий высказали к месту механика-водителя. Снижение будки оказалось правильным решением с точки зрения стойкости корпуса, но при этом появился недостаток по высоте. Механик-водитель среднего роста теперь упирался головой в крышку люка, сиденье признали неудачным, как и размещение контрольных приборов. Имелись претензии к боеукладке, размещению радиостанции в башне и боевому отделению в целом. Одним словом, переделка машины устранила часть проблем, но появились новые.

Второй опытный образец на НИБТ Полигоне, июнь 1944 года

Второй опытный образец на НИБТ Полигоне, июнь 1944 года

Пока шли испытания первой опытной машины, на заводе №183 работали над изготовлением второго экземпляра (с толщиной бортов до 75 мм). 31 мая Малышев и Федоренко подписали совместный приказ №366/098 наркома танковой промышленности и командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии о проведении полигонных испытаний машины. Согласно приказу, испытания начинались 10 июня и заканчивались 25 числа того же месяца. Всего планировалось преодолеть 1000 км, из них 330 — по шоссе, 400 — по просёлку, 200 — по целине и 70 км специспытаний. На практике начало испытаний несколько затянулось: по разным причинам танк прибыл на НИБТ Полигон к 15 июня.

От первого образца данный танк отличался утолщённой до 75 мм бортовой броней

От первого образца данный танк отличался утолщённой до 75 мм бортовой броней

Задержка испытаний стала лишь началом срыва сроков. Вместо 25 июня они окончились только 17 июля, причем из 32 дней на пробег и специспытания затратили 16, еще 2 на огневые испытания, оставшееся время ушло на ремонт машины. За это время танк прошел 1347 км, из них 474 по шоссе, 683 по проселку, 61 по целине, 99 на специспытаниях и 25 в ходе огневых испытаний. При этом машина испытывалась в наиболее жаркое время года, подчас температура воздуха доходила до 40 градусов.

Как и на заводских, на полигонных испытаниях отмечалась слишком малая высота отделения управления

Как и на заводских, на полигонных испытаниях отмечалась слишком малая высота отделения управления

Рост боевой массы несколько повлиял на динамические характеристики танка. На мерном участке получили среднюю максимальную скорость 51,98 км/ч, что было чуть меньше, чем у машины первого варианта. Средняя скорость по шоссе составила 35 км/ч, это примерно равно скорости первой версии Т-44, но надо учитывать, что первые испытания проходили на заснеженном шоссе, то есть в более сложных условиях. Правда, и в случае с испытаниями второго варианта танка имелся лимитирующий фактор. Им оказалось разрушение опорных катков: даже снижение их диаметра и переход на иной состав резины на тот момент помогли мало. Впрочем, отмечалась и положительная тенденция. Расход топлива при езде по шоссе составил 158 л на 100 км, что примерно на четверть меньше расхода первой версии Т-44. За счёт снижения расхода топлива, а также увеличения его объёма запас хода вырос до 290 км, то есть на 103 км больше, чем у первого варианта в зимних условиях.

Ещё более существенными были проблемы с опорными катками. Всего за время испытаний заменили 16 катков

Ещё более существенными были проблемы с опорными катками. Всего за время испытаний заменили 16 катков

Совсем другая картина наблюдалась при езде по просёлку. Двигаться приходилось по разбитой танками грунтовой дороге с глубокой колеёй и большими ухабами, залитыми водой. В результате условия езды оказались ещё хуже, чем во время зимних испытаний первого варианта Т-44. Средняя скорость составила 13,9 км/ч, двигаться приходилось на второй и третьей передачах. Тяжёлые дорожные условия стали причиной повышенного расхода топлива: на 100 км потреблялось 310 л, что даже больше, чем на зимних испытаниях. При этом запас хода, даже при большем объёме топлива, составил всего 150 км. О том, сколь непростыми были дорожные условия, говорят данные по итогам езды по целине. Средняя скорость в, казалось бы, более тяжёлых условиях, выросла до 15 км/ч, расход топлива снизился до 295 л на 100 км, а запас хода вырос до 155 км. К слову, запасом топлива комиссия оказалась недовольна, поскольку учитывалось и топливо в дополнительных баках. Требовалось увеличить запас горючего в основных баках. Стоит также отметить, что за счёт переделки системы охлаждения, а также выхлопной системы ситуация с охлаждением улучшилась. Перегрев наблюдался только при езде в наиболее тяжёлых условиях, при движении по асфальту и целине температура воды не превышала 85 градусов. И это при том, что, как уже говорилось, порой температура окружающего воздуха возрастала до 40 градусов.

Типовые условия, в которых проходили ходовые испытания Т-44

Типовые условия, в которых проходили ходовые испытания Т-44

Более благоприятные, чем зимой, погодные условия позволили достичь вполне удовлетворительных показателей проходимости на специспытаниях. Танк успешно преодолевал затяжные подъёмы крутизной 24-26 градусов, при этом максимальный преодолеваемый угол составил 31 градус. Отмечалось, что преодоление более крутых подъёмов лимитируется мощностью двигателя. Максимальный преодолеваемый крен составил 32 градуса, далее наблюдалось сползание танка. В ходе езды усилия на рычагах управления составили 17-20 кг, правда, при повороте на месте требовалось усилие 32-40 кг. Вполне успешно прошло испытание буксировкой Т-34 (средняя скорость при этом составила 11 км/ч). Также машина преодолела брод глубиной 1,52 м. Во время движения в танк затекала вода, которая просачивалась через отверстия в кронштейнах торсионов, правда, её уровень не превышал 5-6 см. При движении по броду глубиной 2 м двигатель набрал воды и заглох.

Танк вполне уверенно преодолевал подъёмы, максимальный преодолеваемый угол составил 31 градус

Танк вполне уверенно преодолевал подъёмы, максимальный преодолеваемый угол составил 31 градус

Во время ходовых полигонных испытаний во многом повторились дефекты, которые отмечались в ходе заводских испытаний первого опытного образца. Ввиду более тяжёлых дорожных условий количество заменённых опорных катков выросло до 16, некоторые катки менялись по три раза. Дело оказалось не только в выросшей массе, но и в их перегрузке из-за смещения центра тяжести машины назад (это хорошо видно по числу заменённых катков). На первой и второй парах за всё время пришлось заменить лишь каток. При этом гусеничная лента работала надёжно, наблюдался всего один случай разрыва трака (на 1326-м километре). Надёжно работала и подвеска. В целом хорошо работала и силовая установка, при этом особо отмечалась надёжность стартера СТ-15, который, впрочем, требовал доработки. Определённые проблемы возникли с элементами трансмиссии, особенно это касалось КПП и гитары. Также на 689-м километре разрушился ролик правого ведущего колеса.

Максимальный угол преодолеваемого крена составил 32 градуса

Максимальный угол преодолеваемого крена составил 32 градуса

Огневые испытания Т-44 прошли вполне успешно. Кучность орудия оказалась равной табличным данным, максимальная скорострельность при стрельбе с места по одной цели составила 9,2 выстрела в минуту. При стрельбе по двум-трём целям скорострельность снижалась до 6-7 выстрелов в минуту. Отчасти снижение обуславливалось неудобством перехода от электрического привода башни к ручному, при помощи которого производилась точная наводка на цель. Максимальная неприцельная скорострельность составила 10 выстрелов в минуту. При стрельбе с хода скорострельность снижалась до 4 выстрелов в минуту, при этом отмечалась низкая меткость огня. Причина была той же, что и раньше, — перенос центра тяжести назад. При этом добавилась дополнительная проблема в виде неисправной ходовой части танка. Имелись претензии к прочности основной укладки в носовой части корпуса, кроме того, боекомплект посчитали недостаточным (предлагалось увеличить его до 65 выстрелов).

Танк преодолевает брод

Танк преодолевает брод

Отдельно проверялось удобство работы экипажа, а также обзорность. Обзорность с места командира была вполне достаточной, чего нельзя было сказать об удобстве его размещения. Сиденье размещалось недостаточно удобно, в результате чего стреляные гильзы при падении ударялись о правую ногу командира. Требовалось сместить сиденье на 5-6 см влево и на 5-6 см назад, а также сделать его регулируемым по высоте. Кроме того, отмечалось, что пользоваться перископическим прибором MK-IV можно на дистанциях не более 1500 м. Предлагалось также увеличить высоту башенки на 3-4 см. Имелись претензии и к сиденью наводчика. В ходе испытаний сиденье погнулось, а позже его подушка порвалась от задевания за ограждение орудия. Ввиду проблем, выявившихся при стрельбе, предлагалось сделать ножной электроспуск. Имелись претензии и к сиденью заряжающего, его предлагалось крепить кронштейном к башне. Вместе с тем, обзорность с мест наводчика и заряжающего признали достаточной.

Наибольшие претензии, как и в случае с заводскими испытаниями, возникли к месту механика-водителя. Высоту отделения управления признали недостаточной, имелись претензии к размещению приборов управления. Также учли опыт испытания зарубежных танков, в частности Light Tank M5A1. Там сиденье механика-водителя было поднимающимся, что позволяло ездить в походном положении, высунувшись из люка. Аналогичное решение захотели внедрить и на Т-44, тем более что такое походное положение позволяло отказаться и от смотрового лючка, и от будки в целом.

Схема обзорности второго варианта Т-44

Схема обзорности второго варианта Т-44

По мнению комиссии, Т-44 не выдержал испытаний, тем не менее оценили его высоко. В ГБТУ КА и НКТП прекрасно понимали потенциал машины, а также то, что отчасти проблемы связаны со спешкой. В результате комиссия рекомендовала принять Т-44 на вооружение Красной армии, устранив выявленные недостатки. Также нужно было внести ряд изменений, которых требовали представители ГБТУ КА. Во-первых, толщина лобового листа корпуса возрастала до 90 мм; во-вторых, боекомплект увеличивался до 65 патронов калибра 85 мм; в-третьих, запас топлива увеличивался до 550 л. Также требовалось усилить борта корпуса и внести ряд других переделок. Фактически это означало, что в тогдашнем виде Т-44 в серию не шёл, но считался перспективным. О том, насколько перспективной считали машину, говорит тот факт, что 18 июля Сталин подписал постановление ГКО № 6209с «Об организации производства средних танков Т-44 на заводах №75 и №264 Наркомата танковой промышленности». Согласно ему, первые 25 машин ожидались уже в ноябре 1944 года. Фактически танк принимали на вооружение «авансом».

вернуться к меню ↑

«На обстрел, так на обстрел»

Постановление ГКО №6209с Сталин подписывал по итогам предварительных выводов комиссии, датированных 6 июля 1944 года. При этом руководство завода №183 внимательно отслеживало результаты испытаний и вносило в конструкцию танка изменения, которых требовала комиссия. В результате уже к середине июля 1944 года на заводе №183 шла сборка первого опытного образца третьей итерации Т-44, получившей обозначение Т-44А.

В таком виде корпус Т-44 пришёл на обстрел. НИБТ Полигон, июль 1944 года

В таком виде корпус Т-44 пришёл на обстрел. НИБТ Полигон, июль 1944 года

Работы по Т-44А шли на фоне продолжавшихся ходовых испытаний опытного Т-44 второй версии, а вскоре начались и испытания обстрелом корпуса. Несмотря на работу по Т-44А, имевшего более солидную защиту, испытания обстрелом никто не отменял, поскольку обстрел оговаривался приказом НКТП №345с/094 от 22 мая 1944 года. Правда, в приказе оговаривались несколько иные даты проведения испытаний — с 25 мая по 15 июня, отчёт составить не позднее 20 июня. Ввиду различных производственных накладок произошёл существенный сдвиг сроков, и испытания обстрелом проходили с 4 по 21 июля на НИБТ Полигоне. На фоне сборки Т-44А эти тестирования являлись не более чем формальностью, правда, на сей раз обстреливали не просто корпус. На полигон прислали корпус на четырёх катках, на который установили башню с пушкой, также внутри располагались двигатель, КПП и радиатор. Фактически прибыл не корпус, а частично собранный Т-44, которому путь в серию (в текущем виде) всё равно был закрыт.

Как и на Т-44 первого типа, борта имели переменную толщину. Это усложняло их изготовление

Как и на Т-44 первого типа, борта имели переменную толщину. Это усложняло их изготовление

Не менее интересным оказался ассортимент орудий, которыми производился обстрел корпуса улучшенного Т-44. Первоначально броневая защита этого танка создавалась для противодействия огню 75-мм противотанковой пушки 7,5 cm Pak 40, потому и обстрел первого варианта танка производился схожими по эффективности системами — 76-мм пушкой с баллистикой дивизионной пушки УСВ, а также 85-мм орудием с баллистикой зенитной пушки 52-К. Между тем в ГБТУ КА справедливо считали, что подобная защита не отвечает реалиям боя. Поэтому корпус обстреливали не только из 76-м пушки ЗИС-3, установленной в САУ СУ-76М, но и куда более мощными системами. Ими была 75-мм танковая пушка KwK 42 L/70, установленная в среднем танке Pz.Kpfw.Panther Ausf.D, а также 88-мм пушка Pak 43 L/71, установленная в самоходной установке Hornisse (Nashorn). Обе машины дебютировали на Курской дуге и являлись массовыми образцами немецкой бронетехники, так что опасения ГБТУ КА насчёт защиты перспективного среднего танка были вполне обоснованными. При столь мощных орудийных системах финал обстрела был предсказуем и фактически требовался ГБТУ КА как ещё один аргумент в пользу более мощной защиты танка.

Верхняя лобовая деталь после обстрела. После такого обстреливать будку механика-водителя не имело никакого смысла

Верхняя лобовая деталь после обстрела. После такого обстреливать будку механика-водителя не имело никакого смысла

Верхний лобовой лист корпуса (самая крепкая деталь) испытывалась обстрелом только из немецких пушек. Как показали результаты обстрела, орудие «Пантеры» пробивало верхний лобовой лист на дистанции около 700 м, а 8.8. cm Pak 43 — на дистанции 1730 м. Фактически же дистанция пробития верхней лобовой детали бронебойным снарядом орудия Pak 43 L/71 оценивалась ещё больше — до 2 км. Более того, после пяти попаданий в верхний лобовой лист разрушились сварные швы, и он упал внутрь корпуса. После таких результатов обстрел будки механика-водителя и нижнего лобового листа не проводился, поскольку уже не имел смысла.

При обстреле снарядами калибров 75 и 88 мм наблюдались не только пробития, но и расходящиеся швы

При обстреле снарядами калибров 75 и 88 мм наблюдались не только пробития, но и расходящиеся швы

Ещё более разочаровывающими оказались результаты обстрела бортов корпуса, а также бортов башни. Под прямым углом борт корпуса пробивался пушкой «Пантеры» на дистанции около двух километров, а при курсовом угле 30 градусов — на дистанции около 600 м. Pak 43 пробивала борт под любым углом со всех дистанций огня. Борт башни пробивался 7,5 cm KwK 42 на дистанции 2580 м, а 88-мм орудием со всех дистанций огня. В случае с корпусом наблюдались те же проблемы с разрушением швов, что и в случае с верхним лобовым листом. В случае же с башней финалом обстрела стало разрушение швов крыши башни и её падение внутрь корпуса. Также признали недостаточно прочной конструкцию командирской башенки: от попадания 88-мм осколочно-фугасного снаряда её заклинило. При этом качество стали, из которой изготовили корпус и башню, признали удовлетворительным.

В результате обстрела борта корпуса 88-мм фугасными снарядами оборвало бортовую передачу

В результате обстрела борта корпуса 88-мм фугасными снарядами оборвало бортовую передачу

Итог испытаний был закономерным. Т-44 второго варианта оказался полностью беззащитен перед огнём 88-мм орудия Pak 43, а от огня орудия «Пантеры» была защищена только лобовая часть корпуса, да и та на дистанциях 800-1000 м и далее. Таким образом, ещё раз подтвердилась целесообразность повышения толщины брони, которой неоднократно требовало руководство ГБТУ КА.

После испытаний обстрелом появилось ещё одно требование — поднять толщину бортов до 90 мм, чтобы обеспечить защиту танка от огня пушки «Пантеры» хотя бы на средних дистанциях. Предлагалось также вернуться к рациональному расположению верхних бортовых листов, но это потребовало бы существенной переделки корпуса и роста его массы. Лоб башни требовалось усилить до 130 мм, чтобы он стал равнопрочным с верхней лобовой деталью. Для улучшения стойкости заводу №183 предлагалось собирать лобовые листы в шип, а также улучшить конструкцию соединения других листов. О будке механика-водителя даже и не вспоминали, впрочем, как уже говорилось, к началу июля 1944 года от неё отказались уже на заводе №183.

Обстрел бортов выявил уязвимость от снарядов калибра 88 мм на всех дистанциях

Обстрел бортов выявил уязвимость от снарядов калибра 88 мм на всех дистанциях

Затягивание испытаний обстрелом корпуса и башни Т-44 имело определённые последствия. Поскольку корпус опытного образца Т-44А начали изготавливать ещё до того, как стали известны результаты обстрела, он лишь отчасти удовлетворял новым требованиям. В результате вышедшая на испытания машина не являлась финальной итерацией танка для серийного производства. Тем не менее до серийного образца оставался последний шаг. В отличие от Т-43, на заводе №183 всё же успели попасть в «амплитуду», подготовив машину для серийного выпуска до того, как в ГБТУ КА вновь выросли требования к среднему танку.

Автор благодарит Игоря Желтова (г. Москва) и Алексея Макарова (г. Москва) за помощь в подготовке данной статьи и предоставленные материалы.

вернуться к меню ↑

Источники:

ЦАМО РФ
РГАЭ
РГАСПИ
Вячеслав Малышев – дневник наркома, Вестник архива Президента РФ. №5, 1997

источник: https://warspot.ru/15111-vsyo-eschyo-s-budkoy

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
lemex31NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

lemex31

М-да! Познавательно! +++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить