Юрий Пашолок. Танкетка-переросток на базе МС-1

13
7
Юрий Пашолок. Танкетка-переросток на базе МС-1

Юрий Пашолок. Танкетка-переросток на базе МС-1

История танкетки (по факту легкого танка) Т-23, являвшейся прямым развитием идей танка сопровождения Т-18 (МС-1)

Метод масштабирования в мировом танкостроении являлся одной из наиболее распространенных идей. Если какая-то концепция «выстрелила», вполне логичным выглядело то, что можно попросту взять и увеличить, либо уменьшить боевую машину. Такой подход, впрочем, работал не всегда. У англичан первая такая концепция появилась еще в конце Первой мировой войны. После Medium Mk.A, вполне удачного среднего танка, William Foster & Co создала Medium Mk.B, который больше напоминал типовые «ромбы». И эта машина, подобно последовавшего за ним Medium Mk.C, получилась неудачной. Она оказалась слишком медленной, а маневренность вооружения слишком маленькой. Между тем, 3-тонный малый танк Ford M1918, фактически первая танкетка, оказался более удачной конструкцией. Концептуально очень похожий на уменьшенный Renault FT, этот малый танк не пошел в крупную серию лишь по причине окончания войны. Но с точки зрения поставленных задач выглядел вполне неплохо.

Таким Т-23 предполагался по проекту. Башня стояла со смещением вправо

Таким Т-23 предполагался по проекту. Башня стояла со смещением вправо

Молодому советскому танкостроению поначалу метод масштабирования как-то был не особо полезен. Для начала требовалось создать ту платформу, которую далее можно было увеличивать, либо уменьшать. Технический отдел ГУВП (начальник отдела С.П. Шукалов, главный конструктор В.И. Заславский) работал над «танком сопровождения (полковым)». Поначалу он сам по себе больше напоминал танкетку, по крайней мере его исходная масса была очень близкой — около 3 тонн. Впрочем, далее она существенно подросла, что явно пошло на пользу. Танк, принятый на вооружение 6 июля 1927 года как как Т-18 (МС-1), стал большой удачей советского танкостроения. Машина получилась самобытной, а ее концепция выглядела вполне удачной. Поэтому еще до принятия Т-18 на вооружение появилась идея сделать на его базе танкетку или, как тогда ее называли, «танк-лилипут». Эта одноместная машина получила обозначение Т-17.

Башня "соседнего" проекта - Т-21. У Т-23 "голова" концептуально была такой же, отличаясь в деталях. К вопросу, откуда потом появились башни для советских плавающих танков-разведчиков

Башня «соседнего» проекта — Т-21. У Т-23 «голова» концептуально была такой же, отличаясь в деталях. К вопросу, откуда потом появились башни для советских плавающих танков-разведчиков

Работы по Т-17, первой советской танкетке, официально начались в мае 1927 года, когда разработка МС-1 вышла на финишную прямую. Другой вопрос, что завод «Большевик», которому поручили сборку Т-18, был чрезвычайно занят по основному заданию. По этой причине не то, что в 1927, но и в 1928 году работы толком не начинались. Лишь ближе к середине 1929 года Т-17, наконец, вышел на испытания, и тут сразу же стали вылезать проблемы. Ключевой стала невозможность нормальной работы единственного члена экипажа одновременно мехводом, наводчиком, командиром и заряжающим. Это была типовая проблема одноместных боевых машин. В результате появилось два направления — модернизация Т-17 и создание более крупной танкетки. И если Т-21 и Т-25 так и не дошли до стадии построенных образцов, то второе направление продвинулось гораздо дальше. Им стала танкетка Т-23, также созданная методом масштабирования МС-1.

Т-23*, вариант без башни, который спроектировали, но не построили

Т-23*, вариант без башни, который спроектировали, но не построили

Точная дата начала работ по Т-23 неизвестна, но есть предположение, что началось всё еще в 1929 году. Причиной стала не только неудачная конструкция Т-17, но и резко выросшие требования к танкеткам. Согласно новым ТТТ, максимальная скорость танкетки на гусеничном ходу возрастала до 40 км/ч. Такого Т-17 и Т-21 обеспечить не могли. Поэтому ГКБ ОАТ (так стал называться Технический отдел ГУВП) начал работу над двумя танкетками — Т-22 и Т-23. Впрочем, Т-22 очень быстро исчезла из поля зрения. Увы, эскизного проекта этого малого танка не сохранилось, но известно, что мотор (специальной разработки) у него располагался впереди. Одно можно утверждать точно: эта танкетка, как и Т-21, а также Т-23, создавалась с башней кругового вращения. Шукалов и Заславский решили не искать сложных путей, и взяли для Т-23 агрегатную базу Т-20. Модернизированный вариант Т-18 оснащался 60-сильным мотором, теоретически это позволяло разгоняться до 40 км/ч. Причина исчезновения Т-22 выглядела логичной: выбрав из двух танкеток одну, вторую попросту делать не стали. Также стала прорабатываться и второй вариант Т-23 — без башни. КГБ ОАТ предлагало выбрать из всех предложений одно, причем склонялось оно к Т-23. Так оно и вышло — в работу приняли Т-23 с доработками. По состоянию на февраль 1930 года сроком изготовления опытного образца с корпусом из конструкционной значился март 1931 года. При этом опытный образец стоил 100000 рублей. Естественно, серийная машина получалась сильно дешевле, но как-то многовато для танкетки.

Единственный образец Т-23 закончили в октябре 1931 года. К тому моменту он мало кому был интересен

Единственный образец Т-23 закончили в октябре 1931 года. К тому моменту он мало кому был интересен

Изначально боевая масса Т-23 оценивалась в 3180 кг, но далее стало понятно, что этот параметр выдержать не удастся. Даже при толщине лба 10 мм и бортов 6 мм масса продолжала расти. Поэтому вскоре проект разделился на два. Базовый вариант Т-23, оснащенный башней кругового вращения, имел боевую массу 3750 кг. Таким образом, он уже приблизился по массе к английским «патрульным» танкам. Второй вариант, Т-23*, который не имел башни, получался легче — 3400 кг. Но выбрали явно первую версию. По состоянию на апрель 1930 года завод «Большевик» уже имел заказ, причем предполагалось выпускать уже третью версию — с мотором от Т-22 (V-образная «четверка» воздушно-жидкостного охлаждения мощностью 60 л.с., был вариант и 4-цилиндрового оппозита). Сроком изготовления опытного образца указывался январь 1931 года, при этом ГКБ ОАТ еще проектирование не закончило.

Вопреки распространенной версии, именно этот образец должен был оснащаться башней. Башенный погон на этом ракурсе виден хорошо

Вопреки распространенной версии, именно этот образец должен был оснащаться башней. Башенный погон на этом ракурсе виден хорошо

Тучи над Т-23 сгустились еще в июле 1930 года. Дело в том, что образованное в ноябре 1929 года УММ КА зря время не теряло. Комиссия Халепского удачно съездила за границу, где договорилось о закупке танкеток Carden-Loyd Mk.VI. Изначально целью Халепского была колесно-гусеничная танкетка, но таковые Carden-Loyd и Vickers уже не производили. Тем не менее, Carden-Loyd Mk.VI оказалась тем самым, что требовалось УММ КА. Комиссия договорилась о лицензионном производстве танкетки, решение об этом ВАТО (Всесоюзное Объединение Автотракторной Промышленности) приняло 6 июля 1930 года. Изначально танкетку именовали как К-6, а позже доработанная версия стала известна как Т-27. Организовать производство К-6 предполагалось на 2-м заводе ВАТО, позже известном как Завод №37. Так вот, еще 2 июля 1930 года И.П. Уборевич, заместитель председателя Реввоенсовета СССР, принял решение работы по Т-23 прекратить и сконцентрироваться на Т-20. «Большевик» с радостью отказался от работ по Т-23, танкетка на время исчезла из программы опытных работ. Но далее решение переиграли, после чего танкетка-переросток снова появилась в планах. К 15 декабря 1930 года ожидалось изготовить первый корпус. Далее сроки переиграли на март 1931 года, причем по ходу действа ставился, как и планировалось ранее, мотор Т-20. Сама танкетка выпускалась без мотора, его ставили потом.

Далее опытный образец оказался, как учебное пособие, во дворе ВАММ

Далее опытный образец оказался, как учебное пособие, во дворе ВАММ

Судьбу Т-23 окончательно решил другой танк — Т-26, ставший могильщиком и Т-20, и Т-19. К весне 1931 «Большевик» оказался загружен работами по теме Т-26, а задание по Т-23 отодвигали. В итоге опытный образец всё же собрали, вместе с мотором, случилось это 31 октября 1931 года. Башню машина так и не получила, да и была уже не нужна. Вместо танкетки получился аналог английского «патрульного» танка, с явно устаревшей конструкцией всех агрегатов. Поэтому судьба у Т-23 оказалась такой же, как и других похожих разработок — Т-17, Т-19 и Т-20. Опытный образец даже не стали испытывать и позже отправили, как учебное пособие, в Академию Механизации и Моторизации. А вот тема машины отнюдь не умерла. Тот самый «мобилизационный танк» Т-34, предлагавшийся Тухачевским — это ничто иное, как прямое развитие идеи Т-23, но уже на совсем другой агрегатной базе. Да и безумцем Тухачевского тут назвать сложно: предлагавшаяся им боевая машина повторяла «патрульные» танки Vickers-Carden-Loyd. Совершенно внезапно и Т-34, и «Виккерс 4-тонный» имели схожую боевую массу, как и компоновочные решения. Таким образом, вместо танкетки тема плавно перетекла в боевую машину, очень популярную в 30-е годы.

Список источников:

      1. РГВА
      2. РГАЭ
      3. ЦГА СПб
      4. Архив Андрея Аксенова

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/tanketkapererostok-na-baze-ms1-619776a29511fc161fd5f5aa?&

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
1 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
W_ScharapowАндрей Борисов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Андрей Борисов

Презабавно
++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

W_Scharapow

По мне, лучше бы качали Т-23, пусть бы и с подвеской от К-Л. Более ценная боевая машина, в отличии от…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить