22
8
Юрий Пашолок. Танк горел - его тушили

Юрий Пашолок. Танк горел — его тушили

Изучение вопроса защиты танков от бутылок с зажигательной смесью, которое проводилось НИБТ Полигоном летом 1941 года

Практически сразу после начала применения танков начались лихорадочные поиски средства для борьбы с ними. Еще в годы Первой мировой войны впервые применили противотанковые ружья, тогда же появилась и противотанковая артиллерия. Вместе с тем, эти средства оказались чересчур громоздкими. Они не могли использоваться как индивидуальное средство борьбы с бронетанковой техникой. Первым таковым средством оказались немецкие импровизированные противотанковые гранаты, а далее в ход пошли бутылки с зажигательной смесью. Появились они еще в годы Первой мировой войны, но тогда применялись совсем для других целей. В Эфиопии, а затем в Испании же бутылки с зажигательной смесью впервые массово применили против танков. Они оказались весьма эффективным средством, сначала итальянские CV 33, а затем республиканские Т-26 довольно сильно страдали от их применения. В следующий раз бутылки применили японцы, случилось это в ходе конфликта в районе озера Хасан и во время конфликта около реки Халхин-Гол. «Бутылочная артиллерия» вновь себя показала весьма эффективным средством.

Испытание А-34 на стойкость к бутылкам с зажигательной смесью, апрель 1940 года. Итоги испытаний оказались не самыми успешными

Испытание А-34 на стойкость к бутылкам с зажигательной смесью, апрель 1940 года. Итоги испытаний оказались не самыми успешными

По-настоящему массово, впрочем, бутылки с зажигательной смесью были применены в ходе советско-финской войны 1939-40 годов. Финны применяли противотанковые гранаты, а также бутылки с зажигательной смесью, последние кидались, прежде всего, в сторону моторного отделения. Тогда же и появилось прозвище «коктейль Молотова». Особенно страдали от них Т-26, затекающая жидкость глушила мотор и нередко приводила к пожарам. Неслучайно для Т-26 начали оперативно разрабатывать специальные колпаки, которые прикрывали воздухозаборник на крыше моторного отделения. Появились они уже после окончания войны, но их продолжали выпускать и далее. Кроме того, не просто так в апреле 1940 года опытные образцы Т-34 (А-34) испытывали на противостояние «бутылочной артиллерии». Прошли они, кстати говоря, не лучшим образом, поскольку зажигательная жидкость попала внутрь моторно-трансмиссионного отделения и нанесла повреждения. Был поднят вопрос повышения защиты, но отчасти, к 1941 году, волна улеглась. Как обычно, активизация работ вновь пошла после начала следующей войны.

Иллюстрация из инструкции применения бутылок с зажигательной смесью, август 1941 года. Можно скаазть, мечта Пенежко - "Рейнметалл" в бою. На самом деле просто ретушь

Иллюстрация из инструкции применения бутылок с зажигательной смесью, август 1941 года. Можно скаазть, мечта Пенежко — «Рейнметалл» в бою. На самом деле просто ретушь

Перед началом Великой Отечественной войны задача по уничтожению танков возлагалась, прежде всего, на противотанковую артиллерию. Почти сразу выяснилось, что теория эта ошибочная, поэтому срочно начались работы по противотанковым ружьям, а 7 июля 1941 года на вооружение Красной Армии приняли РПГ-40, разработанную в ГСКБ-30 под руководством М.И. Пузырева. Тогда же, 7 июля 1941 года, Сталин подписал постановление ГКо №43сс «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)». Согласно ему, с 10 июля запускалось производство бутылок с зажигательной смесью разработки НИИ-6. Ежедневно предполагалось выпускать по 120 тысяч таких бутылок. На самом деле бутылки с зажигательной смесью имелись в войсках еще до начала войны и применялись с первых ее дней, а в июле лишь поставили их производство на военные рельсы. Естественно, почти сразу возник вопрос и о том, как защитить собственные танки от бутылок. Помня о советско-финской войне, об этом всерьёз озаботились. Данными работами озадачили сразу несколько учреждений, включая и НИБТ Полигон. Об этом и поговорим.

Предложения по решению ситуации с защитой от бутылок с зажигательной смесью были разными

Предложения по решению ситуации с защитой от бутылок с зажигательной смесью были разными

Одним из учреждений, которому была поставлена подобная задача, стал Центральный Научно-Исследовательский Институт Противопожарной Обороны НКВД СССР (ныне НИИ Противопожарной Обороны). Проанализировав необходимые требования, 26 июля 1941 года ЦНИИПО НКВД выдало несколько предложений о решении вопроса. Среди предложений были и весьма экзотичные, например, переоборудование химического танка в пожарный. Впрочем, наиболее простым и эффективным способом было использование 5-литровых огнетушителей. Их предполагалось наполнять химической пеной, в танк помещалось 2-3 таких огнетушителя. Предполагалось использование дополнительных типов огнетушителей, а также новые типы огнестойкой краски. Для того, чтобы выявить наиболее эффективный вариант тушения горящих жидкостей, требовались специальные испытания.

Последствия попадания бутылки с жидкостью №1 НИИ-6 в лоб БТ-7

Последствия попадания бутылки с жидкостью №1 НИИ-6 в лоб БТ-7

Данный вопрос был рассмотрен на совещании, на котором присутствовал С.В. Кафтанов, уполномоченный ГКО по науке. На совещании решили срочно испытать различные варианты системы пожаротушения, сроком исполнения указывалось 15 августа 1941 года. В качестве исполнителя срочного задания был выбран НИБТ Полигон, где протестировали средства пожарной защиты ЦНИИПО НКВД и Академии Химзащиты Красной Армии. На роль жертв выбрали колесно-гусеничный танк БТ-7, а также корпус разведывательного танка-амфибии Т-40. Поджигали танки бутылками с жидкостью №1 разработки НИИ-6, а также бутылками с жидкостью КС, тушение начиналось спустя 20 секунд после начала возгорания. Жидкость №1 НИИ-6 использовалась на опытах с БТ-7, а КС — с Т-40. Разница в жидкостях была не случайной: ЦНИИПО НКВД и Академии Химзащиты Красной Армии предлагали различные способы тушения огнесмесей двух типов. Отличалась и тара, в которой находились средства пожаротушения.

Тушение тетрахлорным огнетушителем

Тушение тетрахлорным огнетушителем

Сначала тушение производилось на БТ-7, для чистоты эксперимента танк поджигали при работающем двигателе. На тушение лобовой части танка при помощи третрахлорного огнетушителя специальной конструкции емкостью 2,5 литра понадобилось 45 секунд. Тушили через башенный люк и пистолетный порт, понадобилось 50% объема огнетушителя. 40 секунд потребовалось на использование 4-литрового огнетушителя «Богатырь» со специальной химической смесью. Оператор находился вне танка, огнетушитель использовали полностью. Следующим номером стало метание бутылок ёмкостью 0,5 литра, снаряженных тетрахлором, возгорание ликвидировали за те же 40 секунд. Наконец, победителем стали колбы того же объема и с тем же наполнением, которые разработали в Академии Химзащиты Красной Армии. Они потушили танк за 30 секунд, кидали их тоже через башенный люк.

Метание колб с тетрахлором

Метание колб с тетрахлором

Колбы лучше всего сработали и на втором этапе испытаний. Теперь бутылку с зажигательной смесью №1 НИИ-6 кидали на надмоторную плиту БТ-7. Кинув 2 колбы, пожар удалось потушить за 15 секунд, огонь даже не успел попасть в моторное отделение. Гораздо хуже сработали связки штатного углекислотного огнетушителя, которым тушили огонь изнутри, и испытуемых огнетушителей, которыми работали снаружи. При использовании аукислотного огнетушителя полностью пожар потушили за 75 секунд, при этом огнесмесь попала внутрь корпуса и мотор заглох. При использовании тетрахлорного огнетушителя понадобилось чуть больше времени — 80 секунд, двигатель снова заглох от попавшей внутрь горящей жидкости.

Тушение пожара на надмоторной плите

Тушение пожара на надмоторной плите

Хуже дела обстояли при тушении корпуса Т-40, в который кидали жидкость КС. Быстрее всего, за 70 секунд, справился огнетушитель богатырь, но позже пламя снова появилось. Для того, чтобы потушить танк водным раствором медного купороса, понадобилось 135 секунд и 8 бутылок. Впрочем, позже жидкость, разработанная Н. В.Кошкиным, вновь начинала гореть, причиной тому был белый фосфор, входящий в ее состав. Те же 135 секунд и 5 бутылок понадобились при тушении корпуса раствором хлорного железа. 6 бутылок и 115 секунд понадобились на тушение при помощи раствора хлористого кальция. Наконец, 100 секунд и 4 бутылки понадобилось при тушении вязкой жидкости КС при помощи бентонита. Слово «потушить» не совсем корректно в данном случае, даже пролитый 3 раза из шланга водой белый фосфор продолжал гореть еще сутки. Видимо, на НИБТ Полигоне догадывались, чем это кончится, потому и выделили корпус, а не танк. БТ-7 от КС просто сгорел бы.

Сложнее всего дела обстояли с тушением жидкостью КС

Сложнее всего дела обстояли с тушением жидкостью КС

По результатам испытаний лучшим средством борьбы с жидкостью №1 НИИ-6 признали третрахлор, но вместо колб требовались тонкостенные бутылки, либо аналогичная тара. Против жидкости КС лучше всего работал водный раствор медного купороса, но с нюансами. Комиссия признала, что ни дно из средств не является универсальным. Далее в ГАБТУ КА предполагали отработать укладку огнетушителей и бутылок в танках, после чего решался вопрос об их запуске в серию. Но дело было уже в сентябре, я далее стало совсем не до этих самых средств. Тем более что больше от «бутылочной артиллерии» страдали не советские, а немецкие танки. В результате средства защиты от бутылок с зажигательной смесью пополнили печальный список приспособлений, которые оказались не у дел в виду начала войны. Стало банально не до них.

Список источников:

      1. РГВА
      2. ЦАМО РФ
      3. Архив автора

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/tank-gorel-ego-tushili-6103db5e5fdf8305ffa3bbfd

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить