Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

1
0

 

САУ Ferdinand в перечне немецких самоходных артиллерийских установок периода Второй мировой войны стоит особняком. По ряду показателей, включая вооружение и броневую защиту, эта машина является выдающейся. Но выпущено этих САУ было сравнительно немного. Впрочем, были и другие немецкие истребители танков, вооружённые такой же противотанковой пушкой 8.8. cm Pak 43. И построили их немцы гораздо больше. Речь идёт о 8.8 cm PaK 43/1 auf Geschützwagen III/IV (Sf), более известной как Hornisse (немецк. «шершень»), или Nashorn («носорог»). К слову, очень часто как раз эту САУ путали с Ferdinand, что вполне объяснимо: по размерам Nashorn тоже был совсем не маленькой машиной.

Механизация тяжёлого вооружения

Вопросом механизации тяжёлой артиллерии немецкие военные озаботились ещё в конце 30-х годов. Тогда речь шла о создании «самоходных лафетов» для перевозки тяжёлых орудий, целью для которых должны были стать оборонительные сооружения. Для таких машин часто использовалось обозначение Betonknacker, «истребитель ДОТов». Разработкой подобных установок занимались две компании — Krupp и Rheinmetall-Borsig. Поначалу серьёзных успехов на этом поприще немцам достичь не удалось. Ни Pz.Sfl.IVa, ни Pz.Slf.V в крупную серию так и не пошли. Машины получили очень мощные орудийные системы, но платой стала низкая подвижность. Да и вместо вражеских укреплений основными целями для подобных машин оказались вражеские тяжёлые танки.

Новый всплеск интереса к теме «самоходных лафетов» появился в начале 1942 года в связи с развитием немецкой противотанковой артиллерии. Увеличение её калибра и огневой мощи влекло за собой рост размеров и, что ещё хуже, боевой массы. В то же время подвижность для противотанковой артиллерии являлась очень важным параметром. Если 3.7 cm Pak спокойно можно было таскать по полю расчётом из пары-тройки человек, то даже 5 cm Pak 38 требовала гораздо больше усилий. Для облегчения перевозки силами расчёта у этой противотанковой системы появилось специальное колёсико. Весной 1942 года началась эксплуатация 7,5 cm Pak 40. Это орудие позволило достаточно уверенно бороться с советскими тяжёлыми танками, но весило около полутора тонн. Штатный расчёт из 8 человек перетаскивал эту пушку по полю с трудом.

И это был далеко не предел. В июне 1942 года военные заговорили о том, что вермахту не повредила бы противотанковая пушка калибра 88 мм с лучшими характеристиками пробития, чем у зенитной пушки Flak 18. Первым таким орудием стала 8.8 cm Flak 41, разработанная Rheinmetall-Borsig. Выдающиеся характеристики пробития этой пушки сочетались с боевой массой 8 тонн.

Концерн Krupp предложил свой вариант — 8.8 cm Pak 43. Это орудие предназначалось лишь для ведения огня по наземным целям, и его боевая масса оказалась значительно ниже. Впрочем, она всё равно оказалась не маленькой — 3650 кг в боевом и 4750 кг в транспортном положении. При этом для ведения огня орудие требовалось сначала снять с колёсного хода и разложить в боевое положение. Вариант на лафете 10 cm Leichte Kanone 41, получивший обозначение 8.8 cm Pak 43/41, получился менее тяжёлым. Но и орудие массой 4350 кг таскать по полю расчёт мог с огромным трудом. Брошенные расчётами пушки этого типа не являлись редкостью на полях сражений. Способствовал этому и дульный тормоз, благодаря ему первый же выстрел демаскировал позицию немецких противотанкистов.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Противотанковая пушка 8.8 cm Pak 43/41 во дворе завода Alkett. Самоходная установка на заднем плане позволяет оценить размер орудия

Понимание того, что такое противотанковое орудие будет иметь низкую подвижность на поле боя, пришло к немецкому командованию быстро. Но буксируемые системы были сравнительно дёшевы, что позволяло массово насыщать ими войска. Тем не менее на совещании 23–25 июля 1942 года, которое проводил рейхсминистр вооружений и боеприпасов Шпеер, был поднят вопрос о подходящем самоходном шасси. К тому моменту Rheinmetall-Borsig работал над самоходным лафетом, предназначенным для установки 149-мм гаубицы sFH 18. Вполне логично выглядела идея разработать вариацию этого же шасси для установки на нём 8.8 cm Pak 43.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Немецкая картинка военного времени наглядно показывает, для чего была создана САУ Hornisse

Правда, к тому моменту дизайн Pak 43 ещё не был окончательно утверждён, да и у Krupp имелись свои виды на то, как должна выглядеть самоходная установка подобного типа. Этим концерном был предложен переработанный вариант Pz.Sfl.IVc, шасси с весьма бурной и печальной судьбой. Поначалу его разрабатывали как истребитель ДОТ-ов, но до изготовления опытной машины дело не дошло. Перепроектированный вариант предполагал использование 8.8 cm Pak 43 с немного изменённым орудийным щитом. Работы над этим проектом дошли до стадии изготовления полноразмерного макета, но и он не был построен в металле. К тому моменту, когда макет построили, работы по шасси Rheinmetall-Borsig подходили к концу, да и Гитлер был настроен иметь одну базу для двух тяжёлых орудий.

Разработка истребителя танка на шасси s.Sfl. auf Pz.Kpfw.III/IV Fg.St., как оно первоначально называлось в документах, легла на Alkett. Это предприятие в Шпандау, пригороде Берлина, являлось подразделением Rheinmetall-Borsig. Стоит отметить, что достигнутый прогресс по шасси, упоминавшийся выше, относился к Geschützwagen für sFH 18/1. Планов строить опытный образец истребителя танков не было, поскольку база обеих машин была одинаковой.

При проектировании шасси за основу был взят средний танк Pz.Kpfw.IV. В финальном варианте шасси, известном как Geschützwagen III/IV, ведущие колёса и элементы трансмиссии брались от Pz.Kpfw.III. Это упрощало производство на Alkett, где собирали самоходные установки StuG 40. Для получения просторного боевого отделения, расположенного в кормовой части, двигатель и систему охлаждения пришлось сместить в центральную часть шасси, что сильно осложнило обслуживание моторного отделения. Для обеспечения притока воздуха по бортам появились большие воздухозаборники. Конструкция рубки и отделения управления также были позаимствованы у Geschützwagen für sFH 18/1. Изменять пришлось только передние листы рубки. Такой же, как у Geschützwagen für sFH 18/1, осталась и толщина брони.

Очень похожей оказалась и конструкция орудийной установки. Качающаяся часть 8.8 cm Pak 43 L/71 (данная версия получила обозначение Pak 43/1) ставилась на специальную тумбу. Спереди орудие прикрывалось массивной бронировкой. Поскольку орудие имело унитарное заряжание, экипаж уменьшился до 5 человек. Боекомплект составил 40 патронов. В машине находился пулемёт MG 34 и 2 пистолета-пулемёта MP 40, которые использовались для обороны от пехоты противника. Машина получилась на 2 тонны тяжелее Geschützwagen für sFH 18/1 — её боевая масса составила 24 тонны. Динамические характеристики ухудшились не сильно, но свою негативную роль увеличение массы сыграло позже.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Первый серийный образец Hornisse, февраль 1943 года

 

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Машина выпуска февраля-первой половины марта 1943 года. Воздухозаборники системы охлаждения тормозов ещё раннего типа

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Со второй половины марта машина получила воздухозаборники иной конструкции

В январе 1943 года шло бурное обсуждение планов производства новой самоходной установки. За это время появилось аж три варианта обозначения машины. В двух из них в индексе присутствовало слово Hornisse, то есть «шершень». Вариант 8.8 cm Panzerjäger 43/1 (L/71) Hornisse использовался в инструкциях по эксплуатации. Всего же за 1943 год машину обозначали семью названиями! Неудивительно, что чаще использовалось обозначение Hornisse. В конце января 1943 года самоходная установка получила сквозной индекс Sd.Kfz.164, хотя в металле машин этого типа всё ещё не существовало.

Alkett, не пожелавшая строить Geschützwagen für sFH 18/1, более известные как Hummel, от выпуска истребителя танков отказываться не стала. 22 января 1943 года в Дюссельдорфе был подписан контракт на изготовление 420 Hornisse. Первые машины планировалось сдать уже до конца января 1943 года, в марте завод должен был выйти на проектную мощность, строя по 30 машин в месяц. Дополнительный контракт на изготовление 150 Hornisse был подписан в тот же день с Deutsche Eisenwerke AG, Werk Stahlindustie. Первые 5 машин завод сдавал в мае 1943 года, а с июля 1943 и до марта 1944 года здесь планировалось строить по 15 штук. Общий объём выпуска САУ должен был составить 570 машин.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Глушители устанавливались на Hornisse вплоть до июня 1943 года. Экипажи от них были не в восторге

На практике первые 14 машин удалось сдать лишь в феврале. В планы пришлось вносить серьёзные коррективы. На совещании 6–7 февраля 1943 года Гитлер установил более высокий приоритет для Hummel, которые включались в состав батарей при танковых дивизиях. Что же касается Hornisse, то они отходили на второй план. Deutsche Eisenwerke AG, Werk Stahlindustie так и не выпустила ни одного Hornisse, полностью переключившись на производство Hummel. Alkett пришлось в одиночку выпускать истребитель танков. Темпы выпуска удавалось держать на высоком уровне: 30 САУ было изготовлено в марте, 41 в апреле, по 35 в мае и июне, 44 в июле. Это позволило с конца марта 1943 года начать формировать тяжёлые противотанковые дивизионы.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Так выглядели Nashorn основного выпуска. Более поздние переделки были минимальными

Различные изменения в конструкцию машин вносились ещё на старте производства. Самые первые Nashorn имели воздухозаборники охлаждения тормозов по типу Pz.Kpfw.III Ausf.F. Уже в марте их заменили на более развитые воздухозаборники. Всего за март было внесено не менее пяти различных переделок.

В апреле 1943 года, начиная с 51-й машины, вместо телескопического прицела ZF 3×8 стал ставиться перископический прицел Sfl.ZF.1a. В мае толщина орудийного щита увеличилась с 10 до 15 мм, тогда же с САУ убрали правую фару. Важным изменением стала переделка крепления орудия по-походному. Теперь его можно было отсоединить прямо с места механика-водителя, что было удобно в случае внезапного появления противника. Кроме того, в мае появилось своеобразное полукольцо за подвижной бронировкой системы. Как и Hummel, в июне 1943 года САУ Hornisse лишилась глушителя.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

В мае 1943 года фару на правом крыле убрали

В августе производство Hornisse сильно «просело». За этот месяц было сдано всего 16 машин, в сентябре 27. Ситуация выправилась в октябре, когда удалось сдать 42 машины. 23 и 26 ноября 1943 года завод Alkett подвергся массированной бомбардировке. Британскому Бомбардировочному командованию удалось нанести заводу очень серьёзный урон. Часть цехов была уничтожена. Производство удалось частично перенести на другую площадку, за ноябрь были построены 24 машины. В декабре было произведено 37 машин, на этом производство встало. Всего за 1943 год удалось сдать 345 машин данного типа.

Тяжёлая ситуация после бомбардировки завода привела к тому, что постепенно выпуск Hornisse в Шпандау сворачивался. Последние 25 самоходных установок данного типа сдали в феврале 1944 года. Таким образом, всего завод Alkett построил 370 таких САУ с серийными номерами шасси 310001–310370. Несмотря на все проблемы, недобор, по сравнению с первоначальным планом производства, составил всего 50 Hornisse.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Переделанное крепление орудия по-походному. Теперь его можно было отцепить, не выходя из машины

Производство истребителей танков Hornisse могло прекратиться и без английских бомбардировок. Опыт применения этих САУ летом-осенью 1943 года не внушил немецкому командованию особого оптимизма. У машины не было ни бронирования StuG 40, ни подвижности Pz.Sfl.IVc. Предполагалось, что вместо Hornisse будет выпускаться Jagdpanther. Но на этот раз здравый смысл победил: лучше иметь не самую лучшую противотанковую САУ, чем не иметь их совсем. Jagdpanther вплоть до осени 1944 года выпускалась в мизерных количествах, в итоге так и не став полноценной заменой для Hornisse.

В результате возникла здравая идея продолжить выпуск старых машин, тем более что резервная площадка для этого имелась. Ещё 22 мая 1943 года с Deutsche Eisenwerke AG, Werk Stahlindustie был подписан контракт SS 210-8911/43 на выпуск 2064 машин на шасси GW III/IV. Производство Hornisse переносилось на мощности Werk Teplitz-Schönau в чешском Теплице. Первые 25 орудий прибыли туда в феврале 1944 года, но реально производство началось в апреле, когда было сдано 20 машин.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Боевое отделение во всей красе. На месте убранного глушителя появились крепления для запасных опорных катков

Предполагалось, что в Теплице построят всего 100 таких машин, и поставки завершатся в июне 1944 года. К этому времени ожидались массовые поставки Jagdpanther, да и выпуск Hornisse отъедал ресурсы для постройки необходимых вермахту Hummel. Тем не менее за 1944 год Werk Teplitz-Schönau построил 108 машин. 6 июня 1944 года 6-й отдел Департамента вооружений использовал в их отношении обозначение Nashorn, то есть «носорог». Оно использовалось и раньше, но на сей раз было утверждено официально. Правда, иногда в документах она по-прежнему обозначалась как Hornisse. Индекс машины менялся ещё пару раз, но обозначение Nashorn прижилось окончательно. Оно часто использовалось в переписке.

Остановленное в декабре производство Nashorn возобновилось с января 1945 года. Всего до марта 1945 года было построено ещё 16 машин. В марте 1945 года предполагалось, что из 430 шасси G.W.III/IV 180 пойдёт на выпуск Nashorn. Планы эти, впрочем, так и не были реализованы, в том же месяце выпуск всех САУ на заводе Werk Teplitz-Schönau прекратился. Всего здесь выпустили 124 Nashorn с серийными номерами в диапазоне 310371–310500. Стоит отметить, что, в отличие от Hummel, ни переделанной рубки отделения управления, ни изменённых воздухозаборников на истребителях танков так и не появилось.

Много пушки и машины, мало подвижности и брони

Приготовления к боевому применению новых истребителей танков начались ещё до того, как первый образец Hornisse был построен. 30 января 1943 года был утверждён штат K.St.N 1148b для батареи истребителей танков Hornisse. Первоначально батарея должна была иметь 10 машин, из которых 6 входило в состав 3 взводов, 3 оставались в резерве, а десятая машина, оснащённая радиостанциями FuG 8 и FuG 5, была командирской. 25 марта 1943 года было принято решение свести 3 батареи в 560-й тяжёлый дивизион истребителей танков Hornisse (s.Pz.Jg.Abt 560). 1 апреля был утверждён новый вариант K.St.N 1148b, согласно которому в батарею входило уже по 14 машин. Теперь командирских машин было две, а в каждом взводе насчитывалось по 4 Hornisse. В дивизион по штату K.St.N. 1155b, утверждённому 30 марта 1943 года, входили 3 таких батареи, плюс 3 Hornisse имелись в штабе дивизиона. Таким образом, всего дивизион s.Pz.Jg.Abt. Hornisse должен был насчитывать 45 истребителей танков.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Трофейный Hornisse выпуска весны 1943 года на НИБТ Полигоне, 1944 год

Достаточно высокий темп производства Hornisse позволил 14 апреля 1943 года начать формирование второго дивизиона — s.Pz.Jg.Abt 655. 25 апреля началось формирование третьего дивизиона, получившего обозначение s.Pz.Jg.Abt 525. Полной боеготовности 560-й и 655-й дивизионы достигли в мае 1943 года. В июле 1943 года в ходе операции «Цитадель» эти дивизионы впервые использовали Hornisse на поле боя. Тогда же советские военнослужащие впервые спутали их с тяжёлыми истребителями танков Ferdinand. В частности, в генштабовской книге 1944 года, посвящённой Курской битве, упоминаются два дивизиона Ferninand, действовавших на южном фасе Курской дуги. На самом деле это были Hornisse. Спутать их не так уж и сложно: вооружение одинаковое, да и силуэт у установок с кормовым расположением боевого отделения достаточно похож.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Интересно, что у этой машины ведущие колёса от раннего Pz.Kpfw.III

Несомненным плюсом САУ являлось очень мощное и точное вооружение, под которое, собственно, Hornisse и создавалась. Расчётам удавалось успешно поражать цели на дистанции в 2-3 километра. А вот шасси установок преподнесли неприятные сюрпризы ещё в момент обучения. В ходе тренировок дивизиона s.Pz.Jg.Abt 560 на 5 машинах пришлось менять двигатели, пострадавшие от перегрева. Одной из причин этого были проблемы с тахометрами. На 4 машинах возникли проблемы с различными элементами трансмиссии. Нарекания вызвала выхлопная труба, установленная прямо под люками доступа в боевое отделение. Выхлопные газы нагревали патроны в снарядной укладке, что могло привести к беде. Также возникли проблемы с прицелами, что и стало причиной их замены на Sfl.ZF.1a, о которой упоминалось выше.

Масса проблем выявилась и после отправления установок на фронт. Перегрев двигателей никуда не делся, что, с учётом увеличения боевой массы по сравнению с Hummel, не удивительно. Имели место проблемы с прицелами, возникавшие при движении САУ. К ним прибавились неполадки с механизмами наведения орудий. Требовался новый механизм крепления орудий по-походному. Ещё до ввода в бой дивизион понёс первые потери: один Hornisse подорвался на мине, заложенной партизанами, а 21 июня ещё 7 повредила советская авиация.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Задние брызговики и подножки над глушителем — полевая модификация

Результаты боевого применения оказались весьма неоднозначными. С одной стороны, батареи рапортовали о десятках уничтоженных советских танков. С учётом того, что боестолкновения происходили на дальних дистанциях, реальные итоги боёв вполне могут соответствовать написанному. Другое дело, что к 31 августа 1943 года в s.Pz.Jg.Abt. 560 осталась 31 САУ Hornisse, из них лишь 18 находились в строю. В s.Pz.Jg.Abt. 655 к тому же времени осталось 40 машин, из них в рабочем состоянии — 26.

В ходе боевых действий машины преследовали мелкие неисправности. Успех им сопутствовал в том случае, если машины находились в обороне, желательно на заранее подготовленных позициях. Ситуация менялась, когда немецкая пехота использовала машины как штурмовые. Да-да, не только в Красной армии считали, что любая бронированная повозка с пушкой является средством непосредственной поддержки пехоты. Немецкая пехота тоже часто занималась привлечением САУ к не свойственным им задачам. И в таких случаях на поверхность вылезали две серьёзные проблемы. Первая заключалась в размерах. При ширине и высоте под 3 метра Hornisse являлась отличной мишенью. Вторая проблема состояла в том, что эта мишень в лобовой проекции защищалась максимум 30-ю мм брони.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Машина выпуска осени 1943 года. На траках видны дополнительные грунтозацепы

В августе-сентябре 1943 года было сформировано ещё два дивизиона — 93-й и 519-й. В декабре 1943 года к ним присоединился s.Pz.Jg.Abt. 88. Он стал последним, получившим полагающиеся по штату 45 машин. Таким образом, всего удалось сформировать 6 дивизионов, полностью укомплектованных Hornisse. Ещё 12 машин попало в батарею 664-го дивизиона истребителей танков, имевшего на вооружении буксируемые пушки Pak 43.

Уже в ноябре 1943 года немецкое командование стало задумываться о замене. Опыт боёв показал, что при таком крупном силуэте и отсутствии противоснарядной брони шансов в бою на средних и ближних дистанциях у Hornisse немного. К 30 декабря 1944 года из 478 выпущенных на тот момент машин у вермахта осталось 165, из них 130 в строю.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Экипажи этих машин явно не поскупились, навешивая на САУ запасные траки

По мере поступления в войска истребителей танков Jagdpanther и Jagdpanzer IV ими заменяли Hornisse. К концу 1944 года только s.Pz.Jg.Abt. 88 и s.Pz.Jg.Abt. 525 оставались полностью укомплектованными этими машинами. Сама концепция такой машины, как Hornisse, оказалась ошибочной. Как «повозка для пушки» она получилась чересчур дорогой, большой и тяжёлой. Лучше могло показать себя что-то более лёгкое и простое, желательно с возможностью демонтажа орудия. Именно так появилась концепция Waffenträger. Правда, шасси Pz.Kpfw.IV для этих целей всё равно не подошло, как и GW III/IV. В феврале 1944 года от использования этих баз в качестве шасси для Waffenträger немцы отказались.

Юрий Пашолок. Противотанковый «Шершень», он же «Носорог»

Загрузка дополнительного боекомплекта. На САУ с орудиями крупного калибра дефицит снарядов являлся едва ли не нормой, причём как у немецкой, так и у советской сторон

До наших дней в комплектном состоянии сохранилось всего два экземпляра Hornisse/Nashorn. Первый, с серийным номером 310030, был изготовлен в марте 1943 года. На нём уже есть некоторые переделки первой волны, включая новые воздухозаборники системы охлаждения тормозов. Уже после войны она лишилась выхлопной трубы. Эта машина была захвачена на Курской дуге, сейчас её можно увидеть в новой экспозиции парка «Патриот». Вторая машина, более позднего выпуска, долгое время находилась на площадке возле Абердинского полигона в штате Мэриленд, США. В настоящее время её перевезли в депо Эннистон, для посетителей она не доступна.

Наконец, в наше время в Нидерландах идёт восстановление третьей машины с серийным номером 30063. САУ собирают буквально из кусков. В ней будут использованы не родные агрегаты моторно-трансмиссионной группы, но экстерьер воссоздаётся максимально аутентичным.


Источник – https://warspot.ru/11021-protivotankovyy-shershen-on-zhe-nosorog

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
vitaliy.kredstar72NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

redstar72

++++++++++++ 

++++++++++++ yes

vitaliy .k

А 7,5 cm KwK42 «пантериное»
А 7,5 cm KwK42 «пантериное» поставить не енто шасси видать не судьба…?!?!?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить