19
7
Юрий Пашолок. Промежуточный танк

Юрий Пашолок. Промежуточный танк

Еще одна интересная статья уважаемого Юрия Пашолока.

Содержание:

18 июля 1944 года было подписано постановление ГКО №6209с «Об организации производства средних танков Т-44 на заводах №75 и №264 Наркомата танковой промышленности». Тем самым Сталин дал отмашку запуску производства сменщика Т-34. Вместе с тем полноценной заменой Т-34-85 эта машина так и не стала. Выпускалась она на заводе, фактически являвшемся резервным, а объёмы производства, по сравнению с тем же Т-34-85, были весьма скромными. 1823 танка — это очень немало, но даже в 1946 году выпустили 2701 Т-34-85. Т-44 прочувствовал на себе все проблемы революционной машины. Впрочем, эксплуатация этого танка оказалась довольно долгой, и ему даже довелось немного повоевать.

Художественное допиливание

Как и в случае со многими танками, принятыми в военный период, Т-44 перед запуском в серию ещё требовал массы доработок и в текущем виде не устраивал военных. Второй вариант Т-44 имел слишком слабую броневую защиту, да и испытаний на НИБТ Полигоне он не выдержал. Одним словом, на вооружение танк принимался авансом. Более того, ещё в конце мая 1944 года ГБТУ подготовило тактико-технические требования на «средний танк», в которых был чётко виден Т-44 по версии Главного Бронетанкового Управления. Боевая масса оценивалась в 32 т, толщина верхней лобовой плиты корпуса составляла 90 мм, а башни — до 115 мм.

Корпус первого образца Т-44А, завод №183, июль 1944 года

Корпус первого образца Т-44А, завод №183, июль 1944 года

О том, что Т-44 следует переделывать, в КБ-520 завода №183 знали уже к концу июня 1944 года. Под руководством А.А. Морозова начались работы над машиной, получившей обозначение Т-44А. Согласно отчёту по опытным работам завода №183 за первую половину июля 1944 года, 13 числа был готов корпус улучшенного танка. Практически с самого начала в конструкцию Т-44А стали вносить изменения. Например, сначала балансиры планировали сделать цельнолитыми, но ввиду брака их пришлось делать сборными, как на Т-34-85. Кроме того, на опытном корпусе несколько отошли от изначальных толщин брони. По проекту толщина верхнего и нижнего лобового листов составляла 85 мм, но на опытной машине толщину увеличили до 90 мм. Борта, которые теперь были не переменной толщины, по проекту ослабили до 70 мм, но реально их толщина выросла до 75 мм. Листы крыши должны были иметь толщину 13 мм, но поставили листы толщиной 15 мм.

Кормовая часть корпуса пока прямая

Кормовая часть корпуса пока прямая

По сравнению с предыдущими вариантами корпус Т-44А отличался не только бортами и усиленной броневой защитой лба. Носовая часть танка также изменилась. Прекратив эксперименты с будкой (рубкой) механика-водителя, которая только мешала, КБ-520 подняло высоту отделения управления на уровень крыши моторного отделения. В результате уже никаких будок не требовалось. Общая высота корпуса составила чуть менее метра — конечно, за счёт этого общая высота машины чуть выросла, поскольку башня «приподнялась» вместе с отделением управления, но игра стоила свеч. Вместо будки механик-водитель получил смотровую щель в лобовой части корпуса, прикрытую изнутри стеклоблоком. Таким образом, стойкость лобовой детали заметно повысилась, а внутри отделения управления появилось достаточно места по высоте. Механик-водитель получил люк со створкой, которая поднималась вверх и вбок. При создании нового люка конструкторы ориентировались на люк Pz.Kpfw.Panther, хотя общий с ним только принцип открытия. В передней, не открывающейся части люка появился смотровой прибор MK-IV, который вращался вместе с люком. Это существенно улучшало обзор. За счёт открытия створки люка вверх и вбок механик-водитель мог ехать в походном положении, высунувшись из люка.

Прорабатывавшийся проект Т-44-А со 100-мм пушкой. Нередко он указывается как Т-44В, но это неверно. Интересен он тем, что видна ещё старая конфигурация кормы корпуса, верхний лобовой лист без смотровой щели. Заодно видна проектная башня с литым лбом и катаными стенками

Прорабатывавшийся проект Т-44-А со 100-мм пушкой. Нередко он указывается как Т-44В, но это неверно. Интересен он тем, что видна ещё старая конфигурация кормы корпуса, верхний лобовой лист без смотровой щели. Заодно видна проектная башня с литым лбом и катаными стенками

Массу изменений внесли не только в конструкцию носовой части корпуса, но и в шасси в целом. Ведущие колёса, по типу Т-34-85, сделали уменьшенного диаметра (530 мм), а количество роликов сократили до пяти. Балансиры укоротили почти вдвое, а их кронштейны оказались внутри корпуса. Диаметр опорных катков вернулся к значениям Т-34, то есть к диаметру 830 мм. Изменилось размещение радиаторов, переделали бортовые передачи. Уже после постройки корпуса в его конструкцию внесли изменения. Изначально кормовая деталь корпуса была прямой, позже к ней «пристыковали» кусок, состоявший из двух листов — это несколько улучшило работу системы охлаждения. Впрочем, на опытной машине это была «фальшивая» корма, то есть к имеющейся детали приварили добавку. В очередной раз была пересмотрена укладка, благодаря чему число патронов к 85-мм орудию ЗИС-С-53 выросло до 58 штук. Интересно, что изначально башню планировали сделать иной конструкции. Её носовая деталь делалась литой, толщиной 115 мм, а борта и корма — катаными, толщиной 90 мм. Таким образом, КБ-520 планировало вновь вернуться к концепции сварной башни, которая прорабатывалась для исходного проекта Т-44. Впрочем, этот вариант башни так и не был реализован.

Переработанная установка радиатора. Также виден дополнительный «хвостик», который пристыковали к корпусу до окончательной сборки

Переработанная установка радиатора. Также виден дополнительный «хвостик», который пристыковали к корпусу до окончательной сборки

Сборка танка началась 14 июля, а 25 числа на него установили ходовую часть. Помимо переделки балансиров, иначе оказалась распределена нагрузка на катки, благодаря чему сильного перевеса кормы удалось избежать. Т-44А получил наконец двигатель В-44, которого ждали от завода №75 целых полгода. Правда, ввиду ряда неувязок по чертежам корпуса, сборка несколько затянулась. Также в ходе испытаний прокруткой обнаружился ряд дефектов вроде течи масла и повышенного нагрева привода вентилятора. Боевая масса танка составила 30,7 т, то есть усиление защиты на сей раз не означало роста боевой массы — она оказалась даже ниже второго опытного Т-44. Кстати, башню позаимствовали как раз со второго варианта Т-44, оборудовав её приспособлением для целеуказания и электроприводом ВЭИ с дублирующей рукояткой у командира танка.

Опытный образец Т-44А, август 1944 года

Опытный образец Т-44А, август 1944 года

Испытания уже третьего по счёту варианта Т-44 начались 18 августа 1944 года. До того машина прошла 376 км на заводских испытаниях. Далее танк преодолел (к 9 сентября) ещё 1033 км. Это было ещё не всё: дополнительно машина прошла ещё 597 добавочных километров — таким образом, общий километраж составил 2006 км. Требования по дополнительным ходовым испытаниям исходило от маршала Федоренко. При этом танк проходил испытания в Нижнем Тагиле, а Федоренко в письме от 2 сентября 1944 года настаивал на дополнительных испытаниях на НИБТ Полигоне в Кубинке.

Несмотря на улучшение броневой защиты, танк стал чуть легче предшественника

Несмотря на улучшение броневой защиты, танк стал чуть легче предшественника

В ходе начального периода испытаний средняя скорость по просёлку составила 25,5 км/ч, а по булыжному шоссе — 36,6 км/ч. Общий вердикт комиссии относительно испытаний был положительный, танк утверждали к серийному производству. Вместе с тем, имелся целый букет недостатков, некоторые из которых являлись «традиционными». Это износ бандажей опорных катков, износ втулок кронштейнов балансиров опорных катков, проблемы с бортовыми фрикционами. Всего различных неполадок и указаний по улучшению набралось 30 пунктов.

Заметно, что кормовая оконечность корпуса является добавкой, а не единой частью конструкции машины

Заметно, что кормовая оконечность корпуса является добавкой, а не единой частью конструкции машины

По итогам испытаний 23 сентября 1944 года вышел приказ №573с по НКТП. Согласно приказу, КБ-520 требовалось внести улучшения в конструкцию Т-44А. Одновременно подключался и завод №75, которому предстояло выпускать данную машину. Для увязывания работ в Нижнем Тагиле и Харькове на завод №75 направлялся за главного конструктора КБ-520 Н.А. Кучеренко. Завод №183 нагружали разработкой документации по танку, включая инструкцию по эксплуатации. К приказу шло приложение, в котором имелся список из 20 пунктов по улучшению — они касались, в том числе, улучшения работы механика-водителя. Несмотря на всё это, работы по машине уже находились на финишной прямой. 23 ноября Сталин подписал постановление ГКО №6997сс «О принятии на вооружение танков Т-44 и обеспечении производства их дизель-моторами В-44». Таким образом, сменщик Т-34, наконец, пошёл в серию. Что же касается опытного образца Т-44А, то его после ремонта отправили на завод №75.

вернуться к меню ↑

На старом новом месте

Впервые вопрос серийного производства Т-44 был поднят ещё в феврале 1944 года, когда только построили первые опытные образцы. 29 февраля Малышев по указанию Сталина подготовил проект постановления ГКО «Об организации производства средних танков Т-44 на заводе №183 Наркомтанкопрома». Согласно постановлению, первые 25 танков нового типа выпускались на заводе №183 в мае 1944 года, в июне их число вырастало до 50, в июле — до 150, в августе — до 300, в сентябре — до 500, в октябре — до 650 штук. Выпуск Т-34-85 при этом постепенно сокращался, а с сентября 1944 года прекращался полностью. Впрочем, ввиду выявившихся проблем с испытаниями опытных Т-44 постановление так и не было подписано. Сам завод №183 неоднократно выступал за организацию выпуска Т-44 на своих мощностях, но этого так и не случилось.

Проекты постановления ГКО о выпуске Т-44 на заводе №183, Коломенском заводе и СТЗ. Завод №75 стал четвёртой и последней из прорабатывавшихся площадок для выпуска нового танка

Проекты постановления ГКО о выпуске Т-44 на заводе №183, Коломенском заводе и СТЗ. Завод №75 стал четвёртой и последней из прорабатывавшихся площадок для выпуска нового танка

Снова вопрос о выпуске Т-44 был поднят в апреле 1944 года. На сей раз завод №183 уже не упоминался. В НКТП разумно предположили, что загружать основного производителя Т-34-85 ещё и новым танком является рискованной идеей. Т-34-85 были нужны как воздух, а Т-44 следовало ещё доводить до кондиции. По этой причине Малышев представил 8 апреля 1944 года два варианта проекта постановления ГКО. Варианты отличались местом выпуска танков. Первый вариант предполагал, что на Коломенском заводе НКТМ будет создана новая производственная площадка. В Коломне организовывалось производство бронекорпусов, ходовой части, а также непосредственная сборка. Проблема состояла в том, что ради выпуска танков в Коломне требовалось пожертвовать сразу двумя заводами, выпускавшими лёгкие самоходные артиллерийские установки СУ-76М. Во-первых, в Коломну из Кирова возвращался завод №38, чьи производственные возможности позволяли сравнительно быстро довести выпуск Т-44 до 300 штук в месяц. Во-вторых, на заводе №40 в Мытищах планировалось организовать выпуск элементов трансмиссии Т-44.

Опытный цех 500 бывшего завода №183 после освобождения Харькова

Опытный цех 500 бывшего завода №183 после освобождения Харькова

Альтернативным вариантом являлось возрождение танкового производства на Сталинградском тракторном заводе. Сильно разрушенное предприятие требовалось ещё восстановить, так что больше 175 танков за 1944 год СТЗ сдать не мог. К тому же, на СТЗ планировалось восстанавливать выпуск тракторов, который в случае с запуском производства Т-44 переносился на конец 1945 года. Смежником по выпуску корпусов становился завод №264, где также было необходимо восстанавливать корпусное производство. Впрочем, завод №264 вскоре всё равно привлекли к производству рубок по ИСУ-152, так что отчасти данный вопрос отпал. В целом же Малышев выступал за организацию выпуска Т-44 в Коломне. Первые 25 танков там планировалось сдать в июле 1944 года, постепенно, к декабрю 1944 года, доведя ежемесячный выпуск до 300 штук. Впрочем, и этот вариант также не устроил руководство. Выбирать приходилось из плохого и ещё худшего вариантов: в одном случае весь выпуск лёгких САУ ложился на ГАЗ, а с учётом торпедирования заводским руководством новых разработок после войны СССР остался бы вовсе без разработчиков лёгких самоходок. В случае же с СТЗ требовалось возродить танковый завод почти с нуля.

Завод №75 к лету 1945 года

Завод №75 к лету 1945 года

Летом 1944 года появилась третья альтернатива. После освобождения Харькова 23 августа 1943 года на территории, которую ранее занимали заводы №183 и №75, начались работы по организации ремонта танков. Поскольку завод №183 никто не собирался перевозить обратно, уже в начале 1944 года полуразрушенный завод получил обозначение «Завод №75 НКТП». 6 февраля 1944 года вышло постановление ГКО №5122сс, согласно которому на заводе №75 организовывался выпуск артиллерийских тягачей АТ-45. Базировался он на переделанном шасси Т-34, а для организации выпуска требовалось провести работы по хотя бы частичному восстановлению завода. Немаловажный момент: АТ-45 имел торсионную подвеску, как и Т-44. Несмотря на то, что к началу лета 1944 года завод №75 ещё находился в полуразрушенном состоянии, проведённая подготовительная работа сделала его оптимальной площадкой для организации производства Т-44.

Сборка корпусов Т-44, лето 1945 года

Сборка корпусов Т-44, лето 1945 года

Подписанное 18 июля 1944 года постановление ГКО № 6209с стало компромиссным решением. От первого варианта предложения Малышева взяли идею переноса на другую площадку производственных мощностей завода №38, а от второго — организацию корпусного производства на заводе №264. Впрочем, корпусное производство также затрагивало Мариупольский завод им. Ильича, основного смежника завода №183 до эвакуации. В Мариуполе выпускали башни для Т-44. Отчасти затронул Т-44 и СТЗ — здесь организовали выпуск двигателей В-44. Ради Т-44 было решено пожертвовать заводом №38, причём некоторые исследователи недооценивают ущерб, который понесло советское танкостроение. В Кирове находился центр разработки лёгких САУ, в результате Красная, а затем и Советская армия недосчиталась целого ряда боевых машин. Некоторые направления удалось восстановить только к середине 50-х годов. В 40-е годы об этом не думали, так как запуск в серию среднего танка нового поколения находился в большем приоритете.

Установка орудия ЗИС-С-53 в башню

Установка орудия ЗИС-С-53 в башню

Для помощи в организации выпуска Т-44А (некоторое время в переписке использовался этот индекс, а позже буква А исчезла) привлекли как завод №183, так и двигательное производство ЧКЗ. К декабрю 1944 года на заводе №75 полностью решили вопрос с энергоснабжением, хотя перебои энергии случались с незавидной периодичностью. Также теоретически решили вопросы с металлургической базой и корпусным производством. Вместе с тем, качество изготовления корпусов было очень низким. Известно, что завод поминал недобрым словом КБ-520 за плохо отработанную техническую документацию. На новом месте КБ завода №75 возглавил М.Н. Щукин. Бывшему главному конструктору завода №38 было не впервой менять область работы: до войны Михаил Николаевич проектировал паровозы, а с 1941 года пришлось заняться сначала танками, а затем самоходками. Теперь же ему предстояло заниматься Т-44. За короткий срок документацию по танку переделали, причём корпус и ходовую часть подвергли серьёзной переделке. Также возникли проблемы с механосборочными цехами — оборудование для них поступило, но не хватало инструмента, а, главное, квалифицированных кадров. Всё это самым прямым образом повлияло на судьбу Т-44.

Т-44 выпуска января 1945 года на НИБТ Полигоне. По «наследству» от завода №38 серийный номер танка получил приставку «Л»

Т-44 выпуска января 1945 года на НИБТ Полигоне. По «наследству» от завода №38 серийный номер танка получил приставку «Л»

Первые 5 серийных Т-44 (при плане в 25 танков) были сданы до конца ноября 1944 года. Впрочем, в НКТП не строили иллюзий относительно качества этих танков. Зная проблемы, которые переживал завод №75, там практически сразу назвали эти машины учебно-боевыми. В ГБТУ КА всё же настояли на испытаниях одного из танков для проверки устранения дефектов, выявленных на первом образце Т-44А. Выбор пал на машину с серийным номером 411004. К 20 декабря танк прошёл 148 км, преодолев дистанцию, состоявшую, в основном, из просёлочных дорог, со средней скоростью 26,58 км/ч. За это время на трёх опорных катках сорвало резиновые бандажи, один правый каток перекосило, треснул трак правой гусеничной ленты. После пробега в 682 км количество различных типов дефектов выросло до пятнадцати.

На 276-м километре испытаний сломался двигатель производства СТЗ

На 276-м километре испытаний сломался двигатель производства СТЗ

15 декабря на заводе №75 состоялось техническое совещание, на котором решили изготовлять 25 танков с массой отступлений от чертежей и технических условий. При этом КБ завода №75 требовалось в течение месяца провести переработку чертежей. Уже первые машины имели ряд отличий от опытного Т-44А. Днище танка, например, теперь состояло не из трёх, а из десяти листов, отличался способ соединения листов корпуса. При этом мариупольские башни, как и в случае с первыми башнями для ИС-2, сделанными там, имели проблемы с толщинами. Местами толщина оказалась больше на 30 мм, а это означало и повышение массы башни. Из-за ошибки в чертежах отмечалось упирание люка механика-водителя в лобовую часть башни. Общее число отступлений составило 33 пункта. Самая главная проблема заключалась в том, что на танках выпуска декабря 1944 года было ничуть не меньше дефектов , да и выпуск их оказался очень скромным — 20 вместо планировавшихся 75. Машины выпуска 1944 года обошлись в 235 000 рублей за штуку, что было ненамного дороже Т-34-85.

Данный танк с серийным номером Л41252 выпустили в феврале 1945 года. С марта 1945 года система нумерации изменилась

Данный танк с серийным номером Л41252 выпустили в феврале 1945 года. С марта 1945 года система нумерации изменилась

Выявившиеся проблемы привели к существенному пересмотру плана по выпуску Т-44. Постановлением ГКО №7332 от 18 января 1945 года выпуск данных танков в январе составил 20 штук, за февраль — 35, и за март — 60. Впрочем, даже такой щадящий режим давался заводу №75 с большим трудом. По состоянию на 28 января ни одного танка ещё не было принято, их сдавали в ночь на 1 февраля. Качество изготовляемых танков оставалось всё ещё низким: отмечались поломки гитар, привода вентилятора, прогиб осей балансиров, врезание крайнего правого опорного катка в ведущее колесо и левого переднего опорного катка в ленивец. На заводе не сидели, сложа руки, с дефектами боролись, но поначалу дела обстояли очень плохо. Ещё худшая ситуация сложилась в феврале: вместо 35 танков к началу марта удалось сдать всего 20 штук, да и те имели целый букет дефектов. Это сильно тормозило сдачу машин в войска (точнее, в учебные части — столь сырую технику в боевые части никто бы направлять не стал). Военная приёмка на заводе отмечала плохую организацию работы, отсутствие отопления цехов (при сильных февральских морозах), плохую оснащённость инструментами. Вместе с тем, имелись и тенденции по выполнению мартовского плана. Также улучшилась ситуация с надёжностью гитар (их конструкцию модернизировали силами КБ завода №75), хотя качество Т-44 всё равно оставалось низким.

Эта же машина, вид с кормы

Эта же машина, вид с кормы

3 марта 1945 года был издан приказ №178 по заводу №75. В нём резко подвергалась критике работа в цехах, а также прозвучало требование обеспечить их нормальную работу. Танки снова стали сдавать в самом конце месяца, но хотя бы не все скопом утром 1 апреля. Уже 30 марта завод сдал 40 танков, а остальные на следующий день. Ещё лучше ситуация стала складываться в апреле. По плану на 2-й квартал 1945 года в апреле сдавалось 65 танков, в мае — 75, а в июне — 85. К 10 апреля завод №75 сдал уже 10 танков, к 20 апреля их число выросло до 18, а на 29-е завод сдал 37 машин, то есть больше половины. Таким образом, уже к 1 мая требовалось сдать 28 машин, что завод и сделал. Качество машин было всё ещё низким, но военная приёмка уже наблюдала некоторое снижение количества дефектов.

Существенным тормозом сдачи апрельских машин являлись проблемы с торсионными валами. Приёмка отмечала, что завод смог сделать задел для дальнейшего выполнения майской программы. Уже в мае военная приёмка не ставила столь резко вопросы по качеству, хотя они, естественно, всё ещё возникали. Улучшение ситуации было видно и по темпам выпуска: к 10 мая завод сдал 11 танков, к 21 мая их число выросло до 33, по состоянию на 27 мая количество сданных Т-44 выросло до 60 штук, так что план в 75 танков выполнили без напряжения. В июне, даже несмотря на проблемы с подшипниками, сдача также шла равномерно. На 10 июня сдали 18 танков, по состоянию на 20 июня их уже была 51 штука, а к 30 июня завод №75 сдал 80 танков из планировавшихся 85.

По сравнению с опытным Т-44А в самые же первые серийные танки внесли массу изменений. Это касалось и способа сборки броневых листов

По сравнению с опытным Т-44А в самые же первые серийные танки внесли массу изменений. Это касалось и способа сборки броневых листов

Улучшившаяся ситуация с выпуском позволила постепенно поднимать планку производства Т-44. На июль завод №75 получил задание сдать 100 танков, за август — 120, и за сентябрь — 135. При этом цена выросла до 290 000 рублей (для сравнения, ИС-3 стоил в то же время 295 000). Причиной тому была высокая трудоёмкость танка. Июльскую программу завод сдал в полном объёме, но не без проблем. Выявились большие проблемы с коробками передач, а именно разрушение и заедание игольчатых подшипников шестерён 2-й и 3-й передач. Потребовалась массовая переборка КПП, что цепной реакцией ударило по темпам выполнения плана. К 1 сентября план завод не выполнил, 120 танков ему засчитали со сроком выполнения к 10 числу. Понимая, какие проблемы испытывает завод, программу на сентябрь 1945 года снизили до 85 танков, но на деле проблемы продолжались. В результате план на октябрь снизили ещё сильнее — до 50 штук, но и его завод выполнить не смог. Удалось сдать всего 35 танков, а в ноябре при плане в 85 танков их сдали 45 штук. Отчасти это было результатом указания ГБТУ КА прекратить приёмку танков, явно имеющих серьёзные дефекты.

Война закончилась, а потому сильно гнать план было себе дороже. Зато декабрь оказался рекордным: при плане в 135 танков их сдали 170 штук. Фактически речь шла о досборке уже имевшихся танков. Итого за 1945 год завод №75 сдал 880 танков — с учётом всех свалившихся на него проблем дела обстояли не так уж и плохо. Для сравнения следует вспомнить Кировский завод в Ленинграде, который фактически завалил выпуск тяжёлых танков ИС-2, а число выпущенных самоходок ИСУ-152 за 1945 год составило всего 100 штук.

В дальнейшем облик серийного Т-44 практически не менялся

В дальнейшем облик серийного Т-44 практически не менялся

Окончание Великой Отечественной войны стало сигналом к снижению объёмов выпуска. План по выпуску Т-44 на январь 1946 года составил всего 30 машин, что завод №75 довольно легко выполнил. Впрочем, общий план на первый квартал 1946 года был куда большим — 250 машин. Между тем, за февраль вместо 90 танков удалось сдать всего 50 штук. Причиной тому стал срыв обеспечения завода подшипниками, также имели место перерывы в обеспечении электроэнергией и паром. Министерство транспортного машиностроения (образовано 15 марта 1946 года) полагало, что за первый квартал завод не сдаст больше 170 танков, но в марте всё же удалось перевыполнить план и сдать 130 танков. В апреле план был более щадящим — 50 танков, и с ним завод №75 справился. К тому времени выпуск Т-34-85 постепенно снижался. Завод №183 и вовсе прекратил выпуск этих машин, постепенно готовясь к производству более совершенного танка — Т-54. Что же касается завода №75, то его постепенно загружали мирной продукцией, в частности производством локомотивов. Мирная продукция, наряду с проблемами по поставкам подшипников и других деталей, сделала своё дело. Вместо 350 танков за 2-й квартал 1946 года завод смог сдать 189 машин (из них 90 в мае, и 49 — в июне), то есть едва перевалил за половину нормы.

С марта 1945 года система нумерации бронетехники изменилась. В данном случае 64 — это май 1945 года

С марта 1945 года система нумерации бронетехники изменилась. В данном случае 64 — это май 1945 года

План на 3-й квартал был более щадящим: всего предполагалось сдать 270 машин, из них 50 — в июле, 110 — в августе, и ещё 110 — в сентябре. Ситуация повторилась: если в июле план удалось выполнить полностью, то в августе выпуск составил 85 танков. Причиной стали дефекты, а также плохая работа смежников. Траки, которые поставлял завод №183, оказались бракованными, а СТЗ сильно задержал поставку двигателей. В сентябре просадка выпуска оказалась ещё сильнее: сдали всего 40 танков. Впрочем, другие заводы справились с планом ненамного лучше, а внедрение Т-54 и ИС-4 сильно затянулось. 4-й квартал в Харькове также оказался не самым успешным. При плане в 90 танков за октябрь завод сдал всего 14 танков — причиной тому стали проблемы с подшипниками. По наличию моторов, корпусов и других узлов завод мог сдать 63 танка. Проблема с подшипниками прямым образом сказалась и на ноябрьском плане, кроме того, образовался дефицит башен. В результате вместо 90 танков завод сдал 50 штук. За последний месяц 1946 года удалось сдать ещё 80 танков, в общей же сложности их за первый послевоенный год сдали 718 штук.

Помимо гарантийных испытаний, данный танк на НИБТ Полигоне испытали как тральщик

Помимо гарантийных испытаний, данный танк на НИБТ Полигоне испытали как тральщик

Может показаться, что история Т-44 выглядит чередой сплошных проблем, но иначе и не может быть с танком, имеющим революционную конструкцию. К тому же значительную часть проблем доставляла работа смежников. Между тем, к началу 1947 года стало ясно, что время Т-44 подходит к концу. Несмотря на то, что завод №183 так и не смог освоить выпуск Т-54 в 1946 году, было ясно, что за этой машиной будущее, поэтому в планах на 1947 год оговаривался выпуск всего 200 Т-44. Проблемы, имевшиеся на заводе, всё ещё мешали выполнению плана. Даже небольшой объём выпуска (120 машин) давался заводу с трудом. За январь было сдано 28 танков, за февраль — 19, а за март — 44. Ситуация во втором квартале также была непростой: за апрель удалось сдать 23 танка (при плане в 20), при этом отмечалось, что на май завод не обеспечен башнями. Впрочем, в мае также сдали 23 машины.

В июне удалось нарастить объём выпуска до 33 штук (при плане в 28), за июль сдали ещё 27 машин, а последние 3 танка завод №75 сдал в августе 1947 года. Далее началась подготовка к выпуску Т-54, впрочем, даже завод №183 (головное предприятие) смог выпустить всего 22 таких танков при плане в 250 штук. Что же касается Т-44, то за всё время удалось сдать 1823 танка данного типа, исключая опытные машины — это было больше любого советского танка нового поколения, которые выпускались во второй половине 40-х годов.

вернуться к меню ↑

Полуучебная машина

Тяжёлая ситуация с организацией производства Т-44 привела к тому, что ни о каком боевом применении этих машин не могло идти и речи. Танки выпуска 1944 года в принципе не рассматривались как боевые машины из-за множества дефектов. К тому же, заводу №75 предстояло серьёзно переделать документацию. Тем не менее, первые четыре танка данного типа были отправлены с завода уже в декабре 1944 года. По одной машине отправилось в Харьковское гвардейское танковое училище и Сталинградское танковое училище, ещё два ушло в 4-ю учебную танковую бригаду. Оттуда посыпались рекламации, но при этом отмечалась высокая подвижность танка — по данному параметру он превосходил Т-34-85. Небольшими были и отправки в январе 1945 года. Один танк ушёл в 9-ю учебную танковую бригаду (г. Чугуев), ещё 5 — в Харьковское гвардейское танковое училище. Наращивание отправок началось с февраля 1945 года. За этот месяц завод №75 покинуло 15 машин, из них один (Л41238) уехал сначала на Гороховецкий АНИОП, а затем на НИБТ Полигон; в марте удалось отправить 27 танков.

Заводские испытания Т-44, лето 1945 года

Заводские испытания Т-44, лето 1945 года

Полноценные поставки в войска начались с апреля 1945 года. В этот месяц завод №75 отправил 72 машины, в мае ушло 88, а в июне — 104. Далее начались проблемы с КПП и подшипниками, в результате за 3-й квартал 1945 года завод №75 покинуло всего 83 танка. Снова крупномасштабные поставки начались в конце 1945 года — 218 в октябре, 90 — в ноябре, и 29 — в декабре. Такой рваный график продолжался и дальше, поскольку периодически завод сталкивался с теми или иными дефектами.

Из шести танков, проходивших испытания на 300 км, выдержало их всего два

Из шести танков, проходивших испытания на 300 км, выдержало их всего два

Отдельно следует поговорить о качестве Т-44. У читателя может возникнуть ложное мнение о заводе №75 как о коллективе, работавшем спустя рукава. Между тем, ситуация вокруг Т-44 совсем не так однозначна, как это может показаться. Следует ещё раз напомнить, что основные участники производства данного танка — это заводы, которые пришлось восстанавливать из руин. Мало того, им пришлось осваивать принципиально новый танк, да и мотор В-44 тоже был отчасти новым. Если бы выпуск Т-44 осваивался на одном из трёх заводов, которые производили Т-34-85, наверняка уровень накала производственной драмы был бы ниже. Кроме того, и с гарантийными испытаниями не всё так просто. В период с февраля по май 1945 года из шести Т-44 пробег в 300 км выдержало два танка — немного, но не так и мало. К тому же проблемы с бандажами опорных катков, один из частых дефектов, были типовыми и для Т-34-85. Кроме того, в период с января по октябрь 1945 года 9 танков проходили испытания на 300 км. Дистанцию выдержали четыре машины — кажется мало, но из восемнадцати СУ-100 тот же пробег выдержали четыре. Наибольший процент (21 из 22 машин) выдержавших испытания пришёлся на самоходные установки ИСУ, но тут интересен другой факт. Испытания на 1000 км не выдержала ни одна из ИСУ и ни один Т-44, при этом две из четырёх СУ-100 этот пробег выдержали. Одним словом, говорить о дефектном танке можно с некоторыми оговорками.

Сварные швы оставались проблемой и в 1945 году. В ходе обстрела 88-мм пушкой Pak 43 верхняя лобовая плита не была пробита, но отвалился по швам нижний лобовой лист

Сварные швы оставались проблемой и в 1945 году. В ходе обстрела 88-мм пушкой Pak 43 верхняя лобовая плита не была пробита, но отвалился по швам нижний лобовой лист

Ещё более интересной выглядит ситуация с качеством Т-44 по сравнению с танками, которые выпускались во второй половине 40-х годов. ИС-3, который вроде как не вызывал существенных нареканий в 1945-1946 годы, позже стал едва ли не главной «звездой» совещаний, посвящённых дефектам. Работы по устранению проблем, связанных с надёжностью машины, растянулись до начала 50-х. Далее танки прошли программу УКН (устранение конструктивных недостатков). Большую головную боль вызвало освоение сменщика ИС-3 – тяжёлого танка ИС-4. Проблемы оказались настолько серьёзными, что выпуск машины остановился в начале 1949 года, после чего начались работы по её модернизации. Более того, уже в начале 1949 года стало ясно, что нужен другой танк, более лёгкий – так начались работы по тяжёлому танку Т-10. Ещё более интересной оказалась судьба Т-54. Как уже говорилось, в 1946 году его производство освоить не удалось, в 1947 году только начался выпуск, а уже в начале 1949 года производство приостановилось. Оказалось, что машина «сырая» и обладает массой недочётов. КБ завода №183 пришлось в срочном порядке переделывать танк, а машина, часто называемая Т-54 обр.1946 года, требовала коренной модернизации. В результате Т-44 со всеми своими «болячками» неожиданно оказался самым надёжным и массовым советским танком нового поколения, который выпускался в первую послевоенную пятилетку.

Поставки Т-44 в войска начались летом 1945 года. Большинство Т-44 оказалось в составе 5-й Гвардейской механизированной армии и 8-й механизированной армии

Поставки Т-44 в войска начались летом 1945 года. Большинство Т-44 оказалось в составе 5-й Гвардейской механизированной армии и 8-й механизированной армии

С точки зрения боевой эффективности Т-44 оказался «промежуточным» танком. Принятие его на вооружение пришлось на своеобразную амплитуду, когда ГБТУ КА уже выработало новые требования на броневую защиту танков, но ещё не ужесточило требования по вооружению. В результате на вооружение поступил танк, имевший защиту от орудия Pz.Kpfw.Panther и отчасти от 88-мм пушки с длиной ствола 71 калибр, но неспособный пробить «Пантеру» в верхнюю лобовую деталь корпуса. О том, что неплохо бы поставить на Т-44 пушку Д-10Т, в ГАБТУ КА решили уже осенью 1944 года, когда вовсю шла подготовка к выпуску. Что же касается броневой защиты, то её можно понять по результатам обстрела корпуса и башни Т-44 выпуска сентября 1945 года. В ходе обстрела 85-мм снарядами с дистанции 100 м ни верхняя, ни нижняя лобовая детали корпуса пробиты не были. Также провели обстрел 88-мм пушкой Pak 43 L/71. Верхняя лобовая деталь корпуса также не была пробита, но отмечались проблемы со сварными швами. При обстреле нижняя лобовая деталь отломилась от корпуса. Кроме того, в ходе обстрела отмечалось появление трещин в днище корпуса.

Т-44 из состава 8-й механизированной армии в Будапеште, ноябрь 1956 года. В отличие от Т-54 первого типа, который, по сути, оказался учебной машиной, Т-44 всё же повоевали, причём без глубокой модернизации

Т-44 из состава 8-й механизированной армии в Будапеште, ноябрь 1956 года. В отличие от Т-54 первого типа, который, по сути, оказался учебной машиной, Т-44 всё же повоевали, причём без глубокой модернизации

Судьба Т-44 была достаточно спокойной. Первые танки данного типа попали в состав 5-й Гвардейской танковой армии. Весной 1946 года её переформировали в 5-ю Гвардейскую механизированную армию. Также Т-44 шли на вооружение 8-й механизированной армии. Собственно говоря, на вооружение этих двух армий и пошёл основной объём Т-44. В 5-й Гвардейской механизированной армии Т-44 продержались примерно до середины 50-х годов, пока их не сменили Т-54. Что же касается 8-й механизированной армии, то там Т-44 прослужили гораздо дольше. Именно в её составе произошёл первый и последний случай боевого применения Т-44. В начале ноябре 1956 года танки 8-й механизированной армии принимали участие в операции «Вихрь» по подавлению восстания в Будапеште. Стоит отметить, что Т-44 оказался единственным танком выпуска второй половины 40-х годов, который воевал в не модернизированном виде.

Прослужили Т-44 долго, правда, скорее, как учебные танки

Прослужили Т-44 долго, правда, скорее, как учебные танки

Во второй половине 50-х все имевшиеся на вооружении Т-44 модернизировали до уровня Т-44М. Единственный танк данного типа, сохранившийся в первозданном виде, ныне находится в Кубинке – это машина с серийным номером Ж13613, выпущенная в ноябре 1945 года. Данный танк проходил испытание на НИБТ Полигоне, а далее попал в музей при полигоне – благодаря этому он и сохранился в неизменном виде.

Автор благодарит Игоря Желтова (г. Москва) и Алексея Макарова (г. Москва) за помощь в подготовке данной статьи и предоставленные материалы.

вернуться к меню ↑

Источники:

  • ЦАМО РФ
  • РГАЭ
  • РГАСПИ
  • Фотоархив автора
  • РГАКФД

источник: https://warspot.ru/15335-promezhutochnyy-tank

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
NFbyakinИнженер Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Инженер

не мог пробить лоб Пантеры. Не критично. После войны Пантеры были не страшны. А разных Шерманов и Чаффи в случае надобности мог щелкать отлично.

NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить