Юрий Пашолок. Предшественник минного трала ПТ-2

14
7
Юрий Пашолок. Предшественник минного трала ПТ-2

Юрий Пашолок. Предшественник минного трала ПТ-2

История создания тракторного каткового минного трала, разработанного в 1941 году П.М. Мугалёвым

Впервые к вопросу создания минных тралов в Советском Союзе обратились еще в начале 30-х годов. Первые наработки были связаны с ножевыми минными тралами. По ряду причин работы по этому направлению не увенчались успехом. Вторая волна разработки подобных устройств началась в 1936 году, как и ранее, базой служил легкий танк Т-26. На сей раз, впрочем, использовался специальный саперный танк, он же СТ-26. Он стал первым советским специализированным инженерным танком отечественной разработки, который попал в серию. Правда, машина имела скромные показатели по характеристикам, да и сама идея «всё в одном» не являлась верной. Дело в том, что одновременно СТ-26 предполагался и как машина минного разграждения, и как мостоукладчик. При этом машина не очень хорошо показала себя и как мостоукладчик, и в качестве носителя минного трала. На СТ-26 прорабатывались катковый и бойковый минные тралы, оба они показали себя не лучшим образом. Тем не менее, сама по себе тема катковых и бойковых минных тралов продолжала оставаться актуальной, работы по ней не останавливались.

П.М. Мугалёв, автор трала, который, по итогам его разработки, утер нос многочисленным предшественникам

П.М. Мугалёв, автор трала, который, по итогам его разработки, утер нос многочисленным предшественникам

Более успешной оказалась разработка минных тралов для использования на танке Т-28. Первый тип, бойковый минный трал ТР-28, был разработан КБ опытного завода №185. Второй тип, катковый трал КМТ-28, создали в стенах НАТИ (Научный Автотракторный Институт). Оба типа трала могли использоваться как на линейных Т-28, так и на специализированной инженерной машине ИТ-28. Она получилась более удачной, нежели СТ-28. По результатам испытаний бойковый трал ТР-28 забраковали, а вот КМТ-28 получил более высокую оценку. Потребовалась доработка конструкции, но среди всех образцов КМТ-28 показал наиболее успешные результаты. Также в 1940 году начались работы по электротральщику Объект 218. Наконец, для использования с танками Т-26 и БТ КБ завода №174 разработало дисковый минный трал, получивший обозначение МТ-26. Испытания, проведенные в декабре 1940 года, показали, что МТ-26 конструкции Максакова работает не лучшим образом. По этой причине опытная партия из тралов уехала на склад, а что было дальше, вопрос.

Вариант №2 с литыми дисками и съемными шипами, так он испытывался изначально

Вариант №2 с литыми дисками и съемными шипами, так он испытывался изначально

К лету 1941 года работы по отечественным тралам двигались в нескольких направлениях. На заводе №174 работали по дисковому минному тралу для танка Т-50. НАТИ дорабатывал конструкцию трала КМТ-28, велись работы и по электротральщикам. В связи с началом войны работы по этим разработкам прекратились, но не все. Дело в том, что еще с начала 1940 года над катковым минным тралом работал военинженер 2-го ранга П.М. Мугалёв. Первый свой трал Павел Михайлович создал еще в ходе советско-финской войн. На некоторое время разработки Мугалёва пропали из поля зрения, поскольку они базировались на тракторных шасси. Тем не менее, по первой половине 1941 года тема тракторных тралов, как тогда они назывались, изредка попадается. Обычно по поводу работ Мугалёва в 1941 году пишется что-то вроде «было не до тралов». На самом деле это не так. Будущие тралы ПТ-2 и ПТ-3 сформировались на основе тех разработок, которые испытали летом-осенью 1941 года. О них и поговорим.

Общий вид трала со сварными дисками до начала испытаний

Общий вид трала со сварными дисками до начала испытаний

Путь Мугалёва к главному детищу своей жизни чем-то напоминало то, как появились разработки Н.Ф. Цыганова. Правда, в отличие от автора БТ-ИС, Павла Михайловича сложно назвать простым изобретателем. Дело в том, что он имел профильное образование, в том числе и оконченную с отличием Военно-Инженерную Академию. Скорее сама по себе идея трала, родившаяся в начале 1940 года, его роднила с Цыгановым. То есть изготовление по наиболее простой схеме. В качестве носителя трала использовался трактор, это, во-первых, вызвало контузию, а во-вторых, оказалось не особо замеченным АБТУ КА. Именно поэтому о минном трале Мугалёва вспомнили только к началу июля 1941 года. К тому моменту завод №174, разработавший проект каткового минного трала для Т-50, прекратил работу в виду загруженности по другим, более важным задачам.

Литые диски испытаний не дождались

Литые диски испытаний не дождались

1 июля 1941 года под Рыбинском начались испытания опытных образцов дисков (звеньев, то есть несколько дисков), разработанных Мугалёвым. Изготовили их силами завода «Дормашина», который, совершенно внезапно, специализировался на выпуске спецтехники, включая дорожные катки. Испытания, которые проводились с 1 по 3 июля, должны были выявить оптимальный вариант звена. Его цепляли к артиллерийскому тягачу ЧТЗ С-2 сзади, после чего, на скорости 2-3 км/ч, наезжали на мину. Для защиты от ударной волны кабину прикрыли листом из котельного железа толщиной 9 мм и размерами 2×1,5 метра. В щите сделали прорези для того, чтобы экипаж мог что-то видеть. Внутри находился ефрейтор Мойся, водитель трактора, и сам Мугалёв.

Трал после серии подрывов

Трал после серии подрывов

Всего было подготовлено три образца звеньев. Первый из них представлял собой литой стальной зубчатый диск диаметром 900 мм. В звене имелось 7 таких дисков. Для испытаний он наезжал на противотанковую мину ТМ-35, причем каждый раз мощность ВВ возрастала на 1 кг. При первом подрыве (масса мины 1 кг) наблюдались небольшие вмятины, на втором подрыве (2 кг) повреждения были более заметны. При третьем подрыве один из дисков развалился на 3 части. При повышении массы мины до 4 кг взрывом разрушилось сразу несколько дисков, а звено перевернулось. Второй образец представлял собой литой стальной диск диаметром 800 мм с надеваемыми шипами, число дисков в звене снизили до 5. Этот образец оказался гораздо более удачным. Даже после подрыва мины массой 4 кг диски не разрушило, на себя брали удар шипы. Их отрывало и расшатывало, при этом просто ставили на их место другие. На эту операцию уходило 4-16 минут. Третий образец также оснащался шипами, но диски были сварными. Этот вариант комиссия признала наиболее работоспособным, но и наиболее сложным. По итогам испытаний комиссия признала наиболее удачным образец №2, как оптимальный с точки зрения надежности и изготовления. Далее уже следовало делать полноценный трал, поскольку испытания звеньев не давали оценку эффективности трала в целом. При этом следует лишний раз отметить, что Мугалёв создавал не танковый, а именно тракторный трал. Делался он под установку на артиллерийский тягач С-2 (СТ-2). Расчеты показывали, что масса трала не должна была превышать 3,5-4 тонн. Также требовалось разработать полноценную защиту для трактора от ударной волны.

При тралении в июле 1941 года бывало и такое. Мина застревала между зубьями

При тралении в июле 1941 года бывало и такое. Мина застревала между зубьями

Июль и первая декада августа 1941 года ушли на доработку конструкции трала, а также его носителя. 12 августа начались испытания полноценного трала. Он также не имел индекса, но теперь речь шла не о звене, а полноценной конструкции. Всего тракторный трал состоял из 11 дисков, причем, несмотря на указание делать литые диски, они имелись и сварные, и литые. Блок из дисков устанавливался на массивной раме, которая, в свою очередь, крепилась к ходовой части трактора. Как показали испытания, трактор мог двигаться со скоростью до 12 км/ч, но при этом управляемость оставляла желать лучшего. Чтобы зайти в 35-градусный поворот, требовалось сделать 7 заездов со сдачей назад. Вперед трал Мугалёва ехать мог, даже по пересеченной местности, но вот с маневрированием явно имелись проблемы. Посему длительный пробег из программы испытаний вычеркнули.

В отличие от рамы, диски работали вполне надежно

В отличие от рамы, диски работали вполне надежно

Имелись вопросы и к защите тягача. В отличие от первых испытаний, теперь трактор стоял на месте, в кабине никого не было. Подрыв мин производился электрическим способом. Как и требовалось, защиту тягача переделали, прикрыв кабину и радиаторную решетку листами толщиной 10 мм. Также лист находился сразу за дисками. Тем не менее, в ходе подрыва наблюдались деформации кабины, имелись повреждения и радиаторной решетки. Это говорило о несовершенстве конструкции защиты. Имелись претензии и к раме трала. По итогам испытаний подрывом раму сорвало с креплений, это не позволило провести испытания литых дисков. Вместе с тем, комиссия отмечала надежность самих дисков. В ходе испытаний оторвало 56 шипов, но диски остались целыми. К ним у комиссии претензий не было никаких.

Позже эта конструкция легла в основу трала ПТ-2

Позже эта конструкция легла в основу трала ПТ-2

По результатам тестов тракторный трал комиссия забраковала, но отнюдь не саму идею. Разработанная Мугалёвым система с дисками и шипами оказалась признанной удачной. Предлагалось образец доработать и подвергнуть дополнительным испытаниям. Но вот тут как раз и сложилась ситуация, когда стало не до тракторного трала. Далее же появился другой трал, уже танковый. Конструкция, получившая обозначение ПТ-2, была создана по принципу тракторного трала, но уже с расчетом на использование танком Т-34. Ее Мугалёв разработал, работая в Военной Инженерной Академии им. Куйбышева. При этом Павел Михайлович рвался на фронт, желая лично участвовать в эксплуатации своего детища. Звание Героя Советского Союза, которое подполковник Мугалёв заслужил, находясь в должности заместителя командира 166-го отдельного инженерного танкового полка, оказалось, можно сказать, ожидаемым. Упорству, с которым автор главного советского танкового трала военного периода шел к своей цели, можно только позавидовать.

Список источников:

      1. ЦАМО РФ
      2. Память Народа

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/predshestvennik-minnogo-trala-pt2-60f5f5be84fe2366a81749f2

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Виктор Панфилов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Виктор Панфилов

Дело в том, что одновременно СТ-26 предполагался и как машина минного разграждения, и как мостоукладчик. При этом машина не очень хорошо показала себя и как мостоукладчик, и в качестве носителя минного трала.

Ещё не было разработано ни хорошего минного трала, ни мостоукладчика. А уже подавай универсал.
Это запрягать телегу впереди лошади. И как всегда, ничего дельного из этого не вышло.
В довоенное время, на удивление, было много идей-«универсалов».

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить