15
9
Юрий Пашолок. Полузабытая советская ЗСУ

Юрий Пашолок. Полузабытая советская ЗСУ

Грустная и печальная история опытной ЗСУ СУ-11, которая ныне находится в Кубинке и ее вечно путают с ЗСУ-37

У советских зенитных самоходных артиллерийских установок военного периода история крайне непростая, это если сказать очень мягко. По иронии судьбы, первая отечественная САУ, еще колесная, была именно ЗСУ. Таковой была «Руссо-Балт Тип Т». 12 июня 1915 года зенитной батареей капитана Василия Тарновского, где были такие машины, в районе польского города Пултуск был сбит немецкий самолет. Хороший дебют, но дальше как-то у советских зенитных САУ судьба складывалась не очень. По злой иронии судьбы, именно в СССР была развернута самая масштабная программа разработки ЗСУ. Разрабатывались эти машины и на шасси тракторов, и на базе легких танков (прежде всего Т-26), имелись проекты САУ на базе Т-28 (СУ-8, например). Одна машина, СУ-6, даже достигла стадии нескольких опытных экземпляров, они даже попали в войска и, в некоторой степени, применялись. Но… крупной серии советских ЗСУ в межвоенный период так и не состоялось. В таком невеселом состоянии советские зенитные самоходные артиллерийские установки подошли к июню 1941 года.

СУ-11 на заводских испытаниях, конец ноября 1942 года

СУ-11 на заводских испытаниях, конец ноября 1942 года

На начало Великой Отечественной войны основой советский зенитной самоходной артиллерии были грузовые автомобили ГАЗ-АА и ГАЗ-ААА, в которых устанавливались счетверенные пулеметные установки М-4. Их было не так уж и мало, но пулеметные системы имели ряд ограничений, а колесный ход не отличался высокой проходимостью. Это прекрасно понимали, поэтому к началу июня 1941 года появились тактико-технические требования на несколько типов ЗСУ. Предполагалось выпускать их на шасси танков Т-50, прорабатывался вопрос и подобной машины на базе Т-40. Еще одной перспективной базой было шасси ГАЗ-62. По ряду причин все эти машины так и остались даже не проектами, а хотелками. На заводе №174 построили два образца ЗСУ Т-26-8, которые даже повоевали, но в крупную серию не попали. Вместе с тем, на сей раз работы не затихли. Под патронажем С.А. Гинзбурга была создана концепция универсального шасси на агрегатах Т-60. Среди машин на этой базе была и зенитная самоходная артиллерийская установка. Вооружение было двух типов — либо 37-мм зенитный автомат 61-К, либо 25-мм зенитный автомат 72-К. В апреле 1942 года работы по этим машинам утвердили на пленуме Арткома ГАУ КА.

Машина на полигонных испытаниях, декабрь 1942 года

Машина на полигонных испытаниях, декабрь 1942 года

В июне 1942 года на заводе №37 в Свердловске был изготовлен опытный образец зенитной самоходной артиллерийской установки СУ-31. Создали ее на специальном шасси «31» с использованием агрегатов танка Т-60. Предполагалось, что СУ-31 станет первым образцом на этом шасси, также оно предполагалось для создания 76-мм легкой штурмовой самоходной артиллерийской установки. Как показали испытания, СУ-31 выглядело более удачным, чем похожая по концепции СУ-32, разработанная на агрегатах Т-70. Главная проблема заключалась в том, что в конце июля 1942 года завод №37 включили в состав УЗТМ и теперь тут разворачивали запуск танков Т-34. К тому же выпуск Т-60 прекратился окончательно. СУ-31 оказалась удачной машиной без перспектив на серийный выпуск, но сама тема шасси продолжилась. Теперь разработку легких САУ возложили на КБ завода №38, где в октябре 1942 года запустили работу над двумя машинами. Обе они создавались по схеме СУ-31, но уже с использованием базы легкого танка Т-70Б. Речь идет о СУ-11 и СУ-12. И если СУ-12 стала серийной машиной, то СУ-11 осталась опытной, а место, где она хранится, считает, что у них более поздняя ЗСУ-37.

С точки зрения артиллерийской системы СУ-11 почти полностью повторяла СУ-31

С точки зрения артиллерийской системы СУ-11 почти полностью повторяла СУ-31

История СУ-11 началась 16 октября 1942 года. В этот день были подписаны тактико-технические требования на «37-мм зенитную самоходную установку». Из этих требований четко видно, что заказчик хотел ту же СУ-31, но уже на шасси Т-70Б. При этом боекомплект составлял не менее 320 унитарных патронов, которые размещались в удобном для расчета месте. Экипаж составлял 6 человек, включая механика-водителя, а боевая масса ожидалась в районе 10 тонн. Второй раз эти ТТТ продублировали 21 октября 1942 года, в связи с тем, что 19 числа Сталин подписал постановление ГКО №2429сс «О производстве опытных образцов артиллерийских самоходных установок». Согласно ему, опытный образец машины изготовлялся к 16 ноября, а к 1 декабря он выходил на полигонные испытания. Столь жесткие сроки напрямую были связаны с тем, что база машины, как считали, уже сформирована.

То, что боевое отделение не менялось на более поздних машинах, прямо говорит - оно вполне устраивало

То, что боевое отделение не менялось на более поздних машинах, прямо говорит — оно вполне устраивало

Возглавил работы по машине М.Н. Щукин, главный конструктор завода №38. В срок, указанный постановлением ГКО №2429сс, завод не вписался, поскольку меньше месяца на таких работы явно не было достаточно. Тем не менее, 27 ноября СУ-11 вышла на заводские испытания, а 30 ноября ее отправили на Гороховецкий АНИОП. То есть в другую дату завод вписался. Боевая масса 10 тонн, указанная в требованиях, оказалась недостижимым параметром. Реально боевая масса машины составила 11 тонн, как и в случае с СУ-12. Причина прозаична — более «тяжелая» база. Боевое отделение практически не меняли, оно у СУ-31 было уже более-менее отработанным. Как и ранее, внутри находился расчет из 5 человек — 2 наводчика, 2 заряжающих, командир. С точки зрения технической базы машина была идентична СУ-12, по которой явно наблюдался больший приоритет. И как раз эта, более приоритетная машина, во многом и похоронила вполне удачную ЗСУ.

Главная проблема выявилась на полигонных испытаниях. Машина имела те же недостатки, что и СУ-12. Другой вопрос, что на СУ-11 банально уже не было времени

Главная проблема выявилась на полигонных испытаниях. Машина имела те же недостатки, что и СУ-12. Другой вопрос, что на СУ-11 банально уже не было времени

Программа испытаний СУ-11 была подписана еще 29 октября 1942 года, то есть еще до постройки. На испытания машина поступила 5 декабря, а провели их в период с 7 по 17 декабря. За это время машина прошла 500 километров, плюс еще 100 километров преодолела на заводских испытаниях. С точки зрения удобства работы расчета 37-мм зенитной автоматической пушки 61-К машина не отличалась от СУ-31, по этому показателю испытания признали успешными. Главная проблема заключалась в ходовых испытаниях. Параллельная схема расположения моторов, разработанная по концепции С.А. Гинзбурга, имела врожденную проблему, которая проявлялась на определенных режимах работы. Сам Гинзбург указывал, что проблема в низкой надежности коробок передач ГАЗ-АА, что не являлось истиной. В случае с испытаниями СУ-11 на 15-м из 350-м километрах погнуло вилки управления задней скоростью. Отмечались и нередкие случаи проблем с переключением коробки передач. Да и сама система с мега-рычагом, которым переключали КПП, выглядела так себе.

Мега-рычаг, который именовался системой синхронного управления коробками передач

Мега-рычаг, который именовался системой синхронного управления коробками передач

Главная проблема заключалась в том, что СУ-12, приоритетная машина в паре СУ-11/СУ-12, уже была принята на вооружение Красной Армии. Все силы оказались брошены на доработку 76-мм штурмовой САУ, которую уже в декабре 1942 года требовалось сдать в объеме 25 экземпляров. Сложилась трагикомичная ситуация, когда вместе с водой вылили и ребенка. С точки зрения надежности СУ-11 была ничуть не хуже СУ-12, потенциально и эту машину могли довести до ума (на самом деле нет, как показали дальнейшие события) и запустить в серию. Но на это не оказалось ни времени, ни ресурсов. Завод №38, по уши загруженный темой СУ-12, просто физически не мог заниматься менее приоритетной машиной. Поэтому когда вы читаете про СУ-11 «испытания не выдержала», знайте — вам нагло врут. Итоги испытаний оказались примерно такими же, как и в случае СУ-12. Указывалось, что «установка пушки не имеет существенных недостатков и легко устранима». А причина прекращения работ указана вполне определенная — «работа по зенитным самоходам законсервирована». Занавес.

Финал истории СУ-11

Финал истории СУ-11

Некоторое время на заводе №38 еще занимались доводкой СУ-11, но после заморозки темы в ней более нужды не имелось. В июле 1943 года опытный образец машины отправили на НИБТ Полигон в Кубинку. Идиотизм происходящего заключался в том, что летом 1943 года все работы по советским зенитным самоходным артиллерийским установкам зашли в тупик. А в июле 1943 года случилась Курская Дуга, и ждуны из ГАБТУ и других организаций дождались таки тех самых немецких противотанковых штурмовиков, о которых писалось еще в конце июня 1943 года. После того, как от огня с воздуха советские танковые соединения стали понести существенные потери, наверху внезапно стали о чем-то догадываться. 6 августа 1943 года были подписаны тактико-технические требования на новую ЗСУ. Ну как новую… Если посмотреть на эти ТТТ, можно сказать «…и снова здравствуй, СУ-31!». То же самое, но уже на шасси СУ-15. Эта трагикомедия продолжалась еще два года, закончившись созданием ЗСУ-37. Той самой, которую приняли на вооружение, поставили на производство, затем быстро сняли с производства, а затем, в полном соответствии с анекдотом, стюардессу раскопали. То есть снова поставили на производство. Единственная у нас боевая машина, которую на производство, без изменений, ставили дважды.

Так машина выглядит сейчас

Так машина выглядит сейчас

Можно сказать, что СУ-11 сильно повезло. В отличие от СУ-12, которые сгинули в полном составе, ЗСУ спокойно пережила все невзгоды. Она так и осталась на НИБТ Полигоне, осев сначала на музейной площадке, а затем в музее, который построили в 1972 году. Правда, уже тогда ее, так сказать, не узнавали в гриме, именуя как ЗСУ-37. Они действительно похожи, «фрукт-фрукт, цветок-цветок…». То, что у машины два параллельно стоящих мотора, товарищи военные не замечали в упор. То же самое происходило и далее, да и сейчас ее продолжают именовать как ЗСУ-37. Это, кстати говоря, не единственный такой случай. Музей, на полном серьёзе, считал, что у него два образца пушечных бронемашин БА-6. Поэтому ту БА-6, что похуже, он отдал в Центральный Музей Вооруженных Сил РФ, в обмен на МС-1 с тракторными агрегатами, единственный плюс которого в том, что он может передвигаться своим ходом. Так вот, в ЦМВС уехал БА-6, а в Кубинке остался БА-3М. Который упорно именовали как БА-6, вплоть до последнего времени. Нет, ну а что, «фрукт-фрукт, цветок-цветок…». Причем это претензии отнюдь не к парку «Патриот», обмен состоялся задолго до его появления. Что же касается героини данного материала, то ныне она стоит, как и ранее, в павильоне №3 Технического центра парка «Патриот». Недавно машину привели в экспозиционный вид, очень бы хотелось надеяться, что и ее описание тоже будет приведено в надлежащий вид.

Список источников:

      1. ЦАМО РФ
      2. Архив автора

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/poluzabytaia-sovetskaia-zsu-610506de292f72531f79dd4b

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Antares Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Antares

+++++++++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить