Юрий Пашолок. Особо крупный калибр на лафете МЛ-20 по-свердловски

15
8
Юрий Пашолок. Особо крупный калибр на лафете МЛ-20 по-свердловски

Юрий Пашолок. Особо крупный калибр на лафете МЛ-20 по-свердловски

Проект установки 203-мм гаубицы У-3 на лафете МЛ-20 и САУ с той же системой

Одним из направлений разработки артиллерийских систем в довоенный период являлось создание корпусных гаубиц калибра 203 мм. Данные системы являлись более легкой и мобильной альтернативой 203-мм гаубице особой мощности Б-4. Данная система по характеристикам вполне удовлетворяла требованиям Красной Армии, но при этом к ней имелись претензии, связанные с чрезмерной массой. 17,7 тонн в боевом положении — это очень много, с такой массой мобильность Б-4 была низкой. Обратной стороной медали была высокая устойчивость Б-4 при стрельбе, но ГАУ КА требовалось немного иное — высокая мобильность. Посему в феврале 1938 года были запущены работы по созданию 203-мм корпусных гаубиц, менее мощных, нежели Б-4, но при этом более мобильных. Согласно тактико-техническим требованиям, использовался тот же боеприпас, что и на Б-4, но начальная скорость снаряда снижалась до 450 м/с. При этом, согласно требованиям, боевая масса системы снижалась до 8000 кг.

203-мм корпусная гаубица У-3 на испытаниях, май 1942 года. К тому моменту работы по орудиям данного типа зашли в тупик, поскольку ни одна из систем, представленных на конкурс, не смогла выдержать испытаний

203-мм корпусная гаубица У-3 на испытаниях, май 1942 года. К тому моменту работы по орудиям данного типа зашли в тупик, поскольку ни одна из систем, представленных на конкурс, не смогла выдержать испытаний

Поначалу борьба развернулась между двумя КБ — завода №172, а также УЗТМ. На заводе №172 была спроектирована корпусная гаубица М40, ее разработка велась под руководством В.А. Ильина. Орудие имело боевую массу около 9 тонн. КБ УЗТМ, под руководством В.Н. Сидоренко, разработало корпусную гаубицу У-3. Она получилась немного тяжелее конкурента (9380 кг), но имела более удачный лафет. В боевом положении орудие опускалось на специальную опору, очень похожее решение использовалось на немецких орудиях 21 cm Mörser 18. Это позволяло быстро производить поворот орудия в горизонтальной плоскости. Наконец, третья система была разработана ОКБ-172 (шарашка на территории завода №172, до войны располагалась в Ленинграде), она получила обозначение БЛ-39. Орудие получилось самым тяжелым среди всех (10625 кг). Все три гаубицы были построены еще до войны, тогда же начались их испытания. Ни одна из гаубиц не смогла полностью выдержать испытания, в таком состоянии работы по них находились к началу Великой Отечественной войны.

203-мм мортира М4, чья разработка стала катализатором создания схожих проектов на лафете МЛ-20

203-мм мортира М4, чья разработка стала катализатором создания схожих проектов на лафете МЛ-20

Обычно пишется, что после начала войны работы корпусным гаубицам калибра 203 мм затихли, но это не так. Во-первых, начало войны лишний раз показало, что мобильность Б-4 оставляет желать лучшего. Во-вторых, к 1942 году производство Б-4 прекратилось, а потребность в орудиях подобного типа всё еще имелась. Поэтому работы по орудиям, включая У-3, продолжались. С 25 апреля по 5 июня 1942 года У-3 проходила полигонные испытания, которые, впрочем, не выдержала. Основными проблемами стали работа тормоза отката, прицела и непрочность передка. Впрочем, испытания не выдержала и БЛ-39, причем претензий к ней оказалось еще больше. В их числе была и чрезмерная, для корпусного орудия, масса системы. А вот на заводе №172 весной 1942 года решили подойти к вопросу радикально. Там предложили инициативный проект 203-мм мортиры М4, которая базировалась на лафете МЛ-20. Ведущим конструктором системы являлся А.М. Ширяев, одновременно являвшийся и автором М40. Начальная скорость снаряда у М4 снижалась до 352 м/с. В Артиллерийском Комитете ГАУ КА, после обсуждения, приняли решение о целесообразности создания подобной системы. Она, конечно, была слабее М40, но зато получалась легче, а максимальную дистанцию стрельбы 9860 метров признали достаточной для возлагаемых задач.

Проект КБ завода №8 по наложению ствола орудия У-3 на лафет МЛ-20

Проект КБ завода №8 по наложению ствола орудия У-3 на лафет МЛ-20

Идея КБ завода №172 оказалась заразительной. Осенью 1942 года КБ завода №8 под руководством Ф.Ф. Петрова подготовило целое семейство орудий на лафетах 152-мм корпусной гаубицы МЛ-20, а также 122-мм гаубицы М30. В случае с МЛ-20 был предложен своеобразный тяжелый дуплекс. Предлагалось наложение на лафет данного орудия ствола системы по типу 152-мм пушки особой мощности БР-2, а также 203-мм гаубицы У-3. Причины, побудившие Петрова заняться подобными проектами, оказались ровно теми же, что стали катализатором разработки М4. Производство Б-4 и БР-2 прекратилось, перспектив возобновления выпуска не имелось, сами системы были чересчур тяжелыми, а потребность в подобных орудиях всё еще существовала. Больше того, Петров в объяснительной записке упоминал проект М4, то есть Фёдор Фёдорович был в курсе разработок КБ завода №172. Согласно проекту, лафет МЛ-20 требовалось немного переделать — усилить рессору, плюс провести небольшие изменения механизма отката и уравновешивания.

Общий вид системы. Внизу показана яма, необходимая для стрельбы при максимальных углах возвышения

Общий вид системы. Внизу показана яма, необходимая для стрельбы при максимальных углах возвышения

По мнению Петрова, идея М4 являлась не особо удачной. По его мнению, на лафете МЛ-20 можно было создать корпусную гаубицу, аналогичную У-3/М40/БЛ-39, не прибегая с снижению начальной скорости снаряда. В основу своего варианта Петров брал ствол У-3 (для справки, Сидоренко, автор У-3, был к тому моменту одним из заместителей Петрова), который немного переделывался. В частности, ставился массивный двухкамерный дульный тормоз. Это позволяло, с минимальными изменениями, поставить ствол на лафет МЛ-20. Минусом, по сравнению с М4, являлась необходимость выкапывания большей ямы под орудием при стрельбе с максимальным углом возвышения. Вместе с тем, копать яму требовалось только при стрельбе с закрытых позиций, то есть этот недостаток был не столь и существенным (да и глубина ямы была всего 30 см).

Переработанный ствол У-3 для установки на лафете МЛ-20

Переработанный ствол У-3 для установки на лафете МЛ-20

Еще одним недостатком была большая масса орудия — 8100 кг в боевом положении (7660 кг у М4). Но это было ближе всего к изначальным тактико-техническим требованиям на корпусную гаубицу калибра 203 мм, выданным еще в феврале 1938 года. Скорострельность, по проекту, была такой же, как и у орудия У-3, то есть 1 выстрел в 1,5 минуты (у М4 на испытаниях скорострельность была той же). Угол возвышения был меньше, нежели у орудия У-3 (65 градусов против 75 градусов), но для необходимых задач вполне достаточный. Таким образом, помимо У-3, работы по которой всё еще продолжались силами КБ завода №8, появлялась более легкая альтернатива, причем на отработанном лафете. Причем данная разработка вполне вписывалась в общие требования ГАУ КА и НКВ.

Эскиз установки ствола У-3 в ЗИК-20 не показывался, но Петров подразумевал, что никаких проблем в этом не будет

Эскиз установки ствола У-3 в ЗИК-20 не показывался, но Петров подразумевал, что никаких проблем в этом не будет

Не менее интересно то, что как раз в это время КБ завода №8 работало над самоходной артиллерийской установкой, получившей обозначение ЗИК-20. Данная машина изначально разрабатывалась на шасси КВ-1, но осенью 1942 года, по требованию ГАБТУ КА, базу заменили на КВ-1с. Так вот, базовой системой для ЗИК-20 была несколько переделанная МЛ-20, которая, в частности, лишилась дульного тормоза. В случае с перспективными проектами Петров предлагал поставить орудие с баллистикой БР-2, это позволяло создать систему, которая удовлетворяла требованиям на «истребитель ДОТ-ов». То есть для поражения 2 метров железобетона. Но в случае с «большим дуплексом» оговаривалось, что конструкция лафета позволяла поставить и переделанный ствол от У-3. Получалась тяжелая штурмовая САУ, причем, в отличие от более раннего проекта У-19, имеющая более-менее приличные показатели габаритов и массы.

Эскиз установки У-3 в КВ-14. Он весьма условен, на самом деле использовалась серийная САУ с серийной установкой МЛ-20с

Эскиз установки У-3 в КВ-14. Он весьма условен, на самом деле использовалась серийная САУ с серийной установкой МЛ-20с

8 февраля 1943 года состоялось техническое совещание, посвященное проектам завода №8. К тому моменту случилось два важных события. Во-первых, завод №8 разделили на два предприятия — непосредственно завод №8, а также завод №9. Петров стал главным конструктором завода №9, а орудия теперь разрабатывались под патронажем «девятки». Во-вторых, ЗИК-20 проиграла во внезапно образовавшемся конкурсе на тяжелую штурмовую САУ. Вместо нее приоритет отдали КВ-14, разработке КБ завода №100. К началу февраля 1943 года опытный образец КВ-14 проходил испытания, а 14 февраля 1943 года его приняли на вооружение как СУ-14 (в апреле 1943 года индекс сменили на СУ-152). Так вот, по итогам технического совещания на заводе №9 было принято решение о том, что часть орудий будет реализовано в металле. Касалось это и «большого дуплекса». Одновременно появилась идея и наложения на лафет У-3 ствола Б-4 «малой мощности». Данная идея являлась отнюдь не инициативой Петрова. Дело в том, что в начале 1943 года Д.Ф. Устинов, нарком вооружения, предложил создать систему с дальностью стрельбы 13-16 км, то есть фактически использовать ствол Б-4.

Реконструкция внешнего вида установки У-3 в ИСУ-152. Такое было вполне возможно, но к моменту появления ИСУ-152 работы по данной теме уже прекратились

Реконструкция внешнего вида установки У-3 в ИСУ-152. Такое было вполне возможно, но к моменту появления ИСУ-152 работы по данной теме уже прекратились

Примерно в это же время КБ завода №9 проработало эскизный проект установки У-3 в КВ-14. Увы, от данной разработки сохранилось только пара эскизов. Что же касается реализации установки У-3 на лафете МЛ-20, то она, судя по всему, так и осталась «бумажной». Во многом это связано с заданием Устинова. Вполне возможно, что данная система получила бы индекс Д-3, по крайней мере, именно это обозначение в системе завода №9 оказалось пропущено. Чуть лучше оказалась судьба у разработок КБ завода №172. М4 построили пробную партию, но в крупную серию система не пошла, причина та же — требовалась система с баллистикой Б-4. Таковую построили на заводе №172, звалась она М24, и ее даже предлагали как вооружение для САУ (но уже полуоткрытого типа). Что же касается попыток создать СУ-203/ИСУ-203, то они не продвинулись дальше предложений и эскизных проектов. Помимо того, что заряжание орудий боеприпасами столь внушительной массы (а весил снаряд Б-4 самую малость — 100 килограмм) требовалось крановое оборудование, боевое отделение даже у ИСУ-152 было тесновато. Да и требовалась система типа БР-2, способная пробивать 2 метра железобетона. У Б-4 с этим было немного скромнее.

Источники:

  1. ЦАМО РФ
  2. maschinenkrueger.com

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/osobo-krupnyi-kalibr-na-lafete-ml20-posverdlovski-5fface13bb14d54ffb2da312

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить