Юрий Пашолок. Неожиданное прибавление в кавалерийском семействе

13
6
Юрий Пашолок. Неожиданное прибавление в кавалерийском семействе

Юрий Пашолок. Неожиданное прибавление в кавалерийском семействе

Содержание:

К 85-летию принятию на вооружение легкого кавалерийского танка Hotchkiss H 35, который оказался востребован и во французской пехоте.

Французское танкостроение в 20-е годы развивалось по крайне замысловатому сценарию. С одной стороны, шли попытки создать «боевой» танк Char B, который планировался основным (сама идея слегка так бредовая, поскольку получившийся тяжелый танк по определению не мог стать наиболее массовым). С другой стороны, шли попытки модернизации Renault FT, в результате чего появился сначала Renault NC, быстро переставший удовлетворять требованиям французского пехотного командования, а затем Char D1, близкий по ТТХ к средним танкам. А с третьей стороны была кавалерия, у которой официально танков не было. Тем не менее, именно наработки по кавалерийской теме совершенно внезапно привели к появлению тех самых легких танков, которые стали в 1940 году наиболее массовыми французскими танками. Одним из них стал Char léger Modèle 1935 H, DIT, более известный под названием Hotchkiss H 35. В ноябре 1935 года, то есть 85 лет назад, был оформлен заказ на первые 200 танков данного типа. Путь к созданию этого танка, ставшего лучшим, что было у французов среди машин легкого класса, оказался крайне извилистым, о нем и пойдет речь в традиционно большом пятничном материале. По итогам получилась полноценная статья.

Извилистый путь к серии

Долгое время компания Hotchkiss, являвшаяся одним из французских оружейных гигантов, непосредственно танками не интересовалась. Зато первый бронеавтомобиль там построили еще в 1908 году (внезапно для Турции, которая позже станет одним из главных противников Антанты). Впрочем, и это направление развивалось довольно слабо. У Hotchkiss имелся куда более прибыльный бизнес — пулеметы и артиллерия. Даже автомобили, которыми Hotchkiss стала заниматься еще в начале XX века, на некоторое время исчезли из ее ассортимента (это во многом и объясняет, почему в Сен-Дени (ныне один из районов Парижа) долгое время броневиками не занимались). Собственно говоря, именно возвращению к автомобилестроению, случившееся в 1926 году, стало предпосылкой к будущей экспансии. Во многом за это Hotchkiss должна благодарить Генри Эйнсворта, ставшего генеральным директором компании. Ранее он работал на филиале Hotchkiss в Ковентри, который продали Morris. Во Франции бывший офицер английской армии развил бурную деятельность, что очень скоро дало свои плоды. Сначала появилась модель AM с 4-цилиндровым мотором, а в 1928 году появился автомобиль AM 80 с 6-цилиндровым двигателем. Таким образом появились предпосылки для того, чтобы заниматься уже чем-то более существенным, нежели автомобили представительского класса. Тем более что Hotchkiss постепенно набирала обороты и на оружейном рынке. Как раз ее 25-мм противотанковая пушка стала причиной тому, что позже французы ужесточили требования к броневой защите.

Опытный образец легкого безбашенного танка Hotchkiss, построенного в январе 1935 года

Опытный образец легкого безбашенного танка Hotchkiss, построенного в январе 1935 года

В 1930 году началась работа по созданию транспортера, базой которому послужила английская танкетка Carden-Loyd Mk.VI. Тандем Джона Кардена и Вивиана Лойда в тот момент был главным рассадником новых танковых технологий по всему миру. Именно танкетки французы строить не стали (почти), выхлоп получился совсем другим. В 1931 году случилась борьба между несколькими компаниями за создание этого самого транспортера. Победу в ней одержала Renault и ее модель UE. Так вот, в том же 1931 году кавалерия захотела получить вооруженный вариант Renault UE, по сути танкетку. Дальнейшее развитие этой темы привело к созданию кавалерийских танков-разведчиков Renault VM (AMR 33 VM, официально броневик), но имелся и побочный эффекта. Для Эйнсворта эта активность не прошла мимо. Тот зацепился за идею создания танкетки, которая далее эволюционировала в проект легкого танка. Согласно проекту, который был подготовлен весной 1933 года, предполагалось получить боевую машину массой 5-6 тонн, с толщиной брони 30 мм. Изюминкой проекта было то, что корпус имел литую конструкцию. Собирался он, на болтах, из нескольких деталей, это выгодно его отличало от типовых конструкций французских танков того периода — сборки на рейках и заклепках. Для снижения массы башня у танка отсутствовала, подобно танкеткам, командир, он же пулеметчик, сидел справа от механика-водителя. Получалась весьма бюджетная замена Renault FT, с которым ситуация становилась всё более критичной. Консультативный совет по вооружениям, который был главным «надзорным» органом по данному вопросу, проект Hotchkiss одобрил.

Один из двух образцов, захваченных летом 1940 года. Как можно заметить, у этой машины опорные катки немного иной конструкции

Один из двух образцов, захваченных летом 1940 года. Как можно заметить, у этой машины опорные катки немного иной конструкции

30 июня 1933 года с Hotchkiss был заключен контракт на выпуск 3 опытных образцов танка. На беду (хотя скорее на счастье) об этом быстро стало известно конкурентам, прежде всего Renault. В результате 2 августа был объявлен конкурс, с тактико-техническими требованиями, которые почти повторяли танк Эйнсворта. Согласно требованиям, предполагалось получить двухместный танк боевой массой 6 тонн, броней толщиной 30 мм, а также вооружением, которое состояло либо из двух пулемётов, либо из 37-мм пушки SA 18. В отличие от предложения Hotchkiss, данная машина должна была иметь башню, а средняя скорость должна была составлять 8-10 км/ч. Всего в конкурс подали заявки 14 компаний, но фактически до постройки дошло куда меньше. Так или иначе, танки построили 6 фирм — Hotchkiss, Renault, Delaunay Belleville, Compagnie générale de Construction de locomotives (Batignolles-Châtillon), Forges et Chantiers de la Méditerranée (FCM) и Ateliers de Puteaux (APX). При этом 22 мая 1934 года пехотное командование изменило спецификацию на лёгкий танк поддержки пехоты. Согласно новой её редакции, толщина брони увеличивалась до 40 мм, поскольку теперь требовалась защита от огня 25-мм пушки Hotchkiss. От пулемётного варианта вооружения заказчики отказались, а максимальная скорость выросла до 15–20 км/ч.

Литая конструкция корпуса была главной особенностью данной конструкции. Но Hotchkiss была не единственной, кто внедрил это решение, почему компания едва не осталась ни с чем

Литая конструкция корпуса была главной особенностью данной конструкции. Но Hotchkiss была не единственной, кто внедрил это решение, почему компания едва не осталась ни с чем

Изменение требований ударило по всем участникам конкурса. А еще финансирование сократили до 4 производителей, не считая Hotchkiss. Денег на опытные образцы дали Renault, Delaunay Belleville, Batignolles-Châtillon и FCM. При этом фаворитом конкурса быстро стала Renault. Взяв за основу упомянутый выше Renault VM, там построили образец Renault ZM, аналогично детищу Hotchkiss, эта машина имела литую конструкцию корпуса. В декабре 1934 года Renault ZM вышел на испытания, что во многом сыграло на руку Renault. Опытный образец безбашенного танка Hotchkiss вышел на испытания только 18 января 1935 года. Аналогично Renault ZM, танк существенно вышел за рамки спецификации по массе. Вместо 6 тонн получилось 7,76 тонн. На самом деле всё было не так плохо, как это могло показаться. Смотреть следовало не на танк в целом, а на шасси. Приводил машину в движение 6-цилиндровый мотор объемом чуть меньше 3,5 литра и мощностью 75 лошадиных сил. Она получился существенно компактнее 85-сильного мотора Renault. Удачной оказалась подвеска. С каждого борта было по 6 опорных катков, сблокированных в 3 тележки, как упругие элементы использовались горизонтально расположенные пружины. Чем-то она напоминала подвеску Хорстманна. Благодаря переднему расположению трансмиссии машина получилась компактной. Более важным моментом стали итоги испытаний. Да, Renault ZM выглядел, вроде бы, более прогрессивным, но танк от Hotchkiss был быстрее на 10-12 км/ч.

Построенный в августе 1935 года третий опытный образец был большим шагом вперед. Пехота на него уже не "клюнула", а вот кавалерию он заинтересовал

Построенный в августе 1935 года третий опытный образец был большим шагом вперед. Пехота на него уже не «клюнула», а вот кавалерию он заинтересовал

29 апреля 1935 года Renault ZM приняли на вооружение под обозначением Char léger Modèle 1935 R. Выбор пехотного командования в пользу Renault ZM вполне понятен. Этот танк появился раньше, имел более мощный мотор, поначалу оказался легче конкурентов. Но далее пошли нюансы. Во-первых, башню на него поставили от другой машины — танка разработки APX. Во-вторых, даже со всеми всплывшими дефектами двух опытных образцов Hotchkiss они были быстрее. В-третьих, Hotchkiss не сдалась. Да, танк Renault приняли на вооружение, но в Сен-Дени пошли до конца, в результате к августу 1935 года был готов третий опытный образец. Существенно доработанный, с более компактной надмоторной плитой, с местом механика-водителя, перенесенным вправо, а главное, с башней от APX. В августе-сентябре 1935 года танк прошел испытания, которые показали, что он явно не уступает детищу Renault, а по скорости еще и превосходит. Но пехота уже сделала свой выбор, не говоря о том, что там пристально смотрели на FCM Tracteur RN3, танк с прогрессивным, сварным корпусом, рациональными углами наклона листов и дизельным мотором. А два похожих танка пехоте было не надо. Казалось бы, на этом всё и завершилось бы, но тут случилось то, чего в Hotchkiss вряд ли ожидали. Причем во многом случилось это благодаря их главным конкурентам.

Доработанный танк, он уже назывался Hotchkiss H 35. Машина оказалась заметно удачнее третьего опытного образца

Доработанный танк, он уже назывался Hotchkiss H 35. Машина оказалась заметно удачнее третьего опытного образца

Как уже говорилось выше, для кавалерии Renault создала танк Renault VM, он же AMR 33 VM. Танк, официально именовавшийся разведывательным броневиком, пошел в серию, но кавалерия оказалась им не очень-то довольным. Машина плохо вела себя на бездорожье, виной тому была плохая развесовка. Посему началась работа по улучшенной версии машины, которая превратилась в Renault ZT. В этом танке-разведчике учитывался и опыт создания Renault ZM, больше того, стоял тот же мотор и похожая подвеска. Уже в 17 мая 1934 года был оформлен договор №397 D/P на изготовление 100 танков-разведчиков, получивших обозначение AMR 35 ZT. К 1 декабря 1934 года ожидалось получить 10 танков, дальше по 25 штук каждый. Но фактически выпуск начался только в 1935 году, причем темпы были далекими от тех, что прописывались в контракте. Еще одной деталью было то, что средняя скорость танка была 40 км/ч, что не так уж и много. Также в работе был AMC (Automitrailleuse de combat, дословно «боевой бронеавтомобиль»), разработкой которого занималась SOMUA. Их модель AC3 была передовым танком, причем концепцию корпуса также отчасти подрезали у Hotchkiss, но при этом машина была 2 раза тяжелее и больше. А еще и существенно дороже — почти миллион франков, это примерно цена пяти Renault R 35. Посему осенью 1935 года бригадный генерал Жан Флавиньи, командующий французской кавалерией, стал задумываться о том, чтобы искать альтернативу. Причем не у Renault, которая понабрала кучу заказов, а вот с исполнением их дела обстояли как-то не очень.

Машины основной серии несколько отличались от "головного" танка

Машины основной серии несколько отличались от «головного» танка

В сложившейся ситуации танк Hotchkiss оказался оптимальным кандидатом. С одной стороны, вроде как данная машина не подходила для кавалерии, а с другой, ей был заказан «броневик» Renault YR, который имел среднюю скорость 28 км/ч. При этом он уступал танку Hotchkiss по броневой защите, причем существенно. Одним словом, образовался вариант «за неимением лучшего». В ноябре 1935 года был подписан контракт на изготовление 200 экземпляров Char léger Modèle 1935 H, DIT. Известен этот танк, впрочем, под другим обозначением — Hotchkiss H 35. Вот так фирма, всего лишь за 9 лет до того вернувшаяся на рынок автомобилей, умудрилась подвинуть грандов французского танкостроения.

вернуться к меню ↑

Не только для кавалерии

Как это часто бывает, перед запуском в крупную серию потребовалась доработка. Ее реализовали на танке, имевшем регистрационный номер 8533-W1. Теперь танк полностью соответствовал требованиям, которые выдвигало французское пехотное командование. Толщина броневой защиты выросла до 40 мм, что, в теории, позволяло защитить машину от огня 25-мм пушек. В результате боевая масса достигла 10,6 тонн. В связи с этим максимальная скорость составила 28 км/ч, вроде бы маловато, но если сравнивать с Renault R 35 (20 км/ч), то всё не так однозначно. Собственно говоря, у тех же Vickers Mk.E и Т-26 с максимальной скоростью было не сильно лучше, но при этом по броневой защите они явно уступали. Фактически у Hotchkiss H 35 было две глобальные проблемы — одноместная башня и 37-мм пушка SA 18. На момент принятия на вооружение это не выглядело столь остро, к тому же AMR 35 ZT были вооружены еще хуже, а типовой танк того периода имел противопульную броню, которую SA 18 вполне пробивала. Да и одноместная башня на легких танках была совсем не редкостью, немцы соврать не дадут.

Общие вида серийного Hotchkiss H 35

Общие вида серийного Hotchkiss H 35

По итогам доработок получился если не новый танк, то уж точно сильно переработанный. По большому счету, не тронутыми остались только траки, да и то не факт. Ходовую часть переделали очень сильно, сохранив, при этом, общую концепцию исходных прототипов. По итогам испытаний выяснилось, что опорные катки получились слишком маленькими, поэтому их диаметр увеличили до 400 мм (как на Renault R35). В связи с увеличением опорных катков пришлось переделывать тележки. Они стали больше, а их крепления к корпусу стали менее массивными. Число поддерживающих катков снизилось до двух на борт, ведущее колесо стало больше в диаметре, изменился и ленивец. Как показали дальнейшие события, данная переделка оказалась очень кстати. Hotchkiss H 35 оказался лишен ряда проблем, которые имелись на мягких грунтах у Renault R 35.

Конструкция корпуса, который состоял из 6 основных деталей, не считая люков и листов днища

Конструкция корпуса, который состоял из 6 основных деталей, не считая люков и листов днища

Целую массу изменений претерпел и корпус. Изначально его верхняя часть делилась на три сегмента — носовая деталь, подбашенная коробка (изначально рубка) и надмоторная плита. Теперь же носовая деталь и подбашенная коробка стали единым целым. Совершенно иначе было сделано отделение управления. Изначально механик-водитель имел смотровой люк, в котором предусмотрели маленький лючок. Также лючки имелись слева и справа. В новой версии механик-водитель получил двухстворчатый люк, через который механик-водитель попадал на своё место. Боковые смотровые лючки заменили на смотровые щели, закрытые стеклоблоками. Изменилась конструкция надмоторной плиты, благодаря чему доступ к агрегатам упростился, а стойкость деталей выросла. Более рациональной стала и конструкция «ванны». Состояла она из четырех основных деталей (лобовая, борта и корма), при этом бортовые соединения наружу не торчали. В отличие от Renault R 35, у которого борта были катаные, у Hotchkiss H 35 они так же делались литыми, а из катаных листов делось только днище. Оно состояло из трех секций, также прикручивающихся болтами. В принципе, при такой конструкции из двух разбитых корпусов можно было собрать один.

Конструкция башни APX R

Конструкция башни APX R

В наследство от Renault R 35 танку досталась башня APX-R. Можно сказать, что выбрали лучшее из худших, причем дело не только в том, какое вооружение в ней стояло. Сама по себе установка 37-мм орудия SA 35, спаренного с 7,5-мм пулеметом MAC Mle.1931, получилась неудачной. Дело в том, что маска была внутренней, а не внешней, так что существовал риск ее заклинить. Надо сказать, что у немцев на легких танках дела были не лучше, даже если опускать разницу по толщине брони. Не идеальной была и ситуация с обзорностью. Теоретически приборов наблюдения было много — по одному спереди, слева и справа, плюс смотровая башенка. Но сами по себе смотровые приборы были так себе, а смотровая башенка имела крайне узкий сектор обзора. Неслучайно немцы на трофейных танках ее срезали, ибо толку в ней оказалось мало. В походном положении командир сидел на створке люка, а в боевом, как на Renault FT, использовалось что-то типа ремня.

Внутри башни. Слева смотровой прибор раннего типа, имевший не самую удачную конструкцию

Внутри башни. Слева смотровой прибор раннего типа, имевший не самую удачную конструкцию

Внутри танка получилось довольно плотненько, хотя это смотря с чем сравнивать. Те, кто говорит о страшной тесноте французских легких танков, явно не сидел в английских 4-тонных экспортных танках. Особенно VCL M1937, вот уж где «весело». Особенно на месте командира, который он же наводчик, он же заряжающий. С точки зрения места механика-водителя уровень комфорта был вполне нормальным для легких танков того периода. А уж с точки зрения обзорности ему точно незачем было жаловаться. В походном положении имелась поднимаемая вверх створка, а в боевом положении использовались смотровые приборы, коих стояло 3 штуки — спереди и сбоку. Конечно, у Pz.Kpfw.I обзорность, за счет смотровых лючков, была получше, но для для легкого танка середины 30-х с обзорностью у Hotchkiss H 35 дела обстояли вполне прилично.

Типовой Hotchkiss H 35 основной серии

Типовой Hotchkiss H 35 основной серии

Медлить с производством танков на Hotchkiss не стали. К лету 1936 года началось производство, а уже в июле танки стали поступать в кавалерийские подразделения. Вскоре заказ увеличили до 300 танков. Таким образом было решено поставлять в легкие механизированные дивизии (DLM, то есть Division Légère Mécanique) поровну Hotchkiss H 35 и SOMUS S 35. Это стало очень плохой новостью для Renault. Дело в том, что расширение контракта было за счет существенного сокращения программы по AMR 35 ZT. Таким образом, не принятый пехотой танк «съел» танк кавалерийский. И нельзя сказать, что в командовании кавалерии были неправы. По большому счету AMR 35 ZT к началу Второй мировой войны представлял боевую ценность чуть больше, чем нулевую. Советские танки-разведчики и то были более ценными, поскольку умели плавать. А тут танк, которых по ТТХ примерно на уровне легкого броневика.

Типовое оформление "обвеса", сзади крепился также запасной опорный каток. Вместо тросов в то время использовались цепи

Типовое оформление «обвеса», сзади крепился также запасной опорный каток. Вместо тросов в то время использовались цепи

Проблема для Renault была не только в качестве самого Hotchkiss H 35. Еще одним неприятным моментом стало то, что внезапно образовался производитель, умеющий быстро справляться с контрактами. Для понимания — 300 танков было сдано в период с июля 1936 по ноябрь 1937 года. То есть Hotchkiss показал себя куда более добросовестным подрядчиком. На этом фоне Renault имела крайне бледный вид. Особенно в том смысле, что в 1936 году замаячило банкротство, в результате танковое производство пришлось национализировать. Бывший завод Renault в Исси-Ле-Мулино переименовали в AMX (Atelier de Construction d’Issy-les-Moulineaux). Тогда же пришлось национализировать и танковое производство APX в Рюэй-Мальмезон, его переименовали в ARL (Ateliers de construction de Rueil). А Hotchkiss, между делом, только развивала военное производство. Например, на тягачах Laffly стояли моторы из Сен-Дени, а позже 3-осные модели Laffly выпускались на Hotchkiss.

Танк поздней производственной серии из состава 18-го драгунского полка. Машина имеет поздние смотровые приборы, а также радиостанцию ER 29, редкость на французских легких танках

Танк поздней производственной серии из состава 18-го драгунского полка. Машина имеет поздние смотровые приборы, а также радиостанцию ER 29, редкость на французских легких танках

Итогом всего происходящего стало то, что Hotchkiss H 35 заинтересовалось французское пехотное командование. Происходило это на фоне проблем Renault R 35 при езде на мягких грунтах. В данном смысле ходовая часть Hotchkiss H 35 была лучше. В результате было заказано 100 танков, с началом поставок в сентябре 1938 года. Впрочем, дело было не только в оперативности Hotchkiss и более удачном танке. Причины имелись и чисто экономические. Имея в запасе такой танк, французская пехота смогла финансово надавить на Renault, которая стала более сговорчивой. По итогам удалось скосить с каждого нового R 35 по 60 тысяч франков, сумма немаленькая, скажем так. Танки для пехоты, как и машины более позднего выпуска, имели более совершенные смотровые приборы. Выпущенные танки получили регистрационные номера в пределах 40001-404000.

вернуться к меню ↑

За неимением ничего другого

Первоначально предполагалось, что легкие механизированные дивизии (DLM, или Division Légère Mécanique), которые создавал генерал Флавиньи, будут иметь на вооружении «боевые бронеавтомобили» SOMUA S 35, а также «разведывательные бронемашины» AMR (AMR 33 VM и AMR 35 ZT). Но практика оказалась иной. SOMUA S 35 начали поступать только в конце 1937 года, а с AMR было понятно уже в 1936 году. Поступить-то они поступили, но шли тонким ручейком, особенно это касается AMR 35 ZT, которые поставлялись в период с 1936 по 1938 годы. На этом фоне решение о закупке Hotchkiss H 35 было единственно верным. Компания из Сен-Дени оказалась куда более ответственным производителем, нежели Renault. SOMUA же понадобилось некоторое время на раскачку, хотя, именно как танк, их детище было несравнимо лучше.

Один из первых Hotchkiss H 35 (регистрационный номер 40011), попавший в состав 4-го кирасирского полка

Один из первых Hotchkiss H 35 (регистрационный номер 40011), попавший в состав 4-го кирасирского полка

Первыми новые танки получил, в 1937 году, 4-й кирасирский полк, основанный еще в середине XVII века. До 1936 года он именовался 4-й группой бронемашин (4 GAM). На вооружении у него были полугусеничные бронемашины AMC Schneider P 16, а также AMR 33 VM. Вот как раз последние из него убрали, взамен выдав 47 Hotchkiss H 35, а полугусы позже заменили на 48 SOMUA S 35. Та же ситуация случилась и с 18-м драгунским полком, который также имел долгую историю (с 1744 года). Во всё том же 1937 году он получил 47 Hotchkiss H 35, а позже бронемашины в его составе также заменили на 48 SOMUA S 35. В июле 1937 года началось формирование 2-й легкой механизированной дивизии, на сей раз в дело пошли подразделения 5-й кавалерийской дивизии. 13-й драгунский полк и 29-й драгунский полк получили ту же самую матчасть — по 47 Hotchkiss H 35 и 48 SOMUA S 35. При этом легкие танки попали туда раньше «боевых бронемашин». Таким образом, 2 дивизии получили 188 танков, именно для них и предназначались танки по первому контракту, подписанному в ноябре 1935 года.

Еще один танк из того же полка, уже с полной системой маркировок

Еще один танк из того же полка, уже с полной системой маркировок

Дополнительная партия из 100 танков была необходима для комплектации подразделений, которые входили в состав легких кавалерийских дивизий (DLC, Division Légère de Cavalerie). Это было вынужденным шагом, ибо там подразумевались Renault ACG-1 (AMC 35), но с ними традиционно «что-то пошло не так». Для понимания, по состоянию на май 1940 года ни одна из 47 имевшихся машин данного типа в частях не числилась. Посему в состав 1-го бронеавтомобильного полка (1-й RAM, 1-я DLC), 2-го бронеавтомобильного полка (2-й RAM, 2-я DLC) и 3-го бронеавтомобильного полка (3-й RAM, 3-я DLC) структурно входило по 16 Hotchkiss H 35. Итого 48 машин. Наконец, в 11-й Моторизованный драгунский полк (11-й RDP), входивший в состав 6-й легкой механизированной бригады 3-й легкой механизированной дивизии, попало 23 танка. Еще 17 танков находилась в учебных частях и в резерве. Наконец, 16 танков ушло в 1-й полк африканских охотников (RCA, Régiment de Chasseurs d’Afrique), который дислоцировался в Рабате, Марокко. Таким образом, в общей сложности было сформировано 10 эскадронов (в каждом из полков DLM было по 2 эскадрона), куда попали данные танки.

Перед началом парада 14 июля 1938 года, на нем впервые показали новые кавалерийские танки публике

Перед началом парада 14 июля 1938 года, на нем впервые показали новые кавалерийские танки публике

Заказанные французской пехотой танки стали поступать в 1939 году. Первым данные танки получил 505-й танковый полк, на базе которого к началу Второй мировой войны, стали формировать батальоны боевых танков (Bataillon de Chars de Combat). Среди них был и 13-й танковый батальон, сформированный 2 сентября 1939 года. Согласно штатному расписанию батальона, он получил 45 Hotchkiss H 35. Аналогичная судьба была и у второй группы танков. В 509-м танковом полку 28 августа 1939 года сформировали 38-й танковый батальон. В общей сложности у пехоты, к 10 мая 1940 года, числилось 98 танков, но позже из кавалерии передали еще 10 танков данного типа.

Первое время Hotchkiss H 35 были единственными кавалерийскими танками нового типа. SOMUA S 35 стали поступать только в конце 1937 года

Первое время Hotchkiss H 35 были единственными кавалерийскими танками нового типа. SOMUA S 35 стали поступать только в конце 1937 года

Впервые открыто новые танки были показаны на традиционном параде 14 июля 1938 года в Париже. В целом новые танки оказались более удачными по конструкции, нежели Renault R 35, хотя и у них имелись недостатки. Помимо очевидных проблем с вооружением, которые, по мере роста толщины брони у танков противника, только возрастали, имелись и другие недостатки. Подвижность танка всё равно была недостаточной для кавалерии. Этот факт, в итоге, привел к созданию танка, который приняли на вооружение 18 февраля 1939 года как Char léger modèle 1935 H modifié 1939. Оснащенный 120-сильным мотором танк, более известный как Hotchkiss H 39, стал существенно более подвижным, приблизившись по этому показателю к одноклассникам. Эта машина стала самым удачным французским легким танком, что предопределило его долгую карьеру. Ну а более ранний танк, по ходу эксплуатации, постепенно дорабатывали.

Радийный и перевооруженный танк из состава 2-й DLM, 10 мая 1940 года

Радийный и перевооруженный танк из состава 2-й DLM, 10 мая 1940 года

Первой доработкой стало появление радиостанций. Периодически можно слышать комментарии о том, что, мол, советские танки были «глухими», не то, что за рубежом. Но из примерно 10 тысяч Т-26, прямых аналогов Hotchkiss H 35, больше трети (3958) было радийными. А французские легкие танки изначально радиостанций вообще не имели. Лишь уже в ходе эксплуатации радиостанции ER 29 начались ставить, оснащая ими, прежде всего, танки командиров взводов. Еще одной проблемой стали небольшие габариты танка. Выяснилось, что это сильно сокращает длину преодолеваемых рвов. Поэтому в 1939 году был разработан хвост, аналогичный по назначению тому, что ставился на Renault FT. Работа была конкурсной: помимо Hotchkiss, испытывался конструкция AMX, оказавшаяся менее удачной. Поэтому в работу пошел хвост от Hotchkiss. В основном он шел на Hotchkiss H 39, но тем H 35, что прошли капитальный ремонт и модернизацию, их также ставили.

Часть танков, в основном прошедших капитальный ремонт, также получила хвост

Часть танков, в основном прошедших капитальный ремонт, также получила хвост

Последняя крупная модернизация случилась уже в 1940 году. То, что 37-мм пушка SA 18 морально устарела, было понятно с самого начала, но финансовые возможности не позволяли ставить принципиально новые орудия. Лишь в феврале 1940 году началось производство длинноствольных 37-мм орудий SA 38. На дистанции 500 метров она пробивала броневую плиту толщиной 23 мм, установленную под углом 30 градусов. А на дистанции около 300-400 метров пробивала 30-мм плиту, установленную вертикально. Это позволяло поражать немецкие средние танки. Те, в свою очередь, поражали броню Hotchkiss H 35 (и других французских легких танков) на дистанции около 300 метров и ближе. Часть H 35 получила подобные орудия, но появилось оно слишком поздно.

Один из последних выпущенных Hotchkiss H 35, 1940 год

Один из последних выпущенных Hotchkiss H 35, 1940 год

К маю 1940 года к подразделениям, имевших на вооружение Hotchkiss H 35, присоединилась 25-я моторизованная дивизия (DIM, Division d’Infanterie Motorisée), где они состояли в 5-й разведывательной группе пехотных дивизий (GRDI). Попало туда 16 танков. Танки 1-й и 2-й DLM стали первыми, применившими свои Hotchkiss H 35, причем случилось это примерно в одно и то же время — 13 мая 1940 года. 2-я DLM воевала в Бельгии, принимая самое активное участие в ходе боёв за Анню, при этом H 35 действовали скорее на подхвате у SOMUA S 35. 1-я DLM воевала в Нидерландах, при этом Hotchkiss H 35 здесь отличились, правда, и противниками были, в основном немецкие пехотные подразделения. Ну а дальше началось отступление под напором немецких частей. Ставка на броню оказалась отчасти ошибочной, поскольку быстро выяснилось, что на ближних дистанциях (а бои на дистанции 200-300 метров были вполне привычным явлением) 40-мм литая броня вполне пробивалась немецкими 3,7 cm Pak. В результате довольно быстро обе французские механизированные дивизии «сточились». После полутора недель боев 1-я DLM фактически существовала на бумаге, а «Гочкисы» 2-й DLM приняли участие в сражении под Аррасом. Последние сражения дивизии первого состава прошли под Дюнкерком. Далее обе дивизии переформировали, но в июне 1940 году уже всё было кончено.

Основная часть данных машин "сточилась" за первые три недели боев

Основная часть данных машин «сточилась» за первые три недели боев

13-й BCC вступил в бой 15 мая 1940 года. Надо сказать, что в ходе боевых действий первых недель батальону пришлось немало так поездить, сначала перемещаясь с места на место, а затем отступая. Примерно та же ситуация была и с 38-м BCC. Постепенно теряя танки, 26 мая оба батальона (точнее, их остатки) встретились в коммуне Варам на севере Франции. К началу июня они оказались в районе Дюнкерка. В целом танки в составе батальонов особо себя не проявили, но тут проблемы были скорее не в H 35, а общем состоянии французских частей. Поскольку Hotchkiss H 35 находились в передовых частях, они «сточились» довольно быстро.

Единственный доживший до наших дней Hotchkiss H 35. Данная машина была брошена в начале июня 1940 года на пляже возле Камье

Единственный доживший до наших дней Hotchkiss H 35. Данная машина была брошена в начале июня 1940 года на пляже возле Камье

Высокий уровень потерь привел к тому, что немцам, в рабочем состоянии, досталось немного этих машин. К тому же имелось большое количество Hotchkiss H 39, которые явно выглядели предпочтительнее. Поэтому эти машины практически полностью исчезли. Известен всего один танк данного типа, который сохранился до наших дней. Машина с башенным номером 11 была брошена на пляже возле Камье, позже с нее башню сняли и поставили на ДОТ. По последней информации, машину вроде как вытащили с пляжа, будем надеяться, что единственный выживший Hotchkiss H 35 когда-нибудь увидим в виде полноценного танка.

вернуться к меню ↑

Источники

  1. CAAPC
  2. Hotchkiss H 35/H 39, Pascal Danjou, TRACKSTORY №6, 2006
  3. Hotchkiss H 39, Pascal Danjou, Focus №5, 2009
  4. The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 1914-1940, François Vauvillier, Histoire & Collections, 2014
  5. GBM 74, 75, 112, HS1
  6. eBay
  7. Архив автора

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/neojidannoe-pribavlenie-v-kavaleriiskom-semeistve-5fb63a52541585566c6d0798

7
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
4 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
Mr.SangenadE .tommaksim korotkijNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

Mr.Sangenad

+!!! Вот в логике тут французам не откажешь — основной танк ДОЛЖЕН быть защищён от ББС основной ПТП! У наших «ответственных» товарищей, с этой логикой было тяжело (см. заказ на Т-46, БТ-7 и БТ-20).

maksim korotkij

Хорошо быть здоровым и богатым. Нашим бы «ответственным товарищам» 120-сильный мотор , как на Н39…

Mr.Sangenad

Наши «ответственные товарищи», сперва заказали дизель в 90 л. с. Потом, этот заказ аннулировали и заказали дизель и карб. в 200 л.с. Потом и этот заказ аннулировали и вместо него, заказали пару в 300 л. с. Потом, оказалось, что абсолютно готовый 300-сильный мотор на фиг никому не нужен.
Были бы те «ответственные товарищи» с головой, этой дурацкой чехарды не было бы, а моторы были.

E .tom

Да нехрена у них нет логики, придельно обжатые аналоги FT только чуть улучшенной бронезашитой и скоростью, даже удлиненная пушка на фоне 37-42-45 ПТО и танковых орудий других танковых держав просто смешно, не говоря что для нормальной работы в башне нужно хотя бы пара а лучше три человека.
А вот два в башне и все, машина резко подростет в массе и габаритах и все.
Что и было в РИ когда спроектировали S35 сразу масса подскочила под 20 тонн. А броня по толщине осталась почти такой же как на на компактах.
При том что к концу 30-х эта бронезащита осталась недостаточной для нормальной зашиты, увы качество литой брони была ниже плинтуса.

Mr.Sangenad

То, что Вы перечислили — частности. Я же имел ввиду главный принцип — чему в ПРИНЦИПЕ ДОЛЖНА соответствовать бронезащита основного танка.

maksim korotkij

Пушка SA38 de 37 mm пробивала 30-мм броню с 1000 м , по крайней мере так считали французы и англичане .

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить