9
4
Юрий Пашолок. Немирный челябинский трактор

Юрий Пашолок. Немирный челябинский трактор

Самоходная артиллерийская установка СУ-С2, построенная осенью 1942 года на ЧТЗ с использованием агрегатов артиллерийского тягача Сталинец С-2.

В критическое время часто бывают случаи, когда промышленные предприятия начинают заниматься различными импровизированными образцами колесной и гусеничной военной техники. Во время Второй мировой было ровно то же самое. В 1940 году англичане стали лихорадочно готовиться к возможной высадке немецкого десанта. Это породило огромное количество всевозможных импровизированных бронемашин, от самых простых и заканчивая внушительными САУ на колесных шасси, а также передвижными блокпостами. Некоторые из подобных «самопалов» были вполне заводскими изделиями, выпускавшимися по типовым проектам, и даже вполне принятым на вооружение английской армии. Летом 1941 года похожая ситуация случилась уже в Советском Союзе. Каноничным примером стал бронетрактор ХТЗ-16, официально принятый на вооружение и поступавший на оснащение танковых бригад. В Ленинграде выпускались импровизированные броневики для оснащения ЛАНО. Официально они не состояли на вооружении, тем не менее, их разработка и выпуск были санкционированы местным командованием, то есть они не являлись «самопалами» в полной мере. Существовал план по их выпуску, утверждавшийся наверху, да и разработка велась не группой механиков в гараже, а в КБ Ижорского завода. Безусловно бронемашины ПБ и ЗП сложно назвать верхом технического совершенства, но и делались они так, чтобы не мешать основному производству завода.

Опытный образец "Сталинец-20", который позже стал "Сталинцем С-2"

Опытный образец «Сталинец-20», который позже стал «Сталинцем С-2»

Между тем, далеко не один ХТЗ и Ижорский завод пытались заниматься импровизированными образцами бронетанковой техники. Похожим пытались заниматься на заводе №264, но там инициативную группу быстро осадили, поскольку завод занимался выпуском бронекорпусов для Т-34, а также туда переезжало производство Т-60 из Харькова. Посему вместо САУ на базе тракторов СТЗ вскоре началось производство Т-60, куда более подходящих как боевая единица. Главным препятствием было то, что завод №264 непосредственно шасси не выпускал, посему и возможностей для самодеятельности оказалось меньше. Иная ситуация оказалась в Челябинске. Осенью 1941 года там шли работы по развертыванию производства тяжелого танка КВ-1. Он там и так выпускался, но в скромных объемах — 27 штук в августе, 27 в сентябре и 62 в октябре. Причин для столь медленного роста выпуска было немало. Это и перебои с орудиями (фактически выпуск пушек ЗИС-5 начался только в сентябре 1941 года), и проблемы с поставками моторов (в виду чего пришлось ставить авиационные моторы М-17). Кроме того, никто не снимал с ЧТЗ выпуск тракторов, которые использовались в качестве артиллерийских тягачей. В их числе был и артиллерийский тягач Сталинец С-2. Машина, скажем так, весьма неоднозначная. На вооружение Красной Армии его приняли 19 декабря 1939 года, но реальное производство началось в 1941 году. При этом у С-2 сложилась, пожалуй, самая плохая репутация среди советских артиллерийских тягачей. Тем не менее, на 1941 год было заказано 2000 таких тягачей, из которых к 1 января 1942 года сдали 1129 штук. О том, насколько всё сложно оказалось с этим тягачом, говорит тот факт, что вместо С-2 в 1942 году собирались делать другую машину — С-10. Кроме того, к 1 мая 1945 года их числилось всего 84 тягачей С-2, из них всего 43 в рабочем состоянии. Для понимания, «Ворошиловцев», сравнимых по объему выпуска, числилось 365 штук, из них исправных 251.

Опытный образец СУ-С2, построенный в октябре 1941 года

Опытный образец СУ-С2, построенный в октябре 1941 года

Несмотря на столь неоднозначные характеристики, С-2 осенью 1941 года весьма активно выпускался. Например, за сентябрь 1941 года ЧТЗ сдал 202 таких тягача, причем их выпуск лимитировался производственными возможностями. Даже в ноябре их сдали 64 штуки. И это при том, что именно в этом месяце началось свертывание производства тягачей в Челябинске. Тем не менее, как раз осенью 1941 года на ЧТЗ начались процессы, свойственные некоторым заводам в критичный момент. По собственной инициативе там стали разрабатывать САУ, которая в переписке получила обозначение СУ-С2. По этой машине практически не сохранилось текстовой информации, она как-то бегло проскочила в переписке ГАБТУ КА. Судя по происходящему, там сразу приняли по данной машине решение в стиле «понять и простить». Собственно говоря, базой С-2 данную конструкцию можно назвать весьма условно. В Челябинске отдавали отчет, что исходное шасси для подобных вещей мало подходит. Кроме того, на ЧТЗ, к тому моменту, оказалась часть коллектива Кировского завода. Вскоре завод переименовали в Челябинский Кировский Завод. При этом СУ-С2 была не единственной такой странной разработкой. КВ-7, который появился не без участия Сталина, выглядел ничуть не менее странно.

Орудие на максимальном угле возвышения

Орудие на максимальном угле возвышения

От С-2 на данной машине бралась, прежде всего, рама и моторно-трансмиссионная группа, ведущие колеса, поддерживающие катки и траки. При этом раму удлинили, а подвеску переделали. За основу взяли торсионную подвеску КВ, с него же позаимствовали балансиры, а также немного переделанные ленивцы. Теперь ленивцы (точнее, их уменьшенная в диаметре версия) выполняли роль еще и опорных катков. На получившееся шасси установили громоздкий бронекорпус. Место механика-водителя максимально сместили влево, причем каким-то особым комфортом оно явно не отличалось. С правой стороны разместили установку курсового пулемета ДТ.

У механика-водителя с объемом отделения управления явно были большие проблемы

У механика-водителя с объемом отделения управления явно были большие проблемы

Вместо кузова было сделано боевое отделение, открытое сверху, сзади и частично сбоку. Чем-то данная конструкция напоминала бронемашину ПБ (о копировании речь не идет, такая схема рождалась, одновременно, в разных странах). Внутри боевого отделения разместили 122-мм гаубицу М-30. Качающуюся часть гаубицы оставили без изменений, даже орудийный щит остался штатный. Выбор М-30 в качестве вооружения объяснялся тем, что это была единственная система, которая в то время серийно выпускалась на Урале. А конкретно на УЗТМ. Помимо гаубицы, в боевом отделении разместили боезапас, его объем неизвестен.

Шасси С-2 существенно переделали, особенно это касается опорных катков и подвески

Шасси С-2 существенно переделали, особенно это касается опорных катков и подвески

Увы, данных по характеристикам машины практически не сохранилось. Даже в документах ЧТЗ по этой машине практически ничего не проходит. Известно, что в октябре 1941 года СУ-С2 была изготовлена, тогда же провели ее испытания. Вряд ли они кончились чем-то хорошим, вместе с тем, на этом шасси С-2 в покое не оставили. 3 ноября 1941 года на ЧКЗ был издан приказ об организации производства легкого танка на агрегатах тягача С-2. Разработка машины сваливалась на СКБ-2 во главе с Ж.Я. Котиным, которое уже было укомплектовано как местными кадрами, так и прибывшими из Ленинграда конструкторами. К 7 ноября предполагалось получить комплект чертежей корпуса и других агрегатов. Выпускать танк собирались на линии, задействованной в производстве тягача. Впрочем, про эту разработку и вовсе ничего неизвестно. Даже нет информации, что предполагалось получить, единственное, что известно — это силовая установка. Ей должен был стать 160-сильный дизельный мотор Д-11. Впрочем, уже в ноябре ЧКЗ сконцентрировался на выпуске КВ-1, за этот месяц он сдал 156 танков.

Танкетка "Злоба Народная", которую проектировали в декабре 1941 года

Танкетка «Злоба Народная», которую проектировали в декабре 1941 года

Последним известным «официальным» проектом боевой машины с использованием агрегатов трактора, датированным 1941 годом, стала танкетка «Злоба Народная». По ней нет (по крайней мере, пока) никакой графической информации, но ее упоминают в отчете по опытным работам ЧКЗ за декабрь 1941 года. Вспоминал ее и конструктор Н.Ф. Шашмурин в своих мемуарах. Дело в том, что Николай Фёдорович занимался разработкой гидротрансмиссии для этой штуки. Боевая масса танкетки составляла 2,5 тонны, в движение ее приводили 2 пусковых агрегата от мотора С-65, машина имела пулеметное вооружение. Как и легкий танк на агрегатах С-2, «Злоба Народная» так и не вышла за рамки проектирования. В результате сложилась комичная ситуация, когда есть некие бумажные проекты, по которым имеется хоть какая-то информация, и построенная машина, по которой сохранилось всего 2-3 строчки на оборотах иллюстраций, присланных в ГАБТУ КА 21 ноября 1941 года. Так что исследователям еще есть с чем разбираться.

Источники

  1. ЦААМО РФ

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/nemirnyi-cheliabinskii-traktor-5fb7847b62945b1f7e1378e0

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить