18
8
Юрий Пашолок. Малый немирный американский трактор

Юрий Пашолок. Малый немирный американский трактор

История создания Light Tank T1-T1E5, первого американского легкого танка полностью собственной разработки

Американская армия после окончания Первой мировой войны оказалась в похожей с французами непростой ситуации. Дело в том, что американская промышленность к моменту окончания войны только начинала полноценный разворот на военные рельсы. Только заводы развернулись на полную мощность, и… и всё. Касалось это и танкостроения. Американские заводы должны были обеспечивать не только собственную армию, но и другие страны. Это означало развертывание выпуска английских тяжелых танков Mk.VIII, оснащенных американскими моторами Liberty. Также предполагалось выпускать лицензионную версию Renault FT, имевшую обозначение Six-ton Tank M1917, плюс 3-тонную танкетку M1918. И если Mk.VIII сдали 100 штук, а M1918 всего 15 штук, то Six-ton Tank M1917 выпустили очень немаленькое количество — 952 штуки. Казалось бы, большой успех, но не совсем так. Схожесть с французами ситуации оказалась в том, что M1917 был примерно таким же «якорем», как и Renault FT. Получился своеобразный чемодан без ручки, поскольку танк быстро устарел, а выбросить жалко, ибо деньги уже вложили. В результате M1917 спокойно дожили до 30-х годов, а 329 штук в 1940 году передали Канаде.

M1917 надолго стал основным танком американской армии. Правда, сами американские военные были этому факту не особо рады

M1917 надолго стал основным танком американской армии. Правда, сами американские военные были этому факту не особо рады

Сложившаяся ситуация привела к тому, что поначалу первые пять лет после окончания Первой мировой войны о легких танках нового поколения почти не вспоминали. Основные работы шли по средним танкам, поскольку с ними дела обстояли очень плохо. Не вспоминали и о тяжелых танках, причина прозаична — слишком дорогое удовольствие. Между тем, ситуация с M1917 была совсем не радужной. Он страдал ровно теми же недостатками, что и Renault FT. Пробег до ремонта ходовой части не превышал 80 миль, на дальние дистанции танк перевозился грузовиками. Да и скорость в 9 км/ч была совсем не тем, что требовалось американским военным. Им был нужен танк для маневренной войны, в этом смысле их мнение во многом пересекалось с тем, что мыслило о танках командование Красной Армии. Но резкое снижение финансирования держало американскую армию на голодном пайке.

Несмотря на такую ситуацию, еще 24 мая 1922 года был направлен запрос на подготовку специ­фи­кации легкого пехотного танка, который потенциально должен был заменить M1917. Полученный 6 июня 1922 года ответ от пехотного командования здорово напоминал ту спецификацию, которую чуть позже Красная Армия формулировала для будущего МС-1. Согласно видению американской пехоты, требовался танк боевой массой 4,5 тонны (5 коротких тонн), с вооружением в виде 37-мм пушки и пулемета, защитой от пуль винтовочного калибра, а также скоростью до 19 км/ч. Танк должен был иметь дальность действия не менее 80 километров, на дальние дистанции он пере­возился на грузовиках. Как можно заметить, мысли военных разных стран двигались примерно в одинаковом направлении. Другое дело, что в СССР приоритетом считался именно легкий танк, как наиболее дешевый и массовый, а средний (маневренный) танк считался желательным. В США же имелась куча M1917, а приоритетом был средний танк. Посему хоть какое-то движение началось только в июне 1924 года, когда спецификацию передали на арсенал Рок-Айленд. Да и то, 18 сентября оттуда пришел ответ в стиле «средний танк лучше, а легкие танки не нужны».

Понимание того, что в сентябре 1924 года была написана какая-то чепуха, появилось лишь в начале 1926 года. Всё потому, что Medium Tank M1921, который выпиливали из английского Medium Tank Mk.D, не получался, как тот самый каменный цветок. 27 января 1926 года Комитет по Вооружениям дал указание о запуске работ по легкому танку. Официально программа стартовала чуть позже — 5 февраля 1926 года. Тем не менее, некоторые факты говорят о том, что на самом деле работы начались гораздо раньше. Дело в том, что с 1924 года на Департамент Вооружений начал работать Гарри Остин Нокс, достаточно удачливый инженер-автомобилестроитель. Обычно про его дея­тельность после 1924 года говорят туманно, но всё легко раскрывается благодаря патентным базам. Свои разработки сотрудники Департамента Вооружений часто патентовали, с указанием, что передают свои права американскому правительству. Как раз это случилось с Гарри Ноксом. И вот ведь что интересно — 28 октября 1925 года он подал патент на подвеску к танку. Судя по всему, это тот самый легкий танк, который требовала американская пехота. Двухместная боевая машина имела классическую компоновку, правда, есть большое подозрение, что она сильно вылезла за требуемые 5 коротких тонн боевой массы. Так или иначе, но будущий Light Tank T1, первый американский танк полностью собственной разработки, изначально выглядел именно таким образом.

Иллюстрация из патента Гарри Нокса на новую подвеску. Судя по всему, изначально будущий Light Tank T1 выглядел подобным образом

Иллюстрация из патента Гарри Нокса на новую подвеску. Судя по всему, изначально будущий Light Tank T1 выглядел подобным образом

Легкий танк стал одной из разработок Технического Департамента Танкового Корпуса. Там одно­временно проектировали два танка — легкий и средний, причем их разработка отчасти пересекалась. Работы по изначальной концепции с мотором впереди и первым типом подвески шли до сентября 1926 года, после чего случилось два важных события. Во-первых, 1 сентября 1926 года Технический Департамент Танкового Корпуса перевели в Форт-Мид, штат Мэриленд, где размещался Танковый Департамент. Во-вторых, к работам подключили SAE (Society of Automotive Engineers, Ассоциация Автомобильных Инженеров). Эта мощная организация, существующая до сих пор, имела большое влияние на разработку различной техники, включая и военную. 15 сентября 1926 года состоялось совещание на Абердинском Полигоне. В нем приняли участие и представители Комитета по надзору за военными разработками SAE. Это событие стало крайне важным: дело в том, что SAE дало указание изменить компоновку танков Технического Департамента Танкового Корпуса, перенеся силовую установку вперед. Сделано это было явно под впечатлением от Medium Tank Mk.I, нового английского танка, изначально легкого, но в виду размеров и массы быстро ставшего средним. Перенос силовой установки способствовал улучшению ситуации с распределением массы, а заодно и сокращал габариты машины. В результате от исходной конструкции не осталось ровным счетом ничего.

Новый танк, получивший обозначение Light Tank T1, обрел очертания к 15 марта 1927 года. Далее, 12 апреля 1927 года, с компанией James Cunningham Son & Co был заключен контракт на изготовление опытного образца танка, со сроком сдачи через 12 дней. Этот контракт некоторые восприняли как то, что James Cunningham Son & Co являлась разработчиком машины. На самом деле это не так. В реальности танк создан Гарри Ноксом, более того, он его запатентовал. Концепция машины рази­тельно отличалась от предшествующего проекта. Теперь мотор находился впереди, сразу за ним размещался механик-водитель, а сзади поместили коробку передач. Компоновка танка была такова, что фактически механик-водитель чуть ли не обхватывал мотор ногами. А ведь это был V-образный 8-цилиндровый мотор Cunningham объемом 7,7 литров и мощностью 110 лошадиных сил! Впору было требовать штаны с асбестовым покрытием. Надо сказать, что и командир/наводчик/заряжающий в одном лице тоже ездил весело. Его сиденье размещалось аккурат на коробке передач. Ходовая часть больше напоминала тракторную, причем траки «скелетного» типа были похожи на те, что ставились на Medium Tank T1.

Первый опытный образец Light Tank T1, сентябрь 1927 года

Первый опытный образец Light Tank T1, сентябрь 1927 года

Разработанная конструкция должна была с самого начала вызвать у американских военных подозрения. Но они вели себя так, как будто всё нормально. Так что к 1 августа первое шасси Light Tank T1 было готово, а спустя ровно месяц машину показали военным. На ней были установлены макетная подбашенная коробка и башня. Судя по всему, демонстрация прошла успешно, потому что после нее был спущен заказ на еще 6 машин. Из них 4 было танками, а 2 транспортерами. По результатам первых тестов были внесены изменения в конструкцию шасси, поэтому Light Tank T1E1, первые образцы которого сдали в апреле 1928 года, несколько отличались от первой машины. Что же касается пилотного образца Light Tank T1, то его вскоре переделали в транспортер Cargo Carrier T1.

Башня и подбашенная коробка были макетными

Башня и подбашенная коробка были макетными

Компоновочная схема Light Tank T1/T1E1. Что механик-водитель, что башенный стрелок сидят одинаково "весело". Особенно хорошо механику-водителю, он ехал, обхватив ногами мотор

Компоновочная схема Light Tank T1/T1E1. Что механик-водитель, что башенный стрелок сидят одинаково «весело». Особенно хорошо механику-водителю, он ехал, обхватив ногами мотор

Light Tank T1E1 стал первой полноценной версией танка. Он получил и подбашенную коробку, и башню, вместе с ними боевая масса достигла 7108 кг. Мягко говоря, даже не 5 метрических тонн, с другой стороны, M1917 имел массу всего на полтонны меньше, так что возможность перевозки на тех же самых грузовиках сохранилась. По сравнению с Light Tank T1 шасси изменилось не сильно: носовая часть стала чуть короче, топливные баки вынесли на борта подбашенной коробки, немного доработали ходовую часть. В остальном же остался тот же T1. Не особо изменилась и башня, разве что теперь она была из металла, это же касалось и орудийной установки Combination Gun Mount T1. Установка крайне примечательная: дело в том, что это первая в мире условно серийная спаренная установка орудия с пулеметом. Для своего времени это был настоящий прорыв. Combination Gun Mount T1 имела телескопический прицел, а также возможность точной доводки влево и вправо по 10 градусов. За счет установки противовеса в передней части установки орудие было легко наводить при помощи плечевого упора. В ней устанавливалась танковая версия 37-мм пехотной пушки M1916 и пулемет Browning M1919. Собственно говоря, это было лучшее, что имелось на данном танке.

По сравнению с предшественником Light Tank T1E1 имел ряд отличий, включая и вынос баков наружу

По сравнению с предшественником Light Tank T1E1 имел ряд отличий, включая и вынос баков наружу

При необходимости на танк ставились фары

При необходимости на танк ставились фары

Надо сказать, что поначалу пехотное командование относилось к данному танку с большим энтузиазмом. Вплоть до того, что 24 января 1928 года, по настоянию генерал-майора Роберта Аллена, его стандартизировали как Light Tank M1. Но уже 30 марта того же года данное решение отменили приказом свыше. Энтузиазм по поводу этого полутанка-полутрактора объяснялся очень легко. Пехота очень хотела продавить контракт на выпуск 250 легких танков. Даже такой странный аппарат всё равно выглядел лучше, чем M1917. Надо сказать, что первые же испытания показали — определенный повод для оптимизма был. Несмотря на жалобы механиков-водителей на жар от моторов и далеко не идеальную обзорность, аппарат имел удельную мощность почти 15,5 лошадиных сил на тонну. Так что даже с подобной «тракторной» ходовой частью машина развила скорость до 28 км/ч. Посему оптимизм по поводу танков продолжался.

28 июня 1928 года танки направили в Форт-Мид, где 1 июля сформировали специальное подраз­деление на базе 4-й танковой роты. Задачей данного подразделения стали войсковые испытания новых танков. У роты также были на вооружение и M1917. На фоне этих танков Light Tank T1E1 действительно выглядели как луч света в темном царстве. При этом американские военные занимались самым настоящим пиаром. В октябре 1928 года три танка и два транспортера отпра­вились из Форт-Мид в Геттисберг и обратно. Идеальным было бы это сделать в июле, когда отмечали круглую дату одно из самых известных сражений Гражданской войны в США. Тем не менее, лучше поздно, чем никогда. Танки прошли 230 километров со средней скоростью 16 км/ч, для того времени это являлось достижением. Для пущего эффекта пробег проходил с участием прессы, а также ветеранов той самой битвы. Всё это делалось с одной целью — пробить контракт на поставку 250 танков.

Пиар-акция в ходе марша в Геттисберг, октябрь 1928 года. На соседней машине сидит ветеран Гражданской войны

Пиар-акция в ходе марша в Геттисберг, октябрь 1928 года. На соседней машине сидит ветеран Гражданской войны

В ходе учебных маневров, на фоне M1917 эти танки действительно выглядели более интересными

В ходе учебных маневров, на фоне M1917 эти танки действительно выглядели более интересными

Один из танков 16 августа 1928 года направили на Абердинский полигон. Там он, по официальным данным, преодолел за 57 дней 3232 км без серьёзных поломок. Результат феноменальный, но есть подозрения, что всё было не просто. Уже позже, когда обсуждался танк, о котором речь пойдет чуть дальше, выяснились некоторые интересные особенности. Эксплуатация танка проходила, скажем так, в щадящем режиме, а еще имелись жалобы на те самые «скелетные» траки. Конечно, их ресурс оказался куда выше, чем у траков M1917, но всё равно недостаточный. Но первое время всё это старались не оглашать раньше времени. Старались не обращать внимание на то, что толщина брони, в самом толстом месте, достигала всего 9,5 мм. С такой броней танк поражался из винтовки на дистанции от 200 метров и ближе.

Удача американских военных закончилась 19 ноября 1928 года. В этот день из Форт-Мид стартовал пробег Christie M1928, колесно-гусеничного танка Джона Уолтера Кристи. К тому моменту Кристи, уже 4 года как выгнанного Департаментом Вооружений из танковой программы, списали со счетов. Сделали это совершенно зря, потому что осенью 1928 года он, как чертик из табакерки, появился со своим танком. Тот же самый пробег Форт-Мид – Геттисберг – Форт-Мид танк преодолел со средней скоростью 45 км/ч. Максимальная скорость на гусеничном ходу составила 68 км/ч, а на колёсах — 112 км/ч. Тем самым Кристи просто уничтожил карьеру Light Tank T1E1.

Уже дальше, наконец, американские военные вдруг открыли глаза на проблемы танка. Тут же выяснилось, что и броня слабая, и ходовая часть отлично наматывает на себя колючую проволоку, и сама она «не очень». Похоже, что и водителей, которым грело самые важные места, тоже услышали. Да и кормовое расположение боевого отделения оказалось «не очень». Просто для понимания, такая компоновка привела к тому, что на сложной местности боевое отделение качало вверх-вниз весьма нещадно. Так что у командира могли случиться приступы морской болезни. Тем не менее, дальней­шая эксплуатация танков продолжилась. Позже один из танков передали в Форт-Беннинг, где он поступил в состав 67-й пехотной роты, оснащённой средними танками. Случилось это в 1932 году. Впрочем, к тому моменту звезда T1E1 закатилась. Это не помешало James Cunningham Son & Co крайне неосмотрительно повести себя с советской закупочной комиссией.

Не каждый знает, что изначально комиссия УММ КА под руководством начальника УММ И. А. Халепского собиралась закупать, как малый танк, именно Light Tank T1E1. Причем кто-то пустил слух, что танк существовал и как колесно-гусеничный. Так вот, James Cunningham Son & Co потребовала с советской комиссии контракт на 50 танков, при этом 50 процентов суммы вперед. Да и вообще вела себя весьма нагло. Видимо, в James Cunningham Son & Co поверили в своё бессмертие, особенно на фоне Великой Депрессии. Неразумный поступок, особенно с учетом того, что комиссия Халепского вскоре заключила с Vickers-Armstrongs контракт на поставку 15 Vickers Mk.E. Хамское поведение американской фирмы и отказ от какой-либо помощи закончился вполне ожидаемо. Кристи получил контракт на производство двух танков и дополнительную сумму за патенты, а James Cunningham Son & Co получила ровно ничего. Жадность и глупость в этом деле — плохие союзники, особенно когда твоя компания находится на краю пропасти. В случае с James Cunningham Son & Co ситуация была именно таковой. В 1931 году выпуск автомобилей пришлось прекратить, поскольку финансовый кризис попросту лишил компанию заказчиков.

Вполне возможно, что James Cunningham Son & Co еще надеялась на контракт по программе T1. Дело в том, что 30 ноября 1928 года Комитет по Вооружениям утвердил разработку улучшенной версии Light Tank T1E1. Она поучила обозначение Light Tank T1E2. Главным требованием стало усиление броневой защиты до 16 мм, а также улучшение ряда характеристик, включая подвижность и обзорность. Вполне ожидаемо James Cunningham Son & Co контракт выиграла, случилось это 8 декабря 1928 года. На самом деле танк снова разрабатывал Гарри Нокс, благо что патент на T1E2 сохранился.

Light Tank T1E2, попытка усилить броневую защиту машины

Light Tank T1E2, попытка усилить броневую защиту машины

Одновременно улучшалась обзорность танка и усиливалась мощь вооружения

Одновременно улучшалась обзорность танка и усиливалась мощь вооружения

Откровенно говоря, после танка Кристи эта машина выглядела явно допотопной. Особенно это касалось ходовой части

Откровенно говоря, после танка Кристи эта машина выглядела явно допотопной. Особенно это касалось ходовой части

Теперь между ног у механика-водителя торчало 132 лошадиные силы. Сомнительное достижение

Теперь между ног у механика-водителя торчало 132 лошадиные силы. Сомнительное достижение

В Форт-Беннинг, 1932 год. В такой конфигурации танк дожил дот наших дней

В Форт-Беннинг, 1932 год. В такой конфигурации танк дожил до наших дней

Танк был готов к началу июня 1929 года, после чего его отправили на Абердинский полигон. Данную машину можно легко отличить от предшественников и по корпусу, и по башне. Поскольку механик-водитель со своего места мало что видел, пришлось переделывать носовую часть корпуса. Она получила больший наклон, благодаря чему обзорность вперед выросла. Изменилась и кормовая часть машины, но наибольшие метаморфозы претерпела башня. У нее появилась своеобразная «шляпа», которая выполняла функцию вентиляции. Не менее интересно выглядело вооружение танка. Он получил полуавтоматическую пушку Browning калибра 37 мм. Данное орудие являлось уменьшенной версией аналогичной системы калибра 47 мм. Помимо повышенной начальной скорости (610 м/с), она имела обойменное питание. Орудие поставили в Combination Gun Mount T3E1, которая несколько отличалась от орудийной установки T1.

Поскольку танк получался явно тяжелее, ширину трака увеличили до 330 мм, а также поставили более мощный, 132-сильный двигатель. За счет этого танк, имевший боевую массу 8069 кг, обладал более высокой удельной мощностью. Теоретически танк должен был стать быстрее, но на практике лишние 22 лошадиные силы дали всего дополнительные 1 км/ч. Греться танк, естественно, стал больше. Генерал-майор Роберт Аллен настаивал на срочной стандартизации T1E2, понимая, что время уходит. Но генерал-майор Чарльз Саммерол, главком сухопутных войск, данный оптимизм отнюдь не разделял. Он видел, что из себя представляет шасси Кристи, да и кое-какая информация по поводу T1E1 уже просочилась.

Саммерол настоял на программе испытаний, в ходе которой будут выявлены реальные характе­ристики танка. Предчувствие не обмануло: ходовая часть T1E2, фактически не менявшаяся со времен T1, стала о себе напоминать самым неприличным образом. Да и обзорность всё равно не стала нормальной. В результате к T1E2 интерес иссяк довольно быстро. В дальнейшем с танка сняли его орудийную установку и поставили обычную T1. Позже танк «сослали» в Форт-Беннинг. В таком виде он дожил до наших дней, оказавшись единственным из семейства T1, кого позже не отправили на переплавку.

На этом попытки привести T1 в чувство отнюдь не прекратились. Поняв, что из T1E2 ничего не вышло, американские военные и James Cunningham Son & Co решили пойти другим путем. Второй образец Light Tank T1E1 было решено «прокачать». Для начала, переделке подверглась подвеска: из четырёх тележек три получили гидравлическую подвеску, а четвёртая, задняя, — пружинную. Данная подвеска должна была улучшить плавность хода. На танк поставили 132-сильный мотор, а также 37-мм полуавтоматическую пушку Browning. Это уже был третий танк, где она стояла: после T1E2 пушку поставили на Medium Tank T2, а далее на модернизированную версию T1E1.

Light Tank T1E3, попытка "прокачать" T1E1

Light Tank T1E3, попытка «прокачать» T1E1

Модернизированная подвеска, благодаря ей плавность хода улучшилась

Модернизированная подвеска, благодаря ей плавность хода улучшилась

Танк стал быстрее, но в 1931 году уже явно опоздал

Танк стал быстрее, но в 1931 году уже явно опоздал

Улучшенная версия танка получила обозначение Light Tank T1E3. Как показали испытания, улучшения не прошли зря – танк был быстрее и плавнее на ходу, нежели предшественники. Но… на Абердинском полигоне машина оказалась в апреле 1931 года. Как раз в это время там испытывался (точнее, проводились попытки испытаний) Concertible Medium Tank M1931. На его фоне данный танк выглядел откровенно убого. Даже проведенная позднее фотосессия с женами офицеров Механи­зированных сил в купальниках уже ничем не могла помочь.

Еще одна попытка пиара. Жены офицеров Механизированных сил в купальниках на фото T1E3. Чего-то не особо помогло

Еще одна попытка пиара. Жены офицеров Механизированных сил в купальниках на фото T1E3. Чего-то не особо помогло

На этом попытки как-то улучшить ситуацию с Light Tank T1 фактически прекратились. Размещение силовой установки в носовой части корпуса признали неправильной идеей, вовсю шли работы по Light Tank T1E4. В рамках работы по данному танку прошла последняя модернизация Light Tank T1. Четвертый образец T1E1 было решено использовать как своеобразный испытательный стенд. На машину установили 140-сильный двигатель, а также механизм поворота Cletrac. Получившаяся машина получила обозначение Light Tank T1E5. Испытания показали, что управляемость улучшилась. В дальнейшем механизм поворота Cletrac рекомендовали ставить на новые образцы танков. Light Tank T1, впрочем, это всё равно не помогло бы. Машина оказалась изначально спорной, хотя, если бы не Кристи, то американские военные могли ее и пропихнуть на вооружение. Вообще американские мехводы должны перед Кристи проставиться, ибо если бы не его танк, то ездить им, обхватив ногами V-8. С риском получить яичницу, причем совсем не такую, какую они себе представляли.

Light Tank T1E5, последняя модернизация T1. Она пошла на пользу, но танк уже не рассматривался как перспективный

Light Tank T1E5, последняя модернизация T1. Она пошла на пользу, но танк уже не рассматривался как перспективный

Список источников:

    1. US NARA
    2. РГВА
    3. Фотоархив автора
    4. Stuart History of the American Light Tank, Vol. 1, R.P. Hunnicutt, Presidio Press, 1992
    5. A Yankee Inventor and the Military Establishment: The Christie Tank Controversy, George F. Hofmann, Military Affairs, Vol. 39, No. 1 February 1975

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/malyi-nemirnyi-amerikanskii-traktor-602d1e5bffa2d86ae46ec9b5

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
NFHerwig Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Herwig
Herwig

++++++++

NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить