17
8
Юрий Пашолок. Легкий Landsverk, который прокатили

Юрий Пашолок. Легкий Landsverk, который прокатили

История Landsverk L-120, «патрульного» танка, которому не нашлось места в шведской армии

Шведская королевская армия, благодаря тому, что Швеция сохраняла статус нейтральной страны, имела широкое пространство для маневра. Особенно это касалось вооружения и военной техники. В Первую мировую войну шведы ориентировались на немцев, с которыми едва совместно не вступили во второй по масштабности конфликт в истории. Чем бы всё это могло закончиться для Швеции можно только догадываться. Но нейтральный статус всё же сохранился, поэтому и выбор в вооружении и военной техники остался. Касалось это новейшего вида военной техники — танков. Впервые с танками шведы познакомились благодаря всё тем же немцам. Ромбы им сразу не понравились, поэтому далее они выбирали между французами и немцами. Такое пространство для маневра оказалось очень кстати. LK-II, он же Strv m/21, оказался лучшим, что можно было получить на тот момент. Да еще и собирали их в Швеции.

Первое изображение Landsverk L-120, появилась эта машина в 1936 году

Первое изображение Landsverk L-120, появилась эта машина в 1936 году

Столь прагматичная политика имела свои плюсы и минусы. Плюсов, на первый взгляд, было больше. Шведская казна не страдала с точки зрения дополнительных расходов на разработку собственных типов бронетанковой техники. В 20-е годы, мягко говоря, не тучные, это было явно в плюс. А вот минусы пришли потом. Метод научного тыка, который оказался типовым решением 20-х годов, принес свои плоды. Основные направления мирового танкостроения появились именно через мучительный путь проб и ошибок. Шведы же ничем подобным не занимались, в результате оказались полностью зависимыми от зарубежных поставок. Достаточно сказать, что в 1930 году выбор был между разработками австрийского офицера Фрица Хейгля, Leichttraktor от Krupp, который проталкивался через Bofors, и колесно-гусеничными танками Отто Меркера. Все три варианта подразумевали выпуск танков в Швеции, но при этом разработка была на стороне «варягов». AB Landsverk и стоящее за ней немецкое объединение G.H.H. были, можно сказать, меньшим злом. По крайней мере, далее центр разработки формально оказался в Швеции. Но по факту работала Landsverk на немцев, а шведским военным доставались крохи.

Впрочем, установка мотора Maybach HL 52 в L-120 датирована еще 1935 годом. На самом деле это "бумажный" вариант, на машине по факту стоял совсем иной двигатель

Впрочем, установка мотора Maybach HL 52 в L-120 датирована еще 1935 годом. На самом деле это «бумажный» вариант, на машине по факту стоял совсем иной двигатель

Работая фактически на себя, Landsverk разрабатывала либо экспортную военную технику, либо под своих немецких хозяев. Отто Меркер, главный конструктор по военной технике, всё еще пытался довести до ума колесно-гусеничную схему. Но «выстрелили» чисто гусеничные танки. Изначально экспортный Landsverk L-60, который являлся прямым аналогом Vickers Mk.E, за 4 года эволюции превратился в крайне интересную боевую машину. Настолько интересную, что ей заинтересовались шведские военные. По итогам работ появился L-60-S, он же Strv m/38, первый шведский танк собственной разработки построенный в количестве более 10 штук. Но везло Landsverk не всегда. Имелся у нее и танк поменьше, более известен он как Landsverk L-100. Эту машину так и не построили, хотя она и успела наделать шуму. Немного более успешным оказалось ее развитие — танк-разведчик Landsverk L-120. По крайней мере, его построили, а один образец даже смогли продать за рубеж.

К весне 1937 года было готово шасси первого экземпляра машины. Его и испытывали поляки

К весне 1937 года было готово шасси первого экземпляра машины. Его и испытывали поляки

Совершенно новым танком L-120 назвать крайне сложно. Дело в том, что одно время существовало три танка. Первым был L-100, в чистом виде «патрульный танк» (приме он даже в экспортных предложениях именовался именно так), с пулеметным вооружением. Чуть позже появился истребитель танков L-101, похожий, но более тяжелый истребитель танков с 20-мм автоматической пушкой Madsen. Третьим стал колесно-гусеничный вариант L-100, известный как L-110. Из этой троицы реально построили минимум два образца шасси L-110, которые испытывались в Германии, но явно без успеха. Дело это происходило в 1935 году, а годом спустя ситуация изменилась. Колесно-гусеничный L-110 вообще пропал, функции танка-истребителя торжественно взгромоздили на L-100, а чисто пулеметный вариант стал именоваться L-120 (хотя первый чертеж, где упомянут L-120 — это еще 1935 год). При этом L-100 и L-120 всё же несколько отличались друг от друга. Идентичными у них оказалась передняя часть корпуса, но L-120 был короче (длина корпуса 4030 мм против 4300 мм у L-100). Связано это оказалось с силовой установкой. Также на L-120 ставилась менее громоздкая башня со всего одним пулеметом.

Машина польскую делегацию заинтересовала, так что некоторое время

Машина польскую делегацию заинтересовала, так что некоторое время

Зарубежных заказчиков на танк-разведчик с 20-мм пушкой не нашлось, зато у L-120 появился призрачный шанс. Напрямую он оказался связан с успехом старшего брата — L-60. В июле 1936 года последовал контракт на изготовление двух танков L-60-S. Вместе с тем, шведские военные ценник танка видели, поэтому захотели чего-то более дешевое. А вот этим «чем-то подешевле» и выглядел L-120. Поэтому в середине октября 1936 года последовал заказ на изготовление двух образцов шведского патрульного танка. Контракт как две капли воды повторял ситуацию с L-60. Первое шасси с заводским номером 109 строилось в виде полноценного танка, а второе, с заводским номером 110, изготовлялось как шасси. Тем самым у шведов появлялось пространство для маневра. В случае успеха шасси могли доработать под необходимые требования. Именно так случилось с L-60-S: полноценный танк №62 так и остался опытным, а вот машина №62, которая позже получила башню с подбашенной коробкой, стала головным экземпляром Strv m/38.

"Польская" башня с 20-мм автоматической пушкой. У PZInż 140 башня была явно лучше

«Польская» башня с 20-мм автоматической пушкой. У PZInż 140 башня была явно лучше

Появление L-120 оказалось несколько неожиданным. Настолько, что запутало даже зарубежных специалистов, про современных исследователей и говорить не приходится. Вплоть до того, что первый эскизный проект L-120 проходит в материалах 1937 года как L-100. Хотя к тому моменту это уже была другая машина. L-100 умер, не найдя себе покупателей, а L-120 строился уже под шведского заказчика. Но… Landsverk всё еще продолжала вести себя как обычно. Поэтому не стоит удивляться, что на завод в Ландскруну попадали зарубежные специалисты. То же шасси L-120 видел военинженер 2-го ранга А.М. Сыч, но внимания он на него не обратил. Зато обратил внимание на L-60 и торсионную подвеску. Еще более интересной стала активность польской стороны. Впервые поляки посетили Landsverk в ноябре 1936 года. Тогда их интересовал L-60, как возможная замена 7TP. Впрочем, полноценный визит состоялся позже — весной 1937 года.

Еще один вариант башни, с 37-мм пушкой. Также "бумажный"

Еще один вариант башни, с 37-мм пушкой. Также «бумажный»

К моменту, когда польская делегация (возглавлял ее полковник Патрик О’Брайен де Ласи) прибыла во второй раз, шведам уже было что показать дополнительно. Во-первых, закончилось изготовление Landsverk L-60Ö, предназначавшегося для Австрии. Правда, Австрия от него отказалась, поэтому Landsverk срочно искала нового клиента. Во-вторых, закончились работы по шасси L-120. Вот только поляки это шасси называли L-100. Испытания, которые проходили в период с 21 по 29 апреля 1937 года, стали главным источником мифа про построенный L-100. Естественно, никакого L-100 и в помине не было, а шасси L-120 поляков заинтересовало. В финальной конфигурации танк должен был иметь боевую массу 4800 кг, при этом заявленная максимальная скорость оценивалась в 65 км/ч. Машина имела торсионную подвеску, причем не на двойных торсионах, как у L-60, а одинарных.

Таким L-120 был в финальной конфигурации. По факту никаких преимуществ перед Praga AH-IV-Sv

Таким L-120 был в финальной конфигурации. По факту никаких преимуществ перед Praga AH-IV-Sv

На испытаниях шасси показало себя крайне перспективной разработкой, по крайней мере в лице польского заказчика. Объяснялось это очень просто. В декабре 1936 года Эдвард Габих, глава отдела разработок PZInż (Государственные заводы машиностроения, Варшава), представил проект 4TP (PZInż 140). Это был очень похожий на L-120 «патрульный» танк, который, в перспективе, заменял TK-S. Правда, польская машина создавалась по откровенно английской идеологии, то есть с мотором справа от боевого отделения. Шведский аналог выглядел интереснее, тем более что построили его раньше. Поэтому в 1937 году между польской стороной и Landsverk началась бурная переписка, а заодно L-120 стали адаптировать под зарубежного заказчика. Именно в этот момент появились проекты башни по типу L-100 с 20-мм автоматической пушкой. Далее последовал еще более грозный вариант — с 37-мм пушкой Bofors. Также для этого же заказчика предлагался мотор Maybach HL 52. Этот же мотор объемом 5,2 литра, развивавший мощность 120 л.с., предполагался и на L-100.

Зимой 1937-38 годов танк испытывался в полку I 2

Зимой 1937-38 годов танк испытывался в полку I 2

Все эти наработки, впрочем, так и остались на бумаге. PZInż 140 всё же построили, при этом польский танк по факту почти не уступал шведу. А уж если иметь в виду не бумагу, а реальность, то становится понятно, почему в 1937 году поляки потеряли интерес. Так вот, по факту L-120 получали не немецкий, а шведский мотор, с учетом того, что заказ был шведский, логично. И был он, скажем так, слегка пожиже. Речь идет о рядном 6-цилиндровом двигателе Volvo FC, объемом 4,4 литра, развивавшем мощность 90 л.с. Выбор логичный, поскольку мотор массовый (упоминается также более ранний мотор Volvo DC, но у него объем меньше, а в шведских документах речь идет про двигатель объемом 4,4 литра). У PZInż 140 мотор был по ТТХ очень похожий, вот только башня изначально рассчитывалась под 20-мм автоматическую пушку, спаренную с пулеметом. У L-120 такая башня получалась явно на вырост, да и то, без спаренного пулемета. Одним словом, польские военные точно не ошиблись, когда поставили на детище Габиха. То, что происходило с PZInż 140 дальше, чисто производственные проблемы. Так или иначе, разработка Габиха получилась явно лучше детища Меркера.

По итогам испытаний явных преимуществ L-120 не выявили

По итогам испытаний явных преимуществ L-120 не выявили

На этом беды Landsverk не кончились. Фактически построенный образец L-120 имел боевую массу 5,1 тонну, а максимальная скорость составляла 50 км/ч. В принципе, неплохо, но вот ведь в чем беда. В январе-марте 1937 года шведские военные сами собрали закупочную комиссию. В нее вошли капитан Эрик Гиллнер и майор Йёста Братт, которые в 1930-31 годах уже ездили за рубеж. Также в комиссию вошли подполковник Андерс Бергквист, капитан Хельг Юнг и капитан Фале Бурман. Результатом вояжа стало соглашение с чехословацкой ČKD о создании шведской версии танкетки Praga AH-IV. 12 июля 1937 года было подписано соглашение с ČKD и Ackumulator AB Jungner о поставке 46 танкеток Praga AH-IV-Sv. Более известна она как Strv m/37. В шведский вариант танкетки поставили тот же самый мотор Volvo FC, а сборка шла в Швеции. По ТТХ Praga AH-IV-S была практически равна Landsverk L-120, а вот цена ниже.

По большому счету, шведским военным было всё равно, кто победит. Оба танка хотя бы частично были шведскими

По большому счету, шведским военным было всё равно, кто победит. Оба танка хотя бы частично были шведскими

Таким образом, Landsverk оказалась дважды в пролете — с зарубежным заказчиком, а также в собственной стране. Единственным светлым пятном в 1937 году оказался заказ на 1 танк, который оформила Норвегия. Случилось это 9-12 апреля 1937 года. Танк с заводским номером 111 был построен с макетом башней и таким же макетом подбашенной коробки. Конечно, Норвегия назвала этот танк гордо — Rikstanken (национальный танк). Но по факту машина в принципе не являлась боевой единицей. Kongstanken (королевский танк), как еще назывался этот танк, использовался исключительно как учебная машина. В 1940 году его благополучно захватили немцы, далее следы машины теряются.

L-120 для Норвегии, таким он был изначально

L-120 для Норвегии, таким он был изначально

Финальный вариант L-120 ближе к концу 1937 года оказался в полку I 2 (Göta livgarde, Готаландский лейб-гвардейский пехотный полк). Достаточно одного взгляда, чтобы было понятно, почему выбрали именно Praga AH-IV-Sv. Фактически получился L-60 поменьше, с таким же же вооружением (спарка пулеметов ksp 8 mm m/36 strv), противопульной броней и, по факту, меньшей удельной мощностью. Кроме того, башня получалась более тесной. По итогам испытаний танка силами I 2, которые проходили зимой 1937-38 года, L-120 потерял последние шансы на серийное производство. По крайней мере как танк.

Он же в норвежской армии

Он же в норвежской армии

То самое шасси, которое испытывали поляки, уехало кавалеристам. Но ненадолго. К 1940 году шведская армия всё-таки заметила наличие Landsverk L-62, который являлся машиной двойного назначения. Вроде бы зенитная самоходная артиллерийская установка, а на самом деле истребитель танков. Тем не менее, до определенного момента истребители танков не были в приоритете. Работы по данному направлению начались в 1941 году, но первым реализованным в металле аппаратом стало нечто, в которое как раз и переделали то самое шасси.

20 mm pvlv, таким был финал карьеры шасси L-120

20 mm pvlv, таким был финал карьеры шасси L-120

Созданная конструкция ничего, кроме изумления, не вызывает. Официального индекса у этого мутанта не имелось, в переписке он шел как 20 mm pvlv. Вообще ЭТО предполагалось как ЗСУ, но одновременно рассматривалась возможность применения и как истребителя танков. Рецепт оказался простым. Шасси получило таки подбашенную коробку и даже башенный погон, на который взгромоздили 20-мм автоматическую пушку automatkanon (luftvärnsautomatkanon) m/40, она же 20 mm lvakan m/40. Она официально числилась и как зенитная, и как противотанковая. Со 150 метров пробитие составляло 30-35 мм, но дальше возможности орудия резко снижались. По факту lvakan m/40 была лишь чуть мощнее 2 cm Flak 38. Для защиты от огня стрелкового орудия имелся орудийный щит. В общем-то, получился Landsverk L-64, только чуть помощнее. И, внимание, осенью 1942 года. Да-да, эту штуковину активно обсуждали в сентябре 1942 года!

Строить ТАКОЕ в 1942 году - это да, серьёзная заявка на успех

Строить ТАКОЕ в 1942 году — это да, серьёзная заявка на успех

Откровенно говоря, история патрульных танков закончилась самым настоящим фарсом. Все три машины выглядели именно таким образом. Первый, полноценный образец, по изначальным ТТХ выглядел едва ли не лучшим в классе, а по факту получился не лучше Strv m/37. Норвежская машина и вовсе была чем угодно, кроме как боевой машиной. Шасси же превратилось в ЗСУ/истребитель танков, который в 1942 году смотрелся слегка комично. Итого — Landsverk умудрилась наломать дров в самом востребованном сегменте 30-х годов. На старте всё было красиво, на финише… впрочем, сами всё видите.

Автор выражает большую признательность Карлу Бломстеру, и Виктору Нурланду, Швеция, за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации.

      1. Список источников:
      2. Архив Карла Бломстера
      3. www.ointres.se/pansar.htm
      4. digitaltmuseum.se
      5. Landsverk L-60, Christer Baadstöe, PANSAR 4–2013
      6. РГВА
      7. landskrona.se

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/legkii-landsverk-kotoryi-prokatili-61a5f134ce7ed121e51ce842?&

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить