Юрий Пашолок. Легкий колесный первенец от Дыренкова

14
1
Юрий Пашолок. Легкий колесный первенец от Дыренкова

Юрий Пашолок. Легкий колесный первенец от Дыренкова

Рассказ о Д-8, первом советском серийном легковом бронеавтомобиле, единственный образец которого ныне находится на выставке «Моторы Войны»

Первым в мире более-менее полноценным бронеавтомобилем стал французский CGV (Charron, Girardot et Voigt) 40CV. Представили его в 1902 году, а в 1905 году CVG создала броневик для Русской Императорской Армии. Создавался он под требования, которые сформулировал подъесаул М.А. Накашидзе. Так на свет родился первый броневик с полностью защищенным корпусом и башней кругового вращения. В Россию попало 10 таких броневиков, но на само деле их построили больше. К броневику CVG проявили интерес и сами французы. В России же позже сложилась ситуация, когда именно броневики стали самыми массовыми боевыми машинами РИА. Правда, во всём этом был один неприятный нюанс. Крайне запущенное состояние собственной автомобильной промышленности привело к тому, что большинство русских броневиков строились на зарубежных шасси. Небольшое число «Руссо-Балтов» не особо скрашивало общую картину. Без собственного автомобилестроения решить проблему было нельзя, да и проблемой это не считалось. Так что перспективы массовых броневиков на отечественных шасси появились только после революции.

Д-8 стал финалом истории с "колесной танкеткой", начавшейся в 1929 году

Д-8 стал финалом истории с «колесной танкеткой», начавшейся в 1929 году

Проблемы в автомобилестроении привели к тому, что первые советские серийные броневики появились позже первых серийных советских танков. Работы начались только в 1927 году, после явления Т-18 (МС-1), первого советского серийного танка собственной разработки. Единственным подходящим шасси оказался грузовой автомобиль АМО-Ф-15, выпускавшийся в Москве. На его базе и построили первый советский серийный бронеавтомобиль — БА-27. Порой БА-27 ругают за перегруженность, но это послезнание, а вот осенью 1929 года на Всесоюзных маневрах командование Красной Армии, наоборот, броневик похвалило. А заодно поругало Т-18. Кроме того, неплохо знать, что в это время выпускал остальной мир. Как минимум не лучше он выпускал. Пушечный бронеавтомобиль БА-27 на тот момент был не только одним из лучших в мире, но и самым массовым из броневиков нового поколения. Для «голодных» 20-х серия из 195 бронемашин — это очень много. А уже вскоре Красная Армия начала получать броневики нового поколения.

Вопреки слухам, Дыренков создавал Д-8 по заданию УММ КА, а не по своей инициативе

Вопреки слухам, Дыренков создавал Д-8 по заданию УММ КА, а не по своей инициативе

Так сложилось, что бронемашины обычно менее живучие, чем танки. Это в полной мере касается и отечественных бронемашин довоенного периода. До недавних пор таких броневиков можно было насчитать по пальцам одной руки, но последние лет 20 ситуация стала существенно лучше. Благодаря работе реставраторов из небытия вернулись многие образцы, ранее считавшиеся утраченными. В результате сейчас в музеях и частных коллекциях можно увидеть основные типы отечественных броневиков. Большой вклад в этом направлении сделал проект «Военный Ангар» Игоря Шишкина. В его коллекции находится немало уникальных машин. Одной из них и посвящен данный материал. Речь идет о Д-8, первом отечестенном легком бронеавтомобиле, который запустили в серийное производство. Ныне его можно увидеть на выставке «Моторы Войны», где на днях прошел динамический показ Д-8.

Машина имеет корпус №31, построена в 1932 году. Это броневик второй серии

Машина имеет корпус №31, построена в 1932 году. Это броневик второй серии

История этой машины оказалась весьма нетривиальной. Связана она была с деятельностью, пожалуй, самого неоднозначного отечественного конструктора военной техники. Речь идет о Н.И. Дыренкове, конструкторе-самоучке, в конце 20-х годов трудившегося на Ижорском заводе. Его карьера резко пошла вверх в 1930 году, после того, как он создал несколько типов мотоброневагонов. Лучше всего получился Д-2, причем он оказался в большой серии — чуть больше 30 штук. Так Дыренков внезапно оказался в фаворитах. Следующим его заданием стал колесно-гусеничный танк «Д», причем на его разработку и изготовление выделялась огромная сумма — 1500000 рублей. Дороже был только танк Гроте ТГ-1. Работа по этому танку началась в 1930 году и ни к чему хорошему не привела. В общем-то, Дыренков был полезен там, где его интуиция подсказывала правильные решения. Именно так случилось с главным героем данного материала.

Помимо иной конструкции жалюзи на лобовом листе, бронекорпус 2-й серии отличался накладками на стыках листов. Сделали это для защиты сварных швов

Помимо иной конструкции жалюзи на лобовом листе, бронекорпус 2-й серии отличался накладками на стыках листов. Сделали это для защиты сварных швов

Вопреки всяким историям про то, что Дыренков сам быстренько сделал броневик для показа высокому начальству, на самом деле это не являлось инициативой. Задание на разработку бронемашины-разведчика с использованием шасси легкового автомобиля Ford-A Дыренков получил сверху. А именно от начальника УММ КА И.А. Халепского. Выбор Ford A оказался не случаен: дело в том, что совсем импортной эту машину уже считать было нельзя. На конец 1930-начало 1931 года уже имелась договоренность с Генри Фордом о строительстве в Нижнем Новгороде полноценного завода по выпуску легковых Ford A и грузовых Ford AA. Но до этого начались поставки машинокомплектов, из которых Ford-A выпускали в СССР. Всего с 1929 по 1932 годы собрали 3804 таких автомобиля. Собирали их в Нижнем Новгороде, Харькове и Москве. Так что шасси являлось вполне себе отечественным. «Бронированный Форд А», как еще в переписке называл Халепский броневик Дыренкова, начали проектировать осенью 1930 года, в декабре был готов проект, а к февралю 1931 года, как и требовало задание, изготовили опытный образец. Причем в двух вариантах — Д8Р с 2 пулеметами и 4 шаровыми установками, а также Д12Р, с удлиненным кузовом и зенитной турелью. Вторая машина достойна отдельного разговора, поэтому о ней поговорим потом.

Всего у Д-8 имелось 4 шаровые установки для пулеметов ДТ. Реально использовалось 2

Всего у Д-8 имелось 4 шаровые установки для пулеметов ДТ. Реально использовалось 2

Об изготовлении Д-8 Дыренков доложил 5 февраля 1931 года. Отчасти история про фанерные листы как лекала вполне имеет право на существование. Очень похоже на то, что Дыренков, не имея нужного количества чертежников, действительно применял лекала в виде фанерных листов. Но про инициативную разработку тут речи вообще не идет. Броневик вызвал немало недовольных комментариев со стороны УММ КА, особенно что касается вооружения. Хоть как-то стрелять можно было либо из передней пулеметной установки, либо из кормовой. Остальные попросту оказались не нужны. Несмотря на это, УММ КА дало добро на выпуск Д-8 и Д-12. Броневики не разделали по заказу, вероятнее всего, порубили его пополам. На 1931 год заказ составил 50 машин. При этом броневик пошел в серию со всеми четырьмя шаровыми установками. По крайней мере, вырезали отверстия под все. Хотя по факту почти все снимки серийных броневиков показывают либо дыры вместо боковых шаровых установок, либо, что чаще всего, заглушки. Вот и у броневика из коллекции «Военного Ангара» заглушки.

Открывающийся капот? Нет, не слышали!

Открывающийся капот? Нет, не слышали!

Изначально предполагалось, что дыренковские броневики-разведчики будут выпускаться на Ижорском заводе. Но тот сослался на загруженной по танковому производству (и это правда — завод зашивался по корпусам Т-18, а тут еще и Т-26 привалил, а также другие заказы). Поэтому работу по выпуску броневиков перенесли из Ленинграда в Москву, на площадку Экспериментального завода НКПС, с 1933 года известного как «Можерез» (Московский Железнодорожный Ремонтный Завод). Еще летом 1931 года началось обсуждение бронемашин второй серии, но по факту заказ 1932 года составил всего 10 броневиков. Итого 60 бронемашин, сколько из них было Д-8, а сколько Д-12, не знает никто. Учитывая общую кустарщину, присущую детищам Дыренкова, такая ситуация неудивительна. В 1932 году звезда Дыренкова закатилась. На его прожекты были потрачены такие суммы, что неудивительно, почему его судьба оказалась позже столь печальной. Там речь шла о миллионах рублей, по большей части потраченных впустую.

Всё, что можно получить как доступ к мотору. Хотите большего? Снимайте корпус!

Всё, что можно получить как доступ к мотору. Хотите большего? Снимайте корпус!

Мнение о Д-8 в войсках было, мягко говоря, невысоким. Почему, будет понятно далее. Этот броневик терпели до момента, пока Красная Армия не насытилась более современными образцами, оснащенными вращающейся башней. Речь идет, прежде всего, о ФАИ. К 1935 году Д-8 стали убирать куда-нибудь подальше, но не всё так просто. В стрелковых дивизиях эти бронемашины вполне себе числились. Больше того, повоевать их пришлось еще до начала Великой Отечественной войны. Один броневик затрофеили финны во время советско-финляндской войны (броневик из состава окруженной 163-й СД). По состоянию на 1 апреля 1941 года броневиков Д-8 и Д-12 числилось 46 штук, но где, уже другой вопрос. Как оказалось, во вполне строевых частях. Эти бронемашины приняли самое непосредственное участие в боях 1941 года. В их числе был и герой данного материала. Машина, скорее всего, воевала в составе 166-й стрелковой дивизии. Она была потеряна в августе 1941 года рядом с озером Щучьим, Духовщинского района Смоленской области. Что же касается общего боевого применения, то Д-8 провоевали и дальше. Изучение документов выявило наличие 2 таких броневиков в 85-м полку связи 42-й армии Ленинградского фронта летом 1942 года. Для эрзаца вполне неплохо.

Шаровая установка лобового пулемета ДТ могла закрываться крышкой

Шаровая установка лобового пулемета ДТ могла закрываться крышкой

Единственный сохранившийся на сегодняшний день Д-8 добавил загадок. Дело в том, что на машине сохранился номер корпуса — 31. Выпускались корпуса на Ижорском заводе. Не исключено, что это последний из Д-8, хотя вполне может быть, что заказ второй серии полностью состоял из Д-8. Ответа по этому поводу пока нет. В любом случае можно точно говорить о том, что это один из 10 броневиков второй серии, выпущенных в 1932 году. И вот тут уже начинается удивление «заклёпочников», связано оно с носовой частью машины. Даже были версии, что носовая часть броневика новодельная, но нет, именно нос дожил почти весь. Дело в том, что оформление передней части машины больше похоже на ФАИ. Может так статься, что наоборот, носовая часть ФАИ похожа на Д-8/Д-12 второй серии. Появились они раньше. Ранний вариант носовой части далеко искать не надо: его можно видеть на Д-12, который стоит рядом.

Это же касалось и кормовой пулеметной установки

Это же касалось и кормовой пулеметной установки

Первое, что сразу бросается в глаза при взгляде на Д-8 — это его размеры. Машина выглядит очень маленькой, хотя это впечатление обманчиво. Спустя год на той же самой базе был создан ФАИ, который хоть и не гигант, но выглядит явно больше. На самом же деле ФАИ длиннее своего предшественника (хотя какой предшественник — опытный образец броневика Рожкова был готов в январе 1931 года) всего на 150 мм, при той же самой базе Ford-A. Что 3540, что 3690 мм, разница реально невелика. Вопрос в том, что Дыренков воспользовался имеющимися в запасе габаритами шасси нерационально. Потому при схожих габаритах ФАИ является полноценным броневиком, который имел богатую историю боевого применения, а Д-8 в войсках скорее терпели. Вместе с тем, есть один момент, который сразу переводил Д-8 в разряд хай-тека того периода. Дело в том, что это был первый советский серийный броневик со сварным корпусом. В то время сварка мало у кого практиковалась. Даже танки, в большинстве случаев, собирались на заклепках, болтах и рейках. У машин второй серии швы прикрывались дополнительными уголками.

Помимо боковых люков, был люк и в крыше башни

Помимо боковых люков, был люк и в крыше башни

Особенно очевидной разница между Д-8 и ФАИ видна по вооружению. Если броневик Рожкова сразу проектировался с башней, то Дыренков явно шел по пути «колесной танкетки», изначально даже не имевшей крыши (а по ТТТ 1929 года почти без брони). Собственно говоря, изначально советский легкий броневик виделся как полный аналог американского Light Armored Car T1 (это который имел броню в виде щитка впереди). Это четко видно из ТТТ лета 1929 года и серии опытных броневиков, созданных как Рожковым, так и Дыренковым. Другой вопрос, Рожков, действуя инициативно, пошел по правильному направлению, но пока проект не отдали Ижорскому заводу, дело особо не двигалось. Ну а Дыренков сделал так, как считал нужным. Поэтому стрелять Д-8 мог в небольшом секторе вперед и куда-то назад. Чтобы стрелять из боковых установок, требовались навыки йога, поэтому их и «зашивали».

Корпус нахлобучивался на шасси Ford-A без переделок. Это создавало некоторые нюансы. Особое внимание на заливную горловину топливного бака

Корпус нахлобучивался на шасси Ford-A без переделок. Это создавало некоторые нюансы. Особое внимание на заливную горловину топливного бака

Проблема, впрочем, была не только со стрельбой. Когда вы видите, как внутри Д-8 размещается экипаж, включается чувство сострадания. К сожалению, полностью интерьер воссоздать пока не представляется возможным, поскольку банально нет документации (та же проблема, к слову, есть и у ФАИ. Но и нынешнего состояния вполне достаточно, чтобы всё стало понятно. Это натуральная банка людей, причем тесно тут везде. Внутренняя компоновка машины сделана явно нерационально. Чтобы добраться до кормового пулемета, придется повозиться. Конечно, нужны навыки йога более низкой квалификации, но кормовая установка выглядела явно «на всякий случай». То есть стрелять можно, но в крайнем случае.

Заправка Д-8 - это отдельный цирковой номер

Заправка Д-8 — это отдельный цирковой номер

Отдельная песня — это обслуживание машины. На поздней версии некоторые «косяки» убрали, но ключевые проблемы остались на месте. Для начала, у машины нет как такового открывающегося капота. Сбоку имеются двухстворчатые лючки, сложив которые (еще тот аттракцион), можно добраться до мотора. Ну а если вы хотите его демонтировать, иначе, как снять бронекорпус, вопрос не решить. У исходного ФАИ, кстати говоря, те же проблемы. Но при этому у ФАИ заливная горловина бака снаружи, проблем залить топлива нет. Ну а что такое заправка Д-8, посетители выставки «Моторы Войны» могли видеть своими глазами. По нормальной голове такого не придумать.

Можете представить, как весело было стрелять из кормового пулемета

Можете представить, как весело было стрелять из кормового пулемета

Можно сказать, что Ижорский завод, который всё же участвовал в программе Д-8/Д-12, учился на бронированном чуде Дыренкова. Поэтому некоторые технические решения, которые были реализованы на ФАИ, явно перешли с броневика, который можно видеть на «Моторах Войны». Шасси Ford-A, конечно, было не идеальным, позже часть ФАИ переделали под шасси ГАЗ-М1. Да и упомянутый БА-27 также переделали под новое шасси — ГАЗ-ААА. Но никому и в голову не приходила делать что-то подобное с Д-8. Машина оказалась безнадежной. Поэтому и выпуск оказался столь мизерным. Тем не менее, именно как веха в истории отечественных бронемашин он очень важен. Всё же первый серийный советский лёгкий броневик. Да и ФАИ, будем откровенными, поначалу требовал массы доработок. Очень хорошо, что такие уникумы можно видеть не только на картинках.

К вопросу об удобстве работы водителя Д-8

К вопросу об удобстве работы водителя Д-8

Нельзя сказать, что Д-8 ранее нигде нельзя было видеть. «Военный Ангар» неоднократно показывал машину на Красной Площади, где 7 ноября проводились мероприятия, приуроченные к знаменитому параду осени 1941 года. Тот парад, приуроченный к 24-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции, был важным психологическим моментом в битве под Москвой. Присутствовал Д-8 и на международном военно-патриотическом слёте «Моторы Войны», причем неоднократно. Но всё же эти мероприятия либо кратковременные, либо далеко. Так что присутствие такой уникальной машины на постоянно действующей выставке — это очень хорошо. Спасибо Игорю Шишкину за такую возможность.

В походном положении жалюзи впереди открывались. Делалось это ручкой из отделения управления

В походном положении жалюзи впереди открывались. Делалось это ручкой из отделения управления

Надо сказать, что были некоторые опасения насчет того, сможет ли Д-8 ездить по экспозиции. Ибо «у носорога проблемы со зрением, но это не его проблемы». К счастью, броневик вполне успешно откатал программу динамического показа. Естественно, шустрой езды в стиле мотоциклов или ГАЗ-64 ждать не приходилось, всё-таки машина со своей спецификой. Тут важно само то, что такой уникум можно было в движении. Всего-то лет пять назад даже увидеть живой Д-8 было скорее фантастикой.

Маневрирование Д-8 по выставке "Моторы Войны"

Маневрирование Д-8 по выставке «Моторы Войны»

На «Моторах Войны», к слову, бронемашины Красной Армии представлены очень широко. Такого разнообразия вы более нигде не увидите. Основой экспозиции по отечественным бронемашинам являются машины из коллекции «Военного Ангара» и военно-исторического клуба «Капонир». Ну а следующий динамический показ состоится в субботу, 29 января, как обычно, начнется он в 12:00. Выставка работает со вторника по воскресенье, в будние дни режим работы с 11:00 до 20:00, а в выходные с 11:00 до 19:00. Адрес выставки: ул. Рогожский Вал, д.9, строение 2, для входа необходим QR-код.

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/legkii-kolesnyi-pervenec-ot-dyrenkova-61ec5b590fdc8f33eae38458?&

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare