Юрий Пашолок. Легкий итальянец явно не для того фронта

14
8
Юрий Пашолок. Легкий итальянец явно не для того фронта

Юрий Пашолок. Легкий итальянец явно не для того фронта

История злоключений Carro Armato L 6, единственного итальянского танка, который попал на советско-германский фронт

История итальянского танкостроения весьма противоречива. Уже само то, что полуаграрная страна смогла не просто разработать и построить танки, но их еще и запустить в серию, было большим достижением. Австро-Венгрия, например, обладала более обширными промышленными ресурсами, но так дальше проекта танка Бурштыня, там ничего не получилось. Итальянцы же сами создали далеко не самый плохой тяжелый танк FIAT 2000, а затем появился FIAT 3000. Он оказался лучшим из клонов Renault FT, с вполне адекватной подвижностью, а заодно это был еще и первый серийный танк с поперечным расположением мотора. Не менее важно, что он вполне себе повоевал в локальных конфликтах и имел ресурсы для совершенствования. Впрочем, дальше у итальянцев дела пошли под гору. Главной проблемой итальянского танкопрома являлось то, что не имелось прорывных технологий. Итальянцы могли довести до совершенства зарубежную конструкцию, но полностью свой танк у них не получался. В результате образовывалась ситуация, когда требовался «варяг», то есть зарубежный танк, который являлся носителем технологий. К чести итальянцев, они с такой проблемой оказались не одиноки. Те же шведы своих успехов достигли за счет немецких технологий.

Опытный образец Carro Armato L 6 с пулеметным вооружением

Опытный образец Carro Armato L 6 с пулеметным вооружением

Следующим носителем технологий оказались англичане. Удача улыбнулась с танкеткой Carden-Loyd Mk.VI. Сначала итальянцы освоили лицензионное производство, эта танкетка именовалась как CV 29. А затем довели конструкцию до совершенства, создав танкетку CV 33. Позже ее переименовали в танк, а именно Carro Armato L 3. Вполне в праве, поскольку L 3 по уровню защиты и вооружению вполне была сопоставима с, например, Pz.Kpfw.I Ausf.A. При этом масса осталась в пределах 3 тонн. Да, без башни, но для ряда задач и этой танкетки вполне хватало. Она стала также и первым по-настоящему успешным итальянским танком в плане экспорта. Наверное, самым циничным поворотом судьбы стало то, что два осколка бывшей Австро-Венгерской Империи плотно «подсели» на итальянскую технику. И австрийская, и венгерская армии использовали итальянские танкетки, причем венгры на них еще и повоевали. Впрочем, уже к середине 30-х годов было понятно, что L 3 постепенно устаревает.

Утвержденный вариант танка с 20-мм автоматической пушкой Breda. На фото прототип, орудийная установка еще не в финальной конфигурации

Утвержденный вариант танка с 20-мм автоматической пушкой Breda. На фото прототип, орудийная установка еще не в финальной конфигурации

В 1935 году Ansaldo начала разработку нового, 5-тонного танка, который должен был сменить Carro Armato L 3. Первые годы разработки танка его создатели метались между разными концепциями. Вооружение стояло то в башне, то одновременно в башне и корпусе, то только в корпусе. Во многом причиной тому было то, что башня Ansaldo 5 T получилась слишком маленькой для 37-мм пушки. В декабре 1938 года C.S.M выдало, наконец, новую спецификацию на средний танк Carro M da 7 T. Согласно требованиям, танк имел боевую массу 7 тонн, максимальную скорость 35 км/ч и запас хода в 12 часов. Вооружение состояло либо из двух пулемётов Breda, либо одного пулемёта и 20-мм автоматической пушки Breda. Из этой спецификации вырос легкий танк Carro Armato L 6-40. Сама по себе история этой машины крайне интересная, но на сей раз стоит поговорить о другом. Так исторически сложилось, что L 6-40 оказался единственным итальянским танком, который массово воевал на советско-германском фронте. В том числе об этом и пойдет разговор, тем более что один из этих танков дожил до наших дней и даже не так давно был восстановлен до ходового состояния.

Для перевозки мог использоваться специальный прицеп

Для перевозки мог использоваться специальный прицеп

Сама по себе концепция Carro Armto L 6-40 выглядела неплохо, правда, на средний танк машина не тянула изначально. Ближайшим аналогом был немецкий Pz.Kpfw.II. В отличие от немцев, итальянцы обошлись без радиста, его функции возложили на командира. В конце 30-х еще считалось, что автоматической пушки калибра 20-25 мм должно хватать для борьбы с танками противника, но при этом тогда же началось и утолщение брони. В этом смысле итальянцы не были исключением. Отчасти понятие среднего танка подразумевало более толстую броню. В лобовой части корпуса и башни она составляла 30 мм, что позволяло не беспокоиться о 20-мм автоматических пушках. Вместе с тем, еще война в Испании должна была навести итальянцев на мысль, что защищать танк требовалось совсем не от 20-мм автоматических пушек. В конце 1936 года состоялась первая встреча с Т-26, а для его орудия что 15, что 30 мм выглядели ненадежной преградой.

67-й батальон берсальеров для перевозки машин использовал грузовики FIAT 626

67-й батальон берсальеров для перевозки машин использовал грузовики FIAT 626

Несмотря на явную недооценку огневых средств, нельзя сказать, что итальянцы делали плохой танк. Как уже говорилось выше, одним из характерных танков в том же классе был Pz.Kpfw.II. И он оказался совсем не одинок. Шведы в 1935 году выкатили Landsverk L-60, он стал первым танком с торсионной подвеской. А вот какой танк стал вторым с торсионами, обычно не упоминается. Так вот, им оказался Ansaldo 5 T, непосредственный предшественник Carro Armato L 6-40. Правда, итальянцы не стали искать легких путей. Вместо того, чтобы сделать индивидуальную подвеску, они блокировали 4 опорных катка в 2 тележки. В результате получалось по 2 торсиона на борт, откровенно говоря, экономия на спичках. Тем не менее, второй танк с торсионной подвеской был итальянским. Исходный Landsverk L-60 также имел 20-мм автоматическую пушку, а толщина его брони оказалась скромнее итальянской машины. И если Strv m/38, вариант для шведской армии, получил 37-мм пушку, то 38M Toldi I, венгерская версия машины, оснащалась 20-мм противотанковым ружьем. При этом и Toldi, и Strv m/38 имели броню, которая прошибалась всем, что больше винтовочного калибра. Да и английский Light Tank Mk.VII, известный как Tetrarch I, был еще более «дырявым». Одним словом, одноклассники у итальянского легкого танка порой оказывались ничуть не лучше, а выпускались они примерно в то же время.

Торжественное построение в батальоне

Торжественное построение в батальоне

Главной проблемой Carro Armato L 6-40 стало то, когда именно он появился. Все упомянутые выше танки родились во второй половине 30-х годов, а окончательный облик итальянской машины сформировался летом 1940 года. В серию же он пошел вообще с марта 1942 года. К тому моменту легкие танки выглядели слегка так неадекватно на полях сражений. Их роль эрзац-средних уже стала не актуальной, поскольку основная масса танкостроительных держав перешла на средние танки. В их числе были, к слову, и итальянцы. Уже в 1941 году основным их танком был Carro Armato M 13-40, машина куда более крупная и адекватная для поля боя. Она, конечно, к 1942 году тоже устарела, но еще как-то могла исполнять свои основные задачи на поле боя. Видимо, итальянское командование тоже о чем-то догадывалось. Еще июне 1941 года заказ Carro Armato L 6-40 был сокращён до 300 экземпляров, а производственной площадкой стал FIAT. Тем самым новый легкий танк не отъедал производственные площади у Carro M.

В ходе марша к местам боев. Камуфляж сделан при помощи самой обычной грязи

В ходе марша к местам боев. Камуфляж сделан при помощи самой обычной грязи

На фоне происходящего вполне очевидным был тот факт, что Carro Armato L 6-40 подходит больше для второстепенных функций. Да и использовать его имело смысл на второстепенных ТВД. Таковым итальянское командование посчитало… советско-германский фронт. Сама по себе мысль о том, чтобы отправить туда танки, выглядевшие устаревшими еще на начало серийного производства, выглядела безумием. На самом деле ситуация выглядела не так уж и странно. Итальянцы в принципе не особо стремились помогать своему союзнику, особенно на фоне того, что и в Северной Африке танков остро не хватало. К тому же на советско-германском фронте продолжала действовать группа «Сан Джорджио», в составе которой находились танкетки Carro Armato L 3. На их фоне Carro Armato L 6-40 выглядели еще ничего, хотя тут есть одна тонкость. В основном итальянцы воевали против советских стрелковых частей, где даже такая танкетка иногда могла быть вполне силой. В любом случае, отправка Carro Armato L 6-40 больше напоминала попытку изобразить бурную деятельность. Примерно такой же имитацией бурной деятельности стало формирование 8-й итальянской армии, она же ARMIR (ARMata Italiana in Russia).

67-й батальон берсальеров выступал в роли пожарной команды

67-й батальон берсальеров выступал в роли пожарной команды

В середине июля 1942 года в состав ARMIR прибыл 67-й батальон берсальеров (LXVII Battaglione Bersaglieri Corazzato) под командованием Джузеппе Инауди. Он стал единственной танковой частью итальянской армии на советско-германском фронте. Сформировали батальон 25 февраля 1942 года как часть 18-го полка берсальеров. Общая численность батальона, куда входили 1-я и 2-я танковые роты, составляла 58 танков. Она входила в состав 3-й подвижной дивизии Principe Amedeo Duca d’Aosta (PADA), которой командовал бригадный генерал Марио Мараццани. На дальние дистанции танки перевозились при помощи грузовиков FIAT 626.

Цвет и размеры пятен "камуфляжа" напрямую зависели от места, где брали грязь

Цвет и размеры пятен «камуфляжа» напрямую зависели от места, где брали грязь

Суда по комплектации танков, изначально они явно направлялись в Северную Африку. Вместо этого им предстояли бои в Ростовской области. Поначалу танки в бой не ходили, по итальянским источникам, случилось это только 27 августа 1942 года. Подобно части немецких танков, которые вместо Северной Африки оказались примерно там же, Carro Armato L 6-40 продолжали щеголять песочным базовым цветом (кстати говоря, немецкий RAL 1002 ему идентичен). Очень быстро стало понятно, что песочный цвет не особо подходит под местность, поэтому некоторые экипажи стали наносить на свои танки камуфляж. Но не спешите искать подходящий цвет краски, ибо камуфляж оказался местной разработки. Просто бралась грязь и размазывалась по танку. Можно сказать, легкосмываемый камуфляж. Так сказать, моделистам на заметку, а также исследователям, которые пишут про «зеленые и коричневые пятна». Вряд ли итальянцы обмазывали свои танки тем самым, что даёт коричневые пятна.

"Приехал". Танк из состава 4-й роты, регистрационный номер RE 3889, подбитый 1 сентября 1942 года бронебойщиками 38-го Гв.СП. 14-й Гв.СД

«Приехал». Танк из состава 4-й роты, регистрационный номер RE 3889, подбитый 1 сентября 1942 года бронебойщиками 38-го Гв.СП. 14-й Гв.СД

Число танков, которые применялись 67-м батальоном берсальеров, в разных источниках отличается. Иногда даже проскакивает мысль, что их реально было гораздо меньше. На самом деле всё очень просто. Итальянцы тоже любили забаву советских командиров, которую можно сформулировать «поделим на 10 медвежат». Раздербанить танковую дивизию или бригаду на несколько кучек и передать их пехоте, потеряв их по отдельности, увы, являлось вполне рядовым явлением. Вот и итальянцы ничем не отличались в этом плане. 27 августа 1942 года 9 танков поддерживало батальон 5-го альпийского полка, отбиваясь в районе хутора Ягодный от атаки советских частей. Это было частью оборонительных боёв на Дону. Ровно та же ситуация была и с другими итальянскими подразделениями. Поэтому не стоит удивляться, что в боях начала сентября 1942 года танки 67-го батальона берсальеров видели то тут, то там. Просто их итальянцы не использовали одним куском, а раскидали по подразделениям, пытаясь перехватить инициативу и сдержать советское контрнаступление.

Этот же танк, выведенный в тыл, рядом еще один L 6 из той же роты, регистрационный номер RE 3882

Этот же танк, выведенный в тыл, рядом еще один L 6 из той же роты, регистрационный номер RE 3882

Итоги подобного применения оказались ожидаемыми. На дворе было уже не лето 1941, а самое начало сентября 1942 года. Советская пехота уже получила противотанковые средства, включая и противотанковые ружья. Для них броня Carro Armato L 6-40 не являлась проблемной, тем более что итальянская броневая сталь выглядела отнюдь не шедевром. Особенно болезненными для итальянцев стали бои 1 сентября 1942 года. И по потерям, и по нанесенному моральному ущербу.

Они же с правого борта

Они же с правого борта

Обидчиками итальянских танкистов стали подразделения 14-й гвардейской стрелковой дивизии. Согласно отчету 38-го гвардейского стрелкового полка 14-й Гв.СД., 1 сентября 1942 года до двух батальонов пехоты, при поддержки 5 танков, пытались прорваться на занимаемые полком рубежи. Прорваться удалось танкам, на свою же беду. Они оказались жертвами бронебойщиков полка. Еще хуже пришлось танкам, который пошли в атаку на 36-й Гв.СП. В ходе этого боя берсальеры понесли самые большие единовременные потери — 12 танков подбитыми и сгоревшими. Про эти самые 12 танков пишут и сами итальянцы. В общей же сложности потери за 1 сентября составили 15 танков, из которых 5 вывезли с поля боя. Часть потом итальянцы явно смогли починить.

Бронебойщик из 38-го Гв.СП. 14-й Гв.СД. смотрит на пробитый метким выстрелом ствол итальянского танка

Бронебойщик из 38-го Гв.СП. 14-й Гв.СД. смотрит на пробитый метким выстрелом ствол итальянского танка

Еще более унизительным для стало то, что практически сразу в 38-й Гв.СП. приехали фронтовые корреспонденты. От полка досталось не только танкам, но и итальянской пехоте, которая бросила на поле боя достаточно большое число трофеев. Так что появились красочные фотографии бойцов дивизии с ручными пулеметами Breda 30, а про фотосессии с подбитыми итальянскими танками и говорить не приходится. В дальнейшем противнику удалось перехватить инициативу, но бои конца августа-начала сентября 1942 года четко показали, что итальянским танкистам спокойной жизни не видать.

Незадолго до начала операции "Малый Сатурн"

Незадолго до начала операции «Малый Сатурн»

В дальнейшем батальон, действовавший в связке с 13-й группой штурмовых орудий (изначально 19, позже 16 Semovente L 40 da 47/32), находился в резерве. 11 декабря 1942 года он оказался в распоряжении 5-й пехотной дивизии Cosseria и 3-й пехотной дивизии Ravenna. К тому моменту в составе батальона находилось около 45 танков. Спустя всего несколько дней, 16 декабря 1942 года, началась операция «Малый Сатурн». Она стала продолжением серии ударов, которые начались с операции «Уран».

Как только не отхватывали берсальеры от 6-й армии...

Как только не отхватывали берсальеры от 6-й армии…

Итальянцы и их соседи попали под удар 6-й армии Воронежского фронта (командующий — генерал-лейтенант Ф.М. Харитонов). До того армия провела ряд оборонительных сражений, в том числе отличившись в боях за Коротояк. В упорных боях за Коротояк сточилась 1-я венгерская танковая дивизия, причем общие ее потери превысили изначальный состав танков. Произошло это потому, что дивизия получала подкрепления. И вот теперь люди Харитонова начали методично трамбовать итальянцев.

На переднем плане захваченный танк Джузеппе Инауди, командира 67-го батальона. Сам Инауди успел тактично отойти

На переднем плане захваченный танк Джузеппе Инауди, командира 67-го батальона. Сам Инауди успел тактично отойти

О том, что происходило далее, итальянские источники не дают какого-то внятного ответа. Тут скорее правильнее смотреть на ЖБД 6-й армии. Исходя из них, итальянские танки снова не действовали единым целым, а придавались пехотным подразделениям. Вот только это в условиях операции «Малый Сатурн» не работало от слова совсем. Неоднократные попытки контратак 16 декабря заканчивались одинаково — подбитыми танками и отступлением пехоты с большими потерями. За это время было потеряно 6 танков. На следующий день 350-я СД отчиталась о 7 захваченных танках, часть машин итальянцы банально бросили. 67-й батальон потерял основную часть своих танков в боях 16-18 декабря, остальные танки оказались потеряны в последующую неделю. Инауди, командиру батальона, сильно повезло. Он не только смог выжить в мясорубке «Малого Сатурна», но и пережить войну. Больше того, он продолжил службу в новой итальянской армии и даже заработал орден «Легион почета». Инаури дослужился до генерала и оставил после себя мемуары.

Один из трех "легких танков СПА", которые находились на полигоне в Кубинке

Один из трех «легких танков СПА», которые находились на полигоне в Кубинке

Оставил после себя кое-что и 67-й батальон берсальеров. Брошенные, подбитые, опрокинутые близкими разрывами снарядов и бомб танки. Недостатка в трофеях после «Малого Сатурна» у Красной Армии не имелось. Весной 1943 года на НИБТ Полигон попало 3 таких танка, которые именовались как «Легкий танк СПА», либо просто «СПА». Объяснялось это тем, что на танке стоял мотор от грузовика FIAT-SPA 38R.

Тот самый танк, который ныне находится в "Патриоте"

Тот самый танк, который ныне находится в «Патриоте»

В дальнейшем танки разошлись по разным местам, в частности, один, с регистрационным номером RE 3912, отправился на трофейную выставку в парке им. Горького. Позже машину сдали в металлолом. В Кубинке остался всего один танк. Это машина с регистрационным номером RE 3898, четвертый танк 1-го взвода 1-й роты. Ей повезло больше всех, поскольку было принято решение о том, что она останется на музейной площадке при НИБТ Полигоне.

Машина с регистрационным номером RE 3898, четвертый танк 1-го взвода 1-й роты

Машина с регистрационным номером RE 3898, четвертый танк 1-го взвода 1-й роты

Интереса «Легкий танк СПА» не представлял, поскольку его конструкция на 1943 год выглядела откровенно отсталой. После войны с ней явно что-то делали, поскольку имелись повреждения ходовой части, которых не наблюдалось в военный период. Впрочем, скорее танку повезло, по крайней мере, его не разобрали на запчасти, как например, соседний по павильону Renault R 35 (танк абсолютно пустой внутри). В итоге танк спокойно дожил до момента, когда бывший танковый музей в Кубинке стал частью парка «Патриот». Первое время после этого машина продолжала стоять в «немецком» павильоне №6, а дальше уехала на реставрацию.

Танк после реставрации

Танк после реставрации

Летом 2018 года танк, приведенный в ходовое состояние, занял место в музейном секторе парка «Патриот». В общем и целом сам процесс восстановления можно приветствовать. Танк, наконец, принял нормальное положение ходовой части, до того он, на просевших торсионах, выглядел как заниженная «Приора». Плюс-минус нормально сделан обвес. Есть некоторые претензии, но если посмотреть на то, как реставрируют свои танки итальянские военные, выяснится, что получилось как минимум не хуже. А вот с камуфляжем и маркировками случился полный провал. Про камуфляж уже писал выше, а маркировки вообще от балды. Значок на лбу корпуса взяли из интернета, при этом сами итальянцы интересуются, откуда его взяли. В регистрационный номер вообще не попали. Исходя из него, в «Патриоте» стоит Carro Armato M 13-40 второй производственной серии. Ничего общего с реальностью не имеет система маркировки. Особый колорит всему этому мракобесию придает тот факт, что научный совет в парке как бы есть, а еще есть альбом НИБТ Полигона за 1944 год. Там этот самый танк присутствует. Если реставраторы оказались не в состоянии подняться на этаж выше и посмотреть в альбом, медицина тут бессильна. Впрочем, такая беда по очень многим экспонатам, и не только в «Патриоте».

Извините, не могу молчать. Людям было очень сложно подняться на этаж выше и посмотреть в альбом НИБТ Полигона 1944 года

Извините, не могу молчать. Людям было очень сложно подняться на этаж выше и посмотреть в альбом НИБТ Полигона 1944 года

Судьба 67-го батальона берсальеров была вполне рядовой для подразделений, вооруженных Carro Armato L 6-40. С этим танком итальянцы опоздали на два года. В Северной Африке ему приходилось ничуть не лучше, поскольку воевать на равных он мог разве что с броневиками. Так что скорее получился «танк для битья». Единственным его подходящим назначением стало использование для борьбы с партизанами, в таком виде Carro Armato L 6-40 применяли немцы. После войны эти танки использовались уже итальянской полицией. Ныне известно про 3 таких танка, доживших до наших дней. Из них в нормальном состоянии только экземпляр из «Патриота». Будем надеяться, что в ходе следующего перекраса танк всё же получит свои оригинальные маркировки. В конце концов, удалось же добиться того, что венгерская танкетка 37M Ansaldo, которую вечно красили в итальянца, получила таки свои родные маркировки. Если долго мучиться, что-нибудь получится.

Список источников:

      1. Gli autoveicoli da combattimento dell’Esercito Italiano P.2 (1940-45), Nicola Pignato, Filippo Cappellano, SME, 2002
      2. Carro L6. Carri leggeri, semoventi, derivati, Andrea Tallillo, Antonio Tallillo, Daniele Guglielmi, Gruppo Modellistico Trentino, 2007
      3. ЦАМО РФ
      4. РГАКФД
      5. Фотоархив автора

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/legkii-italianec-iavno-ne-dlia-togo-fronta-6120c717962db963db877d70

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
1 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
W_Scharapow Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
W_Scharapow

Ранний аналог Т-60

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить