Юрий Пашолок. Легкий француз сомнительного экспортного успеха

15
7
Юрий Пашолок. Легкий француз сомнительного экспортного успеха

Юрий Пашолок. Легкий француз сомнительного экспортного успеха

Renault NC-27, попытка трудоустроить легкий танк, оказавшийся ненужным французской армии

После окончания Первой мировой войны образовался переизбыток вооружения, с которым боролись разными способами. Помимо вполне ожидаемой утилизации, как правило, вооружения противника, шли и экспортные поставки. Также некоторое количество техники поставили ряду стран, образовавшихся после распада нескольких империй. Как раз такое случилось с Renault FT, первым в мире серийным легким танком. Он же оказался и самым массовым танком Первой мировой войны, что, впрочем, далее французам аукнулось. Слишком большое количество этих танков сильно давило на оборонный бюджет, и это при том, что Renault FT порядком устарел еще к началу 20-х годов. танк был слишком медленный, да и броня защищала только от пуль и осколков снарядов. Поэтому в июне 1923 года Renault получила заказ на изготовление двух опытных образцов модернизированного Renault FT. Эти танки должны были иметь броню толщиной 25 мм, также повышалась их подвижность. В идеале ожидалась ситуация, когда танк мог перемещаться на большие расстояния сам, а не на грузовиках. Дело в том, что ресурс ходовой части у ранних танков был совсем не резиновый, те же гусеничные ленты «ходили» по 200-250 километров. Появление танка, который мог бы ездить на дальние расстояния сам, являлось большим плюсом. Правда, в то время асфальтовых шоссе имелось мало, и что делают с таким покрытием гусеницы, тогда не особо знали.

Renault NC-27, экспортная версия Renault NC 1

Renault NC-27, экспортная версия Renault NC 1

Результатом нового технического задания стали две опытные машины — Renault NC 1 и Renault NC 2. Первая имела совершенно новую ходовую часть, а у второй ходовая часть базировалась на конструкции Renault FT-Kégresse. В связи с ростом боевой массы силовую установку заменили на новую, мощностью 62 лошадиные силы. Из двух образцом поначалу более перспективным выглядел Renault NC 2, поскольку ходовая часть конструкции Адольфа Кегресса позволяла развивать более высокую скорость и, потенциально, именно такая ходовая часть делала танк независим от грузовиков. Но в дальнейшем выяснилось, что резинотканевая гусеничная лента имеет ряд проблем, особенно в странах с жарким климатом. В ходе боевых действий на территории Марокко это проявилось в полной мере, посему звезда Renault FT-Kégresse, а также Renault NC 2, быстро закатилась. В случае с Renault NC 1 получалась вполне адекватная, для середины 20-х годов, боевая машина. Скорость, достигавшая 18-20 км/ч, являлась вполне приличной для того времени. Правда, боевая ценность танка несколько обнулялась в виду жадности французских военных, которые решили, что «головы» Renault FT им вполне хватит. В результате корпус, может быть, и не пробивался, но про башню никто ничего не говорил.

По сравнению с исходным танком улучшению подверглась ходовая часть

По сравнению с исходным танком улучшению подверглась ходовая часть

Всё было хорошо, пока французские военные не переиграли требования к танку. В 1926 году они захотели посадить в отделение управления радиста, толщину брони увеличить до 30 мм, а заодно поставить 47-мм пушку. Это всё означало одно — Renault NC можно спокойно относить в утиль. Но в Renault решили иначе. Там прекрасно понимали, что им надо фактически делать новый танк, но при этом Renault NC вполне имел перспективы. Ничего другого, в тот момент, на рынке вооружений не имелось. Поскольку французские военные более танком не интересовались, случилась примерно та же ситуация, что и с Vickers-Armstrongs 6 ton Tank. После потери у английских военных интереса к данной машине она стала Vickers Mk.E, экспортным танком, который имел на этом поприще большой успех. Но еще раньше появился другой экспортный танк — Renault NC-27, или Char Type N.C.1927, так стал именоваться Renault NC 1 после того, как его перевели в экспортные машины. Кстати, часто упоминающийся индекс Renault FT-17 (или Char type F.T. 1917) — это тоже экспортное обозначение. Оно появилось в переписке Renault одновременно с NC-27.

Более важным изменением стало усиление броневой защиты. Она выросла до 30 мм для корпуса

Более важным изменением стало усиление броневой защиты. Она выросла до 30 мм для корпуса

Надо сказать, что экспортный танк был не совсем тем, что тестировалось под обозначением Renault NC 1. Для начала, доработке подверглась ходовая часть. По результатам испытаний установили траки новой, более удачной конструкции, очень похожие траки позже перекочевали на Renault NC 3 (позже переименован в Renault UT, а более он известен как Char D1). Броневая защита усилилась: теперь листы корпуса имели толщину 30 мм по периметру, а толщина башни увеличилась до 20 мм. Интересно, что при этом боевая масса оказалась очень близкой к Renault FT. Пушечная версия данного танка имела массу 7000 кг, а масса Renault NC-27 составила 7880 кг. При моторе, который имел максимальную мощность 62 л.с., это давало удельную мощность 7,87 л.с. на тонну. Не то, чтобы очень много, но явно больше, чем у Renault FT. Максимальная скорость составляла 18,5 км/ч. Для танка поддержки пехоты вполне нормальный, даже по меркам второй половины 20-х годов, показатель.

Первыми NC-27 приобрели поляки, ограничившись одним экземпляром

Первыми NC-27 приобрели поляки, ограничившись одним экземпляром

Активность Renault, с точки зрения продвижения Renault NC-27, началась в самом конце 1927 года. Танк очень быстро стал мелькать в публикациях, примерно тогда же начались переговоры о поставках танков. Одними из первых, кому пришла информация по новому танку, стала Швеция. Шведы, конечно, пытались создать свой танк (ну как свой — проектировал его Фриц Хейгль, который, кстати говоря, был еще и главным разносчиком информации по новым танкам), но за другими странами следили внимательно. У Швеции уже был не особо удачный опыт покупки французских танков: до того они купили Renault FT, который признали слишком тесным, да и по всем ТТХ он уступал Strv m/21. Вместе с тем, новый французский танк смотрелся интересно, а цена в 425 тысяч франков была плюс-минус приемлемой. Примерно в это же время французским танком заинтересовались поляки. В отличие от шведов, они вполне себе использовали Renault FT, и даже их выпускали у себя на заводе CWS. Танки эти, изготовленные в 1926 году, имели корпуса из конструкционной стали и были предназначены для учебных целей. Вместе с тем, такой опыт потенциально позволял выпускать и NC-27. Польша, в итоге, едва ли не первой приобрела такой танк. Впрочем, польская сторона проявила осторожность, закупив одну машину на пробу. Как показали дальнейшие события, решение было верным. Каких-то особых преимуществ танк не имел, к тому же Польша не теряла надежды купить танк у Кристи. Поэтому дальше закупок не последовало.

Еще один танк купили шведы, также на пробу

Еще один танк купили шведы, также на пробу

В 1929 году один танк был приобретен шведами, решение об этом приняли в декабре 1928 года. Поскольку переписка по машине началась в 1928 году, танк получил местное обозначение Strv fm/28, то есть экспериментальный танк обр.1928 года. Как и другие танки в то время, машину отправили в Готаландский лейб-гвардейский пехотный полк (Göta livgarde, I 2). Летние испытания, проведенные в полку, поначалу показали, что машина вполне неплохо выглядит как танк поддержки пехоты. Средняя скорость по проселку составила 10 км/ч, отмечалась неплохая проходимость, в этом плане ходовая часть Renault NC выглядела вполне достойно. Немного омрачила испытания со сломавшимся под танком мостом, но это не столь и проблематично.

Первые испытания оказались более-менее успешными, но зимой выяснилось, что машина "не тянет"

Первые испытания оказались более-менее успешными, но зимой выяснилось, что машина «не тянет»

Ситуация изменилась в ходе испытаний, которые прошли в начале 1930 года, то есть в зимних условиях. Выяснилось, что танк по снегу еле ползет: скорость передвижения составляла не более 4-6 км/ч, это как-то совсем мало. С учетом того, что боевое отделение осталось таким же тесным, как на Renault FT, шведская королевская армия интерес к танку потеряла. Впрочем, этой машине повезло. Поскольку, в отличие от Renault FT, этот танк оказался всё же более-менее подвижным, он вполне подходил на роль учебной машины. В таком статусе танк оставался как минимум до середины 30-х годов. Ну а далее его решили сделать музейным экспонатом. Ныне этот танк занимает почетное место в танковом музее Arsenalen. Так сложилось, что эта машина стала единственным дожившим до наших дней Renault NC-27.

Один из четырех японских NC-27, получивших пушечное вооружение. Установлено японское пехотное орудие

Один из четырех японских NC-27, получивших пушечное вооружение. Установлено японское пехотное орудие

Единственной страной, которая закупила данные танки не в единичных количествах, стала Япония. По поводу количества построенных для Японии танков есть нестыковки. В некоторых японских источниках речь идет о 23 танках, закупленных в 1929 году, но при этом сами французы пишут о 10 машинах. На самом деле всё еще интереснее. Изначально японцы намеревались закупить 25 танков (23 Renault NC-27, плюс 2 Renault FT TSF), но дальше заказ переиграли. По непонятной причине вместо более удачных и подвижных NC-27 было решено частично заменить их на Renault FT. Возможно, сыграл финансовый вопрос, поскольку Renault FT оказались банально дешевле. Кроме того, они уже имели такие танки на вооружении, правда, к концу 20-х их число сократилось в виду выхода из строя. А еще имелись высокие отношения между Японской Императорской Армией и Японским Императорским Флотом, последний умудрился часть танков забрать себе. Так что заказ пришлось переиграть: на самом деле, как и пишут французы, было закуплено 10 Renault NC-27, плюс 13 Renault FT-17 (здесь данный индекс уместен, поскольку речь идет об экспортной машине).

Немного забавно, что наиболее полная документация по данному танку сохранилась на японском языке

Немного забавно, что наиболее полная документация по данному танку сохранилась на японском языке

На этом высокие отношения не закончились, на сей раз речь шла о вооружении. Точнее, о боеприпасах. Если внимательно посмотреть на японские Renault FT, можно заметить, что на них орудия SA 18 стояли недолгое время. А далее появилось уже японские вооружение. Была мысль, что японцы просто решили усилить вооружение своих танков, но на самом деле всё оказалось веселее. Дело в том, что 4 из 10 закупленных танков орудия получили, но отнюдь не боеприпасы. Их французы продавать отказались, а японские оружейные компании производить боеприпасы посчитали недостойным занятием. При этом 37-мм пехотные орудия Тип 11 с танковыми орудиями SA 18 по боеприпасам оказались несовместимыми. Итогом стало то, что японские NC-27 с французским вооружением не встречаются на снимках от слова совсем.

Пулеметный танк со становым пулеметом Тип 3

Пулеметный танк со становым пулеметом Тип 3

В японской армии эти машины именовались как NC-27 Оцу. Часть из них (регистрационные номера 122, 303, 305 и 306) получили 37-мм пехотные орудия Тип 11. Остальные танки первоначально получили станковые пулеметы Тип 3, похожим образом перевооружали и Renault FT. Но довольно быстро выяснилось, что пулемет Тип 3 не является нормальным вооружением для танка. Посему уже вскоре появилась еще одна вариация — установка ручного пулемета Тип 11 (того самого, что питался обоймами), точнее, его танковой версии — Тип 91. Для этого пулемета разработали специальную шаровую установку. В нее пулемет ставился вместе с сошками (видимо, снять сошки было чем-то неприличным). Собственно говоря, и упомянутые четыре танка также поучаствовали в соревновании по броуновскому движению вооружения. Например, танк номер 305 можно увидеть и с пулеметом Тип 3.

Вскоре эти пулеметы поменяли на более совершенные Тип 91

Вскоре эти пулеметы поменяли на более совершенные Тип 91

Первое боевое применение японских танков состоялось в январе 1932 года. Случилось оно на фоне интервенции японцев в Маньчжурию, которая началась в сентябре 1931 года. Для усиления пехоты была временно организована 1-я специальная танковая рота, которую возглавил капитан Хиякутаке. В конце января 1932 года рота поддерживала 2-ю пехотную дивизию, но сражение за Харбин оказалось скорее легкой прогулкой. В виду быстрого отступления китайских войск полноценного сражения не получилось, но уже в этот момент по отношению к французским танкам стали высказываться критические замечания. Прежде всего это касалось дальности действия танков, да и ходовая часть показала себя на сложной местности в Маньчжурии не лучшим образом.

В ходе боев за Харбин состоялся боевой дебют японских танков

В ходе боев за Харбин состоялся боевой дебют японских танков

Подобная критика не помешала срочно перебросить все имевшиеся Renault NC в другое место. Они оказались в составе 2-й отдельной танковой роты под командованием капитана Сигеми. Местом действия стал Шанхай, где сражались японские военно-морские части. Согласно японским данным, в этом сражении принимали участие 10 NC-27 и 10 новейших японских танков Тип 89. Их создали с использованием наработок по Medium Tank Mk.C, приобретенного у англичан. С точки зрения боевой эффективности японская машина оказалась куда более адекватной, нежели прародитель, правда, без английских чудес, вроде двери прямо в лобовом лите корпуса, не обошлось. Тем не менее, в городских боях на территории Шанхая Тип 89 удостоился похвалы как средство поддержки пехоты. А вот NC-27 удостоился критики. Проходимость у танка оказалась ниже, чем у Тип 89, да и ходовая часть вызывала критику. Кстати, согласно японским источникам, во время боев за Шанхая на NC-27 нередко ставили трофейные ручные пулеметы ZB 26, которые были более надежными, нежели Тип 11.

Февраль 1932 года, бои за Шанхай. Здесь выяснилось, что NC-27 явно уступают японским средним танкам Тип 89

Февраль 1932 года, бои за Шанхай. Здесь выяснилось, что NC-27 явно уступают японским средним танкам Тип 89

Февральские бои 1932 года в Шанхае стали последним случаем боевого применения NC-27. Далее эти танки использовались как учебные машины 1-го танкового полка в Куруме. Позже их пытались модернизировать. На танк №305 поставили 75-сильный мотор «Мицубиси», но эксперимент оказался не совсем удачным. В этим мотором танк пробыл недолго, позже на него вернули старую силовую установку. Как учебные танки NC-27 использовали очень долго. Впрочем, ни одного экземпляра из японского заказа до наших дней не сохранилось.

Учебные машины 1-го танкового полка в Куруме

Учебные машины 1-го танкового полка в Куруме

Причины, по которым Renault NC не имел большого экспортного успеха, прозаичны. Во-первых, уже в 1929 году появился Vickers Mk.E, не такой защищенный, но куда более адекватный как танк сопровождения пехоты. Во-вторых, сам по себе Renault NC выглядел не очень-то удачным. Да, броневая защита и подвижность выросли, но машина осталась такой же тесной, как ее прародитель. Впрочем, упрек тут скорее не к исполнителю, а к исходному заказчику, то есть французской армии. Что заказали, то и получили. Причем история французских военных ничему не научила. Теснота и перегруженность задачами расчета боевого отделения была типичной проблемой французских танков. После этого не стоит удивляться, что заказы на экспортные танки для них являлись очень редкой удачей.

Источники:

    1. Renault D1, Pascal Danjou, TRACKSTORY №8, 2008
    2. www.ointres.se/pansar.htm
    3. Архив Карла Бломстера
    4. www3.plala.or.jp/takihome
    5. Фотоархив автора
    6. Special Issue vol.6 Renault Light Tanks of Japanese Imperial Army, Kunimoto Sensyajyuku, 2013

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/legkii-francuz-somnitelnogo-eksportnogo-uspeha-602660c6b498705a81c18f8b

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
TumninHerwig Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Herwig
Herwig

++++++++

Tumnin

Впрочем, упрек тут скорее не к исполнителю, а к исходному заказчику, то есть французской армии. Что заказали, то и получили. Угу. Но почему то в случае «плохого» Т-19 виноваты именно наши отечественные «плохие» инженеры. !!! Может кто обратил внимание, что ходовая схожая с Т-19? Вот NC-27 производили серийно, а Т-19 «был не приспособлен к серийному производству. А Тип 89 с похожей подвеской провоевал до 44-го. Чудеса. Фанатам Пашолока: И тут «вредитель Шукалов» наследил: сломал шведам танк во время зимних испытаний. Вот же сволочь такая… Он оказывается не только в СССР вредительством занимался, но и по всему миру в зимнее время саботажи устраивал. Dead Moroz bliayd! Ну и напоследок усем упоротым зилотам: 11 ноября 1930 г. —Доклад нач. Управления по механизации и моторизации РККА И. А. Халепского заместителю наркома по военным и морским делам и председателя РВС СССР И. П. Уборевичу о состоянии работ по осуществлению системы автобронетанкового вооружения Кроме того, изготовляется опытный образец танка Т‑19 со следующими основными тактико-техническими данными: вес — 8 т, скорость — 30 км, перекрываемый ров в 2 м, броня — 16 мм, проходимость брода глубиною в 1,2 м, вооружение: одна 37‑мм пушка и два пулемета сист[емы] Дегтярева, горизонтальный обстрел — 360°, команда — 3 чел.,… Подробнее »

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить