Юрий Пашолок. Легкий американец в Красной Армии

17
8
Юрий Пашолок. Легкий американец в Красной Армии

Юрий Пашолок. Легкий американец в Красной Армии

Содержание:

Американский легкий легкий танк Light Tank M3 на советско-германском фронте: вопреки домыслам о том, что эти танки «не нашли тактической ниши в советских бронетанковых войсках»

Тема ленд-лиза в принципе является постоянным объектом спора и весьма спорных утверждений. То идут вбросы про американские станки, без которых якобы промышленность не смогла бы делать башенные погоны Т-34-85 (интересно, а Т-28 и КВ с погоном 1590 мм про это что думали). То идут разговоры о том, что без зарубежных грузовиков ничего бы не было. Действительно, поставки грузовиков по программе ленд-лиза помогли, особенно с точки зрения механизации артиллерии снабжения частей. Но если смотреть общую статистику, выяснится, что эти машины лишь к началу 1945 года достигли цифры 30,4% от общего состава (и 32,8% от общего числа к 1 мая 1945 года. А на январь 1944 года зарубежных машин было 19% от общего числа. Таких примеров хватает с лихвой, при этом обычно и одна, и другая сторона любят уходить в крайности.

М3 Легкие из состава 258-го ОТБ, Северный Кавказ, начало сентября 1942 года

М3 Легкие из состава 258-го ОТБ, Северный Кавказ, начало сентября 1942 года

Отдельным слоем в этих самых спорах проходит тема английских и американских танков, которые поставлялись в Советский Союз. При этом, например, официально английские танки даже не являлись ленд-лизом в его классическом понимании. Те машины, что шли в первой половине войны, традиционно принято ругать, каких-то положительных слов обычно удостаивается Matilda. Хотя если внимательно посмотреть на то, каких результатов эти машины достигли на советско-германском фронте, подобная позиция вызывает некоторое удивление. Плюс-минус хорошая репутация у Valentine, причем она как раз вполне заслуженная. Ну а американские Light Tank M3 и Medium Tank M3 традиционно ругают. При этом обычно ругающие даже не способны правильно эти танки правильно назвать (не то, что отличить одну версию от другой). Самое интересное, что как аргументы часто приводят отношение к этим танкам летом 1943 года, при том, что из 1232 танков этого семейства, прибывших в Советский Союз, 977 поступило за 1942 год. Безусловно, у танков семейства Light Tank M3 имелся ряд недостатков, но в реальности это были едва ли не лучшие боевые машины своего класса. И чтобы получить реальную картину о том, что они из себя представляли, необходим гораздо более комплексный подход. В данном материале речь пойдет исключительно об M3, поскольку именно они составляли большинство поставок, а M3A1 достойны отдельного рассказа.

Что, сколько и когда

Итак, для начала стоит определиться, какие именно версии Light Tank M3 поставлялись в Советский Союз, когда это происходило и сколько пришло. Но еще есть один момент, который стоит поднять, что называется, с порога. Господа-граждане, если вы лезете в тонкие технические подробности, научитесь, для начала, правильно называть танк. В США официальный индекс у данного танка был Light Tank M3. В Красной Армии он назывался М3 Легкий, М3Л, М3л и в том же духе. Никакого М3 Стюарт, подобная абракадабра появилась что у нас, что за рубежом, от не разбирающихся людей. Если вы не читали мой материал об английской системе обозначений, то ситуация такова. В сентябре 1941 года англичане ввели новую систему обозначений своих танков, поскольку старая постепенно становилась слишком громоздкой и неудобной. Тогда появились обозначения Matilda, Valentine и прочие. И тогда же появились обозначения для танков, которые шли по программе ленд-лиза. Первым был как раз Light Tank M3, который получил обозначение General Stuart I. Позже его сократили до Stuart I. Затем появился дизельный вариант, который получил обозначение Stuart II. В 1942 году началось производство Light Tank M3A1, который обозначили как Stuart III, дизельный вариант, который англичане не стали брать, назвали как Stuart IV. Под обозначением Stuart V скрывался Light Tank M3A3, подавляющее большинство этих машин ушло по программе ленд-лиза англичанам и в Китай. Наконец, под обозначением Stuart VI скрывался Light Tank M5/M5A1, причем по ленд-лизу поставлялся только M5A1. Причем Light Tank M3 и Stuart I — это не совсем одно и то же. Они отличались по комплектации, например, англичане ставили свои радиостанции. Посему называть данный танк как M3 Stuart — это демонстрация собственной безграмотности.

Один из тех самых танков, что пришли первыми и иногда считаются Light Tank M2A4. На самом деле это Stuart I с английским WD-номером T.37671

Один из тех самых танков, что пришли первыми и иногда считаются Light Tank M2A4. На самом деле это Stuart I с английским WD-номером T.37671

Следующим большим заблуждением является то, что типовым советскими М3Л были либо машины с восьмигранными башнями D38976, либо Light Tank M3A1. В случае с Light Tank M3A1 даже американские данные поставок говорят о том, что их отправили 340 штук. То есть около четверти от всего объема. Причем это именно отправка, а сколько прибыло, это уже другой разговор. Данные машины поступили в Советский Союз осенью 1942 года, почти не принимали участия в боях до начала 1943 года, а далее использовались относительно локально. Известными их сделал неудачный десант в районе Южной Озерейки, при этом на фотографиях M3A1 попадаются довольно редко. Нет, свой вклад они внесли, и даже повоевали на Курской Дуге, но именно типовым «советским М3л» они не являлись. Поэтому эти машины и вынесены в отдельную графу, благо о них можно много интересного рассказать.

Данные танки именовались в Красной Армии как М3 Легкие, М3Л, М3л и аналогичным образом. Имя "Стюарт" было применено один раз - на НИБТ Полигоне, и применительно к M3A1. Оттуда и пошел "кривой" индекс. Причем случилось это уже в 1944 году

Данные танки именовались в Красной Армии как М3 Легкие, М3Л, М3л и аналогичным образом. Имя «Стюарт» было применено один раз — на НИБТ Полигоне, и применительно к M3A1. Оттуда и пошел «кривой» индекс. Причем случилось это уже в 1944 году

Еще более интересно выглядит ситуация с Light Tank M3, которые оснащались башнями D38976. Для начала, на их месте, по мнению некоторых исследователей, должны быть Light Tank M2A4. Такое мнение появилось в результате ошибки в делопроизводстве. На самом деле первыми прибыли Light Tank M3, точнее, не совсем они. Сейчас будет понятно, почему «не совсем». Летом 1941 года начались срочные поставки Light Tank M3 в Англию, у которой с легкими танками была совсем беда, вместе с ними прибыло и 36 Light Tank M2A4. Последние были чисто учебными, им даже не дали именного индекса. А вот первая крупная партия (те самые, что General Stuart I) получили английские регистрационные номера в промежутке T.37121-T.39230. Так вот, как раз эти самые номера можно видеть по списку машин, прибывших в СССР. Там, конечно, затесалось несколько Light Tank M3, но основная масса была как раз General Stuart I. Вот только типовым М3 Легким назвать его нельзя никак. За январь-февраль 1942 года таких машин прибыло 57 штук, основная масса из них ушла в 114-ю и 192-ю танковые бригады. Единичные машины попали в части, которые формировали весной и в начале лета 1942 года. И всё.

Один из танков 114-й танковой бригады, имевший башню D39273. Среди танков данного типа, поставленных по ленд-лизу, машины с башнями D39273 занимали второе место

Один из танков 114-й танковой бригады, имевший башню D39273. Среди танков данного типа, поставленных по ленд-лизу, машины с башнями D39273 занимали второе место

В марте поставок не было, а дальше пошли машины с башнями D39273. Они имели характерные гнутые борта и новую конструкцию смотровой башенки. Она обычно именуется командирской, но у американцев командир находился справа и выполнял роль заряжающего, а также наводчика по горизонтали. Ставить башни D39273 начали с сентября 1941 года, и вот как раз они являлись более массовым явлением. Как минимум четверть поставок приходилось как раз на эти танки. Впрочем, башня была не без подвоха. Дело в том, что поначалу у американцев смотровые приборы были не самой удачной конструкции. Это были просто смотровые щели, прикрытые стеклоблоками. Как раз на машинах с башнями D39273 стали ставить призменные приборы, как в башне, так и в смотровых лючках отделения управления. Ими одновременно стало удобнее пользоваться. Также в створке люка смотровой башенки должен был стоять перископический смотровой прибор M6 с круговым вращением. Должен, но не стоял, вообще ни на одной башне. И это было не только у нас, но и в танках для самих американцев, и для англичан. А еще имелась проблема с радиостанциями. Собственно говоря, англичане не просто так свои Wireless Set No.19 ставили. Помимо унификации, они у них банально были. А вот у американской армии поначалу с радиостанциями была беда. Столь взрывной рост выпуска (а только за 1941 год сдали 2072 танка с бензиновыми моторами, а также 479 с дизельными) сказался на комплектации. Например, вместо 40% радийных машин таковых было всего 20%. Собственно говоря, если вы видите М3 Легкий с обоими пулеметами в бортовых нишах, радиостанции у него точно нет. Чтобы поставить радиостанцию, надо снять пулемет и часть укладок в правой нише.

Самым массовым стал танк с башней D58101, у англичан он получил прозвище "Гибрид"

Самым массовым стал танк с башней D58101, у англичан он получил прозвище «Гибрид»

Впрочем, эта версия танка тоже не стала самой массовой среди М3 Легких. Проанализировав опыт использования Light Tank M3, американские военные внезапно обнаружили, что командир сидит в башне почти без смотровых приборов и без люка, а смотровая башенка вообще у наводчика. Посему башню переделали. Не менее важным изменением стало появление 37-мм орудия M3 с гироскопическим стабилизатором. Благодаря ему существенно облегчилось прицеливание в вертикальной плоскости, но при этом гораздо сложнее стало наводить по горизонтали (по горизонтали-то всё равно наводил командир). Если раньше имелся плевой упор и возможность точной доводки по горизонтали, то теперь эти штуки пропали. То есть вместе с плюсами появились и минусы. А еще случился очередной акт драмы «хотели как лучше, а получилось как всегда». Как и на башне D39273, в новой башне, которая получила каталожный номер D58101, предполагалось ставить перископические приборы наблюдения. Но их не ставили, ибо подвели смежники. Посему вместо них были проемы, которые закрывали заглушками. Так что обзорность лучше не стала, хотя плюс в виде люка командира/заряжающего — это уже неплохо. Смотровую башенку убрали, потому что она была особо и не нужна (по крайней мере, американцам, у нас командир сидел слева).

Вместо смотровых приборов стояли заглушки, что привело советскую военную приемку в замешательство

Вместо смотровых приборов стояли заглушки, что привело советскую военную приемку в замешательство

Выпуск Light Tank M3 с башнями D58101 начался с марте 1942 года, а уже в конце мая первые из них попали в СССР. Об этом стало известно в связи с громким скандалом, который справедливо устроила советская военная приёмка. Она обратила внимание на дыры в крыше башни, прикрытые заглушками, приваренными в нескольких точках. Крышки пришлось переваривать по мере возможности, а американской стороне выкатили претензии. Тем не менее, в таком виде данная версия шла до самого конца поставок. Из 392 танков, которые прибыли за июнь-сентябрь 1942 года, Light Tank M3 с башнями D58101 составляли большинство. Да и далее их поставки шли с завидным постоянством. Последние такие танки пришли уже в 1943 году, их слали параллельно с Light Tank M3A1. Англичане называли их Stuart Hybrid, поскольку башня D58101 очень похожа на башню D58133 от Light Tank M3A1. Но только внешне, поскольку ни мотора поворота башни, ни подбашенной корзины, ни перископических приборов более ранняя конструкция не имела.

Перископические смотровые приборы в башнях D58101 так и не появились

Перископические смотровые приборы в башнях D58101 так и не появились

Из 2454 Light Tank M3 с бензиновыми моторами и 802 с дизельными ( плюс 4 дизельных в 1943 году) «гибриды» составляли большинство. Они же составили большинство М3 легких. Точную цифру вряд ли получится вычислить, но где-то в районе половины всех М3 Легких составляли машины с башнями D58101. Причем последние из них имели сварные корпуса, что еще сильнее усложняет задачу отличить из от M3A1. Самый верный признак — заваренные порты под пулеметы в нишах, их у M3A1 не было изначально. Кстати, поставки прекратились в апреле 1943 года по банальной причине. Выпуск Light Tank M3 прекратился в октябре 1942 года, а M3A1 его пережил на 2 месяца. Посему попросту уже нечего было слать. За январь 1943 года прислали 165 танков, за февраль 37, столько же за март и 16 в апреле. Посему по поводу «просьбы перестать слать танки» можно только сильно удивиться.

вернуться к меню ↑

Быстрый, высокий, прожорливый

Как уже было сказано выше, оценку того, как реально воевали М3 Легкие в Красной Армии, можно получить только в результате комплексного анализа его оценок строевыми частями и испытателями. В ЦАМО РФ есть и то, и другое. М3Л (точнее, один из Stuart I) активно испытывался на НИБТ Полигоне под Казанью, кроме того, летом 1942 года еще одну машину испытывали на филиале в Кубинке (тогда официально полигон был под Казанью, куда его эвакуировали осенью 1941 года). Причем данный танк не просто «катали» в одиночку, а провели комплексные испытания, которые включали в себя и совместные испытания с другими зарубежными танками, включая и немецкие.

Резинометаллические гусеничные ленты вызвали неоднозначную реакцию

Резинометаллические гусеничные ленты вызвали неоднозначную реакцию

Так вот, результаты этих испытаний слегка так отличаются от откровенно пренебрежительной оценки некоторых отечественных исследователей. У нас обычно любят выискивать недостатки, ну что же, давайте, сначала, поругаем американский легкий танк. Для начала, у М3 Легкого имелась существенная проблема с запуском мотора. . Наблюдалось прогорание шлангов, которые соединяли всасывающие патрубки карбюратора с воздуховодами от воздушного фильтра. Причиной тому стал конструктивный дефект — шланги располагались слишком низко. При запуске двигателя бензил попадал на всасывающую трубу, скапливался на шлангах и постепенно их разъедал, а при обратных вспышках воспламенялся. Чтобы устранить этот недостаток, специалисты полигона предложили заменить всасывающую трубу на более совершенную конструкцию. Кстати, такую нехорошую особенность отмечают и те, у кого сейчас есть в коллекциях данные танки. Вторым неприятным моментом, связанным с мотором, являлось высокое октановое число бензина. Посему требовалось добавлять присадки. Третьим, более существенным моментом, была прожорливость танковой версии радиального авиационного двигателя. По шоссе М3 Легкий «кушал» 135 литров бензина на 100 километров, а на тяжелом бездорожье он требовал совсем неприличные 347 литров на 100 километров. Дальнейшие испытания показали, что на самом деле аппетит был немного поменьше, но тем не менее.

Не совсем удачная конструкция всасывающего патрубка карбюратора доставила танкистам немало хлопот

Не совсем удачная конструкция всасывающего патрубка карбюратора доставила танкистам немало хлопот

Минусом ходовой части являлись, отчасти, резинометаллические траки, имевшие плохое сцепление с мокрым и мягким грунтом. По причине плохого сцепления показатели преодоления максимального подъема оказались хуже, чем у части одноклассников. Вместе с тем, траки часто чересчур ругают, особенно с точки зрения их ресурса. Испытания на НИБТ Полигоне показали несколько обратную картину — резинометаллические траки имели один из наиболее высоких показателей долговечности. Другое дело, что при проблеме с резиной в Советском Союзе их выпуск не имел смысла. А плохо себя эти траки вели в пустыне, посему и появились цельнометаллические траки. Но и они имели проблему, уже другого характера — «жевали» бандажи опорных катков. Поэтому, в итоге, на американских танках после войны появились комбинированные траки, с металлической внешней частью и резиновой подушкой. Минусом была особенность конструкции с размещением ведущего колеса в передней части корпуса. При определенных режимах движения происходил сброс гусеничных лент (кстати, такая проблема в принципе присуща танкам с передним размещением ведущих колес). Определенной критике подверглось вооружение танка. Во время испытаний на скорострельность выяснилось, что она оказалась в 1,5-2 раза ниже, чем у советской 45-мм танковой пушки. Она составила 6 выстрелов в минуту. Связано это оказалось с тем, что орудие не имело полуавтоматики открывания затвора, это замедляло процесс заряжания. Имелись претензии и к прицелу, он оказался не особо удачной конструкции. Также быстро начался процесс демонтажа резиновых покрытий внутри башни, поскольку они часто загорались при попадании снарядов. Наконец, дальнейшие исследования показали, что американская броня была менее качественной, нежели советская. Отчасти это было связано с плохой организацией приёмки брони, данную проблему решили в течение 1942 года. Но данную проблему признавали и сами американцы.

М3 Легкий оказался самым подвижным среди танков, которые испытывались в 1942 году

М3 Легкий оказался самым подвижным среди танков, которые испытывались в 1942 году

Ну а теперь давайте перейдем от критики к обратному процессу. Начнем с ходовых качеств. Light Tank M3 был самым подвижным из крупносерийных танков. На испытаниях машина развила 60 км/ч, у машины была наибольшая удельная мощность. Этом отчасти компенсировались проблемы с недостаточным сцеплением с грунтом. Кстати говоря, у машины позже появились съемные шпоры, которые отчасти снимали проблему со сцеплением. Танк показал наилучшие показатели по преодолению брода, а также вполне неплохо ездил по болотистой местности. Самое интересное, что по показателю преодоления болотистой местности М3 Легкий, на испытаниях в Кубинке, смог превзойти Т-60 и Т-70. Произошло это, опять же, и по причине высокой удельной мощности. Испытатели указывали, что американский легкий танк продолжал упорно ехать до тех пор, пока не садился полностью на днище. Да и в принципе фразы типа «отличные ходовые качества «Стюарта» отлично подходили для преследования противника на открытых пространствах африканской пустыни, а осенью-зимой 1942 года с тяжелыми боями отходили на восток» вызывают легкое недоумение. Высокая подвижность является важным показателем танка вне зависимости от местности. Не говоря уже о том, что авторы подобных изречений, видимо, никогда не видели на родных просторах степи. Высокая удельная мощность и подвижность очень часто использовалась экипажами М3 Легких в боях.

Хорошая обзорность была преимуществом данной машины

Хорошая обзорность была преимуществом данной машины

Отдельного упоминания достойно вооружение танка. Да, имелись некоторые проблемы со скорострельностью, а также с прицеливанием. Вместе с тем, Light Tank M3 обладал самым мощным вооружением в классе. Его 37-мм пушка M3 была способна поражать даже танки с лобовой броней толщиной 50 мм. Делала она это на дистанции 100-200 метров, вроде бы дистанция ничтожная, но случаи, когда огонь приходилось вести в упор, не являлись огромной редкостью. Плюсом было и наличие вертикального стабилизатора. Безусловно, специфичная установка механизмов наведения усложняла задачу, но в ряде случаев возможность вести прицельный огонь на ходу была совсем не лишней. Также весьма высоко оценивалась и обзорность. Ну и не строит забывать, что у нас основным легким танком в 1942 году являлся Т-70, у которого была одноместная башня. На его фоне боевое отделение М3 Легкого было явно в выигрышной ситуации.

Также танк обладал самой мощной в классе пушкой

Также танк обладал самой мощной в классе пушкой

Суммируя то, что получилось по итогам испытаний, выводов о том, что М3Л был плохим танком, точно не получалось. Машина, безусловно, специфичная, с рядом недостатков, но по сумме характеристик явно не хуже отечественных боевых машин того же класса. А по факту лучше. И то, что она была не нужна, это ну очень странный вывод. В Советском Союзе за 1942-43 годы выпустили более 8 тысяч легких танков Т-70 и Т-70Б, являвшихся прямыми одноклассниками М3Л. Причем в строю американские танки продержались дольше отечественных аналогов.

вернуться к меню ↑

«Плохой танк? Нет, не слышали!»

В связи с рядом проблем, в том числе и по поставкам боеприпасов, боевой дебют М3 Легких существенно задержался. Первой частью, которая их применила в бою, стала 114-я танковая бригада. Туда, как и в 192-ю танковую бригаду, попали машины двух типов — с башнями D38976 и D39273. Обычно действия бригады оцениваются как «не оказала особого влияния», при этом по состоянию на 20 мая 1942 года в ее составе было 2 М3 Легких, 2 М3 Средних и 21 приданных им Т-60. В дальнейшем бригада участвовала в деблокировании частей, сражаясь в районе Чепеля. Благодаря действиям бригады, действовавшей в составе сводного танкового корпуса Южного Фронта, удалось частично деблокировать окруженные войска и вывести их. Так вот, во всём этом упускается один важный момент. В боях за Чепель участвовала лишь небольшая часть бригады, а ее основной состав находился в резерве. Она принимала участие уже в боях июня-июля 1942 года. 14 июня 1942 года началось немецкие наступление (по советской оценке, около 240 танков). Направление удара было как раз на 114-ю ТБр, которая находилась в составе 23-го танкового корпуса. В этот день отличилась 2-я рота 320-го танкового полка. Согласно документам, рота под командованием старшего лейтенанта Ф.С. Глазкова, имея в своем составе 5 М3 Легких и 2 М3 Средних, смогла отбить 3 атаки, подбив за день 17 танков. В ходе боя танкисты роты, обороняя высоту 214,2, использовали подбитые немецкие танки как укрытия для своих боевых машин. Действовала бригада до конца июля 1942 года, а далее ее переформировали.

В первых боях М3 Легкий показал себя вполне удачной машиной. Не без недостатков, но вполне удовлетворяющей требованиям

В первых боях М3 Легкий показал себя вполне удачной машиной. Не без недостатков, но вполне удовлетворяющей требованиям

Опыт применения боевых машин 114-й танковой бригады лег в основу доклада о боевой характеристике американских танков, которую подготовил 23 июня 1942 года генерал-лейтенант В. С. Тамручи. По большому счету, выводы оказались примерно теми же, что и у НИБТ Полигона, причем резинометаллические гусеничные ленты похвалили за бесшумность. В отчете М3 Легкий указан как вполне нормальная, особенно для своего класса, боевая машина. Ну и в принципе жалоб на то, что танк плохой и не нужный, в 1942 году практически не слышно. Да и как они могут быть, если весной 1942 года типовым советским легким танком был Т-60, который уступал М3 Легкому по всем статьям? Да и появившийся на фронте к концу июня 1942 года Т-70 его явно не превосходил.

Один из уничтоженных танков 192-й танковой бригады. Бригада стала жертвой несогласованных действий соседей

Один из уничтоженных танков 192-й танковой бригады. Бригада стала жертвой несогласованных действий соседей

По большому счету, успех применения танков напрямую зависел от действия самих частей, а также тех, кто с ними взаимодействовал. Ярчайший пример — незавидная судьба 192-й танковой бригады. По состоянию на 3 июня 1942 года 192-я танковая бригада имела в своем составе 13 М3 Средних и 30 М3 Легких, еще 1 средний и 2 легких танках находились в ремонте. Еще один М3 Легкий выбыл из строя к 20 июня. Некоторые танки получили имена собственные, например, машина с бортовым номером 7201 получила имя «Пожарский», а М3 Легкий с бортовым номером 7211 — имя собственное «Отважный». Но вот применение этих машин в 3-й Болховской наступательной операции оказалось неудачным. 192-я танковая бригада в ночь с 4 на 5 июля сосредоточилась на исходных позициях. Наступление совпало с началом операции – 5 июля 1942 года.

Разбитый танк с башней D58101, погибший летом 1942 года. Терялись эти машины ровно по тем же причинам, что и танки других типов, их ТТХ тут, по большому счету, не при причем. Если послать танки на позиции противотанковой артиллерии, финал немного предсказуем

Разбитый танк с башней D58101, погибший летом 1942 года. Терялись эти машины ровно по тем же причинам, что и танки других типов, их ТТХ тут, по большому счету, не при причем. Если послать танки на позиции противотанковой артиллерии, финал немного предсказуем

В 5:30 бригада, поддерживая 149-ю стрелковую дивизию, двинулась в бой совместно с 68-й танковой бригадой. В ходе утренней атаки 1 М3 Легкий подорвался на мине. Дальнейшие действия оказались куда менее успешными. Отсеченная вражеским огнем пехота двигалась крайне медленно. Это привело к тому, что танки несколько раз возвращались к ней, это привело к дополнительным потерям. Полковник И.И. Петров, командир 192 ТБр, ввел в бой основную группу М3 Легких, выступавших в роли резерва. Политрукам бригады пришлось вылезать из танков, чтобы вести пехоту за собой. К 6:40 ударной группе удалось взять Кабала и Близновское, при этом танки утюжили немецкую линию обороны, уничтожая огневые точки. Артиллерия, которая должна была поддерживать действия бригады огнем, потеряла ориентировку. Это стало причиной потери от собственного огня 6 танков. К исходу дня немецкие войска контратаковали, бригаде пришлось отойти, при этом она понесла потери от флангового огня. На сей раз «отличилась» 68-я танковая бригада, принявшая машины 192 ТБр за немецкие. Дополнительные потери бригада понесла в виде застрявших танков. В итоге бригада за один день потеряла 40 танков. Часть из них оказалась немецкими трофеями, некоторые удалось эвакуировать. Позже из ставшихся машин двух бригад собрали ударную группу, которая поддерживала 149-ю стрелковую дивизию. В последующих боях бригада потеряла еще 2 М3 Средних и 6 М3 Легких. Всего к 10 июля безвозвратные потери составили 33 танка, из них 19 М3 Легких. По состоянию на 11 июля в бригаде осталось всего 3 танка данного типа.

М3 Легкий из состава 2-го танкового батальона 130-й танковой бригады, утопленный в ночь с 7 на 8 июля 1942 года. Ныне эта машина находится в экспозиции парка "Патриот"

М3 Легкий из состава 2-го танкового батальона 130-й танковой бригады, утопленный в ночь с 7 на 8 июля 1942 года. Ныне эта машина находится в экспозиции парка «Патриот»

Совсем иначе действовала 130-я танковая бригада. Со 2 по 15 июня 1942 года ее переформировали в селе Чернецком, что юго-западнее Купянска, из остатков частей, ранее попавших в окружение. В качестве матчасти бригада получила 38 (чуть позже 39) М3 Легких. Среди полученных танков были машины как с башнями D39273, так и «гибриды», то есть с башнями D58101. Действуя в составе 24-го танкового корпуса, некоторое время бригада находилась в обороне, а 21 июня был получен приказ о перегруппировке корпуса, поскольку противник наметил новое направление удара. 23 июня состав бригады изменился: теперь в ее составе было 21 М3 Легких и 25 Т-34. Вскоре изменилось и подчинение: 28 июня 24-й ТК вошел в подчинение Брянского фронта, находясь при этом в районе города Старый Оскол. Первые боестолкновения 24-го ТК произошли 2 июля, правда, 130-я ТБр пока в бой не вступала, занимая оборону. На следующий день корпус получил приказ обеспечивать выход войск 40-й армии. К тому моменту в 130-й танковой бригаде оставалось 20 Т-34 и 17 М3 Легких. К 5 июля основной задачей оборона переправы через Дон и обеспечение выхода других частей. 7 июля противник прорвался в Урыв-Покровское, стремясь перерезать переправу. В бой были брошены танки 54 и 130 танковой бригады. В результате была подбита немецкая самоходная установка, также было уничтожено 2 танка. Собственные потери – 2 сгоревших М3 Легких. В этот же день началась переправа на другой берег малых танков Т-60. Оборона переправы стала основной задачей бригады. В ходе выполнения данной задачи случился прорыв венгерской пехоты, в результате чего случилась паника, минимум 1 танк утопили, а 2 было захвачено венграми. Ныне утопленный танк находится в парке «Патриот». По итогам оборонительных боев к 20 июля в бригаде осталось 2 М3 Легких и 2 Т-60. Части корпуса обороняли переправу вплоть до 27 июля, когда была дана команда о ее выводе из зоны боевых действий. Одним словом, бригада вполне успешно сдерживала попытки превосходящих сил немцев и венгров захватить переправу.

На тех участках фронта, где М3 Легкие применялись грамотно, они продолжали успешно использоваться и в 1943 году

На тех участках фронта, где М3 Легкие применялись грамотно, они продолжали успешно использоваться и в 1943 году

Анализируя действия танковых бригад, вооруженных американскими танками (обычно в их состав включали М3 Легкие и М3 Средние), можно легко заметить, что действовали они как минимум не хуже частей, имевших отечественную матчасть. Что же касается случаев тяжелых потерь, то обычно они связаны отнюдь не с «плохими танками», а с неправильными действиями как частей, так и командования, либо имели место случаи вроде описанного боевого применения 192-й ТБр. Посему рассказы о том, что «танк плохой», надо делить надвое, особенно если они датированы 1943 годом. Вы догадываетесь, как в 1943 году оценивали те же Т-70? Да и «Валентайны» вряд ли имели сильно лучшую оценку, хотя их поставки не прекращали.

М3 Легкие из состава 75-го ОТБ. Машины этого батальона поставили мировой рекорд по результативности легкого танка в бою

М3 Легкие из состава 75-го ОТБ. Машины этого батальона поставили мировой рекорд по результативности легкого танка в бою

Имелся и один участок боевых действий, где М3 Легкие сыграли одну из ключевых ролей. Это Северо-Кавказский фронт. Летом 1942 года сложилась ситуация, когда пришлось перенаправить поставки танков с северного пути на юг — через Иран. Первоначально это была, можно сказать, техническая накладка, к которой советская сторона была почти не готова, пришлось срочно организовывать отдел приёмки в Иране и Баку. Как выяснилось позже, этот форс-мажор оказался весьма полезным. Дело в том, что в августе 1942 года части, воевавшие на Северном Кавказе, имели, по большей части, устаревшую бронетехнику. Самым массовым танком был Т-60, имелось больше количество Т-26. Кроме того, боевое применение танков Северо-Кавказского фронта поначалу трудно назвать удачным. И вот в этот самый момент на Северный Кавказ хлынул поток зарубежной техники. Первыми в Бендер-Шах прибыли 40 Valentine VII и 70 М3 Легких, из них до 24 августа было переправлено в СССР 38 и 60 танков соответственно. Поступившие через Иран танки относились к поздней версии с башнями D58101. Несмотря на некоторую задержку в поставках танков и запчастей к ним, таких огромных сложностей, какие случились с машинами, прибывшими северными конвоями, не было. Всего с июля по сентябрь 1942 года прибыл 161 американский легкий танк, причем оформили их уже в сентябре.

Северный Кавказ стал местом наиболее интенсивного применения М3 Легких в Красной Армии

Северный Кавказ стал местом наиболее интенсивного применения М3 Легких в Красной Армии

Бои на Северном Кавказе стали звездным часом М3 Легкого на советско-германском фронте. Первой частью, которая применила американские легкие танки на Северном Кавказе, стал 249-й отдельный танковый батальон. 2 сентября батальон прибыл в распоряжение 11-го гвардейского стрелкового корпуса 9-й армии, части которой вели тяжелые оборонительные бои. В период с 4 по 8 сентября батальон подбил 12 немецких танков и 13 орудий. Свои потери составили 24 танка, из которых сгорело 10 и подбито 14. Из числа сгоревших 5 оказалось в неразберихе уничтожено собственной артиллерией. Их соседи из 258-го отдельного танкового батальона 8 сентября, совместно со стрелковыми частями, сражались в районе станицы Терская. На следующий день этим частям пришлось отражать массированную (35-45 танков) атаку из Терской. Отдельным немецким танкам удалось прорваться к Тереку. Батальон отчитался о 18 уничтоженных и подбитых немецких танках. Всего же за период с 6 по 11 сентября танкисты 258-го ОТБ отчитались о 32 уничтоженных танках, 21 орудии и 400 убитых немецких солдатах и офицерах. Потери батальона за указанный период составили 11 сгоревших и 11 подбитых танков, из них 9 удалось эвакуировать. 7 сентября в бой пошла третья часть, получившая М3 Легкие – 75-й отдельный танковый батальон. С ним связан эпизод наиболее удачного боя легких танков в истории. Вечером 11-го сентября части 13-й танковой дивизии продолжили наступление, выдвинувшись в сторону Малгобека. Как раз в это время в Малгобек прибыло три танка из танковой роты 75-й ОТБ под командованием лейтенанта А.Я. Павкина. Выйдя на западную окраину, ими была обнаружена колонна передовых частей 13 ТД, в общей сложности 16 танков. Американские легкие танки устроили самый настоящий тир: из 16 немецких танков 11 было подбито, причем 7 записал на свой счет экипаж Павкина. В заключении стоит сказать, что к декабрю 1942 года самым массовым танком на Северном Кавказе был М3 Легкий, на втором месте канадский Valentine VII. В дальнейшем ленд-лиз составлял основу бронетанковых сил на Северном Кавказе, причём до самого конца войны.

Танки 241-й танковой бригады. Несогласованность действий привела к тому, что за день от нее практически ничего не осталось

Танки 241-й танковой бригады. Несогласованность действий привела к тому, что за день от нее практически ничего не осталось

Всего к 1 января 1943 года в Красной Армии числилось 464 М3 Легких. Столь высокие потери (примерно половина от поставок 1942 года) были напрямую связаны с тем, что в случаев крайне неудачного применения этих машин в 1942 году хватало с лихвой. Например, 241-ю и сформированную по второму кругу 114-ю ТБр потеряли, почти полностью, в одном и том же месте с периодичностью в несколько дней. 241-й ТБр была поставлена задача наступать совместно с 343-й стрелкой дивизией в направлении молочно-товарной фермы и балки Носкина. 30 сентября 1942 года бригада оторвалась от пехоты, скрылась за холмами и… исчезла. Из атаки вернулось всего 2 танка. Как выяснилось позже, в районе молочно-товарной фермы окопалась немецкая 3-я моторизованная дивизия. Сначала было потеряно 10 танков на минном поле, остальные погибли в ходе боя с противотанковой артиллерией. В ту же ловушку угодила и 167-я танковая бригада (32 Valentine и 21 Т-70), также наступавшая на МТФ. По итогам дня немцы отчитались о 124 подбитых и уничтоженных танках. И это еще было не все: на выручку отправилась 38-я стрелковая дивизия и 114-я танковая бригада. 2 октября они угодили в ту же ловушку, от 114-й танковой бригады почти ничего не осталось. В дальнейшем из остатков 114-й, 167-й и 241-й танковых бригад собрали подвижную группу резерва 24-й армии.

М3 Легкие в Прибалтике, осень 1944 года

М3 Легкие в Прибалтике, осень 1944 года

Летом 1943 года стало ясно, что легкие танки уже не соответствуют реалиям поля боя. Тем не менее, М3 Легкие активно применялись и дальше. Они стали поступать в отдельные танковые полки при гвардейских кавалерийских дивизиях. Например, в 136-й танковый полк. 23 января 1944 года полк, переподчиненный, вместе с 8-й Гв.КД, 1-му Украинскому фронту, получил 20 М3 Легких и 10 «Матильд» вместо имевшихся ранее Т-34 и Т-70. С февраля 1944 года полк действовал на Западной Украине. В бою 11 февраля за Дубно танками 136-го ОТП было подбито 2 и сожжен 1 немецкий танк, а также 1 САУ, собственные потери составили 4 М3 Легких сгоревшими. Особенно отличился экипаж лейтенанта Воронцова, который был представлен к званию Героя Советского Союза. К 19 февраля в составе полка было 12 М3 Легких и 7 «Матильд». Утром 18 марта полк совместно с 33-м гвардейским кавалерийским полком захватил село Пелча. Было уничтожено 2 САУ, 3 орудия, 2 тягача и до 450 человек пехоты. Потери 136-го ОТП составили 2 сгоревших танка, 2 подбитых и 1 подорванный на мине. В бою особо отличился командир танковой роты лейтенант М.А. Четвертной. Наиболее ожесточенный бой случился 23 марта за Стоянув. 9 легких танков вели бой совместно с 31-м гвардейским кавалерийском полком. Им противостояло более 20 немецких танков, включая «Пантеры», а также самоходная артиллерия. Эти силы пошли на прорыв. В бою особо отличился экипаж Четвертного. Ему удалось подбить одну «Пантеру» и сжечь вторую, ответным огнем танк был подбит и сгорел, экипаж погиб. Лейтенант Четвертной за этот бой получил посмертно звание Героя Советского Союза. Всего же в бою за Стоянув полк потерял 4 М3 Легких. Подобная результативность была достигнута, в том числе, и за счет подвижности танков. Поразить «Пантеры» удавалось за счет флангового огня, причем случая, когда подвижные американские танки умудрялись зайти немцам в тыл, не единичны. Ну а применялись М3 Легкие кавалеристами вплоть до конца войны.

Естественно, М3 Легкие не являлись чудо-танками, вместе с тем, столь категоричные суждения, которые нередко допускают при их оценке, выглядят слегка странно. Машина вполне «вписалась» в части Красной Армии и действовала как минимум не хуже советских легких танков. Были и моменты, когда она и вовсе была палочкой-выручалочкой. Ну а делать выводы по жалобам части, которой не повезло получить, к весне 1943 года, чуть ли не весь ассортимент зарубежных танков, причем уже не новых, и потому проклинать всё на свете, не есть правильная идея. Желающие могут составить мнение о боевом применении данных машин сами, благо что на «Памяти Народа» документы частей, применявших М3 Легкие, вполне лежат. Как говорится, было бы желание.

вернуться к меню ↑

Источники

  1. ЦАМО РФ
  2. РГАКФД
  3. фотоархив автора
  4. «Память Народа»
  5. «Подвиг Народа»

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/legkii-amerikanec-v-krasnoi-armii-5fa3d12d1aeb58326cb1f91b

6
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
адмирал бенбоуChugayster Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Chugayster
Chugayster

«То идут вбросы про американские станки, без которых якобы промышленность не смогла бы делать башенные погоны Т-34-85»

А разве смогла бы?

адмирал бенбоу

ну дык дальше же написано: «интересно, а Т-28 и КВ с погоном 1590 мм про это что думали«

Chugayster
Chugayster

А ничего, что станки, занятые выпуском КВ с погоном 1590 мм были заняты и не могли делать Т-34-85? Или среди тех, кто заказывал товары по ленд-лизу, сидели вредители, которые заказывали соответствующие станки, которые, оказывается, и не нужны были?

Вот Сталин проглядел то вредителей.

адмирал бенбоу

А ничего, что станки, занятые выпуском КВ с погоном 1590 мм были заняты и не могли делать Т-34-85?
наверное, ничего. особенно если учесть, что выпуск КВ и Т-34-85 хронологически были разнесены во времени))))
Или среди тех, кто заказывал товары по ленд-лизу, сидели вредители, которые заказывали соответствующие станки, которые, оказывается, и не нужны были?
вопрос количества вы рассматривать не пробовали?
пик производства танков КВ на ЧТЗ, насколько мне известно, пришелся на май 1942 года, когда было выпущено 325 машин. в то же время максимальные показатели месячного производства танков Т-34 в том же 1942 году достигали значения полутора тысяч, из которых половина приходилась на 183-й завод.
правда, при этом вовсе не факт, что производство КВ на ЧТЗ лимитировалось именно возможностями станков по нарезке башенных погонов…

адмирал бенбоу

В Красной Армии он назывался М3 Легкий, М3Л, М3л и в том же духе
Если бы всё так просто было было: «Легкий», «Л», «л»… А как тебе такое, Илон Маск? «Американский М-3» и на этом всё — дальше сам гадай, что это за танк имелся в виду: легкий, средний, тяжелый)))

Ф644Оп1Д25Л106.jpg

Т-60 и Т-70 это во многом «эрзац — танки» которые производили и посылали в бой не от хорошей жизни. Так что и на танке М3л в бой шли потому, что других не было, а не из-ща того, что он вундервафля. Был бы у танкистов выбор — взяли бы тридцатьчетверку или эмчу.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить