Юрий Пашолок. Легкая открытая самоходная гаубица по второму кругу

12
8
Юрий Пашолок. Легкая открытая самоходная гаубица по второму кругу

Юрий Пашолок. Легкая открытая самоходная гаубица по второму кругу

История 105-mm Howitzer Motor Carriage T82, второй попытки сделать легкий самоходный лафет по-американски

Такое понятие, как «самоходный лафет», появилось еще во времена Первой мировой войны. Необходимость придания артиллерии подвижности заставило конструкторов в разных странах, независимо друг от друга, начать разработку подобных боевых машин. Сначала на колесных шасси, а затем и на гусеничных. Первую мировую войну не зря называют войной моторов. В это время моторизация шла семимильными шагами, и под конец войны сложились основные типы «самоходных лафетов». Только истребители танков появились уже позже. Вместе с тем, крупных серий именно гусеничных САУ как-то не получилось. Главная причина прозаичная — не успели. Особенно обидно за французов, которые столько разработали, но применить не успели. Опоздали и американцы, которые одновременно создавали и тяжелые, и легкие САУ.

105-мм гаубица M3 была "промежуточной". В ней применялись те же боеприпасы, что и на более мощной M2A1, но стол короче

105-мм гаубица M3 была «промежуточной». В ней применялись те же боеприпасы, что и на более мощной M2A1, но стол короче

Начав создавать самоходные лафеты, спустя полтора десятилетия американцы резко изменили концепцию. В 1938 году появилась идея машины непосредственной поддержки танков. Это должна была стать легкая боевая машина, оснащенная 75-мм гаубицей M1A1. Ее задачей становилось поражение вражеских огневых точек и, опционально, танков. Так на свет появилась HMC T3, первая американская штурмовая САУ. Правда, получилась она крайне неудачной. Слишком тесная даже для двоих членов экипажа, HMC T3 так и осталась опытной. Та же судьба ждала HMC T18, причем американские военные наступили на грабли дважды. Уже и так было понятно, что в неизменном виде гаубицу ставить нельзя, а боевое отделение следует расширять. В результате к концу 1941 года запустили сразу две программы — рубочную HMC T41 и башенную HMC T47. В первом случае плюсом было более просторное боевое отделение, а во втором — более высокая маневренность огня, и, наконец-то, специально разработанная танковая гаубица. В мае 1942 года, не дожидаясь постройки опытных образцов, HMC T47 приняли на вооружение как HMC M8, а HMC T41 даже не стали строить. Крайне поспешное решение, поскольку, будете смеяться, к концепции HMC T41 снова вернулись. Потом.

Пилотный образец HMC T82, созданный на Абердинском полигоне

Пилотный образец HMC T82, созданный на Абердинском полигоне

Стандартизация HMC M8 и запуск в серию HMC M7 не означала, что работы над легкими «самоходными лафетами» прекратится. Американские военные всё еще продолжали мечтать о носителе 105-мм горной гаубицы T7 (будущая M3). Это орудие находилось как бы между 75-мм горной гаубицей M1A1 и 105-мм гаубицей M2A1. Желание поставить это компактное орудие усилилось после того, как HMC M8 пошли в бой. Выяснилось, что получилась машина неплохо, но орудие побольше совсем не помешало бы. В результате, спустя полтора года после закрытия программы HMC T41, стюардессу благополучно раскопали. 5 ноября 1943 года генерал-майор Гладеон Барнс, на тот момент один из ключевых людей в Департаменте Вооружений, отдал команду на создание очень похожей боевой машины. Работы поручили Абердинскому полигону, а базой теперь служил Light Tank M5A1. Спустя месяц, 30 декабря 1943 года, Комитет по Вооружениям присвоил теме индекс 105-mm Howitzer Motor Carriage T82.

На этом образце отрабатывалась общая концепция САУ

На этом образце отрабатывалась общая концепция САУ

На сей раз задание носило пометку «Срочно». Запуск работ по HMC T82 стал результатом осмысления первого опыта применения HMC M8 в Италии. Барнса не остановило даже то, что еще с июня 1943 года начались работы по 105-mm Howitzer Motor Carriage T76. Причина прозаична: требовалось быстрое решение, поскольку легкую боевую машину, вооруженную 105-мм гаубицей, срочно потребовали войска. Эта срочность привела к тому, что вскоре после начала работ на Абердинском полигоне к теме подключили и Танково-автомобильный центр в Детройте. Принцип был простой: полигон быстро создавал концепт САУ, а далее в Детройте приступали к работе над «чистовым» вариантом машины.

А это корпус машины уже после доработки машины силами Танково-автомобильным центром

А это корпус машины уже после доработки машины силами Танково-автомобильным центром

К сожалению, история нас обычно учит тому, что ничему не учит. В случае с HMC T82 случилось именно это. Само по себе то, что HMC T41 не построили, стало большой ошибкой. На реальном образце тут же вылезли бы те же недочеты, только на полтора года раньше. Прежде всего это касалось вооружения. Артиллеристы всего мира обожают мантру «ставить на САУ качающуюся часть буксируемого орудия без изменений». Что после этого случается, одинаково для всех стран. Только в стесненном пространстве до них начинает хоть что-то доходить, но обычно поменять уже поздно. История с HMC T18 научила тому, что надо ставить орудие специальной разработки. Но… на HMC T82 потребовали ставить качающуюся часть 105-мм гаубицы M3A1 с минимальными переделками. И это при том, что в HMC T76 изначально ставилось орудие специальной разработки. А именно танковая 105-мм гаубица. Что мешало такое сделать на HMC T82 изначально, история умалчивает. Видимо, американским военным очень нравилось прыгать по граблям.

Машина получилась невысокой

Машина получилась невысокой

Со своей задачей Абердинский полигон справился быстро. Уже в декабре 1943 года опытный образец машины был готов. Получился своеобразный сплав технических решений по HMC T41, HMC M7 и Sexton. Причем легкая американская САУ больше всего напоминала именно Sexton. Особенно это касалось орудийной установки и общей конфигурации лобовой части рубки. Общая конфигурация корпуса Light Tank M5A1 была такова, что отлично подходила под подобные задачи. Внутри рубки разместилось 4 человека, включая механика-водителя, а также 23 выстрела к гаубице. Поскольку САУ предполагалось использовать и на тихоокеанском ТВД, потребовалось снизить удельное давление на грунт. Помимо того, что сама САУ получалась легче базового шасси (11521 кг против 15200 кг у M5A1), поставили более широкие траки T55E2 (ширина 356 мм против 297 мм у штатных траков). Механика-водителя удалось разместить так, что он плюс-минус помещался слева от гаубицы. При этом явно никого не смутило, что наводка гаубицы по вертикали и горизонтали осуществлялась раздельно.

Тот же самый образец, что на более ранних фото, но уже после доработки

Тот же самый образец, что на более ранних фото, но уже после доработки

Танково-автомобильный центр, используя опыт Абердинского полигона, в ускоренном режиме готовил собственную версию HMC T82. Окончательно проект был подготовлен в январе 1944 года. Впрочем, еще 17 декабря 1943 года выбрали подрядчика для изготовления двух пилотных образцов. Им стала Heil Company из Милуоки, штат Висконсин. Основной продукцией этой фирмы были (и остаются) прицепы, включая топливные цистерны, а также мусоровозы. Впрочем, финальный контракт с Heil Company подписали 17 марта 1944 года, тогда же туда отправили и пилотный образец САУ, который изготовили на Абердинском полигоне. Таким образом, с нуля строили только одну машину, вторую переделывали из абердинского прототипа.

Боевое отделение получилось относительно просторным, возможности базы Light Tank M5A1 авторы машины выждали полностью

Боевое отделение получилось относительно просторным, возможности базы Light Tank M5A1 авторы машины выждали полностью

Надо сказать, что привлечение центральной структуры по танковой разработки было правильной идеей. Совместная разработка Танково-автомобильного центра и Heil Company выглядела куда более зрелой. Даже общая конфигурация рубки была немного другой. Она позволила выкроить еще немного места в носовой части корпуса, а заодно и рубка стала чуть ниже. Высота по рубке составила 1800 мм, правда, это была не самая высокая точка. На надмоторной плите разместили укладки под боезапас, с ними высота составляла 2134 мм. Так себе решение, но иных вариантов не имелось. Зато боезапас вырос до внушительных 58 выстрелов. Также машина получила на крыше рубки вертлюг под крупнокалиберный пулемет Browning M2HB. Штука совсем не лишняя, особенно с учетом того, что HMC T82 явно должна была уметь «плеваться» прямой наводкой. Впрочем, приоритетной была стрельба с закрытых позиций. Угол вертикальной наводки даже немного подняли — с 30 до 35 градусов. Да и углов наводки по горизонтали (18 влево и 22 вправо) для столь небольшой машины вполне хватало.

В походном положении машину можно было полностью закрыть тентом

В походном положении машину можно было полностью закрыть тентом

Хватало переделок и по шасси, прежде всего это касалось ходовой части. По итогам всех доработок боевая масса машины существенно выросла — до 14515 кг. Всё равно меньше, чем у Light Tank M5A1, но тем не менее. В результате ходовую часть доработали. Изменились ведущие колеса, а ширина траков выросла до 406 мм. На сей раз вместо совсем новых траков были использованы штатные, но с соединителями-уширителями. Такая система была явно проще. В кормовой части корпуса появился штатный ящик для личных вещей от Light Tank M5A1.

Пулемет Browning M2HB можно было поставить на одну из двух тумб

Пулемет Browning M2HB можно было поставить на одну из двух тумб

В общем и целом машина гораздо больше напоминала серийное изделие. Главная проблема заключалась в том, что быстрое задание означало и быстрые сроки исполнения. И вот с этим дела обстояли плохо, если не сказать отвратительно. Полностью переделанный пилотный образец HMC T82 отправился на Абердинский полигон 15 августа 1944 года. Между тем, в июле 1944 года на испытания вышла HMC T76. С более мощной гаубицей, причем более компактной, более крупной, с полноценным расчетом, отдельным местом для зенитной турели, да еще и с рекордным в классе боезапасом. Не говоря уже о том, что база Light Tank M5 уже с производства снималась, а вот с Light Tank M24 ситуация развивалась полностью противоположной.

Абердинский полигон подготовил инструкцию по эксплуатации HMC T82. Она, впрочем, оказалась излишней

Абердинский полигон подготовил инструкцию по эксплуатации HMC T82. Она, впрочем, оказалась излишней

Испытания первого пилотного образца на Абердинском полигоне прошли успешно. Второй пилотный образец уехал в Форт-Беннинг, где его должны были тестировать силами Пехотного департамента. Впрочем, довольно быстро появилась пометка, что AGF не особо заинтересована в новой боевой машине. При наличии HMC T76 более тесная САУ, с менее мощным орудием и меньшим боекомплектом, как-то не особо и нужна. На этом фоне не стоит удивляться, что испытания HMC T82 затянулись. Пехота смотрела на новую «игрушку» с позиции «интересно, но непонятно, зачем». И нельзя сказать, что она была не права. Судите сами: у AGF уже имелись GMC M10 и HMC M7, зачем им, в дополнение к этим двум САУ, еще третья, непонятно. Зачем требовалась HMC T76, как раз вопросов не имелось. Создавалась она на замену HMC M7. А промежуточная машина выглядела как пятое колесо в телеге.

Ни пехота, ни танкисты не проявили к машине особого интереса

Ни пехота, ни танкисты не проявили к машине особого интереса

По итогам испытания начались в январе 1945 года, и в весьма расслабленном темпе. Также на новое детище американского танкопрома приезжали смотреть артиллеристы, но тоже ничего хорошего не увидели. T82 была слишком маленькой, а также имела ряд недостатков. Своим делом были полностью заняты только наводчик и механик-водитель. Остальные совмещали должности, что являлось явным минусом. Отсутствие ограждения повышало риск увечий при стрельбе, части расчета требовалось бегать от казенной части гаубицы. Итоговый вердикт был вполне ожидаемым.

HMC T82 получилась вполне удачной, но была она нужна в начале 1943 года, а не в январе 1945 года

HMC T82 получилась вполне удачной, но была она нужна в начале 1943 года, а не в январе 1945 года

Официально программу HMC T82 закрыли 21 июня 1945 года, но по факту смерть машины наступила в июле 1944 года. В тот момент, когда HMC T76 вышла на испытания, работы по HMC T82 можно было смело закрывать. Неслучайно Бронетанковый департамент (Форт-Нокс) даже не захотел иметь с этой машиной дел. Зачем она нужна, если уже есть HMC T76, которую стандартизировали как HMC M37? Самое обидное, что HMC T82 была вполне адекватной машиной. Что-то типа немецкой Wespe, только быстрее и с большим боезапасом. Вот только нужна была эта САУ в начале 1943 года, а не летом 1944. За полтора года всё поменялось. Увы, такая неповоротливость для американского танкостроения второй половины войны не исключение, а правило. Работать быстро оно разучилось. Даже с HMC M37 слишком долго запрягали, поэтому на Вторую мировую войну она опоздала.

Список источников:

      1. US NARA
      2. Stuart History of the American Light Tank, Vol. 1, R.P. Hunnicutt, Presidio Press, 1992

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/legkaia-otkrytaia-samohodnaia-gaubica-po-vtoromu-krugu-61b9a651df86d40bcb724a75?&

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
napolleon_6crymshatun Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
crymshatun
crymshatun

Артиллеристы всего мира обожают мантру «ставить на САУ качающуюся часть буксируемого орудия без изменений». Что после этого случается, одинаково для всех стран.

Самая массовая самоходка СУ-76, не?

napolleon_6

Формально да.

napolleon_6

Паллиатив, но интересный.

Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare