Юрий Пашолок. Граненый ленд-лиз

15
8
Юрий Пашолок. Граненый ленд-лиз

Юрий Пашолок. Граненый ленд-лиз

Применение американских легких танков Light Tank M3 (М3Л) с башнями D38976 в Красной Армии

Вопрос ленд-лиза до сих пор является очень спорной темой. Помимо того, что есть разные точки зрения по поводу «спас ленд-лиз, или нет», существует и разная оценка происходящего. Самое смешное заключается в том, что очень часто оценка идет по мемуарам и подобным художественным произведениям. Вот только мемуары — источник весьма специфичный. Когда у вас в мемуарах упоминается танк, который воюет за несколько месяцев до прибытия первой такой боевой машины, возникает некоторое недоумение. Причем о том факте, что например, M4A2(76)W физически не мог воевать в августе 1944 года, потому что первые танки пришли к началу октября, а в войска попали где-то в ноябре, нигде не пишут. Потому как про это пишется в архивных документах, а в архив большинству залезать лениво.

К вопросу про как бы ленд-лиз. М3 Легкие с "гранеными" башнями к нему не относились

К вопросу про как бы ленд-лиз. М3 Легкие с «гранеными» башнями к нему не относились

Не менее веселая ситуация наблюдается с более ранним периодом. Начинать можно с того, что у нас долго муссировался миф о наличии в Красной Армии Medium Tank M2A1 и Light Tank M2A4. Так вот, в поставках Light Tank M3 и Medium Tank M3 всего этого не найдено. Причем в период с декабря 1941 по апрель 1942 года всё было как в аптеке, с точки учета танков. Все серийные номера есть и даже первоначальные отправки, правда, последние как раз зачастую с подвохом. То есть не всегда соответствуют реальным отправителям. Такое по 1942 году было нормальным явлением, как с отечественными танками, так и с «иномарками». Так или иначе, но документальный пласт по зарубежным машинам довольно толстый, что вполне позволяет составить общую картину. Причем она получается несколько отличной от «каноничной».

Один из прибывших в конце декабря 1941 года танков на испытаниях под Казанью

Один из прибывших в конце декабря 1941 года танков на испытаниях под Казанью

В отличие от англичан, чьи танки не просто прибыли осенью 1941 года, но и успели повоевать под Москвой, американские боевые машины оказались у нас позже. Первые из них поступили в конце декабря 1941 года, а воевать начали еще позже — в мае 1942 года. Среди них, разумеется, были и Light Tank M3, которые у нас значились как М3 Легкий, М3Л или М3л. Собственно говоря, именно эти, самые первые М3Л часто и записывают в пресловутые Light Tank M2A4, которые якобы к нам приходили. Так вот, хотя это и не M2A4, сами по себе танки крайне интересные. Относились они к самой редкой у нас версии, со сварными восьмигранными башнями D38976. О них и стоит поговорить отдельно, тем более что массово они попали всего в две танковые бригады. Крайне примечательные танки, потому что они и не совсем чтобы Light Tank M3, и даже не ленд-лиз.

Номера не видно, потому как он был нарисован так, что не прочитаешь

Номера не видно, потому как он был нарисован так, что не прочитаешь

Для начала следует уточнить некоторые моменты насчет ленд-лиза. Еще до того, как заработала программа «полноценного» ленд-лиза, советская сторона искала возможности решить вопрос поставок иным путем. А именно прямыми закупками. В результате к октябрю 1941 года было достигнуто соглашение о закупке 6 Medium Tank M3 и 94 Light Tank M3. По совпадению, с января (конца декабря 1941) по апрель 1942 года поступило 95 Light Tank M3. Фактически то, что называется ленд-лизом, по отношению к М3Л стало работать с 95-й машины, а полномасштабные поставки пошли с мая 1942 года. Не менее важный момент заключается в том, что за машины изначально изначально к нам поступали. Регистрационные номера их известны, и их анализ четко говорит о том, что вплоть до марта 1942 года поступали не Light Tank M3, а Stuart I, то есть машины для англичан. Всего 5 танков (U.S.A. W-1757, 1759, 1780, 1790 и 1792) и 57, официально прошедших через военную приемку за январь-март 1942 года, относились к Light Tank M3. Остальные являлись танками для англичан, из основного пула поставок (WD-номера T.37231-T.39230). При это либо все, либо подавляющее большинство из них относилось к варианту со сварной граненой башней D38976. Машины были новыми, их сдали в сентябре 1941 года.

Стоп-сигналы советские, похожая картина была с частью танков первой волны

Стоп-сигналы советские, похожая картина была с частью танков первой волны

Полученные танки стали причиной головной боли как для «Амторга», который занимался обеспечением поставок зарубежной техники и запчастей, так и для военной приемки. Для начала, танки прибыли заправленными летним маслом, а также с аккумуляторами, имевшими электролит пониженной плотности. Поначалу приёмка в Архангельске оптимистично написала, что претензий к танкам нет, но на самом деле всё оказалось совсем не просто. Для начала, к каждому танку прибыло всего 3 боекомплекта боеприпасов, что слегка так маловато. Еще одним важным моментом стало то, что танки не были обеспечены литературой. Решать эту проблему пришлось «Амторгу», который сам принялся переводить руководство. Оно получилось более полным, нежели американское, но зачем-то туда запихнули и более ранние машины, которые даже теоретически к нам не могли поставляться. Дальше больше. Осенью 1941 года у американцев продолжалась «болезнь роста», это когда резко росли объемы выпуска, а остальная промышленность не поспевала. Не просто так часть Light Tank M3 летом и осенью 1941 года каталась на учениях без пушек. К нам, конечно, танки шли с пушками, но имелась другая проблема — радиостанции. Вплоть до начала мая 1942 года лишь каждый пятый М3Л имел радиостанции. И ладно бы только радиостанции — ТПУ (танковые переговорные устройства) тоже отсутствовали.

Отправка танков с января по апрель 1942 года. По март включительно почти все танки - Stuart I

Отправка танков с января по апрель 1942 года. По март включительно почти все танки — Stuart I

Дальше больше. По ходу действа выяснилось, что американские легкие танки потребляли бензин с октановым числом 80 (для понимания, наши танки ездили на бензине с октановым числом 70). Для решения проблемы оперативно пришлось придумывать способ обогащения топлива. Для этого использовали авиационную присадку Р-9. Дополнительным способом решения проблемы стало использование авиационного бензина Б-78. Такой вариант оказался более безопасным, поскольку присадка Р-9 являлась ядовитой жидкостью. При этом запрещалось использовать бензин КБ-78, поскольку это приводило к выходу мотора из строя. К началу марта образовался острейший дефицит боеприпасов. По 37-мм снарядам имелось всего 24,5 тысяч штук при потребности 333 тысяч. Еще хуже была ситуация по патронам к пулеметам Browning M1919A4. По нормам боекомплектов не набиралось даже одного полного комплекта на танк. Возникла целая масса вопросам к прицелам. Они были откровенно неудачными: отсутствовала не то, что поправка, а даже разметка по дистанциям на прицельной сетке. Да и сам прицел подвергся критике, как в войсках, так и в ходе испытаний.

Танк из 114-й ТБр, только на этой машине виден WD-номер. T.37671, изначально отправлен в 136-й ОТБ, позже передан в 114-й ТБр

Танк из 114-й ТБр, только на этой машине виден WD-номер. T.37671, изначально отправлен в 136-й ОТБ, позже передан в 114-й ТБр

Имелись претензии к броне, например, на башне одного из танков обнаружили трещины длиной более 20 см. Как потом выяснилось, на заводе American Car and Foundry, где производили броню, в принципе отсутствовала военная приёмка. То есть это не единичный брак, а система. Как потом признавались сами американцы, только после появления военной приёмки ситуация с броней улучшилась. На некоторых танках обнаружились проблемы с петлями башенных люков. Существенной проблемой эксплуатации оказалось прогорание шлангов, которые соединяли всасывающие патрубки карбюратора с воздуховодами от воздушного фильтра. При запуске двигателя бензин попадал на всасывающую трубу, скапливался на шлангах и постепенно их разъедал, а при обратных вспышках воспламенялся. Кстати говоря, такая же проблема неоднократно встречалась уже в наши дни. Не очень приятно, когда у вас танк вдруг начинает гореть. Указывалось на отсутствие ключей для натягивания гусениц, а также слива топлива и масла. На части машин не имелось пулеметов, про формуляры и прочие документы и говорить не приходилось.

Решение вопроса с бензином

Решение вопроса с бензином

Итог всего происходящего был закономерен. Если между прибытием первых Valentine II/Matilda III в Советский Союз и их боевым дебютом прошло менее 2 месяцев, то американские танки дебютировали только почти 5 месяцев спустя. При этом произошла ротация танков: в 114-ю танковую бригаду, которая оказалась первой советской боевой частью на американской матчасти, попало некоторое количество машин апрельской поставки. Речь идет о танках с башнями D39273. Таких танков попало в бригаду минимум 5 штук. Но это изначально, а по финалу 114-я ТБр (командир — подполковник И.В. Куриленко) получила 16 М3Л, из них 12 с башнями D38976 и 4 с башнями D39273. Характерной деталью этих танков стало две звезды на бортах корпуса и башни. На фронт бригада поехала без запчастей. На этом фоне удивительно, что боевой дебют американских танков не превратился в полный провал.

Основой матчасти 114-й танковой бригады были танки с "гранеными" башнями

Основой матчасти 114-й танковой бригады были танки с «гранеными» башнями

Вообще по поводу боевого применения 114-й танковой бригады обычно пишется в негативном ключе. Если смотреть не все документы, а выборочно, то там попадаются и те самые танки M2, и получается, что бригада никак себя не проявила. А на самом деле ситуация выглядела совсем иначе. Для начала, прибыв на фронт 15 мая, бригада оказалась поделена на части. Основная часть осталась на правом берегу Северного Донца, а та часть, что реально принимала участие в Харьковской операции, по состоянию на 20 мая 1942 года состояла из 2 М3Л, 2 М3С и 21 приданных им Т-60о. В таком виде бригада и провела боевой дебют, находясь в составе сводного танкового корпуса Южного Фронта. Находясь в подчинении командира 242-й стрелковой дивизии полковника А.М. Кашкина, указанный состав бригады в ночь с 22 на 23 мая 1942 года переправился через Северный Донец и поддерживал контрудар на село Чепель. Несмотря на многочисленные попытки немцев выбить наши войска из Чепеля, совместными действиями пехоты и танкистов удалось выполнить главную задачу. На время кольцо окружения разомкнулось, хотя вечером того же дня пришлось отойти. Снова Чепель взяли 25 мая. Бригада потеряла 4 М3Л и М3С, а также 8 Т-60, но совместными действиями обеспечила выход из окружения частей 6-й и 57-й армий. В связи с потерями бригаду усилили, под самый конец мая в «передовой» ее части значилось находилось 5 М3Л и М3С, а также 5 Т-60.

Один из четырех М3Л с башнями D39273, которые попали в 114-ю ТБр. Вероятнее всего, погиб танк в июне 1942 года

Один из четырех М3Л с башнями D39273, которые попали в 114-ю ТБр. Вероятнее всего, погиб танк в июне 1942 года

31 мая новым командиром бригады стал майор В.П. Карпов, а 12 июня 114-я ТБр вошла в состав 23-го танкового корпуса. При этом 14 числа, в день немецкой атаки, ее состав определялся как 5 М3С, 8 КВ-1 и… 33 М3Л. Откуда в бригаде образовалось столько М3 Легких, хороший вопрос, похоже, что кто-то перепутал матчасть. За день до того командир 23-го ТК, полковник А.М. Хасин (командир 6-й Гв.ТБр.), издал приказ о подготовке корпуса к обороне. Согласно ему, части бригады окапывались в районе деревень Шевченково и Хатне, занимая линию обороны между поселками Великий Бурлук и Малый Бурлучек. Днем спустя бригада оказалась на острие немецкого удара. По советским данным, в бой пошло около 240 немецких танков. Первым под удар попал 320-й танковый полк, вынужденный отступить с занимаемых рубежей. В этот день отличилась 2-я рота 320-го танкового полка. Согласно документам, рота под командованием старшего лейтенанта Ф.С. Глазкова, имея в своем составе 5 М3 Легких и 2 М3 Средних, смогла отбить 3 атаки, подбив за день 17 танков. В ходе боя танкисты роты, обороняя высоту 214,2, использовали подбитые немецкие танки как укрытия для своих боевых машин.

Расположение частей бригады во время отражения атаки немецких танков 14 июня 1942 года

Расположение частей бригады во время отражения атаки немецких танков 14 июня 1942 года

Всего же за 14-15 июня 23-й ТК потерял 39 танков, записав на свой счет 153 немецких. По итогам боёв немцы, понеся тяжелые потери, некоторое время не предпринимали активных действий. 22 июня началось немецкое наступление в полосе 38-й Армии, посему был получен приказ о передислокации бригады в новый район сосредоточения. К 24 числа она находилась в районе села Лихолобовка, выставив танковые засады. Дальнейшие бои были уже эпизодическими. Ближе к середине июля бригада вновь оказалась в подчинении 38-й армии, впрочем, крупных боёв уже не было. В таком виде бригада находилась на фронте до конца июля, когда отправилась на переформирование, снова получив 16 М3Л и 30 М3С. Одним словом, американские танки проявили себя вполне достойно. Еще одним моментом стало то, что по итогам боевого применения 114-й танковой бригады был составлен краткий отчет о характеристиках американских танков. Несмотря на ряд критических (и вполне справедливых) замечаний, машина удостоилась и похвалы. При этом следует заметить, что на тот момент типовым советским легким танком был Т-60. Когда вы критикуете М3 Легкий, про это не стоит забывать. Да и появившийся Т-70 был как минимум не лучше американской машины.

С большой долей вероятности этот тягач сделан из танка 114-й ТБр. 197-й дивизион штурмовых орудий, лето 1942 года

С большой долей вероятности этот тягач сделан из танка 114-й ТБр. 197-й дивизион штурмовых орудий, лето 1942 года

Второй частью, которая была укомплектована М3Л с башнями D38976, оказалась 192-я танковая бригада (командир – полковник И.И.Петров). Сформировали ее в Горьковском АБТ Центре 15 апреля 1942 года, но по факту подготовка с созданию бригады началась еще в марте. Основная часть М3Л с «гранеными» башнями ушла именно сюда. Всего в состав бригады ушло 14 М3С, а также 32 М3Л. Изначально предполагалось, что обе бригады, и 114-я, и 192-я, уйдут в состав 61-й Армии Брянского фронта. Но 114-я ТБр срочно понадобилась под Харьковом, так что до адресата добралась только одна бригада. При этом еще в ходе следования в район дислокации начались проблемы, напрямую связанные с комплектацией танков инструментов. Когда у вас нет ключа, чтобы подтянуть гусеничную ленту, становится немного грустно. В ходе марша по этим причинам отстало 2 М3Л и 1 М3С.

К вопросу об инструментах

К вопросу об инструментах

В отличие от 114-й танковой бригады, для которой май-июнь 1942 года оказался крайне бурным, у 192-й ТБр всё было тихо. Как и их товарищи по оружию, танкисты 192-й ТБр успели нанести на свои машины тактические обозначения. В бригаде использовались 4-значные номера, причем нарочито большие, в том числе и для того, чтобы свои не стреляли. Также часть танков получила имена собственные — «Пожарский», «Отажный» итд. Не менее расписными были и М3С. Впрочем, скорее 192-ю ТБр следует назвать бригадой невезения. В отличие от 114-й танковой бригады, ей не удалось реализовать потенциал своих боевых машин, зато происходившее отлично продемонстрировало уровень взаимодействия танков и пехоты. Увы, вполне типичный для нашей армии в то время.

Схема боя 192-й ТБр 5 июля 1942 года

Схема боя 192-й ТБр 5 июля 1942 года

На начало июля 1942 года была запланирована Болховская операция, уже третья по счету. Целью было освобождения города Болхов Орловской области. В этой операции принимала участия и 192-я танковая бригада. Согласно утвержденному плану, бригада действовала совместно со 149-й стрелковой дивизией. 416-му и 417-му танковым батальонам, входившим в состав бригады, придавалось по 3 роты 568-го стрелкового полка. В резерве находилось 2 роты 744-го стрелкового полка, прикрывать должна была артиллерия 702-го ЛАП. Также по соседству работала 68-я танковая бригада. Это всё в теории, а на практике произошедшее 5 июля 1942 года превратилось в демонстрацию того, как воевать не надо. Особенно пехоте.

А это оценка командования. Вместо тысячи слов

А это оценка командования. Вместо тысячи слов

В 5:30 бригада, поддерживая 149-ю стрелковую дивизию, двинулась в бой совместно с 68-й танковой бригадой. В ходе утренней атаки 1 М3Л подорвался на мине. Дальнейшие действия оказались куда менее успешными. Отсеченная вражеским огнем пехота двигалась крайне медленно. Это привело к тому, что танки несколько раз возвращались к ней, это привело к дополнительным потерям. Полковник И.И. Петров, командир 192 ТБр, ввел в бой основную группу М3Л, выступавших в роли резерва. Политрукам бригады пришлось вылезать из танков, чтобы вести пехоту за собой. К 6:40 ударной группе удалось взять Кабала и Близновское, при этом танки утюжили немецкую линию обороны, уничтожая огневые точки. Артиллерия, которая должна была поддерживать действия бригады огнем, потеряла ориентировку. Это стало причиной потери от собственного огня 6 танков. К исходу дня немецкие войска контратаковали, бригаде пришлось отойти, при этом она понесла потери от флангового огня. На сей раз «отличилась» 68-я танковая бригада, принявшая машины 192 ТБр за немецкие. Дополнительные потери бригада понесла в виде застрявших танков.

Иначе, как катастрофой, бой 5 июля не назвать

Иначе, как катастрофой, бой 5 июля не назвать

В итоге бригада за один день потеряла 40 танков. Часть из них оказалась немецкими трофеями, некоторые удалось эвакуировать. Позже из оставшихся машин двух бригад собрали ударную группу, которая поддерживала 149-ю стрелковую дивизию. В последующих боях бригада потеряла еще 2 М3С и 6 М3Л. Всего к 10 июля безвозвратные потери составили 33 танка, из них 19 М3Л. По состоянию на 11 июля в бригаде осталось всего 3 танка данного типа. Иначе, как катастрофой, называть произошедшее сложно.

Увы, такое действие своей пехоты было не редкостью

Увы, такое действие своей пехоты было не редкостью

11 июля вышел приказ №95 по 61-й армии, в котором действия 149-й подверглись разгромной критике. Но делу это уже особо помочь не могло. Третья Болховская наступательная операция закончилась 15 июля 1942 года провалом. К тому моменту в составе 192-й ТБр находилось 6 М3Л и 2 Matilda. На этом массовое применение танков с башнями D38976 прекратилось. Помимо 114-й и 192-й танковых бригад несколько таких танков попало в другие бригады. По крайней мере, на снимках попадается минимум один такой М3Л без опознавательных знаков. Один из М3Л, ранее находившийся в составе 114-й ТБр, позже использовался на испытаниях обстрелом, проводившихся Гороховецким АНИОП. Это была одна из эвакуированных машин, которую признали непригодной для восстановления.

"Безымянный" танк, принадлежность бригады неизвестна

«Безымянный» танк, принадлежность бригады неизвестна

В заключение стоит сказать, что боевой путь танков с башнями D38976 смело можно охарактеризовать как «два мира, два Шапиро». Те, кто выискивают всякие недостатки в американских танках, больше напоминают не видящих бревно в своём глазу. При ряде очевидных недостатков М3Л летом 1942 года были едва ли не лучшими легкими танками Красной Армии. При этом в основном всё зависело не от высокого силуэта или октанового числа бензина, а взаимодействия с другими частями. 5 июля 1942 года одинаково гибли и М3Л, и КВ-1, просто потому, что подвела своя пехота. Это лишний раз показывает опыт применения применения танков летом 1942 года, что советских, что зарубежных.

Список источников:

      1. ЦАМО РФ
      2. Фотоархив автора
      3. Память Народа
      4. Подвиг Народа
      5. eBay

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/granenyi-lendliz-617179b4e1272016a9088c0a

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Андрей Борисов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Андрей Борисов

Интересный материал.
Еще одно, хотя и косвенное, подтверждение моей идеи, сто Стюарты лучше было бы использовать как «сырье» для тягачей

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить