1
0

15 мая 1942 года американский Комитет по вооружениям стандартизировал макетный образец самоходной гаубицы HMC T47 как Howitzer Motor Carriage M8. Эта машина, принятая на вооружение ещё до постройки опытного образца, стала первой американской лёгкой САУ, запущенной в серийное производство. Будучи вполне удачной машиной, HMC M8 имела и серьёзные недостатки. Её боевое отделение получилось достаточно тесным, кроме того, конструкция машины не имела резервов для последующего усиления вооружения. При этом опыт боевого применения HMC M8 подсказывал, что гаубицы калибра 75 мм маловато даже для лёгкой САУ. Это подтолкнуло американцев к началу работ над новой САУ, тоже базирующейся на шасси Light Tank M5. Результатом этих работ стали несколько опытных лёгких самоходных гаубиц, в том числе HMC T82.

Открытая рубка как альтернатива

В июне 1941 года, когда рассматривался вопрос создания САУ на базе Light Tank M3, 75-мм гаубица Pack Howitzer M1A1 не являлась единственным вариантом её вооружения. Конструкторы выбирали из двух орудий, вторым была 105-мм гаубица M2. Гораздо более мощная система использовала укороченный ствол от 105-мм гаубицы M2. Она явно превосходила 75-мм гаубицу по боевой эффективности. Проблема заключалась в том, что M3 оказалась не только мощнее, но в 2 раза тяжелее и больше Pack Howitzer M1A1. Казалось, что такое орудие слишком велико для шасси лёгкого танка, и о 105-мм гаубице конструкторы лёгкой САУ забыли более чем на 2 года.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Первоначальный макет боевого отделения HMC T41, начало апреля 1942 года

Первый вариант САУ с 75-мм гаубицей M1A1, впрочем, тоже оказался не особо удачным. По мнению американских военных, эта самоходная установка должна была заниматься на поле боя непосредственной поддержкой лёгких танков, а значит иметь сопоставимую с танками защиту. В результате HMC T18 получила не только массу достоинств, но и кучу недостатков. По толщине лобовой брони эта машина даже превзошла базовый танк. Но её боевое отделение получилось слишком тесным, а во время боя быстро заполнялось пороховыми газами. Поэтому в декабре 1941 года Департамент вооружений дал добро на разработку новой лёгкой самоходной гаубицы. На сей раз в качестве базы предполагалось использовать будущий Light Tank M5.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Внутри боевого отделения

Первые наработки по самоходной установке, позже получившей обозначение Howitzer Motor Carriage T41, появились к апрелю 1942 года. В этой машине конструкторы постарались справиться сразу с тремя проблемами HMC T18: тесным боевым отделением, плохой вентиляцией и нерационально расположенными (практически вертикальными) бронелистами рубки. Подход конструкторов к решению этих проблем оказался радикальным. Длина боевого отделения была максимально увеличена, при этом оно стало открытым сверху. Орудийная установка разместилась прямо в лобовом листе корпуса с небольшим смещением вправо от продольной оси. Механик-водитель размещался слева от орудийной установки. Для защиты от пуль и осколков орудие получило развитый щит, одновременно прикрывающий и амбразуру.

Эта установка получалась более простой, а также имела большие углы вертикальной наводки. Просторное для машины такого класса боевое отделение заметно улучшило условия работы расчёта. Правда, имелось в конструкции одно «но»: вынос орудийной установки вперёд привёл к увеличению нагрузки на передние опорные катки.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Доработанный макет HMC T41. На этой стадии проект был закрыт

После рассмотрения полноразмерного макета боевого отделения HMC T41 в его конструкцию были внесены изменения. Орудие ещё немного сместилось вправо, была переделана его бронировка. Теперь она имела развитый щит, защищавший голову наводчика, и располагалась внутри корпуса. Именно в таком виде предполагалось построить опытную версию машины.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

За счёт ещё сдвинутого вправо орудия механик-водитель получил более комфортное место

До стадии изготовления опытного образца, впрочем, HMC T41 так и не дошла. В апреле 1942 года было принято решение о замене базы для лёгкой самоходной гаубицы: вместо Light Tank M5 ею должен был стать Light Tank M3. Связано это было с тем, что выпуск M5 только начинался, а M3 вовсю поставлялись в войска и даже успели повоевать. Кроме того, у HMC T41 нашёлся конкурент — альтернативная САУ HMC T47 с орудием во вращающейся башне. Боевое отделение у этой машины было значительно менее просторным, зато манёвренность её огня была выше. В результате HMC T47 и была принята на вооружение как HMC M8. Сразу после этого работы по HMC T41 прекратились.

Во всей этой истории непонятно одно — почему никто не догадался попробовать установить на HMC T41 105-мм гаубицу. Через год этим всё равно пришлось заниматься, причём начинать пришлось практически с нуля.

HMC M7 поменьше

Поначалу казалось, что выбор в пользу HMC M8 был удачным. У конструкторов получилась подвижная машина с высокой манёвренностью огня, способная действовать в одном строю с танками. Боевой дебют новой САУ состоялся на Сицилии, а осенью 1943 года эти самоходные установки оказались в Италии. Тогда и стало ясно, что мощности 75-мм осколочно-фугасного снаряда во многих случаях недостаточно. Впрочем, командование американской пехоты ещё в октябре 1942 года задумывалось об установке на самоходное шасси 105-мм гаубицы M2A1. Правда, в тот раз дальше разговоров дело не продвинулось.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Первый опытный образец HMC T82. Абердинский полигон, декабрь 1943 года

5 ноября 1943 года Абердинский полигон получил от генерала Барнса, начальника технического отдела Управления вооружений, задание срочно разработать САУ с использованием шасси Light Tank M5. Вооружить её предполагалось 105-мм авиадесантной гаубицей M3A1. Сотрудники полигона оперативно выполнили задание: уже в декабре опытный образец машины, получившей обозначение 105 mm Howitzer Motor Carriage T82, вышел на испытания. Сильно мудрить с базовой машиной на полигоне не стали: с Light Tank M5 сняли башню и подбашенную коробку, заменив их на открытое сверху боевое отделение. При разработке рубки учитывался опыт создания HMC T41, но она всё равно получилась сильно отличающейся от предшествующей разработки. Вместо единого лобового листа новая машина получила конструкцию, отдалённо напоминающую лоб самоходной установки HMC M7. Отказались конструкторы и от толстой брони: толщина листов рубки составляла 12,7 мм, чего было вполне достаточно для защиты от огня стрелкового оружия. Внутри, помимо самой гаубицы, удалось разместить 23 выстрела к ней. Орудие, как и на HMC T41, установили со смещением вправо. Боевая масса получилась заметно меньше массы HMC M8 — 11 521 килограмм.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Машина получила металлические траки шириной 356 мм

Проведённые на полигоне испытания показали, что концепция такой машины вполне удачна. Особых замечаний по стрельбе не было, что стало сигналом к более серьёзной проработке темы HMC T82. В том же ноябре 1943 года к работам по лёгкой САУ на базе Light Tank M5 подключились специалисты отдела разработки Tank-Automotive center в Детройте. Изучив разработку Абердинского полигона, там создали собственную конструкцию. Предварительный проект был готов к январю 1944 года.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Схема корпуса САУ HMC T82 после переделки силами Heil Company и Tank-Automotive center

Непосредственно созданием машины в Детройте не занимались. Постройка HMC T82, как и, например, GMC M18, была возложена на фирму-подрядчика. Шасси собирала фирма Massey-Harris, один из производителей Light Tank M5. А вот установка орудия была возложена на Heil Company из Милуоки, штат Висконсин. Специализировалась эта основанная в 1901 году фирма совсем не на создании бронетанковой техники: к 30-м годам она выбилась в лидеры по производству мусоровозов. Собственно, мусоровозами Heil Company занимается и в наше время. Впрочем оказалось, что оборудование для постройки мусоровозов вполне подходило и для переделки танковых шасси в лёгкие самоходные установки.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Размещение оборудования и ЗИП

Для переделки в Милуоки прибыла та самая машина, которую построили на Абердинском полигоне. Созданный там бриллиант требовал огранки: фирма Heil должна был придать САУ законченный вид. Дорабатывалась рубка машины, боевое отделение приводилось в соответствие с проектом Tank-Automotive center.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Второй опытный образец HMC T82 на Абердинском полигоне, ноябрь 1944 года

Контракт на изготовление двух опытных образцов был подписан с Heil 17 марта 1944 года. Машина получала дополнительное вооружение в виде крупнокалиберного пулемёта Browning M2HB. Он крепился на специальном вертлюге в боевом отделении. В левой надгусеничной полке размещалась радиостанция. Орудийная установка смещалась на 7,5 см вперёд, благодаря чему упрощалась работа по изготовлению рубки. Орудие получало два телескопических прицела T17E4 и панорамный прицел M1. Поскольку боевая масса машины возросла, ширину трака пришлось увеличить до 406 мм, одновременно переделав подвеску. Также увеличивался боекомплект — теперь он включал 34 выстрела внутри боевого отделения и 24 в кормовой укладке.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Машина получила имя собственное Little Joe

Два пилотных образца были построены к середине лета 1944 года. Масса пустой машины выросла до 12 701 килограмм, а боевая масса составила 14 515 килограмм. На Massey-Harris у САУ заменили двигатели и элементы трансмиссии. После всех изменений получилась вполне гармоничная машина, сочетающая высокую подвижность с мощным вооружением. Машина стала ещё больше напоминать уменьшенную HMC M7. Сходство было не только внешним: люк механика-водителя, например, был позаимствован у M7. Экипаж состоял из 4 человек. В финальной версии САУ получила второй вертлюг для пулемёта, размещавшийся на лобовом листе рубки, справа от орудия. Он был нужен на случай, если бы потребовалось вести огонь не по воздушным целям, а по пехоте противника.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Самоходная установка получила новые траки с уширителями

Специалисты Heil Company и Tank-Automotive center серьёзно отнеслись к обеспечению удобства работы расчёта. Несмотря на небольшие размеры, боевое отделение получилось достаточно просторным. При этом, правда, обнаружились существенные проблемы, заложенные ещё конструкторами гаубицы M3. Дело в том, что у этого орудия было раздельное наведение. Аналогичная схема имелась и у более крупной M2, но там рукоятка привода дублировалась, и наводить гаубицу и по горизонтали, и по вертикали мог один человек. А вот у M3 такой возможности не было. В результате экипаж HMC T82 (как и экипажи советских СГ-122 и СУ-122) включал сразу двух наводчиков. По этой же причине машина получила два прицела. Следует добавить, что командир HMC T82 выполнял по совместительству задачи радиста.

Из-за небольших размеров боевого отделения и отсутствия у орудия ограждения заряжающий при стрельбе рисковал получить травму.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Эта же машина сзади

15 августа 1944 года оба опытных образца HMC T82 поступили на Абердинский полигон. Далее их планировалось отправить в Форт-Нокс, где размещался Бронетанковый департамент, и в Форт-Беннинг, где находился Пехотный департамент. Впрочем, танкисты от получения второго опытного образца САУ отказались. Незадолго до того в Форт-Нокс прибыла очень похожая САУ HMC T76 на базе Light Tank M24, после испытаний её приняли на вооружение как HMC M37. Преимущества T76 были очевидны: она вооружалась более мощной гаубицей M2A1, её боевое отделение получилось более просторным, позволив увеличить расчёт до 7 человек. Да и база Light Tank M24 оказалась более современной.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Вид сверху на САУ с установленными дугами для тента

Из-за большой загруженности Абердинского полигона испытания HMC T82 затянулись. Фактически они начались 27 ноября 1944 года и продолжались до 17 марта 1945 года. САУ разгонялась до 56 км/ч, что было меньше, чем указывалось в задании (64 км/ч). В целом же результаты испытаний оказались вполне удовлетворительными. Самоходная установка была признана пригодной для задач, под которые она создавалась. Несмотря на меньшую скорость, HMC T82 сохранила подвижность примерно на уровне Light Tank M5A1. Удачной оказалась и орудийная установка. В числе недостатков САУ указывались слабая защита и проблемы, связанные с большим откатом орудия. Переделка механизмов управления усложнила работу механика-водителя.

По итогам испытаний было предложено изготовить установочную партию HMC T82 для войсковых испытаний.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Несмотря на качественную проработку боевого отделения, внутри было всё же тесновато. Впрочем, в HMC M8 оказалось ещё теснее

Положительные отзывы, которые поступали с Абердинского полигона, заинтересовали Пехотный департамент. 27 января 1945 года было отдано указание отправить второй опытный образец HMC T82 в Форт-Беннинг. 3 февраля САУ прибыла туда, после чего была подвергнута сравнительно небольшим по объёму испытаниям. Их результаты сложно назвать блестящими: несмотря на неплохие ходовые характеристики и успешные огневые испытания, комиссия назвала T82 вооружением, не соответствующим требованиям американской пехоты.

Как ни странно, HMC M8 пехоту вполне устраивала, хотя имела куда менее эффективное 75-мм орудие. 21 июня 1945 года работы по HMC T82 были прекращены. Увы, до наших дней не сохранился ни один из опытных образцов этой машины.

Быстрый миномёт

Помимо самоходных гаубиц, американские механизированные части вооружались и самоходными миномётами. Первые эксперименты по этой теме велись в США ещё в конце 20-х годов. В качестве базы использовался тягач на базе Light Tank T1. Дальше опытных работ дело тогда не продвинулось.

В 1941 году самоходный миномёт американцы решили проектировать на базе бронированного полугусеничного тягача M2. Так на свет появился 81 mm Mortar Carrier M4, разошедшийся (вместе с улучшенными версиями M4A1 и M21) тиражом более 1000 экземпляров. Эта машина стала основным самоходным миномётом американской армии, весьма эффективно использовавшимся в боях. Несмотря на ряд недостатков, машина довольно долго оставалась на вооружении. Позже похожие самоходные миномёты делали в Израиле.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

81 mm Mortar Carrier T27. Абердинский полигон, 31 марта 1944 года

Недостатки у M4 и его вариаций были теми же, что и у других полугусеничных САУ: высокий силуэт, очень слабое бронирование, а также недостаточная подвижность на слабых грунтах. В ноябре 1943 года появилось указание о разработке аналогичной машины на танковом шасси. Комитет по вооружениям инициировал работу по двум машинам на базе Light Tank M5A1. Эти проекты получили обозначение 81 mm Mortar Carrier T27 и T27E1. Работы велись силами фирмы Chevrolet. Вполне логичное решение, ведь Chevrolet, как и Cadillac, разработчик и производитель Light Tank M5A1, входила в состав General Motors.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Внутри 81 mm Mortar Carrier T27 было достаточно места для миномёта и его боекомплекта

Проектная документация по машинам была готова к 20 января 1944 года. Рассмотрев её, Комитет по вооружениям одобрил постройку, но с одним нюансом: разработка 81 mm Mortar Carrier T27E1 была отменена. Вместо этой машины предписывалось разработать 4,2 inch Mortar Carrier T29. По сути это был тот же T27, но с установкой 107-мм химического миномёта.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Эта же машина сбоку. Хорошо видна надстройка, установленная вместо башни и подбашенного листа

К 4 марта 1944 года был построен 81 mm Mortar Carrier T27. Рецепт изготовления самоходного миномёта оказался несложным. С танка сняли башню и подбашенный лист, сделав вместо них небольшую надстройку. Она была частично открыта сверху, при этом элементы крыши были выполнены на петлях и их можно было полностью откинуть. В боевом отделении разместился расчёт из 2 человек, а также 81-мм миномёт с боезапасом из 75 мин. Углы наводки оказались вполне достойными: 46 градусов по горизонтали и от 40 до 80 градусов по вертикали. Помимо миномёта, на вертлюге в передней части надстройки размещался крупнокалиберный пулемёт Browning M2HB. Дополнительный вертлюг находился в кормовой части боевого отделения, он использовался для зенитного огня. Миномёт можно было демонтировать, плита для него крепилась на верхнем лобовом листе корпуса. Боевая масса машины составила 14 288 килограмм, а максимальная скорость выросла до 64 км/ч.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Внутри боевого отделения T27

Изготовленный к концу марта 4,2 inch Mortar Carrier T29 был очень похож на T27. Но различить их несложно: плита миномёта, также закреплённая на лобовом листе корпуса, у T29 была заметно больше, а более длинный ствол миномёта торчал из боевого отделения. Боезапас оказался меньшим — 60 мин. Уменьшился и сектор обстрела: по горизонтали он составлял 35 градусов, а по вертикали — от 40 до 65 градусов. Боевая масса выросла до 14 402 килограмм, но динамические характеристики остались на уровне T27.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

4,2 inch Mortar Carrier T29. Форт-Нокс, май 1944 года. Видны ствол миномёта и более крупная опора на лобовом листе корпуса

Испытания T27 на Абердинском полигоне начались в конце марта 1944 года. Проверялась не только стрельба из миномёта, но и стрельба из пулемёта M2HB. Для тестов на машину установили сразу два пулемёта. Зенитный огонь оказался не особо эффективным, поскольку вертлюг обеспечивал сравнительно небольшой сектор обстрела. А вот работа миномётчиков вполне вписалась в предъявляемые к машине требования. Т27 получил положительную оценку, после чего самоходный миномёт показали представителям армейского командования: эта демонстрация также прошла успешно.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Эта же машина сверху, пулемёт установлен на зенитном вертлюге

Позже на Абердинский полигон прибыл 4,2 inch Mortar Carrier T29. Проведённые в объёме 144 выстрелов огневые испытания оказались неоднозначными. Из-за вибраций при стрельбе была повреждена система охлаждения двигателей. Тем не менее 14 апреля эта машина тоже была продемонстрирована представителям армейского командования, которое распорядилось отправить T29 и T27 в Форт-Нокс.

Юрий Пашолок. Гаубица побольше, шасси поменьше

Рабочие места расчёта получились спартанскими

Результаты испытаний обеих машин в Форт-Нокс оказались не такими позитивными. У Т27 отмечалась неплохая связь, у T29 дела с нею обстояли хуже. Претензии имелись к уровню броневой защиты обеих машин и к тесноте их боевых отделений (установка с 81-мм миномётом оказалась немного просторнее). 28 августа 1944 года Бронетанковый департамент забраковал обе машины. Окончательно программа самоходных миномётов была закрыта 21 декабря 1944 года, но активность по этой теме затихла ещё раньше. Самоходные миномёты на полугусеничном шасси так и не получили замену на танковом шасси. После войны самоходные гусеничные миномёты американцы строили на базе бронетранспортёров.

Источник — https://warspot.ru/11679-gaubitsa-pobolshe-shassi-pomenshe

6
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
napoleon_6Ansar02anzarNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Ansar02

!!!

yes!!!

NF

++++++++++

++++++++++

anzar

+++, однако не знал про ету

+++, однако не знал про ету машину на базе М3. Провалили мне альтернативу crying по болг. армии в 40г (в рамках Соболевой акции, обещал колеги Ансару)) Вот как выглядит такая у меня, правда с меньшим калибром и штурмовую (незаконченую).

m3-stuart-bg_2.png

Ansar02

!!!

yes!!!

napoleon_6

+++

+++

napoleon_6

+++

+++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить