17
8
Юрий Пашолок. Эксперимент на пехотной базе

Юрий Пашолок. Эксперимент на пехотной базе

Содержание:

К началу Второй мировой войны в британском танкостроении сложилась поистине странная ситуация. Хорошо стартовав и удачно развивая концепцию танков в 20-е годы, создатели танков умудрились провалиться в самый ответственный момент — в первой половине 30-х. Одной из причин этого стали брожения внутри британского Военного министерства, где имелись и противники танков, и люди, крайне специфично рассматривавшие роль бронетехники на поле боя. Одним словом, случился большой бардак. Итогом стало большое отставание от немцев, главных противников во время войны. Ещё более сложной оказалась ситуация в самоходной артиллерии. Поначалу британцы достигли больших успехов, а потом случился долгий провал в работе по данному направлению. В результате первая серийная самоходная артиллерийская установка военного периода получилась странной. Машина Bishop, или же Valentine 25 pdr, стала результатом компромисса, как по шасси, так и по вооружению.

Из того, что есть в наличии

В хоть какое-то подобие нормального русла британская танковая промышленность пришла только в начале 1941 года. Если за весь 1940 год было сдано 473 крейсерских танка, то в первом квартале 1941 года их сдали 185, а во втором — 344. Впрочем, крейсерские танки на тот момент всё ещё являлись проблемным сегментом. Более-менее приличным танком был Cruiser Tank Mk.VI (с сентября 1941 года переименован в Crusader), но в войска он пошёл ближе к середине 1941 года. При этом наиболее массовым в первой половине 1941 года был Cruiser Tank Mk.V, он же Covenanter. Машина была по сути небоеспособной, так что фактически из 529 крейсерских танков, которые выпустили за первое полугодие 1941 года, боевую ценность имели 262, то есть меньше половины. При этом именно «крейсера» являлись главными британскими танками (с точки зрения общей концепции). С лёгкими танками и вовсе был полный провал. Именно по этой причине срочно понадобились американские танки, прежде всего Light Tank M3, он же Stuart в британской системе обозначений.

Типовая связка британской полевой артиллерии — 25-фунтовая пушка с передком, которую тащит полноприводный тягач Morris Commercial C8. Летом 1941 года эту связку решили дополнить самоходкой с тем же орудием

Типовая связка британской полевой артиллерии — 25-фунтовая пушка с передком, которую тащит полноприводный тягач Morris Commercial C8. Летом 1941 года эту связку решили дополнить самоходкой с тем же орудием

Наиболее благополучной на тот момент оказалась ситуация с пехотными танками. Их за 1940 год сдали 734 штуки, за первый квартал 1941 года — 473, а за второй — 571. Во многом столь благоприятная ситуация в точки зрения объёмов выпуска сложилась благодаря Infantry Tank Mk.III (с сентября 1941 года его переименовали в Valentine). Вряд ли британские военные любили вспоминать, с каким скандалом этот танк принимали на вооружение. Лесли Литтл, главный конструктор Vickers и автор Valentine, яростно отбивался от всяких несуразных идей британских военных, причём битва носила столь ожесточённый характер, что поначалу от Valentine отказались. Потом голос разума всё же восторжествовал, и тут выяснилось, что Литтл не зря так бился с военными. Им так и не удалось перегрузить танк, что позволило сделать сбалансированную боевую машину. Самое главное, что она была ещё и технологичная, благодаря чему её производство развернулось сразу на нескольких предприятиях. А ещё это был оптимальный танк сопровождения пехоты. Невысокий, в меру подвижный (скорость порядка 25 км/ч, но это была и максимальная, и крейсерская скорость), неплохо защищённый, живучий, тихий на ходу. Правда, бои в Северной Африке показали, что это не лучшая машина для данного региона — здесь требовались более подвижные танки, которые не стали бы мишенями для вражеской противотанковой и зенитной артиллерии.

Опытный образец Valentine 25 pdr — так эта машина именовалась официально

Опытный образец Valentine 25 pdr — так эта машина именовалась официально

Несмотря на выявившиеся позже проблемы с боевым применением, именно Valentine стал наиболее массовым британским танком 1941 года — ничего другого попросту не имелось. Примерно то же самое можно сказать об орудии, которому было суждено «встретиться» с Valentine. Речь идёт о 25-фунтовой (88-мм) полевой гаубице-пушке Ordnance QF 25-pounder. Орудие было, по меньшей мере, странным, эдакой помесью гаубицы и полевой пушки, с характерной круглой опорой, позволявшей вести круговой обстрел. Для гаубицы калибр был маловат (в то время для орудий таких габаритов и массы обычно использовался калибр 105 мм и больше), а длина ствола (31 калибр), скорее, выглядела более подходящей для пушек (как и начальная скорость 518 м/с, близко к 76-мм танковому орудию Л-10). Несмотря на такую странность, орудие неожиданно получилось и стало самой распространённой артсистемой британской армии. 25-фунтовку часто использовали как противотанковую, поскольку она обладала большим пробитием, нежели 2-фунтовая (40-мм) противотанковая пушка. К тому же, гаубичные особенности орудия позволяли накидывать снаряды по навесной траектории, да и фугасное действие оказалось вполне приличным. Одним словом, британцы создали орудие-универсал.

Рубку, по сути, построили вокруг орудия

Рубку, по сути, построили вокруг орудия

Во многом универсальность 25-фунтового орудия стала причиной того, что именно эту систему выбрали для установки в самоходную артиллерийскую установку. Идея данной машины сформировалась ближе к середине 1941 года. При этом в Королевской артиллерии (САУ, как и в других странах, у британцев относились к вотчине артиллеристов), судя по всему, не очень понимали, что именно они хотят — то ли истребитель танков, то ли машину поддержки, то ли самоходную гаубицу. Поэтому задание, которое в июне получило паровозостроительное предприятие Birmingham Railway Carriage and Wagon Company (BRC&W), выглядело весьма специфично. По сути, предлагалось взять шасси Valentine II (на тот момент ещё Infantry Tank Mk.IIIA), который на тот момент выпускало предприятие из Бирмингема, поставить на него 25-фунтовое орудие и обшить бронёй.

Надо сказать, что выбор BRC&W как разработчика такой машины выглядел вполне логичным, и дело даже не в том, что это был один из основных производителей Infantry Tank Mk.III. Так сложилось, что ещё в конце 1940 года там собрался конструкторский коллектив, который начал весьма активно работать на новой для себя ниве танкостроения. Эта работа шла весьма успешно — достаточно сказать, что там начали с разработки крейсерского танка, а потом коллектив включили в программу крейсерского танка A24 (будущий Cavalier). Позже там создали Cromwell, самый удачный из британских «крейсеров», массово применявшихся в годы Второй мировой войны. Одним словом, артиллеристы обратились по адресу.

Чаще всего стрельба велась при открытом заднем люке

Чаще всего стрельба велась при открытом заднем люке

Вроде бы задание тривиальное, но это если смотреть со стороны. На самом деле у BRC&W оказался весьма непростой ребус. Дело в том, что шасси Valentine имело небольшой запас по нагрузке, да и мотор AEC 190 не относился к чему-то очень мощному. Кроме того, сама по себе база Infantry Tank Valentine была небольшой. В довершение ко всему, даже без лафета 25-фунтовая гаубица-пушка была далеко не самым маленьким орудием, а на тот момент существенно переделывать системы британская артиллерия была не готова. Одним словом, пришлось выкручиваться. Тем не менее, уже через два месяца, в августе 1941 года, опытный образец Valentine 25 pdr (так эта машина называлась с осени 1941 года) был представлен командованию Королевской артиллерии. С машины (Valentine II с регистрационным номером T.17474) сняли башню и крышу подбашенной коробки, установили тумбу, а на неё взгромоздили качающуюся часть 25-фунтового орудия.

Вокруг орудия сформировали боевое отделение, при этом в носовой части рубки сделали выступ. Получилась довольно громоздкая рубка, а общая высота машины выросла до 2830 мм. В крыше рубки был сделан сдвижной люк, который использовался и для вентиляции, и для использования панорамного прицела при стрельбе с закрытых позиций. Поскольку у 25-фунтового орудия имелся и телескопический прицел, для его использования имелся лючок в лобовой части рубки. Сзади был предусмотрен большой двухстворчатый люк, который дополнительно вентилировал боевое отделение, а также позволял подавать выстрелы при стрельбе с заранее подготовленных позиций.

Финальный вариант машины. Обозначение Bishop появилось позднее — летом 1942 года

Финальный вариант машины. Обозначение Bishop появилось позднее — летом 1942 года

Надо сказать, что столь большой рубка получилась вынужденно, поэтому ждать там большого простора не стоило. Внутри находился расчёт из трёх номеров, и нельзя сказать, что им там было очень комфортно. Помимо того, что само орудие занимало место, внутри находился боекомплект из 32 выстрелов (21 осколочно-фугасный и 11 бронебойных снарядов). Для командира была предусмотрена радиостанция №19, а у заряжающего имелся перископический смотровой прибор MK-IV, который, впрочем, имел небольшой сектор обзора. Толщина листов рубки составляла 30 мм по периметру, но даже при вдвое меньшей, нежели у основного корпуса, толщине масса достигла 17,5 т. Кстати, одна забавная деталь: если шасси Infantry Tank Mk.IIIA собиралось на заклёпках, рейках и болтах, то у САУ на его базе рубка оказалась сварной. То есть, когда требовалось, британцы варить могли, но как будто не хотели.

Внутри боевого отделения

Внутри боевого отделения

Нельзя сказать, что Королевская артиллерия была сильно довольна получившейся машиной. Например, угол возвышения орудия ввиду конструктивных особенностей шасси и рубки составлял всего 15 градусов. Тем не менее, ничего лучше британская промышленность предложить всё равно не могла. Поэтому 4 ноября 1941 года BRC&W получила заказ на 100 Valentine 25 pdr. Летом 1942 года появилось ещё одно обозначение — Bishop, хотя обычно машина называлась Valentine 25 pdr. Следует отметить, что поначалу «религиозные» обозначения получали все британские САУ, в том числе и колёсные. Помимо Bishop, который сложно определить по типу, имелся колёсный истребитель танков Deacon, а также американская САУ Priest. Так что теорию про «балкон» у Priest как источник появления данного прозвища можно оставить на совести тех, кто придумал данную легенду.

вернуться к меню ↑

Между двумя классами самоходной артиллерии

К моменту, когда Bishop пошёл в серию, британская самоходная артиллерия только формировалась как отдельный класс боевых машин. Это хорошо видно по уже упомянутой системе обозначений машин. Уже потом «чистые» гаубичные САУ сохранили «религиозные» обозначения, а истребители танков получали имена с буквы A. В 1942 году всё только начиналось. Например, уже упомянутый Deacon стал первым, получившим регистрационный номер, начинавшийся с буквы S (Self Propelled). Следующей стала как раз самоходная артиллерийская установка Bishop.

Первые САУ данного типа летом 1942 года оказались в Северной Африке

Первые САУ данного типа летом 1942 года оказались в Северной Африке

Откровенно говоря, в случае с производством Bishop то, как машины «вставляли» в уже заключённые контракты, проще всего охарактеризовать словами «всё сложно». Первые 40 машин «вписали» в контракт T2010, изначально предполагавший 150 Valentine II, потом 190 машин, потом 210, а потом 250. Ещё 60 машин данного типа вписали в контракт T2455, который исходно предполагал выпуск 500 Valentine III, но потом именно танков осталось 386 штук. Затем их стало ещё на 50 меньше, поскольку последовал дополнительный заказ на Bishop. Таким образом, общий объём выпуска составил 150 САУ, из них 40 на шасси Valentine II и 110 на шасси Valentine III. В связи с этим внешний вид корпусов (точнее, их оснащение по инструментам) несколько отличалось. Следует отметить, что серийная версия Bishop несколько отличалась от опытного образца — прежде всего, это касалось установки орудия. Изменилась форма амбразуры, а также появилась подвижная бронировка, защищавшая от попадания внутрь пуль и осколков.

Орудие на максимальном угле возвышения. При 15 градусах далеко не постреляешь

Орудие на максимальном угле возвышения. При 15 градусах далеко не постреляешь

В связи с загрузкой по основному плану выпуска Valentine самоходные установки на его базе несколько задержались. Партия из 40 машин по контракту T2010 была готова к 23 мая 1942 года. Регистрационные номера у них были те же, что и у Valentine, но вместо буквы T стояла буква S. Строились Bishop одновременно с Valentine II, поэтому разброс по регистрационным номерам получился довольно большим. Как и танки, на базе которых они строились, самоходки поучили комплекты для ведения боевых действий в пустыне — прежде всего, противопылевые экраны, а также дополнительные баки для горючего. Уже на месте машину дополнительно оснащали батареей 2-галлонных канистр, креплениями на экранах для личных вещей и прочим. В данном смысле с Bishop полностью повторяли те же действия по дооснащению, которые проводили в отношении Valentine.

Регистрационные номера были как у Valentine, но с буквой S вместо T

Регистрационные номера были как у Valentine, но с буквой S вместо T

Первые машины данного типа попали в Северную Африку к середине июля 1942 года. Их стали распределять по батареям полков Королевской артиллерии. Всего за июль прибыло 80 машин, то есть больше половины от исходного заказа. Некоторое время они находились в резерве, а далее началась вторая битва за Эль-Аламейн. В сентябре 1942 года состоялся боевой дебют данных машин. Выглядел он, откровенно говоря, неоднозначно. Для начала, 32 выстрела — это маловато, особенно для машины, одной из основных задач которой была поддержка частей огнём. По сути, боекомплект равнялся боезапасу, который перевозился в штатном передке 25-фунтовки (кстати говоря, этот передок нередко возили за Bishop на прицепе). Далее, было не очень понятно, как именно применять данную машину. Осенью 1942 года уже имелось большое количество противотанковых 6-фунтовых (57-мм) пушек, которые были более эффективным средством против немецкой бронетанковой техники, нежели 25-фунтовая гаубица-пушка. Кроме того, для истребителя танков машина была слишком высокой и тихоходной.

Внутри было довольно плотно, а в условиях Северной Африки чаще всего стреляли при открытых створках кормового люка

Внутри было довольно плотно, а в условиях Северной Африки чаще всего стреляли при открытых створках кормового люка

Для стрельбы по навесной траектории Bishop тоже не годился. Угол возвышения в 15 градусов ограничивал дальность стрельбы всего 5900 м. Получалось, что машина могла вести огонь либо на прямую наводку, либо на небольшие дистанции. С учётом расстояний в пустыне — это не самая высокая эффективность. Самая же большая неприятность для Bishop заключалась в том, что к сентябрю 1942 года начали поступать первые HMC M7, они же Priest I. 25 Первые 25 американских машин успели ко второму сражению за Эль-Аламейн, которое оказалось ключевым в судьбе Bishop. Американская САУ превосходила британскую во всём, поэтому неудивительно, что дополнительного заказа на 200 САУ на базе Valentine не последовало.

В ходе боёв за Тунис, 1943 год

В ходе боёв за Тунис, 1943 год

Это совсем не означало, что Bishop тут же спишут. Поставки Priest поначалу шли не столь быстро, а ближе к окончанию сражения за Тунис прибыла новая партия Bishop. Эти машины уже имели «континентальный» вариант оснащения, то есть без противопылевых экранов. Они приняли участие уже в следующей операции — высадке на Сицилии. Далее было сражение за материковую Италию, когда Bishop воевали в последний раз.

В боях за Сицилию участвовали машины позднего выпуска. На переднем плане можно видеть дышло передка 25-фунтовой пушки (его часто возили с собой)

В боях за Сицилию участвовали машины позднего выпуска. На переднем плане можно видеть дышло передка 25-фунтовой пушки (его часто возили с собой)

Италия стала тем ТВД, где недостатки Bishop стали только очевиднее. Гористая местность требовала стрельбы по навесной траектории, чего данная машина сделать не могла. Кроме того, Priest поступали во всё большем количестве, а из Канады пошли Sexton II, по многом похожие на Priest, но с 25-фунтовым орудием в качестве вооружения. Именно эти САУ стали для британцев основными в последние два года войны. Bishop в этой ситуации оказался третьим лишним и сгинул без следа, оказавшись единственной серийной машиной из семейства Valentine, которых вообще не сохранилось.

Попытка решить проблему с недостаточным углом возвышения орудия. Италия стала последним местом, где применили Bishop

Попытка решить проблему с недостаточным углом возвышения орудия. Италия стала последним местом, где применили Bishop

Столь бесславный конец первой британской серийной САУ военного периода был вполне предсказуем. У британцев попросту отсутствовала подходящая база для машин подобного класса. В итоге проблему решили за счёт канадских конструкторов, которые смогли найти подходящее шасси для вполне удачного орудия, прослужившего не одно десятилетие.

вернуться к меню ↑

Источники

  1. Into the Vally: The Valentine Tank and Derivatives 1938–1960, Dick Taylor, MMP Books, 2012, ISBN 978-83-61421-36-8
  2. British Infantry Tank Mk III Valentine, Part 2, Dick Taylor, Progress Publishing, 2010, ISBN 978-83-60672-15-0
  3. Архив автора

источник: https://warspot.ru/18280-eksperiment-na-pehotnoy-baze

14
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
12 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
Piselbyakinyassak Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Pisel

Хорошо стартовав и удачно развивая концепцию танков в 20-е годы, создатели танков умудрились провалиться в самый ответственный момент — в первой половине 30-х.

А по-моему, в тот момент все лажали с танками. Назовите великолепные танки первой половины 30х гг?

yassak

База наоборот неплоха, а вот состав вооружения -увы! Надо было 6 фунтовку использовать.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить