Юрий Пашолок. Длинноствольная четверка с южного фланга Сталинградского фронта

15
7
Юрий Пашолок. Длинноствольная четверка с южного фланга Сталинградского фронта

Юрий Пашолок. Длинноствольная четверка с южного фланга Сталинградского фронта

Рассказ об истории немецкого среднего танка Pz.Kpfw.IV Ausf.G из коллекции парка «Патриот»

Для большинства посетителей музейные танки — это не более чем кусок железа, на который можно (и нужно) залезть. А что сгоняют — аяжебилеткупил, онжеребенок ну и так далее. Будем честными перед собой, в военно-технические музеи большинство отнюдь не как в заведение культур идет. А как в заведение культурного отдыха. Ничего в этом страшного нет, весь мир такой, что не отменяет, впрочем, соблюдения правил поведения в музеях. Между тем, практически каждый экспонат — это маленькая история. Особенно если речь идет не о образце, который был опытной машиной. История может оказаться крайне бурной, достаточно просто начать изучать судьбу машины. За ней могут скрываться крайне интересные подробности. Правда, даже музейным работникам чаще это мало интересно. Это, кстати говоря, тоже норма. А потом вдруг выясняется, что никому не интересный Т-34-85, коих полным-полно, брал Берлин. И такие тоже есть, причем про это знают немногие.

Pz.Kpfw.IV Ausf.G из состава 201-го танкового полка 23-й танковой дивизии, осень 1942 года. Музейный танк был очень на него похож

Pz.Kpfw.IV Ausf.G из состава 201-го танкового полка 23-й танковой дивизии, осень 1942 года. Музейный танк был очень на него похож

Таких боевых машин, чья судьба многими десятилетиями никого не интересовало, более чем хватает. Причем судьба их может разнести по земному шару похлеще любого болливудского фильма. Например, судьба тяжелых танков ИС-2, которые сражались с «Королевскими Тиграми» под Сандомиром, оказалась крайне интересной. Первый танк закончил войну, оказавшись в составе чехословацкой армии. Ныне эта машина находится в военно-техническом музее Лешаны. А вот вторую судьба забросила куда подальше. Успешно пережив войну, танк отправился на хранение, а в начале 50-х оказался, внезапно, на территории Китая. Долгое время он служил в НОАК, а спустя несколько десятилетий попал в местную Кубинку. Примерно так можно назвать бронетанковый музей рядом с Пекином. О том, откуда эти танки, автор данного материала узнал благодаря найденным серийным номерам, а дальше архивный поиск пролил свет на их судьбу. И это уже не просто куски железа, а живые участники яркого боевого эпизода.

Pz.Kpfw.IV в африканской окраске были у 23-й ТД не редкостью

Pz.Kpfw.IV в африканской окраске были у 23-й ТД не редкостью

Парк «Патриот», основу коллекции которого составляет техника из бывшего танкового музея в Кубинке, имеет в своей экспозиции немало танков, которые повоевали. Причем как советских, так и тех стран, с которыми Красная Армия воевала. Долгое время эти танки стояли веселенькие-зелененькие, но 20 лет назад их начали приводить в какое-то подобие исторической окраски. Постепенно павильон, где находились немецкие танки, преобразился, но красили машины скорее из вкусовых предпочтений. Тем не менее, постепенно некоторые машины приобрели окраску, которая либо была у них изначально, либо очень похожа на прототип. К некоторым из этих машин автор материала имеет отношение. Сегодня рассказ будет о немецком среднем танке Pz.Kpfw.IV Ausf.G, который находится на территории музейной площадки №1. Машина весьма примечательная, причем она умудрилась поучаствовать в Сталинградской битве. А 20 лет назад она стала первым за долгое время восстановленным до ходового состояния немецким танком.

Родной цвет машины. Под ним немецкая грунтовка

Родной цвет машины. Под ним немецкая грунтовка

Для начала стоит провести небольшой исторический экскурс. Итак, в марте 1942 года был сдан первый Pz.Kpfw.IV с длинноствольным орудием 7,5 cm KwK 40 L/43. Получивший такую пушку танк изначально получил индекс Pz.Kpfw.IV Ausf.F2. Это обозначение просуществовало до июня 1942 года, когда танк переименовали в Pz.Kpfw.IV Ausf.G. Окончательно переименование утвердили 1 июля 1942 года, и с этим связано много веселья. После него понятие «орднунг» выглядит как насмешка. Дело в том, что под обозначением Pz.Kpfw.IV Asuf.G обычно подразумевают танк с орудием, имеющем двухкамерный дульный тормоз. Соответственно, Ausf.F2 отличают по однокамерному дульному тормозу. Так вот, первые двухкамерные дульные тормоза ввели еще до переименования, а однокамерные выпускали до сентября 1942 года. Так что внешние признаки вообще ни на что не влияют. Не менее веселая ситуация и с другими элементами, например, усиленной броневой защитой или смотровыми лючками башни. А еще было 48-калиберное орудие, которое стали ставить с августа 1942 года. При этом ранние 48-калиберные орудия имели однокамерный дульный тормоз, который заменили на двухкамерный в сентябре 1942 года. Казалось бы, новое орудие означало, что 43-калиберные пушки уходят в историю, но нет. Ставили их аж до апреля 1943 года. Ну и кто тут смеялся над тем, что Т-34 все разные? По этому поводу слышны ехидные звуки на немецком.

Попадание в правый борт, ставшее для танка фатальным

Попадание в правый борт, ставшее для танка фатальным

Собственно говоря, главный герой сего повествования может издавать ровно такие же ехидные звуки на немецком. Pz.Kpfw.IV Ausf.G с номером шасси 82937, изготовленный в октябре 1942 года, по орднунгу должен был уже иметь 7,5 cm KwK 40 L/48. Но на самом деле машина получила 43-калиберное орудие. В остальном вполне себе рядовая «четверка» выпуска осени-зимы 1942 года. Впрочем, она имела еще одну особенность. У нас уже на подсознательном уровне засел стереотип о том, что все немецкие танки серые. То, что базовый цвет с 22 февраля 1943 года стал темно-желтым (Dunkelbelb), причем он в 1944 году еще раз поменялся, умы приняли не сразу. Даже сейчас залётный генерал может еще спросить, почему немецкий танк не серый. Но в данном случае всё еще веселее. Танк вышел с завода желтым в октябре 1942 года. Такое вполне было не проблемным, поскольку в 1942 году часть техники шла в Африку. Танк мог быть покрашен как в песочно-желтый (Sandgelb, он же RAL 1002), так и в желто-коричневый (Gelbbraun, он же RAL 8020).

Попадание есть и в лоб корпуса

Попадание есть и в лоб корпуса

Правда жизни в том, что танк с номером шасси 82937 оказался совсем не в Африканском Корпусе. Машина, как и многие другие, имевшие африканскую окраску, оказалась направлена на Восточный фронт. Конкретно этот танк отправили в 201-й танковый полк 23-й танковой дивизии. На Северном Кавказе и сталинградском направлении совсем даже не серых немецких танков хватало. Не были они единичными и в 23-й танковой дивизии. «Африканские» попадались и Pz.Kpfw.IV, и Pz.Kpfw.III. Такие танки с эйфелевыми башнями на брызговиках (23-я ТД формировалась в Париже и изначально использовала бывшие французские танки) активно мелькают на фото во время битвы за Кавказ. Там герой нашей истории если и повоевал, то совсем немного. К моменту, когда он прибыл в часть, ситуация на фронте поменялась. Началась контрнаступление советских войск под Сталинградом, группировка Паулюса оказалась окружена. 23-я танковая дивизия оказалась задействована в операции Wintergewitter, начавшейся 14 декабря 1942 года. Целью операции было деблокирование сталинградской группировки. 57-й армейский корпус, куда входила 23-я ТД, должен был пробить кольцо окружения. Но не смог. Сначала немецким танкам оказали упорное сопротивление наши войска, темпы наступления застопорились, а немецкие силы понесли тяжелые потери. Ну а дальше удача покинула немцев окончательно. Контратака советских танков закончилась печально для отходящего на новые позиции 57-го армейского корпуса. В этих боях Pz.Kpfw.IV с номером шасси 82937 получил попадание в лоб корпуса, без пробития. Куда хуже оказалось другое попадание: осколочно-фугасный снаряд угодил в борт моторного отделения. Пробить не пробил, но натворил бед. Силовая установка была введена из строя, с правой стороны корпус деформировало.

В фильме "У твоего порога"

В фильме «У твоего порога»

Официально танк был подорван и оставлен 10 января 1943 года в районе хутора Небыков Котельниковского района Волгоградской области. Но тут, во-первых, с датами масса вопросов, потому что порой немцы списывали танки в безвозвратные потери задним числом. Во-вторых, для подорванного танка машина с номером шасси 82937 как-то бодро ездит, не находите? Наконец, в ходе расчистки был обнаружен, вместо ожидавшегося темно-серого (Schwarzgrau, он же RAL 7021), поздний темно-желтый (Dunkelgelb), введенный в 1944 году. Темно-желтый он крайне условно, с его-то розоватым оттенком. Бандажи опорных катков у танка чересчур ушатаны для машины, которая от рождения до смерти официально покаталась где-то два месяца. Еще одним интересным моментом является то, что танк в формуляре танкового музея в Кубинке был записан с другим номером. Кроме того, у него нет типичной для танков из Кубинки таблички с номером, которые приваривали где-то в 1946 году. Такая вот машина-загадка. Согласно одной из теорий, история этого танка такова. Его действительно списали, но в январе 1943 года фронт стабилизировался, так что танк утащил в ремонт. На фронт он уже не попал, а вот как учебная машина вполне мог использоваться. В Кубинку танк попал уже после войны, что объясняет отсутствие идентификационной таблички. В любом случае, вопрос, где этот танк шлялся еще два года, официально являясь списанным, всё еще актуален.

К тому времени танк уже перекрасили. Так что его родной окрас неизвестен

К тому времени танк уже перекрасили. Так что его родной окрас неизвестен

Дальше судьба у машины оказалась весьма бурной. В 1962 году танк использовался в фильме «У твоего порога», где бодро ездил и стрелял. В этом фильме выкатили всё ездящее-немецкое, что было в Кубинке. Следующим фильмом стал «Живые и Мертвые», там танк уже изображал битую машину. За эти два фильма его ушатали довольно сильно. Позже танк оказался в новом музее при полигоне, открытом в сентябре 1972 года. Там он спокойно простоял до 2001, когда за него взялась группа волонтеров под руководством Романа Алымова. Поскольку танк был вполне комплектным, а рядом имелись «доноры», огромных проблем с его восстановлением не возникло. Примерно в этот же период он стал «СС-овцем». Первое время он катался в зимнем камуфляже 1-й танковой дивизии СС LSSAH. Позже ему нанесли маркировки 11-й танковой дивизии на период операции «Цитадель».

Машина по состоянию на сентябрь 2003 года. Такой она была на День Танкиста-2003

Машина по состоянию на сентябрь 2003 года. Такой она была на День Танкиста-2003

Машина активно использовалась в военно-исторической реконструкциях, которые стали проводиться в танковом музее. Это скорее тогда было плюсом, потому что имелся стимул приводить машину в порядок. Вот только одна из этих самых реконструкций закончилась человеческими жертвами. Дело в том, что реконструкция — это еще и пиротехника. Работать с ней следует тем, кто понимает уровень опасности, а сама работа «бабахами» должна сводиться к минимуму риска. В то время дела обстояли несколько иначе, по итогам случилась трагедия. 25 февраля 2006 года во время реконструкции погиб Дмитрий Шумаков, один из ключевых людей в ремонтной бригаде и фактический основатель нашей малярной бригады.

А это уже День Танкиста-2005. К тому моменту танк перекрасили после фильма "Свои"

А это уже День Танкиста-2005. К тому моменту танк перекрасили после фильма «Свои»

Обратной стороной восстановления Pz.Kpfw.IV стало то, что на ходовой танк потянулись всякие интересные личности. Прежде всего из мира кинобизнеса. Нельзя сказать, что все фильмы, где снимался танк, были плохими. Тот же «Свои» мне лично понравился. Но надо понимать, что на аутентичность машины киношникам как-то плевать. А вот «красивым», как это часто любят разработчики компьютерных игр, делают регулярно. А это обшарпанная машина, завешанная чем-нибудь по самую башню. Ну и после каждого фильма танк приходилось перекрашивать. Худшее, что произошло с «четверкой» после боев под Сталинградом, зовется «Утомленные Солнцем 2». Не буду лишний раз про эту кину писать, но тем, кто писал сценарий, надо слезать с тех веществ, на которых они сидят. Впрочем, тут куда интереснее последствия съемок. Когда танк с них вернулся, такое впечатление, что он побывал в эпицентре атомного взрыва, а потом его утопили в болоте.

Утомленный Никитой. Так машину еще не насиловали

Утомленный Никитой. Так машину еще не насиловали

После Барина ремгруппа танком занималась довольно долго, а осенью 2009 года встал вопрос, как его красить. Прежде чем им заниматься полным составом нашей малярной бригады, я немного поездил в Кубинку, занимаясь машиной в одиночку. Заодно позанимался исследованиями на предмет наличия родных маркировок. Балочные кресты на танке нашлись, причем точно родные, они рисовались по трафарету, и четко соответстовали требуемым габаритам. А вот башенных номеров не нашлось, даже их следов. Это явно намекает на то, что танк полностью перекрашивали, с полным обдиром. В Кубинке этим не занимались. Заодно обнаружился поздний Dunkelgelb, которого в 1942 году, естественно, не существовало.

Работы по поиску маркировок. Смывка+шпатель

Работы по поиску маркировок. Смывка+шпатель

В самом начале 2010 года к работам по танку приступил уже основной состав малярной бригады. После смены руководства музея мы там появлялись эпизодически, в частности, занимались полной перекраской Pz.Kpfw.II Ausf.F. Собственно говоря, ситуация с Pz.Kpfw.IV Ausf.G повторяла ту историю. Сначала ремгруппа занимается железом, а уже потом появляется наш полный состав. Потому как тут же наваливается несколько человек с болгарками и смывкой, после чего машина обдирается в ноль. Ну а для начала требовалось докопаться до истины — чей танк. По наводке историка Томаса Йентца номер таки нашелся. Он оказался под смотровым прибором механика-водителя, с внутренней стороны. По номеру шасси Томас Йентц определил часть — 201-й полк 23-й танковой дивизии, и когда машину списали.

А вот и родной номер

А вот и родной номер

Для понимания, машина обдирается в ноль не просто так. Покраска танков — это совсем не так просто, как некоторые думают. Чтобы краска хорошо легла, нужна подготовленная поверхность. С этим уже сталкивалась ремгруппа, причем как раз с четверкой. Она облезала довольно быстро, причиной являлся разный химсостав краски и грунта. То есть на родную краску и грунт, имеющие разный химсостав, современная краска ложилась плохо. Так что да, под ноль. После того, как машину ободрали, обработали преобразователем ржавчины.

После обдира

После обдира

Впрочем, краску сняли мы не везде. Так сказать, как послание потомкам, был оставлен квадрат на левом борту ванны, который мы не трогали. Дабы остался образец. Ну и да, ремгруппа всё равно работала по машине, добавляя утраченные за десятилетия эксплуатации детали. На голой машине сварочные работы вести как-то проще. Естественно, по этой причине работы немного тормозились, но причина уважительная.

Тот самый "квадрат потомкам" на левом борту "ванны"

Тот самый «квадрат потомкам» на левом борту «ванны»

20 февраля 2010 года наступил момент, когда было пора наносить грунт. Андрей Карпов, который в нашей бригаде занимается краской, подобрал и грунт, и базу. Но поначалу грунт вызвал, скажем так, противоречивые чувства. Нет, цвет-то получился вполне правильный, но поначалу был хохот и недоумение. Свежий грунт оказался не красным, а… розовым. Особенно если со вспышкой снимать. Хоть стразами осыпай. Дальше он высох и приобрел тот цвет, который положено, но поначалу да, были шутки вроде написать на борту «Гламурный» или «Противный».

Гламурненько...

Гламурненько…

Следующий этап — нанесение базового слоя. Тут мы, как обычно, подошли к вопросу серьёзно. Чем у нас красят танки, это вообще отдельная тема. А уж немцев — особенно. Обычно какой-нибудь глянец страшного оттенка, мало похожий на реальность. Вот серьёзно, о чем думают те, кто красит танки глянцем? Это чтобы в ночном клубе спрятаться? Краска либо матовая, либо полуматовая, последняя скорее компромисс, потому что матовый загаживается лучше. Еще один момент — должен быть грунт, а дальше два слоя базовой краски. Тогда и держаться она будет как следует.

В процессе нанесения базового слоя

В процессе нанесения базового слоя

Далее оставалась мелочь — нанести кресты, и танк готов. По крайней мере с позиции того, что на нем родного нашлось. Но тут Роман Алымов высказал справедливую вещь. Кубинка — это музей, где шастает куча военных, обремененных высокими званиями. До сих пор некоторые выдают что-то по поводу строевых номеров. Ну а танк, который несет на себе только балочные кресты, долго так не протянет. Нарисуют без нас. Посему было решено выбрать компромиссный вариант. Зная, к какой части принадлежит танк, нашли прототип. Уже 1943 год, но ровно такой же танк, даже модификация та же. Вот его и взяли за основу.

Прототип для камуфляжа и маркировок. Такой же по конфигурации танк, 23-я ТД, 201-й танковый полк, лето 1943 года

Прототип для камуфляжа и маркировок. Такой же по конфигурации танк, 23-я ТД, 201-й танковый полк, лето 1943 года

По состоянию на середину апреля танк уже был в стадии, близкой к завершению. Разлиновали камуфляж, дальше нанесли по схеме, близкой к прототипу. Параллельно сделали то, что обычно не делают. На гусеничные ленты часто всем пофигу, их порой даже не красят. Мы их не просто покрасили, а еще и ободрали. Заодно красили и другие детали, включая глушитель.

Камуфляж и балочные кресты

Камуфляж и балочные кресты

Дальше наступило 18 апреля, когда вдруг последовала команда — «вокзал уходит!». К тому моменту на танк были нанесены камуфляж, тактические маркировки в виде эмблемы 23-й танковой дивизии и 201-го танкового полка, плюс сделали базу для номеров. Оставалось только сделать белые обводки номеров, и вот тут вокзал тронулся. В результате обводки рисовали практически на ходу. «Кубинка — это праздник, который всегда с тобой!»

"Вокзал уходит!"

«Вокзал уходит!»

Несмотря на весь цирк, который происходил по ходу действа, задачу мы всё-таки выполнили. Танк зашел в павильон №6 готовым, то есть со всеми полагающимися ему тактическими знаками. Без лишней скромности могу сказать, что это лучшая из окрасок немецких танков в Кубинке. Уже был опыт Pz.Kpfw.II, где у него маркировки в принципе родные, но он монотонный, посему не очень смотрится. А вот «четверка» получилась нарядной, и мы не сильно пошли на поводу «красивости». В конце концов, она всё равно из 23-й танковой дивизии.

Вот таким танк прибыл в ангар

Вот таким танк прибыл в ангар

Вот как раз с этим танком и случился эпизод, который привел к заочному конфликту с тогдашним руководством Кубинки. Дело в том, что музей решил принять участие в фестивале «Поле Боя». Нет, само участие в фестивале дело хорошее, тут вопросов никаких. А вот отношение к машинам — дело совсем другое. Пиротехника в четверке уже привела один раз к гибели человека. А летом 2013 года увлекающиеся пиротехники чуть не угробили танк. Точнее, два танка — еще и «Пантеру». На них такое файер-шоу устроили, что почти насквозь прожгли краску. Еще и этим потом гордились. А моё возмущение этим фактом привело к тому, что на год меня фактически в музее заблокировали. Заочно. На что руководству был так же заочно передан общий привет.

После "Поля боя", если краску так прожгло, можно прикинуть, что творилось

После «Поля боя», если краску так прожгло, можно прикинуть, что творилось

Спустя год ЦМ БТВТ не стало, на базе его фондов стали формировать парк «Патриот». Тогда некоторыми людьми было это воспринято как «Кубинку грабят!». В активную фазу работы по релокации части экспонатов пошли летом 2016 года, а к международному военно-техническому форуму «Армия-2016» экспозиция музейного сектора №1 (на тот момент сектор ВКС) была готова. И уже в этот момент возникла масса неудобных вопросов к тем, кто кричал «Кубинку грабят!». Экспонаты переместили из темных помещений без отопления в удобные ТМУ с отоплением и вполне приличным освещением. Среди тех машин, что попали туда первыми, оказался и Pz.Kpfw.IV Ausf.G. Ему сохранили окраску, которую сделали мы в 2010 году, подлечив повреждения после «Поля (у)боя». А дальше очередные гонцы, которые приехали просить танчики на съемку своей нетленки, были отправлены руководством парка на все четыре стороны. Теперь ходовое состояние машины уже не означало, что ее надо гонять в хвост и гриву.

Сентябрь 2016 года, танк только занял место в павильоне парка "Патриот"

Сентябрь 2016 года, танк только занял место в павильоне парка «Патриот»

Важным моментом стало то, что работы по танку продолжились. Роман Алымов, уже как сотрудник парка «Патриот», стал развивать тему большего доступа посетителей. Поскольку танк имеет вполне себе нормальный интерьер, один из боковых башенных люков открыли, поставили оргстекло, а внутри провели подсветку. Желающие могут подняться по лестнице и посмотреть, что у танка внутри. Очень правильная идея, которая постепенно реализуется на ряде танков и САУ парка.

А это его нынешнее состояние

А это его нынешнее состояние

Будем надеяться, что худшее для этого экспоната позади. Делателей нетленок теперь можно смело слать. Нет, не туда, куда вы подумали. В студию «Военфильм», у них уже несколько Pz.Kpfw.IV восстановлено из кусков. Как раз для съемок фильмов, выглядят они, с учетом использования, отлично. Ну а музейная техника должна быть в музее. В том числе и как образцы. Нынешнее состояние одного из участников битвы за Сталинград — как раз то, что надо. В идеале еще нужно потихоньку делать недостающий обвес, но пока в корпусе Е сидят не те люди, которым стоит подобное доверять. Впрочем, и без этой мелочевки танк вполне аутентичен.

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/dlinnostvolnaia-chetverka-s-iujnogo-flanga-stalingradskogo-fronta-613d1c821d808034562bd6c6

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о

История… Почти 80 лет и все еще на ходу. Спасибо за статью.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить