18
8
Юрий Пашолок. Дальневосточная прокачка для Т-37А и Т-38

Юрий Пашолок. Дальневосточная прокачка для Т-37А и Т-38

История перевооружения разведывательных танков-амфибий Т-37А и Т-38, которая проводилась в 1943-44 годах силами БТРЗ №105, г. Хабаровск

О том, что танки и другие классы боевой техники периодически проходят капитальный ремонт и модернизацию, знают многие. В наше время модернизация обрела особую актуальность. Многие танки, до сих пор состоящие на вооружении, отметили 40-летие, а иным уже за полвека. Причем речь идет не про бедные страны, которые не могут себе позволить новые боевые машины, а вполне себе благополучные. Стремительное развитие бронетанковой техники давно закончилось, да и производство новых танков в ряде стран давно прекратили. В таких условиях модернизация танков является оптимальным способом поддержки их численности на необходимом уровне. Примерно та же ситуация была и после окончания Второй мировой войны. Целый ряд танков и САУ прослужили долгие десятилетия. У нас ситуация была ровно такой же. Т-34-85, ИС-2, ИС-3 и ИСУ окончательно сняли с вооружения только в 1997 году. А до этого танки и САУ прошли несколько волн модернизаций. Они достаточно серьёзно повлияли на их внешний облик.

Тот самый Т-38, который долгое время считался экспериментальным. Состояние на август 2021 года

Тот самый Т-38, который долгое время считался экспериментальным. Состояние на август 2021 года

В межвоенный период вопрос модернизации танков стоял немного иначе. Это если сказать довольно мягко. Особенно это касается советских танков. Капитальный ремонт, разумеется, проводился, но вообще промышленности было проще, а главное выгоднее построить новый танк, чем проводить модернизацию уже имеющейся машины. Определенный резон в этом был, поскольку развитие танков шло быстро. В результате вроде как и особой нужды не было. Тем не менее, модернизация, причем массовая, вполне проводилась. Наибольший объем такой модернизации связан с двумя ленинградскими танками — Т-26 и Т-28. Далеко ходить не надо. Тот Т-28, который находится в Центральном Музее Вооруженных Сил, прошел модернизацию башни, изначально там был всего один люк, а ныне два, причем на втором предусматривалась пулеметная установка П-40. Да и стоящий неподалеку танк телеуправления ТУ-26 проходил модернизацию в 1940 году. Впрочем, наиболее интересная модернизация находится неподалеку от этих машин, и прошла она уже во время войны.

Вот что на самом деле прорабатывалось осенью 1941 года

Вот что на самом деле прорабатывалось осенью 1941 года

В линейке бронетанковой техники, которая находится в Центральном Музее Вооруженных Сил РФ, есть машина, давно привлекающая интерес моделистов и любителей военной техники. Речь идет о разведывательном танке-амфибии Т-38, вооруженном 20-мм автоматической пушкой ТНШ. По поводу этого танка существует каноничная версия, что якобы он является экспериментальной разработкой 1941 года. На самом деле это совершенно не так. Как показали архивные исследования, перевооружение Т-38 на ТНШ датировано более поздним периодом. Больше того, это вполне серийная переделка, которая осуществлялась на Дальнем Востоке. Об истории дальневосточных Т-37А и Т-38 сегодня и поговорим.

Проект перевооружения на ДШК. Реально такую конверсию не сделали

Проект перевооружения на ДШК. Реально такую конверсию не сделали

Для начала, стоит упомянуть настоящую модернизацию Т-38, проведенную в 1941 году. Появилась она в связи с необходимостью повышения характеристик танков-разведчиков Т-37А и Т-38. Ремонтные машины предполагалось использовать как малые танков поддержки пехоты. То есть как эрзац-Т-60 (да, бывало и такое, эрзац эрзаца, пардон за тавтологию). На них установили дополнительные броневые листы, что позволило получить надежную защиту от пуль винтовочного калибра. Экранировкой занимался завод №37 совместно с бронетанковым ремонтным заводом №2. Как образец был использован Т-37А, испытания дали удовлетворительный результат. Тогда же возник вопрос о перевооружении танков на что-то более мощное. Таковым стал крупнокалиберный пулемет ДШК. В отличие от экранировки, перевооружение носило скорее теоретический характер. Судя по описанию, установка ДШК в Т-37А/Т-38 напоминала Т-40, но места хватило только для ДШК. Ставить ДТ было можно, но только в случае крайней необходимости. На этом всё и закончилось. В октябре 1941 года завод №37 эвакуировали в Свердловск, а плавающих танков во фронтовых осталось так мало, что стало совсем не до их переделки. Одним словом, душещипательная история про ТНШ, которая якобы разрушала погон при стрельбе, относится к бронетанковым сказкам. В ваших ДШК как-то ШВАК/ТНШ не обнаружено.

А вот с этого начиналась история того танка, что стоит в ЦМВС

А вот с этого начиналась история того танка, что стоит в ЦМВС

На этом проекты переделки Т-37А и Т-38 в европейской части СССР закончились. По состоянию на 1 января 1942 года в Красной Армии всё еще числилось 936 танков данного типа. Впрочем, основная их часть находилась на Дальнем Востоке. Эпизодически Т-38 применялись в операциях 1942 года, но более нужды в переделках в стиле 1941 года необходимости не было. В войсках имелись Т-60, а весной 1942 года в серию пошел его сменщик — Т-70. Поэтому плавающие танки использовались крайне локально — для связи, либо как средство усиления при операциях по форсированию рек. По этой причине число Т-37А/Т-38, к 1 января 1943 года, даже выросло — до 971 штуки. Дальше их стали потихоньку списывать, тем не менее, даже к 1 января 1944 года плавающих танков имелось приличное количество — 678 штук. Из этого числа на фронтах числилось 90 штук, в округах 447, еще 37 в резерве Ставки, а также 104 на ремзаводах. Основная часть этих танков оставалась на Дальнем Востоке, откуда их, после переброски осенью 1941 года дальневосточных танковых частей, более изымать не собирались. Уже в 1942 году дальневосточная бронетанковая матчасть выглядела своеобразным заповедником. Единственным громким событием на Дальнем Востоке, с точки зрения поставки техники, стала партия тяжелых танков КВ-1. Там их оказался целый полк. Основой танкового парка Забайкального и Дальневосточного фронтов оставались Б-26 и БТ. В таких условиях «танкисты» могли рассчитывать только сами на себя. Посему, с начала 1943 года, начались работы по модернизации плавающих танков-разведчиков Т-37А и Т-38.

Базируясь на конструкции орудийной установки Т-60, БТРЗ №105 разработал свою систему

Базируясь на конструкции орудийной установки Т-60, БТРЗ №105 разработал свою систему

От тех процессов, которые имели место в 1941 году, дальневосточная модернизация имела три принципиальных отличия. Первое заключалось в том, что связывалась она отнюдь не со сменой задачи для танков. Модернизация 1941 года явно имела цель насыщения Т-37А и Т-38 танковых бригад. То есть своеобразный эрзац-Т-60. На Дальнем Востоке ничего подобного делать не собирались, танк оставался разведчиком. Второе отличие проистекало из первого. Ни о каком усилении броневой защиты не шло, одной из задач, при модернизации, было сохранение плавучести. Танки, подлежащие модернизации, продолжали состоять в разведывательных подразделениях, так что возможность пересекать водную преграду оставалась приоритетной. Третье, главное отличие, состояло в том, как проходила эта самая модернизация. Создается общее впечатление, что ГАБТУ КА (с 1943 года ГБТУ КА) было мало интересно, что там происходит на Дальнем Востоке.

Чтобы ТНШ влезла в башню, пришлось удлинять носовую часть

Чтобы ТНШ влезла в башню, пришлось удлинять носовую часть

О том, что Государственный Авторемонтный Завод № 105 имени Л. М. Кагановича (г. Хабаровск) планирует запустить работы по перевооружению 400 танков, ГБТУ известили заранее. Случилось это январе 1943 года. О происходящем на бронетанковом ремонтном заводе №105, как тогда именовался авторемонтный завод, там услышали. В ОКБ-15, разработчику ШВАК, и ГАУ КА, поступили соответствующие запросы. Имелись опасения, что небольшие объемы башни потребуют переделки на магазинное питание. Также требовались боеприпасы к ТНШ. Другой вопрос, что далее по поводу перевооружения всё затихло. Переписка затерялась где-то между страданиями по поводу зенитных танков, после чего про БТРЗ №105 благополучно забыли.

Уже к началу 1944 года было перевооружено 97 Т-37А и Т-38

Уже к началу 1944 года было перевооружено 97 Т-37А и Т-38

Между тем, на Дальнем Востоке совершенно не собирались ждать, когда в Москве, наконец, почешутся и примут хоть какое-то решение. Раз никакого движения не происходит, значит надо решать проблему самостоятельно. Завод самостоятельно, безо всякого Шпитального, который даже не почесался по этому поводу, стал решать вопрос установки ТНШ. Вопрос этот, прямо скажем, был непростым. Тем не менее, эту задачу завод успешно выполнил, максимально используя готовые детали. Базой для спаренной установки послужила конструкция Т-60, адаптированная под менее габаритную башню. Выдвинутая максимально вперед установка вооружения позволила, даже в такой башне, поставить одинаковую с Т-60 комбинацию — ТНШ, максимально сдвинутую вправо, по центру телескопический прицел ТМФП, а слева пулемет ДТ. Не без проблем, но возможность использования штатных коробок для ТНШ сохранилась. Всего в танк поместилось 4 коробки (240 патронов), плюс 20 дисков к ДТ.

Частично бронировка ТНШ копировала Т-60

Частично бронировка ТНШ копировала Т-60

По итогам переделки вооружения масса танка выросла на 100 кг, что посчитали вполне приемлемым. Это же показали и испытания на плаву, их танк выдержал. Далее БТРЗ №105 подготовил техническую документацию и… процесс пошел. В конце ноября 1943 года ГБТУ КА, удивленно хлопая глазами, стало давать вопросы, а что там происходит на Дальнем Востоке. Помимо перевооружения Т-37А и Т-38, БТРЗ №105 еще и освоил экранировку БТ-7, о чем вообще не стал информировать «большую землю». Вряд ли это было инициативой завода, скорее всего, задание дало местное командование. Ответ был получен только 2 января 1944 года. Как сообщали с мест, за 1943 год завод им. Кагановича перевооружил 97 танков. Мог бы и больше, но дело упиралось в вооружение.

Внутри боевого отделения

Внутри боевого отделения

Анекдотичная ситуация, при которой в ГБТУ КА думали, как поступать, а завод продолжал модернизацию вооружения, имела место и далее. В апреле 1944 года прошли дополнительные испытания Т-38 с серийным номером 4216, перевооруженным на ТНШ. Интересно, что в документе указана дополнительная масса в 400 кг, что вызывает некоторые сомнения. ТНШ (чуть меньше 100 кг), прицел, установка вооружения и 4 коробки вряд ли могут столько весить. В виду увеличения массы танк чуть хуже стал стартовать с первой передачи, но расход топлива и температурный режим оказались в норме. Это лишний раз показывает, что проверяющие явно ошиблись с оценкой массы. Ухудшилась только ситуация с поворотом башни. Большая нагрузка на переднюю ее часть привела к тому, что требовалось больше усилий при наводке по горизонтали. Испытатели отмечали, что на пересеченной местности поворачивать башню становилось почти невозможным.

Внутри тесновато, но работать можно

Внутри тесновато, но работать можно

Несмотря на выявленные проблемы, местный представитель ГБТУ КА признал «инициативу» БТРЗ №105 удачной. Помимо повышения возможностей по пробитию брони, ТНШ явно ставилось в плюс наличие осколочных снарядов. Это делало перевооруженный Т-37А/Т-38 более эффективным средством поддержки пехоты. Смех ситуации в том, что вердикт подписали в мае 1944 года. За это время завод не останавливал работу по перевооружению танков-разведчиков. На 1 июня 1944 года их набралось уже 130 штук. Местные представители ГБТУ КА сетовали на то, что завод мог бы их переделать и больше, но банально не хватало ТНШ и прицелов. Сколько их точно переделали, сказать сложно, поскольку БТРЗ №105 крайне не регулярно сдавал отчеты. Тем не менее, перевооружение носило массовый характер.

То, что перевооруженные танки ушли в войска, подтверждает и номенклатура боеприпасов

То, что перевооруженные танки ушли в войска, подтверждает и номенклатура боеприпасов

К 1945 году как минимум треть из дальневосточных танков-разведчиков была перевооружена на ТНШ. Как и ранее, они использовались в разведывательных подразделениях, как стрелковых дивизий, так и танковых бригад. Это видно по переписке, в которой то и дело вспоминают ШВАК и боеприпасы калибра 20 мм. Вместе с тем, повоевать перевооруженные танки не успели. После того, как закончилась Великая Отечественная война, Красная Армия, в соответствие с решениями Ялтинской конференции, стала готовиться к боевым действиям против Японии. Войска стали насыщать новыми образцами военной техники. По этой причине в июне 1945 года Т-37А и Т-38 вывели в резерв. Их заменяли на Scout Car M3A1. Так что к 9 августа 1945 года перевооруженные хабаровским ремзаводом танки уже не находились в первой линии.

К вопросу, как Т-38 с ТНШ отказался в Кубинке

К вопросу, как Т-38 с ТНШ отказался в Кубинке

Примерно в то же самое время, когда Т-37А и Т-38 снимали с первой линии в войсках, НИБТ Полигон занимался сбором техники для музея. На Дальний Восток направили письмо с просьбой передать образец перевооруженного танка. Поступил он не раньше конца 1945 года, до того Т-38 на полигоне не числилось. При этом обычный Т-38 полигон у себя иметь почему-то не захотел. Что же касается перевооруженного танка, то к 1965 году его передали в Центральный Музей Вооруженных Сил СССР. Он стал одним из полутора десятков образцов, которые передали из Кубинки.

Состояние Т-38 в 2004 году

Состояние Т-38 в 2004 году

Естественно, от того, что танк стоит под открытым небом, лучше ему явно не стало. Справедливости ради, до 1972 года и в Кубинке танки тоже стояли под открытым небом. Да и некоторые уникальные машины продолжали так стоять и далее. С 2014 года наша группа, которая начинала работу по приведению танков в порядок еще с Кубинки, начала работу в ЦМВС. Начиналось всё с одной акции, потом акция закончилась, и остались те, кто реально решил помогать музею. Среди приведенных в порядок экспонатов оказался и Т-38. Тогда мы занимались только внешней частью, тем не менее, привели в порядок башню и изнутри. У танка прогнили подшипники, но тут еще вопрос, насколько повлияла перегрузка ее носовой части.

Работы в 2014 году. Обдирали в ноль

Работы в 2014 году. Обдирали в ноль

До 2014 года вопрос покраски решался простым способом. Приезжал рембат, который задувал технику очередным слоем ХВ-518 (защитная краска, которой покрывают технику до сих пор). Хватало ее где-то на полгода, после чего она начинала трескаться. В результате уже спустя год танки стояли обшарпанные. Посему возникла вполне логичная идея — старая краска снимается под ноль, кладется грунт, а сверху два слоя краски. Причем не военной, а более подходящей для техники, стоящей под открытым небом. Опыт такой уже имелся, по этой системе и вели работу.

Нанесение грунта

Нанесение грунта

Т-38 мы занимались одним из последних, поскольку имелось немало других, более крупных объектов. В обдир он у нас пошел ближе к началу сентября, причем довольно быстро выяснилось, что башню всё же придется вскрывать. Иначе никак не подлезть. Заодно обнаружилась «красота» внутри, так что немного привели башню в порядок и изнутри, заодно покрасили. Поскольку в районе ходовой части не подлезть просто так, пришлось еще и снимать гусеничные ленты. Подняли танк на домкратах и сняли.

Ставим на место гусеничную ленту

Ставим на место гусеничную ленту

Грунтовали машину вручную, так надежнее, красили, естественно, краскопультом. Параллельно сделали ему заново надгусеничные полки. Они деревянные, живут несколько сезонов, дальше начинают обильно гнить. Даже обработка не помогает. Уже пару комплектов за прошедшее время сменили. Итог проведенных работ закономерен. Прошло 7 лет, краска лохмотьями не висит. Но не очень здоровая московская атмосфера влияет, да, выцветает краска. Поэтому сами пару раз подкрашивали (в последний раз летом 2019 года), благо что подоснова хорошая, держится.

Сразу после последней перекраски, лето 2019 года

Сразу после последней перекраски, лето 2019 года

Безусловно, этому бы танку как минимум навес, а в идеале закрытое помещение. Но пока такое не представляется возможным. Звучат фразы «его бы в Кубинку», но вот ведь в чем проблема. Мы сами-то не против, вот только ведомства у «Патриота» и ЦМВС разные. И дорога ему не в теплый ТМУ музейного сектора парка, а снова на улицу, как нарисовали авторы проекта Главного Музея Вооруженных Сил РФ. Если вдруг ЦМВС всё же отправят в район Главного Храма Вооруженных Сил РФ, а на его месте сделают красивый жилой/торговый комплекс, лучше танку точно не станет. Как относится Главпур к технике, отлично показала экспозиция рядом с храмом. Стоящий танк-мутант с башней от Т-34 «Кантемировец» уже порядком затоптали, а что такое хранение исторической военной техники, Главпур явно не знает. В лучше случае стоять танку точно так же на улице, но не за забором, а с прямым доступом сограждан. Можете скататься к храму, посмотреть на «Кантемировца», что с ним сделали менее чем за полтора года, поймете, о чем речь. Поэтому лучшее, что пока можно сделать — оставить ЦМВС в покое и комплектовать красивый новый главный музей, накрытый звездой, чем-то менее раритетным. Тем, кто туда пойдет, на 95% всё равно, что там на площадке будет стоять. Что Т-38, что Т-72, лишь бы полазить, инфа 146%.

Источники:

      1. ЦАМО РФ
      2. Фотоархив автора

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/dalnevostochnaia-prokachka-dlia-t37a-i-t38-61509a11bd215b71fd2f3e2c

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Bull Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Bull

А изнутри тоже красили и с полной обдиркой?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить