Юрий Пашолок. Бывший немец с чехословацким тюнингом

19
8
Юрий Пашолок. Бывший немец с чехословацким тюнингом

Юрий Пашолок. Бывший немец с чехословацким тюнингом

T-40/75N, бывший Pz.Kpfw.IV, прошедший модернизацию в Чехословакии и повоевавший на Голанах.

После окончания Второй мировой войны в наследство странам-победителям досталось огромное количество военной техники, как своей, так и трофейной. Отчасти этот огромный арсенал существенно затормозил разработку новых машин, которые должны были придти на смену танкам Второй мировой войны. Что-то похожее наблюдалось после Первой мировой войны, но всё же имелась существенная разница. Во-первых, такого огромного количества вооружения и военной техники всё же не было. Во-вторых, за время войны развитие, по ряду направлений, шло настолько быстро, что часть боевых машин, особенно танков, выглядела вполне подходящей для типовых боевых задач не одно десятилетие. В-третьих, у некоторых боевых машин еще имелись резервы для дальнейшей модернизации. В этом кроется причина долгой службы целого ряда танков. Например, именно по этим причинам Т-34-85, ИС-2, СУ-100, Medium Tank M4, Light Tank M24 и Gun Motor Carriage M36 прослужили столь долго. Вплоть до середины 50-х годов эти танки и самоходные артиллерийские установки являлись основой в танковых парках тех стран, где производились. А в других странах их служба продлилась больше полувека.

T-40/75 N в ходе учений чехословацкой армии

T-40/75 N в ходе учений чехословацкой армии

Иным странам это наследие войны вышло боком. Прежде всего небольшим государствам, которые до войны развивали свою танковую промышленность и даже имели определенный успех. Речь идет, прежде всего, про Чехословакию. В начале 30-х годов танковая промышленность там была в зачаточном состоянии, а к концу 30-х уже имелись очень приличные (да чего уж кривить душой, одни из лучших в мире на тот момент) легкие танки, а также готовился к выпуску далеко не самый плохой средний танк. А дальше чехословацкое танкостроение ждал ряд потрясений. 6 лет под Германией сделали своё черное дело. По вполне понятным причинам развитие легких танков почти остановилось, средние танки и вовсе исчезли. В результате к маю 1945 года танкостроение возрожденной Чехословакии только начало подниматься после летаргического сна. Попытки создать новые средние и легкие танки потерпели неудачу, в том числе и потому, что за рубежом мало кому были интересны. Кстати говоря, похожие проблемы были и у шведов. Заинтересовать зарубежных клиентов (Швейцарию и Пакистан) своими перспективными танками шведы так и не смогли.

Прослужили в чехословацкой армии эти машины недолго, уже к середине 50-х их отправили на склады

Прослужили в чехословацкой армии эти машины недолго, уже к середине 50-х их отправили на склады

Шведы, по итогам, были вынуждены модернизировать старые танки и закупать у англичан «Центурионы». А вот в Чехословакии шли немного иные процессы. На территории этой страны осталось немало брошенной и подбитой немецкой техники. Не считая где-то примерно 1200 истребителей танков Jagdpanzer 38 на заводе Škoda, где они имели индекс G-13 (G — самоходка, 1 — легкая, 3 — третий тип). Позже этот задел реализовали в Швейцарию, а вот чехословацкой армии он был как-то не особо нужен. У нее и так имелись трофейные Jagdpanzer 38, переименованные в ST-I. Как это не удивительно прозвучит, но первые годы самым массовым чехословацким танком был английский Cromwell (188 штук на лето 1945 года). Т-34-85 было существенно меньше — 132 штуки. Естественно, такое положение дел чехословацкое командование не устраивало. Запущенная еще в 1945 году программа TVP (Tank všeobecného použit, то есть основной боевой танк) буксовала, когда от нее будет результат, никто предугадать не мог. Посему еще в 1945 году начались поиски дополнительных «резервов» для пополнения. Естественно, взор обратили и на немецкие танки. На пункте сбора трофейных машин в Михаловце, Словакия, который на тот момент контролировался Красной Армии, имелось 165 Pz.Kpfw.IV всех типов, плюс 57 Pz.Kpfw.Panher и Bergepanther. По просьбе чехословацкой стороны эти самые трофеи были переданы, причем поначалу речь шла и о введении в строй «Пантер». Но внимательное изучение данных машин дало однозначный вывод — оно того не стоит. Машины вывезли на базы, но ремонтировать не стали, исключение сделали только для нескольких Bergepanther.

Одна из немногих фото с чехословацкими фарами и ограждениями

Одна из немногих фото с чехословацкими фарами и ограждениями

Совсем иная ситуация была с Pz.Kpfw.IV. Эти машины, на фоне «Пантер», выглядели гораздо более разумными танками с точки зрения эксплуатации. Собственно говоря, пример тех стран, где после войны на вооружении были Pz.Kpfw.IV, говорит обо всём. В Финляндии, Болгарии и Испании эти машины задержались надолго, в отличие от «Пантер», с которыми мучились только французы, да и то потому, что Карл Майбах у них был под боком, да и особого выбора не имелось. В этом смысле Pz.Kpfw.IV был вполне неплохой «рабочей лошадкой». Да, на фоне Т-34-85 и Medium Tank M4(76)W машина уже выглядела устаревшей, но для типовых задач, которые предполагалось решать средним танкам, данная машина вполне подходила. Да, машина к концу 1942 года уже подошла к пределу ресурса по модернизации, да и упрощения, которые вводились на модификации Ausf.J, явно не повысили боевую эффективность, но при наличии таких танков от них не избавлялись. При этом некоторые страны, например Финляндия, вносили кое-какие изменения в конструкцию. Например, финны переделали шаровые установки курсовых пулеметов с MG 34 на ДТ, коих у них имелось приличное количество. Но на фоне того, что провернули в Чехословакии, это так, мелочи.

До недавних пор родные фары были на танке в Лешанах, но теперь они, увы, утрачены

До недавних пор родные фары были на танке в Лешанах, но теперь они, увы, утрачены

По результатам ревизии, проведенной в 1945-46 годах силами комиссии чехословацкого министерства обороны, к 1947 году в Миловице было отобрано 102 танка. Фактически в чехословацкой армии их оказалось меньше — 82 штуки. Из них 21 относились к версии Pz.Kpfw.IV Ausf.G, 43 к версии Ausf.H и 18 — к Ausf.J. На самом деле Ausf.J было меньше, поскольку имелся один маленький нюанс. Дело в том, что минимум 3 танка в реальности базировались на шасси StuG IV (такой танк из коллекции Кевина Виткрофта снимался в Fury). Да и Ausf.G — это тоже условно. Минимум один танк относился к версии Ausf.F, а один и вовсе к Ausf.D. Как можно заметить, приоритетом была версия Ausf.H, что вполне объяснимо. Это наиболее совершенная версия танка, на которой еще не ввели радикальные упрощения вроде демонтажа мотора поворота башни. Кроме того, есть еще один тонкий момент. Машины, капитальный ремонт которых проводился силами ČKD, зачастую превращались в «лохматки». Это означало, что на шасси Ausf.J 1945 года выпуска могла стоять башня Ausf.G (как раз такой танк недавно притащили из Сирии на экспозицию рядом с Главным Храмом Вооруженных Сил РФ). Работы по капитальному ремонту и приведению к новому стандарту начались в 1947 году, а окончательно завершились к началу 1950 года. При этом назывались эти машины střední tank T-40/75, либо T-40/75 N.

Один из трех T-40/75 N, "сделанных" из StuG IV, на что намекает серийный номер шасси

Один из трех T-40/75 N, «сделанных» из StuG IV, на что намекает серийный номер шасси

Формально эти танки, конечно, можно называть немецкими, но чехословацкие признаки вычисляются на раз-два. Оригинальные номера шасси сохранялись, но при этом машинам присваивались чехословацкие регистрационные номера (в пределах с 67.388 по 67.659, номера шли не подряд). Этот самый номер выбивался на специальной планке, которую наваривали на верхний лобовой лист корпуса. Так что если эту планку видите — точно не ошибетесь. Вторым признаком стало крепление на лобовой части подбашенной коробки и башни запасных траков. Третьим признаком стало введение ящиков ЗИП по бортам корпуса (2 слева и 1 справа), на которых также имелись крепления для инструментов. Появились эти ящики не сразу, их ввели уже в ходе эксплуатации. Примерно то же самое касалось и фар с характерным ограждением. Поначалу на танках вполне встречались родные, водонепроницаемые фары Bosch. Довольно часто фар не было вовсе, зато имелась конвойная фара по типу NOTEK (чехословацкого выпуска, она от немецкой немного отличается). Наконец, на части танках заменили крылья, которые поставили взамен утраченных. У танка, ныне стоящего возле Главного Храма Вооруженных Сил РФ, крылья были родные (как и у танка в Латруне и бывшей коллекци Жака Литтлфилда), а вот у машин из музея в Тель-Авиве и из коллекции Кевина Виткрофта они заменены. Одним словом, отличить чехословацкий танк несложно даже не большому эксперту по бронетехнике.

Часть танков получила новые крылья взамен утраченных. Таковые можно видеть в Лешанах. Тель-Авиве и танке из коллекции Кевина Виткрофта

Часть танков получила новые крылья взамен утраченных. Таковые можно видеть в Лешанах. Тель-Авиве и танке из коллекции Кевина Виткрофта

Из 82 T-40/75 N 79 штук ввели в состав 8-й механизированной дивизии. В ее составе имелось также 22 истребителя танков ST-I и 3 танка Т-34-85. Впрочем, уже вскоре стали поступать первые Т-34-85, выпущенные на чехословацких заводах. К 1955 году стало понятно, что необходимость в данных танках отпала, машины отправились на базы хранения. Как раз в этот момент интерес к данным машинам проявила Сирия. Она уже имела некоторое количество машин на базе Pz.Kpfw.IV (Hummel и Jagdpanzer IV), которые закупили во Франции, также есть информация о закупке там Pz.Kpfw.IV. Чехословацкое правительство отказывать не стало, тем более что в Сирию продавались и Т-34-85. 20 июня 1955 году было подписано соглашение о поставке 45 танков данного типа. Для обеспечения сирийского контракта 15 T-40/75 N было разобрано на запчасти, еще 4 разобрали в 1958 году. Также эти машины изображали, в нескольких фильмах, Pz.Kpfw.IV. При этом зачастую часть обвеса оставалось на месте.

Таким был типовой внешний вид данного танка. Даная машина являлась экспонатом музея IDF в Тель-Авиве. Из сирийских добавок тут только кольцо под турель на командирской башенке

Таким был типовой внешний вид данного танка. Даная машина являлась экспонатом музея IDF в Тель-Авиве. Из сирийских добавок тут только кольцо под турель на командирской башенке

Еще в 1954 году у чехословацкого министерства обороны возник вопрос, что делать с устаревающими танками. Возникла идея об использовании этих танков (а именно башни и подбашенной коробки) как неподвижные огневые точки. Для этого один танк в 1955 году пустили на данные цели. Впрочем, испытания обстрелом из 85-мм противотанковой пушки 85 mm cannon vz.52 (сделана из 85-мм танковой пушки ЗИС-С-53) принесли разочарование. Пробитие было на таких дистанциях, что никакого смысла в подобных конверсиях не имелось. Болгарам это, кстати говоря, нисколько не помешало пустить свои Pz.Kpfw.IV и StuG 40 на неподвижные огневые точки. Потому у болгар и сохранилось столько танков и самоходок данных типов. А вот на территории бывшей Чехословакии сохранилось всего 3 T-40/75 N, из них один в ходовом состоянии. Правда, зачем танк из военно-технического музея в Лешанах переделали в типа Pz.Kpfw.IV, непонятно. Мало того, что по сути уничтожили единственный комплектный танк данного типа в оригинальном обвесе, так еще и реставрация проведена весьма коряво.

Турель под Breda SAFAT в сборе, парад 1956 года в Дамаске

Турель под Breda SAFAT в сборе, парад 1956 года в Дамаске

Отдельного разговора достойны танки, которые отправились в Сирию. Сразу по прибытию часть из них прошла переделку, поэтому на параде 1956 года в Дамаске прошли танки, получившие башенные турели с авиационными крупнокалиберными пулеметами Breda SAFAT. Для этого на командирской башенке появилось специальное кольцо. Впрочем, часть танков турелей лишились (либо их и не поставили), но при этом кольцо осталось. Это кольцо является однозначным признаком сирийской версии. Также имелись у сирийцев и «чистые» Pz.Kpfw.IV, их получили из Испании и Франции. Эти танки легко отличить от T-40/75 N, потому что такого обвеса, как у чехословацких машин, у них не было. В основном эти машины оказались потеряны в ходе Шестидневной Войны, причем часть, в виду плохого технического состояния, использовалась как неподвижные огневые точки. Часть была захвачена Армией Обороны Израиля в целом виде.

Такая турель сохранилась на танке в Латруне

Такая турель сохранилась на танке в Латруне

Два трофейных танка, ранее принадлежавшие сирийской армии, стали музейными экспонатами в Израиле, причем машина из Латруна ценна тем, что у нее сохранилась турель под Breda SAFAT. Четыре танка уехало из Израиля в частные коллекции, а одна стоит в Израиле на складе. Еще минимум пять штук стоит на Голанах, из них одну машину недавно вытащили российские военные. Ныне она символизирует немецкий танк, для чего периодически поджигают на ней покрышки (что об этом говорит свод правил музейного хранения, загадка). Возможно, выдернут еще один. Таким образом, из 82 T-40/75 N до наших дней сохранилось минимум 16 штук. Для машины, которая была чем-то вроде пожарного варианта, необходимого для затыкания дыры в системе вооружения, пока не появятся более совершенные танки, вполне неплохо.

Источники

  1. The Czechoslovak Army 1945–1954, Peter Brojo, Josef Studeny, Capricorn Publications, 2012, ISBN 978–80–87578–01–8.
  2. https://www.valka.cz
  3. https://www.youtube.com
  4. Фотоархив автора

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/byvshii-nemec-s-chehoslovackim-tiuningom-5f8b4ef25284e336e53240ce

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
kord 127Herwigyassak Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
yassak

+++!

Herwig
Herwig

+++++++++!

kord 127

++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить