Юрий Пашолок. Бывший экспортный танк для шведской армии

14
7
Юрий Пашолок. Бывший экспортный танк для шведской армии

Юрий Пашолок. Бывший экспортный танк для шведской армии

История создания Landsverk L-60S, опытных образцов танка для шведской армии, а также всех их метаморфоз

В 1935 году, с довольно существенной задержкой, шведская королевская армия получила заказанные у AB Landsverk экземпляры танков пробной партии. Изначально разговор шел о колесно-гусеничном танке, но летом 1931 года заказ изменился. Взвесив все за и против, шведские военные отдали приоритет чисто гусеничному танку Landsverk L-10, заказав их 3 штуки. Что же касается колесно-гусеничной машины, то ее улучшенная версия, получившая обозначение Landsverk L-30, изначально заказывалась как опытное шасси из неброневой стали и с макетной башней. Насколько хорошо были ознакомлены с результатами испытаний Landsverk L-5 (он же Räder-Raupen Kampfwagen m/28), неизвестно, но что у машины ряд проблем, было очевидно. В виду хитрой схемы колесного хода корпус получался очень узкий, как и боевое отделение. Это означало и меньшую массу, которая выделялась на броню, и проблемы с управляемостью на гусеничном ходу, и более тесное размещение экипажа. По крайней мере, по этому поводу у шведских военных явно были подозрения. Неслучайно L-30 закупалась именно как тестовое шасси, а чисто гусеничный L-10 — как три полноценные боевые машины.

Шасси №61, первый Landsverk L-60 по шведскому заказу

Шасси №61, первый Landsverk L-60 по шведскому заказу

Как показали последующие события, шведские военные оказались правы. L-30 обладал ровно теми же проблемами, что и L-5. При полной длине корпуса 5200 мм ширина колеи составляла всего 1300 мм, то есть вылезли проблемы с управляемостью на гусеничном ходу. Хуже того, масса L-30 составила 11,5 тонн против 11 тонн у Landsverk L-10. При этом у L-10 была полноценная броня толщиной до 24 мм, а также полный комплект вооружения. Так что выбор чисто гусеничной машины оказался верным. Впрочем, и с L-10, который получил обозначение Strv m/31, не всё было гладко. Планетарная коробка передач работала не самым лучшим образом, подвеска получилась довольно сложной и чересчур архаичной для середины 30-х годов. Нет, сам по себе танк был неплохой, но для начала 30-х годов, а не середины десятилетия. Конечно, у соседей танки выглядели не лучше, тем не менее, понимание того, что Strv m/31 не станет крупносерийным, у шведов уже появилось.

Первая попытка модернизации башни L-60, начало 1936 года. Как можно заметить, пока командирской башенки нет

Первая попытка модернизации башни L-60, начало 1936 года. Как можно заметить, пока командирской башенки нет

Отчасти решение о том, что Strv m/31 останется в виде танка установочной партии, было принято под влиянием самой Landsverk. Дело в том, что GHH (Gutehoffnungshütte, Aktienverein für Bergbau und Hüttenbetrieb), которая с 1925 года являлась фактическим владельцем Landsverk, в конце 20-х стала ориентировать свой шведский актив и на военную продукцию. Естественно, Landsverk оставалась своеобразным полигоном для отработки различных технических решений под немецкую танковую программу. Вместе с тем, часть разработок компании из Ландскроны не имело никакого отношения к немецким, или шведским заказам. GHH искала выходы на зарубежные рынки, и они вскоре нашлись. Первой ласточкой стали бронемашины семейства L-180, по ТТХ очень похожие на танки. Еще раньше началась разработка чисто экспортных танков-разведчиков L-100/L-110 и легких танков L-60/L-80. Обозначение через дробь означало, что один танк был чисто гусеничный, а второй — колесно-гусеничный. И если у L-100/L-110 судьба оказалась очень сложной, то у L-60 дела обстояли гораздо лучше. Колесно-гусеничный L-80 строить не стали, а вот чисто гусеничный L-60 заказала Ирландия. 2 штуки, но тоже неплохо для начала. За время разработки Landsverk L-60 сильно изменился, во много благодаря тому, что стал своеобразным обкаточным стендом для немецких агрегатов. В результате L-60 стал первым в мире танком с торсионной подвеской.

Альтернативные 37-мм танковой пушке Bofors варианты вооружения. В итоге выбрали 20-мм орудие Madsen

Альтернативные 37-мм танковой пушке Bofors варианты вооружения. В итоге выбрали 20-мм орудие Madsen

Первый танк с серийным номером 49 был продемонстрирован в августе 1935 года. Несмотря на то, что в результате инцидента случился пожар, который уничтожил танк, первый показ оказался скорее успешным. Во-первых, ирландской стороне бесплатно строили замену, во-вторых, демонстрация L-60 привлекла внимание нескольких потенциальных зарубежных покупателей (первым из них была Швейцария). В-третьих, новинкой заинтересовались в KAAD (Kungliga Arméförvaltningens Artilleridepartement, Департамент артиллерии королевской армии). 16 сентября 1935 года второй образец танка, с серийным номером 50, был показан комиссии KAAD под руководством капитана Эрика Гиллнера. Следующий показ состоялся 7-8 апреля 1936 года, той же самой комиссии показали второй танк по ирландскому контракту, с серийным номером 91. Отмечалась отличная работа торсионной подвески, явно превосходящей подвеску Strv m/31. Посему появилась идея закупки аналогичных танков, но с 37-мм орудиями Bofors, как на Strv m/31.

Такой была башня для танка №62. В случае необходимости спаренный пулемет мог наводиться отдельно

Такой была башня для танка №62. В случае необходимости спаренный пулемет мог наводиться отдельно

Идею поддержал и майор Йёста Братт, тот самый, который в своё время возглавлял закупочную комиссию, ездившую в Германию. 17–20 июля того же года состоялась дополнительная демонстрация ходовых возможностей L-60, на сей раз машина соревновалась с Strv m/31. Пробег из Ландскруны в Хальмстад и обратно показал, что танк для Ирландии явно превосходит танк для шведской армии. Имелись некоторые нарекания по подвеске, тем не менее, становилось понятно — закупкам для шведской армии быть. В том же июле 1936 года с Landsverk заключили контракты на выпуск двух образцов. Первый, с серийным номером 103, получал военный регистрационный номер 61, а второй, с серийным номером 104, получал регистрационный номер 62. Первый танк изначально делался как шасси, а второй — полноценной боевой машиной.

L-62 с военным номером 62, лето 1937 года

L-62 с военным номером 62, лето 1937 года

Следует отметить, что по ходу разработки машина постепенно менялась. Особенно это касалось боевого отделения. Дело в том, что L-60 изначально не комплектовался радиостанцией. В отличие от L-10, никакого радиста в корпусе не предусматривалось, а башня без кормовой ниши радиостанции не предполагала. Поэтому в начале 1936 года Landsverk начала работы по созданию улучшенной башни, которая получила кормовую нишу. Делалась она специально под размещение радиостанции. Впрочем, и этого тоже было маловато. Имелась еще одна проблема, на которую долгое время не обращали внимание. Еще со времен Leichttraktor считалось, что командиру хватит перископического смотрового прибора. Так думали во многих странах, даже в Советском Союзе на Т-26, БТ и ряде других танках командир имел в распоряжении похожую систему со смотровым прибором. Но опыт Strv m/31 явно дал понять, что прибора этого явно маловато. В результате появилось новое требование — смотровая башенка. Используя ее, командир имел куда больше обзора, особенно по флангам. Смотровая башенка с 1937 года стала обязательным элементом башен шведских танков.

Специальный прицеп для перевозки танки на дальние дистанции

Специальный прицеп для перевозки танки на дальние дистанции

Еще одним интересным пунктом стало вооружение. Несмотря на то, что еще весной 1936 года прозвучала мысль о необходимости ставить 37-мм пушку Bofors, на Landsverk L-60 продумывалось и другое вооружение. В числе кандидатов значилось 20-мм противотанковое ружье Solothurn S18-100 (по совпадению, это самое ружьё оказалось в башне 38M Toldi I, венгерской версии L-60), судя по активности швейцарских военных, вопрос продумывался довольно серьёзно. Были и попытки вставить 37-мм автоматическую пушку Bofors. Тем не менее, финальная версия башни для танка №62 осталась с 20-мм автоматической пушкой Madsen. Впрочем, орудийная установка заметно отличалась от той, что была на обычном L-60. С чем это связано, неизвестно, но вообще широкая подвижная бронировка орудийной маски, как на Leichttraktor, имела свои недостатки. Ее могло заклинить шальным осколком. Поэтому бронировки (они стали раздельными для автоматической пушки и пулемета) спаренной установки стали меньше.

Установка 20-мм автоматической пушки Madsen

Установка 20-мм автоматической пушки Madsen

Оба танка были готовы к началу августа 1937 года. Как и предполагалось, танк №61 представлял собой шасси, которое делалось с учетом создания Landsverk L-60Ö по австрийскому заказу. Правда, с некоторыми нюансами. Главный из них был связан с силовой установкой. Судя по всему, шведские военные уже понимали — в Европе становится немного неспокойно. Мотор Büssing-NAG L8V-G был, конечно, неплох, но вполне разумным решением стал отказ в пользу отечественной силовой установки. Тем более что в Швеции имелись свои производители грузовиков. Одним из оказалась Scania-Vabis, у которой в линейке имелся тяжелый грузовик Scania-Vabis 335. Начинала эта модель с 80-сильного мотора Scania-Vabis 1561 объемом 6,4 литра. С 1936 года начался выпуск обновленной модели с мотором Scania-Vabis 1664 объёмом 7,75 литров и мощностью 142 лошадиные силы. Мотор оказался длиннее моторного отделения L-60, поэтому его пришлось чуть удлинять. Общая длина шасси достигла 4800 мм. Иногда можно слышать смех по поводу использования грузовых моторов в танках, но это совсем не от бедности. Во-первых, у тех же немцев танковые моторы имели грузовое происхождение, а у англичан на части танках вообще стояли автобусные моторы. Во-вторых, мотор был весьма высокооборотистый (2300 об/мин), так что вполне успешно встал на танк. В-третьих, мотор очень сильно приглянулся ČKD, которая купила на него лицензию. Причем именно для использования на танках.

Шасси №61 после превращения в головной танк Strv m/38

Шасси №61 после превращения в головной танк Strv m/38

Шасси №61 имело снаряженную массу 6100 кг, а боевая масса полноценного танка №62 – 8215 кг. В итоге полноценный танк имел удельную мощность чуть больше 17 л.с. на тонну. Машина строилась с радиостанцией, которую разместили в кормовой нише башни. Характерной особенностью стала укладка антенны в походном положении на специальном кронштейне. Броневая защита осталась на уровне L-60. В связи с различными изменениями в моторно-трансмиссионной группе внешний вид шасси танка №62 имел характерные отличия, например, по воздухопритокам в лобовой части корпуса.

Фирменная фишка Landsverk - фара в кожухе. Зачем такое ставить в самом обстреливаемом месте - вопрос

Фирменная фишка Landsverk — фара в кожухе. Зачем такое ставить в самом обстреливаемом месте — вопрос

Испытания двух опытных образцов прошли в период с 9 по 18 августа 1937 года. Выводы по их итогам оказались в целом положительный. Правда, уже становилось очевидным, что идея с 20-мм автоматической пушкой не является верной. В результате KAAD, с 1937 года переименованный в KATD (Kungliga Arméförvaltningens Tygdepartement), принял окончательное решение о необходимости установки 37-мм пушки Bofors. Имелись дополнительные претензии к машинам, но уже становилось понятно, что танк примут на вооружение. 10 сентября 1937 года было подписано соглашение №55215 о поставке 15 улучшенных танков, получивших заводское обозначение Landsverk L-60 S. Впрочем, более известны они как Strv m/38. Правда, Landsverk полной победы одержать не смогла. Вместо ее танка-разведчика L-120 выбрали чехословацкую танкетку AH-IV. Может не такую продвинутую, но куда более дешевую. Вопрос цены стоял крайне остро, по этому поводу в KATD шла бурная дискуссия. При ценнике Landsverk исходно получалось 52 танка, из них только 8 — L-60, остальные L-120. За счет чехословацких танков объем вырос до 62 танков, из них 16 — L-60.

Машина №61 попала в заводскую инструкцию по эксплуатации Strv m/38

Машина №61 попала в заводскую инструкцию по эксплуатации Strv m/38

Цифра 16 не ошибка. Дело в том, что жизнь танка №61 только начиналась. Он был объявлен головной машиной серии, теперь Landsverk предстояло его переделать. К 1938 году шасси №62 превратилось в полноценный танк, который, по итогам испытаний, и стал головным Strv m/38. По сравнению с башней танка №62 имелся ряд отличий. Искать приключений на Landsverk не стали и установили ту же систему, что и на части бронемашин семейства L-180. То есть вполне традиционную широкую бронировку орудийной маски. В ней прописалась 37-мм танковая пушка Bofors m/38, спаренная с пулеметом ksp 8 mm m/36 strv, представлявший собой шведскую вариацию на тему американского пулемёта Browning M1917A1. Имелись некоторые отличия по командирской башенки, да и корпус был несколько иной, нежели чем у танка №62. По итогам получился очень неплохой танк. Со слабоватой броневой защитой, но явно превосходящий своего прямого одноклассника — Pz.Kpfw.II. В заключение стоит добавить, что на этом жизнь опытного танка №62 отнюдь не закончилась. Его дальнейшая судьба оказалась крайне бурной, таких метаморфоз не претерпевали ни один из шведских танков. О том, что с ней происходило дальше, стоит поговорить в отдельном материале.

Автор выражает большую признательность Карлу Бломстеру, Швеция, за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации.

Список источников:

    1. Архив Карла Бломстера
    2. Landsverk L-60, Christer Baadstöe, PANSAR 1–2013, 2–2013

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/byvshii-eksportnyi-tank-dlia-shvedskoi-armii-60672d06a649f87c91fbc27d

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Андрей БорисовHerwig Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Herwig
Herwig

+++++++

Андрей Борисов

Извиняюсь за вопрос, а решетки на ВЛД — это фары?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить