Юрий Пашолок. Бронетанковые нейтралы на немецкой идеологической базе

13
7
Юрий Пашолок. Бронетанковые нейтралы на немецкой идеологической базе

Юрий Пашолок. Бронетанковые нейтралы на немецкой идеологической базе

Шведское танкостроение в период с 20-х по конец 40-х годов

Вопрос создания собственной танкостроительной школы выглядит совсем непросто. Если хорошенько разобраться в вопросе, то выяснится, что задача эта посложнее создания собственных самолетов. Достаточно просто вспомнить, сколько самолетостроительных держав было в первой половине XX века. Даже в Югославии, Болгарии и Румынии смогли создать собственные боевые самолеты. А теперь вспомним, сколько при этом имелось танкостроительных держав. Особенно интересно становится, если отсеять страны, которые смогли освоить свои танки с нуля. Великобритания, Франция, Германия, США, Италия, СССР, Чехословакия, Япония, Швеция. Даже Польша с Венгрией в этот список не попадают, поскольку польские танки были производными от английских, а венгерские — от шведских и чехословацких. Танкостроение — это очень непростая задача для промышленности, не говоря уже о том, что разработать собственный, и уж тем более удачный танк, совсем непросто. Здесь должно совпасть многое. И моторостроение, и артиллерийское производство, и сталелитейная промышленность. Не говоря уже о таких узких местах, как оптика и средства связи. А еще танки имели свойство довольно быстро устаревать. По этому показателю они ничуть не уступали самолетам.

Strv m/21, первые шведские танки. На самом деле это были LK-II, немецкие легкие танки, которые в Швеции дособрали

Strv m/21, первые шведские танки. На самом деле это были LK-II, немецкие легкие танки, которые в Швеции дособрали

Результатом столь непростой ситуации стало то, что в танкостроении находилось всего несколько мировых центров, которые завали моду остальным. После окончания Первой мировой войны законодателями мод были французы, а затем эстафету перехватили англичане. Комичность ситуации в том, что обычно на роль мировых ориентиров попадали модели бронетанковой техники, создававшейся скорее на экспорт. Либо не имевшие особые успехи у себя. Renault FT, например, быстро разонравился французской армии. Законодателем моды он стал потому, что этих танков оказалось банально больше, чем французской армии требовалось. Танк Кристи, прародитель БТ (и отчасти Т-34), а также английских «крейсеров», у себя на родине большого успеха не имел. Vickers Mk.E, имевший больше всех отпрысков, вообще не вызвал у английских военных положительных эмоций. Немцы отчасти стали законодателями мод уже во время Второй мировой войны, причем ближе к ее концу. Да и то, в чистом виде «Пантеру» почти никто не хотел. Вместе с тем, именно немцы стали прародителями шведского танкостроения, причем как-то это не сильно афишируется.

Renault NC-27 и Strv m/21. Французский танк ко двору не пришелся, так что шведы снова обратили свой взор на немцев

Renault NC-27 и Strv m/21. Французский танк ко двору не пришелся, так что шведы снова обратили свой взор на немцев

Шведское танкостроение, в первой половине XX века, держалось скорее особняком. Там почти сразу забраковали Renault FT, не пришелся ко двору и Renault NC. Не смогли закрепиться на шведском плацдарме и англичане со своими экспортными танками. Вместе с тем, говорить о «шведском бронетанковом чуде» — это сильно лукавить. На самом деле шведам очень сильно повезло, что они, можно сказать, попали в струю интересов других стран. По-настоящему свою школу танкостроения они создали уже после войны. Да и то, единственным совсем своим танком стал знаменитый Strv 103. Что же касается тех боевых машин, что были созданы в 30-е годы и позже, то их разработка имела ярко выраженное зарубежное происхождение. Во многом зарубежное участие сыграло на руку шведам, но позже полностью успех они развить не смогли. Оказавшись, под конец 40-х годов, еще и заложниками сложившейся ситуации. Об этом и поговорим в традиционно большом пятничном материале.

Отто Меркер, без его разработок "оригинального" шведского танкостроения не случилось бы

Отто Меркер, без его разработок «оригинального» шведского танкостроения не случилось бы

С танками шведы познакомились благодаря немцам. Официально сохраняя нейтралитет, в годы Первой мировой войны Швеция была ближе к немцам, благодаря которым смогла модернизировать свою артиллерию. Часть выпускавшихся шведами орудий имели родословную от систем Krupp. В этом смысле шведы проявляли здоровый прагматизм. Если самим разработать оружие сложно, лучше воспользоваться помощью других стран. Так получилось, что и с танками помогли контакты с немцами. Strv m/21, первые шведские танки, по факту являлись немецкими LK-II, лишь корпуса собирались в Швеции. Шасси Strv m/21 прибыли из Германии, как и часть корпусных деталей. Оставалось только их собрать.

Räder-Raupen Kampfwagen m/28, более известный как Landsverk L-5. Чисто немецкая разработка из 6 машин в Швеции собрали всего 2

Räder-Raupen Kampfwagen m/28, более известный как Landsverk L-5. Чисто немецкая разработка из 6 машин в Швеции собрали всего 2

Такой прагматизм продолжался и далее. Шведы понимали, во что обойдется полный цикл создания танков, поэтому конкурентная борьба за новый танк, предполагавшийся вместо Strv m/21, выглядела слегка забавно. Первым кандидатом была сталелитейная и машиностроительная компания Morgårdshammar AB, где должен был выпускаться танк SV A. Автором танка был гауптман Фриц Хейгль, тот самый, что известен как автор первых справочников по бронетанковой технике. То есть производитель шведский, сам танк австрийский. В связи со смертью Хейгля этого танка не состоялось, поэтому конкурентная борьба шла между, не поверите, немцами. Krupp, который к концу 20-х годов контролировал AB Bofors, крупнейшего шведского производителя вооружений, вообще мучиться не стал. Он предлагал шведам свой легкий танк Krupp Leichttraktor, только выпускавшийся в Бофоше. Вторым немецким производителем была Maschinenfabrik Eßlingen AG, которая входила в состав группы GHH (Gutehoffnungshütte, Aktienverein für Bergbau und Hüttenbetrieb). Про эту фирму вообще обычно не вспоминают как создателя танков, и абсолютно зря. На ТЕКО (Технические Курсы Осоавиахима) под Казанью испытывалось 4 «колесно-гусеничных танка Г.Х.Х.», они же Räder-Raupen Kampfwagen m/28. Построили их как раз силами Maschinenfabrik Eßlingen AG, но известны они как Landsverk L-5. Это потому, что два образца танка построили в Ландскруне, на машиностроительном заводе AB Landsverk. Который также находился под контролем G.H.H.

Landsverk L-30, имевший и второе имя - Räder-Raupen Kampfwagen RR 160

Landsverk L-30, имевший и второе имя — Räder-Raupen Kampfwagen RR 160

Итогом стало то, что KAAD (Kungliga Arméförvaltningens artilleridepartement, Департамент артиллерии королевской армии) имел выбор между шведско-австрийским и двумя шведско-немецкими танками. Из них только Landsverk реально построила пару своих танков в Швеции. Кроме того, Отто Меркер, автор Räder-Raupen Kampfwagen m/28, уже знал о проблемах своего детища, и предложил закупочной комиссии KAAD улучшенный вариант танка. Уже даже не танка, а танков — один чисто гусеничный, второй колесно-гусеничный. Выбор оказался очевидным. Для G.H.H. шведский актив стал лазейкой, позволявшей обходить запреты Версальского договора (немцы не имели права строить танки и новые типы вооружения). Тут же получалась производственная площадка, официально шведская, к тому же у руководства возникла идея выйти на экспортные рынки военной техники. В результате Отто Меркер, впервые оказавшийся в Швеции с 1929 года, затем 7 лет являлся главным конструктором Landsverk по военной технике. Вот так немец стал ключевым шведским конструктором. Разница с русским эмигрантом Алексеем Суриным, главным конструктором ČKD по военной технике, заключалась в том, для кого создавались танки. Чехословацкая ČKD работала, прежде всего, на собственную армию. Landsverk же, вплоть до конца 30-х, создавала свою продукцию больше на экспорт. Шведским военным доставались крохи, да они и не особо чтобы жаловались.

Чисто гусеничные танки G.H.H. не интересовали, а шведский рынок, вплоть до половины 30-х годов, был не особо интересен. У шведской армии банально было мало денег

Чисто гусеничные танки G.H.H. не интересовали, а шведский рынок, вплоть до половины 30-х годов, был не особо интересен. У шведской армии банально было мало денег

Деятельность G.H.H. на территории Швеции привела к тому, что Landsverk стала обладателем широкой гаммы танков и бронемашин. Начиналась линейка с малого танка L-100 и его колесно-гусеничной версии L-110. Эта машина создавалась как аналог английских 4-тонных «патрульных» малых танков». Вооружение либо в виде пулемета, либо в варианте истребителя, 20-мм автоматическая пушка Madsen. Далее шла пара легких танков L-60/L-80, они создавались как аналоги Vickers Mk.E. Вооружение в виде той же 20-мм пушки Madsen, экипаж 3 человека. Также имелся истребитель танков L-61 и ЗСУ/истребитель танков L-62. В свою очередь, L-62 поначалу разделялся на варианты от L-63 до L-65, разница была в вооружении. Наконец, на вершине гаммы была та самая парочка L-10/L-30, которую изначально заказали шведские военные. По мнению Landsverk, это были средние танки, в принципе, немецкий Z.W. изначально был примерно в той же весовой категории. Так вот, из всей этой гаммы для шведов предназначалось только 3 гусеничных танка L-10 (Strv m/31) и 1 тестовый L-30 (Strv fm/31). Остальное предлагалось на экспорт, либо для отработки колесно-гусеничной схемы.

Landsverk L-60-S стал прощальным подарком Отто Меркера шведской армии. Концепцию этого танка потом "доили" больше десятилетия

Landsverk L-60-S стал прощальным подарком Отто Меркера шведской армии. Концепцию этого танка потом «доили» больше десятилетия

Strv m/31 и Strv fm/31 оказались не особо удачными машинами, да и с линейкой L-100/L-110/L-120 у Landsverk дела на задались. А вот L-60, находившийся по центру производственной гаммы, неожиданно «выстрелил». Но шведским этот танк был только по рождению. Торсионная подвеска Porsche K.G., мотор Büssing-NAG L8V-G, коробка передач Z.F., вооружение зарубежное, прицелы Karl Zeiss, ну и так далее. Да и «начинка» других детищ AB Landsverk примерно такая же. В тех же Strv m/31 и Strv fm/31 стояли моторы Maybach D.S.O.8., да и броневики, которые у Landsverk выпускались во вполне товарных количествах, имели зарубежные шасси, например, Büssing-NAG. «Своим» Landsverk стал для шведской королевской армии только с 1937 года, когда Меркер покинул Швецию, его ждала новая работа. При этом занимался он, во время войны, не танками, а подводными лодками. Но после войны началась работа на Rheinstahl-Hanomag AG, к бронетанковым разработкам этой компании Меркер имел прямое отношение в плоть до середины 60-х. Бронетранспортеры H.S.30 все машины на его базе, включая и опытный легкий танк-разведчик Ru.251 — это всё тот же Меркер. Как и БМП Marder.

16 Strv m/38 и 46 Strv m/37 - вот и всё, что было у шведов на начало войны. С таким пытаться бряцать оружием не было никакого смысла

16 Strv m/38 и 46 Strv m/37 — вот и всё, что было у шведов на начало войны. С таким пытаться бряцать оружием не было никакого смысла

К 1939 году у шведов продолжался всё тот же прагматичный подход. Поскольку малый танк L-120 получился слишком дорогим, шведские военные (прежде всего это касалось Эрика Гиллнера, ключевого человека в KAAD по вопросам бронетанковой техники) договорились с ČKD. Так появился малый танк Praga AH-IV-Sv, он же Strv m/37. Чехословацкая разработка с шведской «начинкой» и выпускавшаяся силами Ackumulator AB Jungner в Оскарсхамне. В случае с Landsverk появился L-60-S, он же Strv m/38, с «локализацией» моторов и вооружения. Некоторое время Landsverk еще продолжала пытаться работать на экспорт. Результатом стал средний танк Landsverk LAGO, фактически L-60, раздутый до уровня L-10, при этом масса выросла до 15 тонн. Чисто экспортной была и ЗСУ Landsverk L-62, она же Landsverk ANTI. Один образец, на шасси L-60, приобрела Венгрия, а позже появилась Landsverk ANTI II на шасси Strv m/40. Шесть таких ЗСУ купили финны. Это не считая Toldi, лицензионной версии L-60, выпускавшейся в Венгрии. Ну а шведская армия… Сначала для нее в Ландскруне выпускали танки совсем мизерными объемами. Причина прозаичная: шведский парламент откровенно зажимал финансирование.

Иллюзия массовости. Чтобы сделать Strv m/40 реально массовым танком, пришлось подключать второй завод

Иллюзия массовости. Чтобы сделать Strv m/40 реально массовым танком, пришлось подключать второй завод

Отчасти шведский парламент был прав. События 1940 года показали, что танки в споре с «большими дядями» мало что могут решать. Договорившись с немцами и разрешив им провозить военные грузы через свою территорию, Швеция, наравне со Швейцарией, оказалась одной из очень немногих стран, которые избежали втягивания в войну. Но был и еще один подводный камень. AB Landsverk, единственный крупный производитель шведской бронетанковой техники, был не готов к крупномасштабному выпуску. Причем шведские военные знали об этом еще до войны. 4 марта 1939 года было подписано соглашение о поставке в Швецию 50 чехословацких легких танков Praga TNH. Не оккупируй немцы, 11 дней спустя, Чехословакию, еще неизвестно, каким образом прошло бы развитие шведского танкостроения. Разговоры шли и о среднем танке ČKD, известным под индексом V-8-H. А еще продукция Landsverk была очень дорогой. Шведы не успокоились, и с третьей попытки все же смогли приобрести лицензию на чехословацкий легкий танки. Более известный как Strv m/41, он обходился в 120 тысяч крон, что почти в 2 раза ниже стоимости Strv m/39. И дело было не только в цене. Появившийся в 1941 года Strv m/40 отнюдь не потрясал объемами выпуска. Согласно контракту, заключенному в октябре 1940 года, производство ста Landsverk L-60-S/III (Strv m/40) начиналось с апреля 1941 года, а заканчивалось в ноябре. А по факту последние танки в Ландскруне сдали только 9 марта 1942 года. Правда, тут больше держало вооружение, Bofors с такими объемами поначалу тоже не справлялась.

История Strv m/41 наглядно показала, что не зря шведы так настойчиво пытались закупить эти танки. Машина оказалась лучше танков Landsverk

История Strv m/41 наглядно показала, что не зря шведы так настойчиво пытались закупить эти танки. Машина оказалась лучше танков Landsverk

Несмотря на сохранившийся нейтральный статус, выводы шведские военные сделали. Парламент всё же удалось додавить, поэтому в 1942 году началась масштабная программа по реорганизации шведской королевской армии. Воевать шведы не особо стремились, скорее вопрос был в создании силы, которую те же немцы раздавить могли, но для этого понадобилось бы куда больше усилий. К тому же победное шествие вермахта уже дало осечку под Москвой и в Северной Африке. Вместо танковых батальонов в составе пехотных дивизий, которые выглядели скорее бесполезной тратой ресурсов, было решено создать танковые полки. Для их комплектации шведской армии требовались танки, много. В случае с легкими танками Landsverk была уже не одна: выпуск шведской версии Praga TNH взяла на себя Scania-Vabis, она же главный поставщик моторов. TNH-Sv, он же Strv m/41 SI, несколько задержался, первые танки появились только в феврале 1942 года, а всего сдали 116 танков. Далее последовала улучшенная машина Strv m/41 SII, их сдали 104 штуки. В случае же с Strv m/40 появился дополнительный производитель — AB Karlstads Mekaniska Werkstad (KMW) из Карлстада. Чтобы не путать, Машины выпуска Landsverk получили индекс Strv m/40L, а выпуска KMW — Strv m/40K. В Карлстаде изготовили 80 танков. По итогам шведские военные оказались правы. Несмотря на все проблемы, чехословацкое шасси оказалось лучше шведского, и объемы выпуска оказались выше. После войны Сурин получил орден Вазы не просто так. 220 легких танков оказались совсем не лишними.

Strv m/42 стал лучшим шведским танком военного периода. Вот только к лету 1943 года он уже успел устареть

Strv m/42 стал лучшим шведским танком военного периода. Вот только к лету 1943 года он уже успел устареть

Помимо легких танков, шведская королевская армия получила и машины среднего типа. Точнее, тяжелого. По крайней мере, Ldandsverk LAGO II, принятый на вооружение как Strv m/42, считался танком прорыва. С учетом максимальной толщины брони 55 мм и 75-мм пушки, не так оно и странно смотрится, стоит напомнить, что VK 30.01 (H) имел еще более слабую 75-мм пушку и лоб корпуса толщиной 50 мм. Так вот, история этого танка больше похожа на анекдот. Для начала, Landsverk перемудрила с конструкцией шасси. Два мотора Scania-Vabis L 603/l работали в паре с электромеханической коробкой передач ZF Typ 6 EV 75. Работала она весьма своеобразно, а запах воняющей проводки был вечным спутником танкистов. Landsverk смогла осилить всего 100 таких танков. Дело в том, что тех самых электромеханических КПП закупили 100 штук. Поэтому пришлось ставить гидромеханические коробки передач Atlas Diesel DF 1,0. А еще быстро стало понятно, что Landsverk в одиночку не справится, поэтому появилась Volvo и ее V-образный 8-цилиндровый двигатель Volvo A8B. 420-сильный мотор заменял два мотора Scania-Vabis. Работали они тоже с КПП Atlas Diesel DF 1,0. Итого три модификации (Strv m/42 TM, Strv m/42 TH и Strv m/42 EH), два вариана КПП и два варианта моторов. А после войны появился еще один, четвертый вариант. Шведы устали воевать с электромеханической коробкой передач ZF Typ 6 EV 75, поэтому поставили на Strv m/42 TM механические коробки передач Volvo Typ VL 420.

ЗСУ Lvkv m/43, машина неплохая, но в серию пошла после войны

ЗСУ Lvkv m/43, машина неплохая, но в серию пошла после войны

Кое-как Strv m/42 стали появляться в шведской армии только с лета 1943 года, хотя определенную роль они сыграли. Про то, чтобы шведы могли всерьёз воевать с немцами, речи даже не шло, но тут стал вылезать другие факторы. Во второй половине 1943 года дела у немцев стали идти под откос. Просто взять и откусить Швецию, как они это сделали в конце 1942 года с вишистским куском Франции, уже не хватило бы ресурсов. То есть роскошь возиться со шведами, даже с учетом того, что там имелись определенные симпатии к нацистам, Германия уже не могла себе позволить. Впрочем, будем реалистами. Что Strv m/40, что Strv m/41, что даже Strv m/42, к середине 1943 года выглядели явно устаревшими. Это же касалось штурмовых САУ Sav m/43 и pvkv m/43, причем их выпуск начался уже после войны. Шасси Landverk L-60 уже ни на что не годилось, а ЗСУ lvkv m/43, выпуск которых начался также после войны, от базовой машины сильно отличалась. Самое же главное, что шведская танковая промышленность оказалась в патовой ситуации. По состоянию на 1945 году у шведов в принципе не было центрового конструктора, который бы взял на себя роль местного Морозова или Колби. Без этого финал был немного предсказуем.

Та же судьба была и у pvkv m/43

Та же судьба была и у pvkv m/43

Вторая половина 40-х годов прошла для шведского танкостроения в условиях глубочайшего кризиса. Всё, что делали шведы в то время, это выпускали САУ на морально устаревших шасси, да рисовали новые танки на старых базах. С некоторой ухмылкой можно было наблюдать, как шведы, после ухода Меркера, зачем-то усложняли конструкцию L-60. В результате легкий танк становился всё дороже и дороже. В случае с Strv m/42 ситуация только усугубилась. Просто посмотрите на конструкцию корпуса, где одновременно имелись катаные, гнутые, штампованные и литые детали, всё станет понятно. Впрочем, сложная конструкция была ерундой по сравнению с тем, что за танки Landsverk проектировала во второй половине 40-х годов. Делать в данный временной промежуток средний танк с 75-мм орудием, имеющем зенитную баллистику, и всерьёз думать о соперничестве с Т-34-85 — это ну очень смело. Всё это усугублялось постоянно меняющимися требованиями шведских военных. Итого — ноль новых танков за вторую половину 40-х годов. Да и в принципе первые принципиально новые танки шведской постройки, пошедшие в серию, появились только в 1967 году. Речь идет об Strv 103A, детище Свена Берге и Bofors. Landsverk же более ни одного принципиально нового серийного танка так и не сделала.

Landsverk Leo, один из многочисленных проектов, который даже макетов порой не доходили. Ватман и фанера - вот и всё шведское танкостроение второй половины 40-х

Landsverk Leo, один из многочисленных проектов, который даже макетов порой не доходили. Ватман и фанера — вот и всё шведское танкостроение второй половины 40-х

Казалось бы, ситуация катастрофическая, но нет. Фактически Швеция была чем-то вроде Неуловимого Джо, страдающего синдромом «сейчас на меня нападут». На этом фоне устаревший монстрятник, который имелся в танковых полках, выглядел вполне нормально. Поскольку промышленность ничего нового родить не смогла, шведы снова поступили прагматично. Купив «Центурионов», потом еще «Центурионов», а затем еще немного «Центурионов». Их, в итоге, хватило почти на полвека. Ну а сейчас в шведской королевской армии служат Strv 122B, которые являются собранными в Швеции Leopard 2A5. Не в чистом виде, с разными улучшениями, в том числе шведского происхождения, но тем не менее. С чего шведы начинали, тем и закончили.

Автор выражает большую признательность Карлу Бломстеру, Швеция, за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации.

Список источников:

      1. РГВА
      2. Архив Карла Бломстера
      3. www.ointres.se/pansar.htm
      4. digitaltmuseum.se
      5. Фотоархив автора

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/bronetankovye-neitraly-na-nemeckoi-ideologicheskoi-baze-61138efc4e17db2dbc6a41c7

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить