16
8
Юрий Пашолок. Английские мостоукладчики в Красной Армии

Юрий Пашолок. Английские мостоукладчики в Красной Армии

История испытаний и боевого применения английских мостовых танков Valentine Bridgelayer в Советском Союзе

Советский Союз в межвоенный период уделял вопросам танкового инженерного оборудования немало внимания. Касалось это и такого специфичного оборудования, как колейный танковый мост. Предназначался он для преодоления танками широких рвов и небольших водных преград. С 1932 по 1940 годы была разработана и построена целая серия мостовых танков на шасси Т-26, БТ и Т-28. Наиболее совершенным из них стал ИС-28, который одновременно создавался и как саперный танк. На него можно было устанавливать катковый минный трал. По результатам испытаний наиболее совершенный вариант ИТ-28, созданный в 1940 году, предполагалось запустить в крупную серию. По мере поступления в Красную Армию тяжелых танков КВ предполагалось переделывать изымаемые из частей Т-28 в ИТ-28. Начавшаяся Великая Отечественная война этим планам помешала. Тем не менее, под конец войны мостовые танки в Красной Армии появились, их даже отправили в войска и они успели чуть повоевать. Но были это не боевые машины советского производства.

Valentine Bridgelayer на НИБТ Полигоне, май 1944 года

Valentine Bridgelayer на НИБТ Полигоне, май 1944 года

В отличие от Советского Союза, англичане своими мостовыми танками в 30-е годы почти не занимались. Причины очевидны: с нормальными-то танками были проблемы, о каких еще мостоукладчиках идет речь. Тем не менее, в начале 1941 года был разработан 30-футовый (9-метровый) мостоукладчик No.1 Scissors Bridge. Изначально он создавался для нужд Королевских Инженерных Войск, но данной конструкцией быстро заинтересовались танкисты. Результатом стал Covenanter Bridgelayer, изготовленный в конце 1941 года. В январе 1942 года последовал заказ на переоборудование 335 Covenanter II в мостоукладчики, эти машины предполагались для использования в частях, вооруженных крейсерскими танками. Для частей с пехотными танками предназначались мостоукладчики на базе пехотных танков Valentine. Но на практике Covenanter Bridgelayer построили всего 95 штук, а вот Valentine Bridgelayer оказался более массовым. Их построили (точнее, переделали из обычных танков) 217 штук, и именно эти танки стали типовой инженерной матчастью английских бронетанковых дивизий. В нашем же случае более важно то, что 25 таких танков уехало в Советский Союз. О них и поговорим, оставив за рамками часть технических подробностей.

По воле судьбы, на одном транспорте прибыли и машина, которую испытывали (T.60128), и тот мостоукладчик, что ныне в Кубинке (T.121883)

По воле судьбы, на одном транспорте прибыли и машина, которую испытывали (T.60128), и тот мостоукладчик, что ныне в Кубинке (T.121883)

Впервые с английскими мостовыми танками советские специалисты познакомились 28 сентября 1943 года в Фарнборо. На наших военных эти машины произвели большое впечатление. Во-первых, No.1 Scissors Bridge имел конструкцию, при которой в походном положении мост складывался пополам, тем самым сокращалась длина машины. Во-вторых, при установке моста не требовалось выбираться из машины, а сам он ставился за 2,5 минуты. Обратно мост убирался, естественно, дольше, но главным была его установка. Кроме того, наши специалисты получили информацию об организационной структуре. Согласно ей, мостоукладчики сводились в отдельные роты, куда попадало по 10 машин. Одна рота полагалась на бронетанковую дивизию. На самом деле летом 1944 года на дивизию приходилось по 3 мостоукладчика, но у нас этого не знали.

Все танки, прибывшие в Советский Союз, были выпущены силами BRC&W

Все танки, прибывшие в Советский Союз, были выпущены силами BRC&W

Результатом показа стало то, что советская сторона заказала 25 таких танков-мостоукладчиков. Отправили их вместе с конвоем JW-57, который достиг портов назначения 28 февраля 1944 года, не потеряв ни одного транспорта. Мостоукладчики находились на борту английских транспортов Empire Nigel, Fort McMurray и Ocean Strength. После разгрузки их направили сначала в Горьковский отдел военной приемки, а затем два оказалось на НИБТ Полигоне. 15 апреля 1944 года последовал приказ о проведении полигонных испытаний, которые проходили в период с 5 мая по 10 июля того же года. Одним из заданий при испытаниях являлось составление, силами полигона, инструкции по эксплуатации машины.

Всего было поставлено 25 танков, из которых 21 попали в войска

Всего было поставлено 25 танков, из которых 21 попали в войска

Как уже говорилось выше, прибывшие в СССР машины изначально являлись обычными Valentine II и Valentine III. Относились они к трем партиям машин. Первая, изначально Valentine II по контракту T2455 от 26 июня 1941 года, выпускалась силами Birmingham Railway Carriage and Wagon Company (BRC&W). На практике производились Valentine III, плюс спецмашины на той же базе. В пул попали машины с WD-номерами T59684-T60183, из них 54 сдали как мостоукладчики, а 60 шасси пошло на выпуск Bishop. Вторая партия, ушедшая в Советский Союз, также относилась к продукции BRC&W, но по более позднему контракту — TM6117 от 7 октября 1941 года. Он также подразумевал выпуск Valentine III, но 82 танка с WD-номерами T121823-T122127 пошли на выпуск мостоукладчиков. А еще был самый первый контракт BRC&W на выпуск мостоукладчиков, T2010 от 6 марта 1941 года, изначально подразумевавший выпуск 250 Valentine II. По факту же последняя машина по этому контракту, T32970, являлась первым Valentine Bridgelayer, который сдал BRC&W. И вот эту самую первую машину нам благополучно спихнули. Еще 5 мостоукладчиков относились к партии по контракту T2455, остальные же являлись наиболее свежими машинами — по контракту TM6117.

Мост в выдвинутом состоянии

Мост в выдвинутом состоянии

Тонким моментом являлось то, в какой конфигурации были те шасси, что пошли на изготовление мостоукладчиков. Обычно пишется, что на танки ставились моторы AEC 190 мощностью 130 лошадиных сил, которые обеспечивали скорость до 24 км/ч. Но тут явно что-то не так, поскольку на испытаниях в Кубинке мостовой танк показал несколько иные данные. На асфальтовом шоссе полностью груженая машина разогналась до 28,2 км/ч. Без установленного колейного моста скорость составила и вовсе 32 км/ч, то есть Valentine догнал своего предка — Vickers Mk.E, а также своего родственника, Т-26. И дело не только в максимальной скорости: средняя скорость по шоссе составила 23 км/ч, что для танка с боевой массой 19,25 тонн очень неплохо. Как говорится, свечку держать не буду, но есть мнение — чего-то с моторами подкрутили. Насчет AEC 190 таких данных нет, а то, что мотор GM 6004 позже ставили более мощный, известно хорошо. Такая прокачка вполне ожидаема, ведь Valentine Bridgelayer включили в состав бронетанковых дивизий, какая-никакая подвижность понадобилась.

К вопросу о том, почему средняя скорость движения по проселку составила всего 10 км/ч

К вопросу о том, почему средняя скорость движения по проселку составила всего 10 км/ч

При составлении технического описания, даже при наличии инструкции по эксплуатации, имелись свои нюансы. Например, экипаж специалисты НИБТ Полигона оценили в 1 человека, посчитав число сидений. На самом деле в Valentine Bridgelayer сидело двое, просто у командира сиденье было не всегда. Теоретически оно предусматривалось, практически поначалу нет. Англичане считали, что командир должен находиться снаружи и наблюдать, а непосредственно в процессе установки моста он участия не принимал. Все технические функции выполнял механик-водитель, командир же скорее являлся статистом, максимум, что он мог сделать — показать что-то рукой.

Преодоление 32-градусного подъема. Преодолел

Преодоление 32-градусного подъема. Преодолел

Согласно программе испытаний, предполагалось преодолеть 300 километров, из них 100 выделялись на специальные испытания. Так примерно оно и получилось: 125 километров пришлось на сильно разбитые проселочные дороги, настолько плохие, что средняя скорость движения составила 10 км/ч. Для сравнения, по шоссе мостовой танк прошел 85 километров со средней скоростью 23 км/ч. При езде по асфальту средний расход топлива составил 108 литров на 100 километров, а по проселку — 192 литра на 100 километров. Для машины под 20 тонн массы вполне неплохо. На специспытания пришлось 90 километров пути. Сильно на ходовых испытаниях специалисты НИБТ Полигона внимание не заостряли, поскольку машина показала себя примерно так же, как обычный Valentine. То есть как машина неспешная, но уверенно идущая по тяжелой, с точки зрения проходимости, местности.

Не самый простой способ наведения мостов

Не самый простой способ наведения мостов

Куда более важными стали специальные испытания, связанные непосредственно с мостовым оборудованием. Проводились они в куда более сложных условиях, нежели те, на которых присутствовали наши специалисты. Причины прозаичны: требовалось понять, как зарубежная машина поведет себя в наших условиях, особенно если учитывать, насколько специфично иногда вели себя с техникой наши военные. Не стоит удивляться тому, какие именно машины при этом проводились через колейный мост. Про лимит грузоподъемности попросту «забыли», как сделали бы на фронте. В общем, создатели No.1 Scissors Bridge очень сильно бы удивились, знай они, через что пришлось пройти их мостоукладчику.

Столь специфично мосты наводили не просто так. Моделировались наиболее сложные ситуации

Столь специфично мосты наводили не просто так. Моделировались наиболее сложные ситуации

Для начала, сама по себе установка моста проводилась с экстремальными условиями. В теории мост должен был ставиться между двух точек, которые стоят ровно относительно друг друга. Но это тепличные условия, а на фронте часто всё совсем иначе. Поэтому мост ставился через ров, на противоположном конце которого находился 2-метровый бруствер. Если через обычный ров переправа наводилась за 3 минуты, здесь понадобилось уже 5 минут, при этом установка моста производилась без выхода экипажа. Еще более сложной стала наводка переправы через эскарп высотой 2,5 метра и суспенчатый грунт, для этого понадобилось 10 минут. Все эти издевательства мостоукладчик выдержал. Дополнительно проверялась возможность установки моста с креном и на подъемах. Пределом крена оказалось 6-7 градусов, дальше начинался перекос рамы и изгиб подъемного винта. Предельным углом подъема стали 15 градусов, далее начинался продольный изгиб продольного винта. Что же касалось предельного угла спуска, то он составил 20 градусов. В общем и целом, вполне приличные показатели. Возможно, у немецких мостоукладчиков дела были чуть лучше, но они оказались слишком тяжелыми, выбыв из игры еще летом 1941 года (а по факту всё было понятно еще в ходе французской кампании мая-июня 1940 года).

Проход Т-34-85 с Д-5Т по переправе

Проход Т-34-85 с Д-5Т по переправе

Впрочем, самым веселым этапом испытаний стал проход по наведенной переправе техники. Согласно официальным данным, грузоподъемность No.1 Scissors Bridge составляла 24 тонн, но сами англичане, закрыв на это глаза, незаметно перекрестились и подняли планку до 30 тонн. Они явно не знали, что с No.1 Scissors Bridge будут делать в Советском Союзе. Даже 30 тонн было уже маловато, поскольку на дворе стоял май 1944 года. Посему даже базовой нагрузкой стал танк, явно превышающий официальный лимит. Им стал Т-34-85 с орудием Д-5Т. По наведенному мосту он проехал 250 раз, проводилось это в разных условиях.

46-тонный ИС-2 проходит по мосту грузоподъемности 24 тонны. И так 125 раз

46-тонный ИС-2 проходит по мосту грузоподъемности 24 тонны. И так 125 раз

Т-34-85 был только разминкой. Следующим по мосту начали катать танк, который почти в 2 раза превышал по массе нормальную грузоподъемность No.1 Scissors Bridge. Речь идет о тяжелом танке ИС-2. Стоит напомнить, что лимит по грузоподъемности заставил англичан создавать мостоукладчик на базе Churchill. Между тем, ИС-2 прокатился по мосту, который его не должен был выдержать, 125 раз. Делал он это на 5-й передаче, при этом повреждения моста оказались незначительными. Гофрированные листы настила получили небольшие вмятины, основная же конструкция моста осталась целой. Комиссия признала мост годящимся для дальнейшей эксплуатации.

Проверка использования моста для колесной техники. По мосту идет танковоз Reo 28XS

Проверка использования моста для колесной техники. По мосту идет танковоз Reo 28XS

По результатам испытаний НИБТ Полигон выдал положительный вердикт, признав английский мостоукладчик пригодным для обеспечения прохода танков и САУ, включая и машины тяжелого класса. Предлагалось формировать из полученных машин инженерно-танковые роты, в каждую из которых входило бы по 5 машин данного типа. Их рекомендовали включать в состав механизированных и танковых корпусов. Что же касается машин, которые проходили испытания, то их отправили на ремзавод №82 для приведения в порядок. Далее главный герой испытаний, машина с номером T.60128, временно отправилась в ВАММ им. Сталина. Ее подготовили к показу правительству, далее машина использовалась как учебное пособие.

Использование моста самим мостоукладчиком

Использование моста самим мостоукладчиком

Рекомендации насчет формирования подразделений, оснащенных мостовыми танками Valentine, реализовали несколько иначе. В июле 1944 года 20 машин, до того находившихся в Кубинке, направили в Наро-Фоминск, где началось формирование 15-й и 16-й танкомостовых рот. В каждой из них находилось по 10 танков, то есть было решено повторить опыт англичан. Как раз в это время английские Valentine Bridgelayer воевали в Нормандии, но совсем в другом составе — по 3 штуки на дивизию. А вот что происходило далее с советскими мостоукладчиками, вопрос открытый. По состоянию на 1 декабря 1944 года официально 21 танк находился в действующей армии, еще 4 в округах.

Совсем немного, но документы по тому, куда ушли мостовые танки, есть

Совсем немного, но документы по тому, куда ушли мостовые танки, есть

Ровно такая же ситуация была и в первой половине 1945 года. В дальнейшем английские мостоукладчики «всплыли» на 1-м Дальневосточном фронте. Как и ранее, числилось 2 роты по 10 машин в каждой. Использовались ли они в бою, вопрос открытый. Поскольку официально эти роты входили в инженерные войска, их «танкисты» не выделяют, что затрудняет поиск. Одно можно говорить точно — в войска машины попали.

Единственный сохранившийся образец из 25 штук, ныне музейный экспонат

Единственный сохранившийся образец из 25 штук, ныне музейный экспонат

До наших дней сохранился один образец, который, после ремонта, вернули на НИБТ Полигон в июле 1944 года. Им стал Valentine Bridgelayer с WD-номером T.121883, изготовленный в 1943 году на BRC&W. Машина прибыла в СССР на борту транспорта Ocean Strength, после испытаний мостоукладчик оставили как экспонат музея. Ныне машину можно увидеть в павильоне №5 Технического центра, как теперь называется территория бывшего танкового музея в Кубинке. Мостоукладчик несет такие же маркировки, как и остальные образцы по прибытии в Советский Союз. Восстановили их по материалам, представленных автором данной статьи.

Список источников:

      1. ЦАМО РФ

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/angliiskie-mostoukladchiki-v-krasnoi-armii-60d9a4544f065d63d90fedf3

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить