Юрий Пашолок. Альтернативный зенитный танк ЗУТ-37 от Шпитального

14
8
Юрий Пашолок. Альтернативный зенитный танк ЗУТ-37 от Шпитального

Юрий Пашолок. Альтернативный зенитный танк ЗУТ-37 от Шпитального

ЗУТ-37 и другие зенитные танки с авиационным вооружением, которые разрабатывались в 1942-43 годах.

Попытки создания зенитных самоходных артиллерийских установок на танковом шасси в Советском Союзе предпринимались задолго до начала Великой Отечественной войны. Самой успешной такой попыткой стала СУ-6, самоходная артиллерийская установка на шасси Т-26, которую даже изготовили пробной партией. Машина получилась не особо удачной, впрочем, то же самое можно было говорить про ЗСУ на танковых шасси в большинстве стран. Как правило, на шасси танков ставились вполне стандартные зенитные системы, что имело и свои плюсы, и свои минусы. В случае с минусами почти всегда боевое отделение получалось несколько стесненным.

Предпринимались и попытки создания зенитных танков. От привычных ЗСУ они отличались, прежде всего, более компактной конструкцией боевого отделения, при этом, как правило, применялись автоматические зенитные орудия небольшого калибра (20-37 мм). Типичным представителем семейства зенитных танков являлся Crusader AA Mk.II/Mk.III. Поначалу на машину ставился 40-мм зенитный автомат Bofors, но довольно быстро стало понятно, что Crusader AA Mk.I имеет чересчур громоздкое боевое отделение. Поэтому появилась совсем другая конструкция — с 20-мм автоматическими пушками Polsten, гораздо более компактными. Машина получилась вполне удачной, она стала самым массовым зенитным танком. Можно также вспомнить немецкий зенитный танк Flakpanzer IV Kugelblitz. Если его предшественники использовали «обычные» зенитные орудия, то на Kugelblitz применялись авиационные 30-мм автоматические пушки MK 103. Машину отличала необычная башня, которая получилась куда более компактной, нежели предыдущие Flakpanzer IV. К счастью, в крупную серию машина попасть не успела.

Один из вариантов авиационной пушки Ш-37. Данные орудия выпускались серийно, воевали, но полномасштабного выпуска так и не случилось

Один из вариантов авиационной пушки Ш-37. Данные орудия выпускались серийно, воевали, но полномасштабного выпуска так и не случилось

В Советском Союзе зенитные танки предлагались незадолго до начала войны. С 1940 года идею зенитного танка предлагал конструктор И.В. Савин, более известный по авиационному пулемету СН. Итогом его предложения стал разработанный проект зенитной башни для танка Т-50, в качестве вооружения предлагалась 37-мм зенитная автоматическая пушка 61-К. Увы, начавшаяся война не дала возможности построить даже опытный образец зенитной башни, дело ограничилось макетами. Вместе с тем, в 1942 году Савин разрабатывал зенитные башни со спаркой пулеметов ДШК для танков Т-60 и Т-70. Эти образцы были изготовлены в металле и проходили испытания. Далее работы шли по линии создания ЗСУ с вооружением в виде спарки ДШК, были даже мысли ставить такие машины в производство. Увы, и эти разработки дальше опытных образцов не продвинулись, причины были чисто производственные. Вместе с тем, параллельно шли работы и по зенитным танкам, обладавшим более солидным вооружением.

Один из немногих документов, где фигурирует индекс ЗУТ-37

Один из немногих документов, где фигурирует индекс ЗУТ-37

В марте 1942 года, примерно в то же время, когда проект зенитной башни Савина постепенно затухал, появилась идея совершенно иного проекта. Идеологом данного проекта стал Б.Г. Шпитальный, начальник ОКБ-15. Вообще это была уже не первая попытка поставить авиационную пушку Шпитального в танк. Еще в 1937 году была испытана 37-мм автоматическая пушка ОКБ-2, которая на самом деле являлась разработкой ОКБ-15. Испытывали ее в башне танка Т-26, итоги этих испытаний оказались неоднозначными. Далее пушку ОКБ-15 пытались приспособить как зенитную, но в итоге она стала более удачной как авиационная. Система прошла долгий путь эволюции: сначала была создана авиационная пушка ШФК-37, потом появилась улучшенная версия, а в 1941 году появилась мотор-пушка МПШ-37. В 1941 году началось серийное производство данных пушек, но оно шло, скажем так, неспешными темпами. За весь 1941 год было сдано около 40 таких пушек, а за 1942 — еще 196. В свойственном ему стиле Шпитальный искал способы, куда же еще приткнуть своё детище. Возможно, он получил информацию по зенитной башней Савина. Так или иначе, но в марте 1942 года состоялся разговор Шпитального с начальником ГАБТУ КА генерал-лейтенантом Я.Н. Федоренко, а также его заместителями. В разговоре Шпитальный предложил идею создания зенитного танка на базе легкого танка Т-70, производство которого только разворачивалось. Борис Гавриилович заверил руководство ГАБТУ КА, что пушка Ш-37 находится в серийном производстве, кроме того, плюсом данной системы было использование боеприпасов от зенитного орудия 61-К. Это снимало вопрос о снабжении боеприпасами. Одним словом, инициативу Шпитального поддержали, тем более что будущее зенитной башни Савина становилось всё более туманным.

ЗУТ-37 в исходном виде, сентябрь 1942 года

ЗУТ-37 в исходном виде, сентябрь 1942 года

В августе 1942 года ОКБ-15 подготовило опытный образец зенитного танка, получившего внутреннее обозначение ЗУТ-37 (Зенитная Установка Танковая). Следует отметить, что в переписке этот индекс не использовался, его можно встретить лишь в документах ОКБ-15. ЗУТ-37 строилась на шасси Т-70 с серийным номером 7204017, выпущенном в апреле 1942 года. Концепция ОКБ-15 отличалась от идей Савина. Если Савин предлагал максимально использовать конструкцию штатной башни, то башня ЗУТ-37 оказалась построена с нуля. Ведущим конструктором башни являлся П.Ф. Бромлей, больше он известен по совсем иным темам, не имеющим к танкам никакого отношения (например, он разрабатывал троллейбусы). Надо сказать, что ОКБ-15 пришлось попотеть, чтобы авиационная пушка влезла в башню. Пушку пришлось перевернуть на 180 градусов, ее поставили в массивной подвижной бронировке, которая одновременно служила защитой с лобовой проекции. Для придания жесткости к подвижной бронировке орудийной маски приваривалась ферменная конструкция, которая фиксировала противооткатные устройства. Пришлось переделывать и систему питания орудия. Изначально мотор-пушка имела громоздкий ленточный магазин на 40 патронов, но в полевых условиях его перезарядить было попросту невозможно. Поэтому магазин сделали поменьше — на 20 патронов, что тоже многовато. Прицеливание производилось при помощи коллиматорного прицела ОМП-3, связанного с пушкой при помощи тяги. В виду небольших габаритов исходной башни разработка ОКБ-15 также не отличалась большим простором, при этом конструкторы ситуацию еще и усугубили. Дело в том, что у ЗУТ-37 имелось дополнительное вооружение в виде пулемета ДТ, который разместили в шаровой установке в корме башни. Зачем это было сделано, не очень понятно, ибо стрелять из него оказалось откровенно неудобно.

По результатам испытаний в конструкцию машины пришлось вносить целый ряд изменений, по большому счету зенитную башню пришлось делать заново

По результатам испытаний в конструкцию машины пришлось вносить целый ряд изменений, по большому счету зенитную башню пришлось делать заново

В теории, ЗУТ-37 обладала неплохими техническими данными. Боевая масса оказалась ниже, нежели чем у Т-70 — она составляла 8800 кг. Угол возвышения составлял 70 градусов, лишь влево он снижался до 67 градусов. Впрочем, углы склонения оказались ниже, чем у штатной башни Т-70 — не более -1/-2 градусов. Это привело к тому, что орудие имело непростреливаемые зоны в пределах 15-19 метров. Неприятной новостью стало снижение боекомплекта до 50 патронов, для ЗСУ это очень мало. Впрочем, полноценную картину можно было получить на испытаниях, их провели на НИБТ Полигоне в период с 22 по 29 сентября 1942 года. Всего произвели 120 выстрелов, при этом к машине в целом набралось немало вопросов. Самым главным оказалась перезарядка. Как показали испытания, для перезарядки Ш-37 требовалось 4 минуты 50 секунд. Установка орудия вверх ногами снизила надежность при стрельбе. Баллона, который использовался для пневматической перезарядки пушки, хватало всего на 10-15 раз, после чего его требовалось менять. При стрельбе отмечались низкая кучность, сбиваемость прицела и большой объем пороховых газов.Очень скромными оказались данные по скорости поворота башни: для поворота на 180 градусов требовалось 25 секунд. После первого этапа испытаний была пауза, далее провели дополнительные испытания, которые продолжались с 14 по 24 октября 1942 года. К тому моменту было поставлено приспособление, предназначенное для проворачивания ленты магазина. Время перезарядки снизилось до 2 минут 20 секунд, что всё равно очень много. По итогам испытания сильно сократили, исключив стрельбу с хода и испытания пробегом. Вердикт по ЗСУ оказался, скажем так, крайне неоднозначным:

«Установка 37 мм. автоматической пушки конструкции Шпитального на танке Т-70 требует дополнительной доработки.

По пушке:

1. Сделать приемник для питания пушки пятизарядными обоймами.

2. Зарядку обойм свободно должен производить как стреляющий, так и заряжающий (водитель).

3. Перезаряжание обойм должно производиться без дополнительного отвода подвижных частей пушки в заднее положение.

4. Практическую скорострельность с заряжающим довести до 60 выстрелов в минуту.

5. Снять пневматическую перезарядку орудия.

6. Доработать замок механической перезарядки.

7. Установить на пушке ручной предохранитель, обеспечивающий безопасность при прекращении огня.

8. Установить на опытный образец 37 мм пушку, работающую надежно в перевернутом на 180 градусов положении

По установке:

1. Установить для стрельбы по наземным целям телескопический прицел с налобником.

2. Сделать более надежной броневую защиту качающейся части пушки и стрелка. Закрыть противооткатные устройства съемным чехлом.

3. Подъемный механизм сделать необратимым с сохранением скорости наводки и удобства работы.

4. Упростить конструкцию выверки коллиматорного прицела и усилить жесткость кронштейна.

5. Увеличить укладку боекомплекта до 150 выстрелов.

6. Снять установку пулемета ДТ и предусмотреть укладку пистолета-пулемета ППШ и магазинов к нему.

7. Увеличить угол возвышения установки до +80 градусов.

8. Походное положение пушки по зениту и по горизонту сделать внутри башни.

9. Предусмотреть защиту установки пушки и стрелка от проникновения грязи и воды, для чего иметь откидные крышки башни.

10. Предусмотреть выключение поворотного механизма башни для обеспечения быстрого переноса огня.»

[ЦАМО РФ, фонд 38, опись 11355, дело №991, л.7-8]

Далеко не выдающиеся результаты испытаний были не единственной неприятной новостью для Шпитального. Дело в том, то ГАБТУ КА не получило письменного подтверждения о принятии Ш-37 на вооружение. «Танкисты» сделали запрос в ГУ ВВС, откуда 12 августа 1942 года пришел ответ, что испытания пушка выдержала, но на вооружение еще не принята. Между тем, 4 июля 1942 года вышло постановление ГКО №1961сс «О плане производства и поставок артиллерийского и стрелкового вооружения и военных приборов на июль и 3 квартал 1942 года». Пунктом 3 в нем значилось

«прекратить с 1 июля 1942 года на заводе №74 Наркомвооружения производство 37 мм автоматических пушек».

Отчасти это было связано и с результатами войсковых испытаний, и с тем, что ОКБ-16 работала над более удачной системой, в тот момент имевшей обозначение 11-П. Но про тот факт, что Ш-37 с производства снята, в ГАБТУ КА узнали только к февралю 1943 года. А пока ОКБ-15 получило задание доработать ЗУТ-37.

Такой ЗУТ-37 стала к концу декабря 1942 года

Такой ЗУТ-37 стала к концу декабря 1942 года

Результаты модернизации ЗУТ-37 ОКБ-15 смогло предоставить в конце декабря 1942 года. Переделанную машину обычно и называют ЗУТ-37, хотя на самом деле она так называлась изначально, то есть еще на стадии того образца, который испытывали в сентябре-октябре 1942 года. Впрочем, на практике второй вариант ЗУТ-37 можно считать по сути новой разработкой, поскольку от старой конструкции мало что осталось. Для начала, сама по себе башня стала принципиально другой. Учтя опыт первой версии, башню второго варианта ЗУТ-37 сделали больше, существенно ее расширив. При этом боевая масса машины существенно снизилась — до 7900 кг. Боекомплект вырос в 4 раза — до 200 патронов. Пулемет ДТ убрали, вместо него, для самообороны, в башне уложили пистолет-пулемет ППШ. Следует также отметить, что конструкция башни получилась более удачной и с точки зрения защиты сверху.

Зенитная башня изменилась настолько, что многие посчитали - это новая разработка. Во многом это так и есть, хотя заводской индекс остался тот же

Зенитная башня изменилась настолько, что многие посчитали — это новая разработка. Во многом это так и есть, хотя заводской индекс остался тот же

Существенно переделали и саму Ш-37, и ее установку. Это позволило поднять угол возвышения до 77 градусов, а склонения — до -3 градусов. Бронировка система стала намного более удачной: противооткатные устройства прикрыли кожухом, что снизило вероятность их поражения. Для прицеливания теперь использовался коллиматорный прицел К8-Т, а для стрельбы прямой наводкой — телескопический танковый прицел ТОП. Скорость поворота башни не изменилась, но по той причине, что остался ручной привод. Поэтому для полного оборота башни требовалась 1 минута 14 секунд, а для поворота на 180 градусов — 25 секунд. Главным изменением по орудию стала переработанная система питания. Теперь использовались обоймы по 5 патронов, что явно являлось плюсом. Также была введена механическая перезарядка орудия.

Орудие на максимальном угле возвышения

Орудие на максимальном угле возвышения

Как и в случае с первой версией ЗУТ-37, испытания проходили в два этапа. Первым этапом стали заводские испытания, которые проходили в период с 27 декабря 1942 по 13 января 1943 года, а вторым — полигонные испытания, проходившие в период с 13 по 29 января 1943 года. Идея с переходом на питание пушки обоймой оказалась правильной: практическую скорострельность удалось довести до 35 выстрелов в минуту, что, впрочем, было далеко до 60 выстрелов в минуту, как этого требовало задание. Остались на месте и некоторые проблемы, имевшиеся до того. Это касалось и явно недостаточной для ЗСУ скорости горизонтальной наводки орудия. В связи с этим предлагалось увеличить скорость горизонтального поворота башни с 3 до 10 градусов за один оборот маховика при одинаковом усилии. Отмечалось неудобное расположение прицелов, недостаточное уравновешивание системы, недостаточно надежную работу противооткатной системы. Противооткатную систему предлагалось сделать более компактной, а ее кожух забронировать. Отмечалась и неуравновешенность системы. Штатное башенное сиденье следовало заменить на такое же с Т-80, а в дополнение к ножному спуску требовался и ручной.

Боевое отделение. Проработано оно оказалось лучше, чем ранее, но прицелами оказалось пользоваться неудобно

Боевое отделение. Проработано оно оказалось лучше, чем ранее, но прицелами оказалось пользоваться неудобно

Несмотря на целую массу замечаний, комиссия отмечала и положительные стороны. Машина явно была лучше предшествующего варианта. Кроме того, отмечались неплохие данные по бронепробитию. Ш-37 по этому показателю чуть превосходила 45-мм танковую пушку обр.1938 года. Впрочем, на дворе стоял январь 1943 года, вовсю шли работы по танковым пушкам ВТ-42 и ВТ-43, имевших баллистику 45-мм противотанковой пушки М-42, которая авиационную пушку явно превосходила. Так или иначе, но на НИБТ Полигоне признали ЗУТ-37 выдержавшей испытания. При исправлении выявленных недостатков предлагалось изготовить опытную серию ЗУТ-37 с использованием шасси танков Т-70 и Т-80.

Согласно требованиям, питание Ш-37 переделали на 5-снарядные обоймы

Согласно требованиям, питание Ш-37 переделали на 5-снарядные обоймы

Шпитальный за данный вердикт НИБТ Полигона вцепился мертвой хваткой, регулярно бомбардируя ГАБТУ КА письмами с предложениями изготовить партию из 5 ЗУТ-37. Вот только ГБТУ КА уже знали, что звезда Ш-37 закатилась, и особого рвения в заказе ЗУТ-37 не проявляли. Однозначного «нет» в документах не проскакивало. Вместе с тем, 23 марта 1943 года на завод №40 было отправлено письмо из ГБТУ КА, в котором заводское КБ получало задание на изготовление модернизированного механизма горизонтального поворота башни Т-70. Требовалось увеличить скорость поворота башни до тех самых 10 градусов в секунду. Вот только не факт, что речь шла именно о ЗУТ-37. Как уже говорилось выше, на базе Т-70 был создан зенитный танк со спаркой пулеметов ДШКТ. По итогам более удачным оказался зенитный танк Т-90, которых собирались выпускать на шасси танка Т-80. Так что скорее речь шла про него, а уже ЗУТ-37 шла вторым приоритетом.

Процесс перезарядки. Скорострельность существенно выросла, хотя до 60 выстрелов в минуту было явно далеко

Процесс перезарядки. Скорострельность существенно выросла, хотя до 60 выстрелов в минуту было явно далеко

Судя по переписке, ОКБ-15 работы над ЗУТ-37 продолжило. Согласно письму от 4 мая 1943 года, там изготовили третью по счету версию ЗУТ-37, увы, ее изображений не сохранилось. Как писал сам Шпитальный, в этом образце были учтены все замечания по итогам испытаний. Он предлагал направить третью версию ЗУТ-37 на испытания, причем уже в действующую армию. В ГБТУ КА уже высказывали мысль о нецелесообразности дальнейшей работы по данной системе. Тем не менее, далее решение изменилось: предлагалось провести испытания с отстрелом 100 патронов, после чего направить ЗУТ-37 в действующую армию. Предприимчивый Шпитальный на это быстро ответил: 14 мая он прислал предложение о постройке 5 машин, с использованием базы Т-80, для войсковых испытаний. Стоимость каждой системы оценивалось в 130 тысяч рублей, с учетом того, что базовый Т-70 стоил в 2 раза меньше, как говорится, губа не дура. А еще он предлагал сделать опытный образец зенитного танка с 45-мм автоматической пушкой. Тут вообще была сама скромность — 800 тысяч рублей. В эту сумму входил полный объем НИР по данной машине.

Размещение ППШ в боевом отделении ЗУТ-37

Размещение ППШ в боевом отделении ЗУТ-37

На это предложение генерал-лейтенант Б.Г. Вершинин, начальник ГБТУ КА, ответил весьма остроумно. Начальнику ОКБ-15 он сообщил, что с такими предложениями надо обращаться не к нему, а в ГАУ КА, соответственно, за деньгами туда же. Да и вообще, из ГАУ сообщили, что Ш-37 с производства снята, а ГБТУ КА брать на себя ответственность за чужие работы не может. От Шпитального последовало несколько писем, весьма эмоциональных, но товарища Вершинина они как-то не впечатлили. Последнее письмо датировано 28 июня 1943 года. В нем сообщалось, что машина прошла заводские испытания, далее возникал вопрос о направлении ее на фронт. Уехала ли она туда, вопрос открытый. В любом случае, ничего хорошего ЗУТ-37 уже не ждало. Дело не только в том, что Ш-37 уже год как сняли с производства. После Курской Дуги концепция ЗСУ снова изменилась, а из нафталина вытащили заброшенные было машины на шасси из агрегатов Т-70. Так начиналась работа по ЗСУ-37, машины со сложной судьбой, но которую всё же приняли на вооружение и даже серийно производили.

Проект зенитной башни 72-П с пушкой 11-П разработки ОКБ-16, ноябрь 1942 года

Проект зенитной башни 72-П с пушкой 11-П разработки ОКБ-16, ноябрь 1942 года

Напоследок стоит упомянуть еще один зенитный танк, который являлся прямым конкурентом ЗУТ-37. Как уже говорилось выше, Ш-37 являлась не единственной авиационной автоматической пушкой, которую разрабатывали для советской авиации. Речь идет об 11-П, авиационной пушки, разработанной под руководством А.Э. Нудельмана и А.С. Суранова. 30 декабря 1942 году пушку 11-П, под обозначением НС-37, приняли на вооружение Красной Армии. Но еще до этого 11-П уже была в фаворитах. Так вот, осенью 1942 года начались работы над зенитным танком с данным орудием. Самое интересное, что инициатива исходила не от ОКБ-16, а от Наркомата Вооружений. Зная ситуацию вокруг ЗУТ-37 и Ш-37, там хотели подстраховаться. Задание от Технического Совета НКВ №2121 на разработку башенной установки 37-мм автоматической авиационной пушки для танка Т-70 ОКБ-15 получило 28 октября 1942 года. Тактико-технических требований на установку со стороны Наркомата Вооружений не поступало, хотя по описаниям на свет должна была появиться конструкция, напоминающая ЗУТ-37.

Данную разработку предлагало НКВ, но в ГБТУ КА от изготовления 72-П отказались

Данную разработку предлагало НКВ, но в ГБТУ КА от изготовления 72-П отказались

Данный проект получил в ОКБ-16 индекс 72-П. Ведущим инженером проекта 72-П стал С.С. Розанов, проектные работы были закончены к 27 ноября 1942 года. Согласно описанию, автоматическую пушку 11-П планировалось разместить в башенной установке с толщиной стенок 20 мм, созданной на базе штатной башни Т-70. От башни Т-70 планировалось использовать механизм горизонтального наведения, спусковой механизм, механизм крепления башни по-походному, а также всю нижнюю подвесную часть. Общий вес качающейся части установки оценивался в 820 кг, а башенной установки в целом 2204 кг. Углы наведения системы в вертикальной плоскости варьировались от –5 до +80 градусов. Подобно переработанному варианту ЗУТ-37, на на 72-П предусматривалось два прицела – телескопический ТОП и коллиматорный К-8Т.

ленточные магазины на 60 патронов. Как их в ОКБ-16 предлагали перезаряжать в боевых условиях, загадка

ленточные магазины на 60 патронов. Как их в ОКБ-16 предлагали перезаряжать в боевых условиях, загадка

15 декабря 1942 года проект рассмотрели на заседании Технического Совета НКВ, где дали вердикт — установка вызывает большой интерес. ГАБТУ КА рекомендовали данную разработку пустить в работу. Но в ГБТУ КА (обозначение ГАБТУ КА на ГБТУ КА сменилось 7 декабря 1942 года, когда произошла реорганизация) были настроены к 72-П скептически. Для начала, установка питалась при помощи ленточного магазина на 60 патронов, а что это означало, можно примерно понять на примере первой версии ЗУТ-37. Во-вторых, башня получилась чересчур габаритной. В-третьих, были высказаны сомнения в работе ряда узлов, в том числе перезарядки орудия. По итогам от изготовления 72-П в ГБТУ КА отказались. При этом Технический Совет НКВ минимум два раза повторил своё предложение, основываясь на том, что НС-37 приняли на вооружение. У ГБТУ КА была своя правда. Им и так хватало Шпитального, который по второму разу переделывал свою ЗСУ, уже с учетом замечаний, а проходить этот этап еще раз не имелось никакого желания. И тут сложно возразить. Как показали дальнейшие события, зенитные танки осенью 1943 года оказались не актуальными, ибо производство базы (Т-70 и Т-80) прекратилось, а довести машины до кондиции вряд ли бы получилось.

Источники:

  1. ЦАМО РФ

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/alternativnyi-zenitnyi-tank-ot-shpitalnogo-5ff1995dbb14d54ffb023b60

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить