Юрий Пашолок. Альтернативный сменщик МС-1

11
7
Юрий Пашолок. Альтернативный сменщик МС-1

Юрий Пашолок. Альтернативный сменщик МС-1

Малый танк сопровождения Т-20, попытка модернизации МС-1, которая не задалась

После того, как были построены 15 малых танков сопровождения пехоты «Рено-русский», на некоторое время в отечественном танкостроении наступило затишье. Связано оно оказалось с тем, что данные танки не особо подходили для маневренной войны, а с разработкой собственных машин дело не задавалось довольно долго. Первоначально витала идея конкурсной разработки, но негативный опыт создания танка «Теплоход АН» Ижорского завода подсказывал — надо подходить к вопросу немного иначе. Уже в августе 1922 года руководство Главного Управления Военной Промышленности (ГУВП) поняло — от Ижорского завода ничего путного ждать не приходится. Другой вопрос, что до некоторых пор имелись проблемы организационного характера. Только в начале 1924 года появилось финансирование. После этого был составлен список предприятий, которые могли быть привлечены к работам по созданию танков. В него вошли Сормовский, Харьковский, Коломенский, Ижорский, Обуховский и Путиловский заводы, но при этом руководство ГУВП отвергла очередное предложение создать КБ на местах. Негативный опыт «Теплохода АН» показ — надо организовывать своё, централизованное КБ.

Т-18 (МС-1) на параде 7 ноября 1929, к тому моменту уже вовсю шли работы по его сменщику. Точнее, сменщикам

Т-18 (МС-1) на параде 7 ноября 1929, к тому моменту уже вовсю шли работы по его сменщику. Точнее, сменщикам

Таковое КБ было создано 6 мая 1924 года на базе Технического отдела ГУВП. Новое КБ возглавил старший инженер С.П. Шукалов, а главным конструктором стал В.И. Заславский. В первую очередь Технический отдел ГУВП (Танкбюро), позже ставшее ГКБ ОАТ (Главное Конструкторское Бюро Орудийно-Арсенального Треста) начал разрабатывать малый танк сопровождения. Эта машина являлась наиболее простой и важной задачей, поскольку именно малые танки становились наиболее массовыми. Изначально предполагалась боевая машина массой 3 тонны, с экипажем из 2 человек, вооруженная либо 37-мм пушкой, либо пулеметом. Но быстро масса поднялась сначала до 4150 кг, а затем и до 5 тонн. При этом вооружение стало смешанным, то есть состоять из пушки и пулемета. «Танк сопровождения (полковой)» сформировался к началу 1927 года. Базой для его постройки выбрали бывший Обуховский завод, который переименовали в «Большевик». Со стороны Технического бюро «Большевика» работы возглавил Н.Н. Магдесиев, а одним из ведущих конструкторов стал Г.С. Прахье. Отечественный первенец создавался с оглядкой на Renault FT, но на самом деле получилась совсем другая машина. Советский малый танк сопровождения получил оригинальный мотор воздушного охлаждения, который создавался при участии НАМИ, он располагался поперечно, что позволило существенно сократить длину корпуса. Определенное отношение к этому мотору имел и А.А. Микулин. Оригинальной оказалась и конструкция корпуса, и конструкция башни, в танке стояло отечественное вооружение.

Т-20 по исходному проекту, январь 1930 года

Т-20 по исходному проекту, январь 1930 года

Первые испытания первого отечественного танка собственной разработки начались 3 марта 1927 года, а 6 июля того же года его приняли на вооружение Красной Армии как Т-18 (МС-1). К моменту принятия на вооружение это был вполне неплохой танк, правда, уже к началу 1928 года появились первые соображения по его улучшению. Дело в том, что удельная мощность машины оказалась ниже 10 л.с. на тонну, а скорость в 16 км/ч перестала устраивать еще до того, как первый из Т-18 был сдан заводом «Большевик». К разработчикам машины претензий тут быть не может, Т-18 вполне вписывался в тактико-технические требования. Но сформировали эти требования еще к концу 1924 года, а в начале 1928 года 16 км/ч, не то, что изначальные 12 км/ч, выглядели уже так себе. Поэтому 16 марта 1928 года завод «Большевик» получил задание на проект модернизации Т-18, который получал обозначение Т-19. На тот момент главным требованием стало повышение скорости до 25 км/ч. «Большевик» приступил к работе, одновременно работая над изготовлением танков первой серии и подготовкой к производству Т-18 второй серии. Более конкретные задания по модернизации появились почти год спустя. На совещании 12 февраля 1929 года руководства ГКБ ОАТ и 7-й секции Артиллерийского Комитета ГАУ КА Т-19 был снова упомянут, на сей раз более развернуто. Но одновременно появился еще один проект, получивший обозначение Т-18 бис. Боевая масса снижалась с 5,9 тонн (до такой массы Т-18 дорос в серии) до 5,5 тонн, скорость возрастала до 18-19 км/ч, также предусматривалась возможность установки более мощного орудия. По результатам совещания Т-18 бис было решено передать ГКБ ОАТ. Впрочем, данное обозначение продержалось недолго. 24 мая 1929 года на «Большевик» пришло письмо от Шукалова, в котором он сообщал, что теперь индекс Т-18 бис присваивался танку третьей производственной серии. Что же касается разработки ГКБ ОАТ, то она получила индекс Т-20. Одновременно требования к танку ужесточили. мощность мотора вырастала до 60 л.с., а максимальная скорость поднималась до 22 км/ч. В качестве вооружения предполагалась «37-мм пушка обр.1929 года» (на самом деле это будущая Б-3) и пулемет ДТ.

В качестве вооружения предполагалась 37-мм пушка Б-3, разработка которой шла с 1927 года

В качестве вооружения предполагалась 37-мм пушка Б-3, разработка которой шла с 1927 года

Проектная документация по Т-20 была готова в январе 1930 года. Машина оказалась в габаритах предшественника (даже чуть короче — длина без хвоста 3450 мм против 3470 мм у Т-18), впрочем, отличить модернизированный танк несложно. Носовая часть у него получилась другой — без литой детали, к которой крепились ленивцы. От узкого «носика» отказались, вместо него носовая деталь была расширена до общих габаритов, а ленивцы крепились к ней. Также по проекту ставилась 37-мм пушка Б-3. Несколько изменилась ходовая часть, включая и опорные катки. Отчасти работы по ходовой части шли параллельно с Т-18, то есть новое ведущее колесо, которое позже поставили на Т-18 четвертой серии, пришло как раз с Т-20. В общем-то никто особо не скрывал, что Т-20 являлся переходной машиной между Т-18 и Т-19. Тактико-технические требования на новый танк сопровождения означали, что УММ КА нужна трехместная боевая машина со скоростью 25 км/ч. Это, впрочем, нисколько не означало, что работы по Т-20 идут в стол. Танк являлся, можно сказать, синицей в руках, на случай, если работы по Т-19 задержатся. К слову, в январе 1930 года обсуждался и тот момент, что мощность мотора Т-20 можно поднять до 65 л.с. Но для начала было бы неплохо сделать сам танк. По планам, работы по ходовой части машины предполагалось начать с марта 1930 года, а изготовление опытного образца танка ожидалось через 7-8 месяцев после подачи чертежей на «Большевик». Впрочем, первую половину 1930 года работы по танку шли неспешно.

"Аварийный" вариант с мотором Т-18, разработан в августе-сентябре 1930 года

«Аварийный» вариант с мотором Т-18, разработан в августе-сентябре 1930 года

Ситуация изменилась 2 июля 1930 года. Сверху прилетели новые указания: первый Т-20 теперь ожидался к 1 октября, к работам «Большевик» приступал немедленно. На заводе приняли это указание к сведению, так что работы по танку резко форсировали. Правда, пока по корпусным деталям, мотора от ГКБ ОАТ не пришло, причем работы по силовой установке шли совместно с НАМИ, который свою часть разработки задерживал. Кстати, в переписке от конца июля 1930 года было впервые сказано про «аварийный» корпус. Дело в том, что сроком изготовления мотора Т-20 значилось 15 октября, то есть на 2 недели позже первой опытной машины. Поэтому и появилась идея второго, «аварийного» варианта корпуса. Его ГКБ ОАТ разработало в августе-сентябре 1930 года. «Аварийный» вариант изготовлялся с мотором Т-18 и с иной конструкцией носовой части корпуса. Этот вариант также отличался установкой дополнительного опорного катка в носовой части машины.

В итоге получился третий вариант - с корпусом от "аварийного" Т-20, куда далее поставили 60-сильный мотор

В итоге получился третий вариант — с корпусом от «аварийного» Т-20, куда далее поставили 60-сильный мотор

Вероятнее всего, именно этот вариант и ожидался серийным, поскольку в планах от 5 сентября 1930 года появилось 390 танков Т-20. Ожидалось, что с 251-го Т-18 третьей серии его сменит Т-20, с учетом неготового мотора, явно речь шла про аварийный вариант. Впрочем, уже в октябре 1930 года речь пошла о четвертой производственной серии Т-18, при этом и ГКБ ОАТ, и «Большевик» явно заваливали сроки по Т-20. Модернизированный танк с задания не снимался, программа на 1931 год предусматривала уже 555 данных машин. Другой вопрос, что сроки по Т-20 продолжали заваливать. Первый корпус собрали только 27 октября, почти на месяц позже установленного срока. Что еще хуже, первый пробег Т-20 с мотором Т-18 выявил массу проблем с ходовой частью. Пробег, состоявшийся 17 ноября, выявил большие проблемы с поддерживающими катками. 27 ноября на завод прибыл конструктор с ГКБ ОАТ. После устранения проблемы танк пошел во второй пробег, он состоялся 10 декабря. Теперь проблемы были и с опорными катками, наблюдался износ резины. Работы по двигателю были в еще более запущенном состоянии. Первые испытания, которые состоялись в декабре 1930 года, выявили массу дефектов.

В таком виде Т-20 изготовили. Испытания показали, что у танка большие проблемы и с ходовой частью, и с мотором, посему к концу января 1931 года его судьба оказалась предрешена

В таком виде Т-20 изготовили. Испытания показали, что у танка большие проблемы и с ходовой частью, и с мотором, посему к концу января 1931 года его судьба оказалась предрешена

Таким образом, к началу 1931 года состояние программы Т-20 иначе, как кошмарным, не назвать. Ходовые испытания танка с мотором Т-18 показали, что проблемы с ходовой частью никуда не делись. Испытания мотора в Т-20 тут же выявили перегрев силовой установки, она ушла на доделку. Фактически это означало, что танка нет. На фоне проблем с Т-12 ситуация с более важным для УММ КА танком стала последней каплей. 13 февраля 1931 года на вооружение Красной Армии был принят танк сопровождения Т-26, его производство организовывалось на «Большевике». Т-18 четвертой производственной серии, который изначально предполагался временным решением, стал самым массовым из МС-1. Правда, пушки Б-3 он так и не дождался. Что же касается Т-20, то он разделил судьбу своего собрата — Т-19. Машину достроили, но с указанием «закончить и в музей», точнее в академию ВАММ. Доводили танк, который своей башни так и не дождался, до конца 1931 года. 60-сильный мотор упорно не хотел работать положенный ресурс, так что и про планы модернизации Т-18 пришлось забыть. Помимо опытного Т-20, был также изготовлен сварной корпус. Впрочем, его изображений не сохранилось, да и сам Т-20 пока что известен в виде проектной документации и единственной фотографии из альбома 1932 года. История этого танка прекрасно показывает, что покупка Vickers Mk.E оказалась очень своевременной, а постановка данной машины в серию — правильным решением. Без Т-26 существовал риск завала программы оснащения РККА современными танками сопровождения.

Автор выражает признательность Андрею Аксенову, г. Москва, за помощь в подготовке материала и предоставленные материалы.

Список источников:

      1. РГВА
      2. ЦГА СПб
      3. РГАЭ
      4. ЦАМО РФ
      5. Архив Андрея Аксенова

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/alternativnyi-smenscik-ms1-60349636bd729c71d1afadbb

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
kord 127NFTumnin Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Tumnin

Первоначально витала идея конкурсной разработки, но негативный опыт создания танка «Теплоход АН» Ижорского завода подсказывал — надо подходить к вопросу немного иначе. При нехватке кадров, ресурсов и финансирования результат очевиден. В конкурсе нет ничего плохого, как и в супе. Просто, если не хватает ингредиентов, то получится вода. Именно поэтому, сравнительные испытания и конкурсы далее активно использовались. покупка Vickers Mk.E оказалась очень своевременной, а постановка данной машины в серию — правильным решением. Vickers Mk.E, как и Т-19, не удовлетворял по бронированию, ибо по заданию должна была быть 20-мм лобовая броня. Vickers Mk.E не удовлетворял по вооружению, имея два пулемёта вместо пулемета и пушки с пулемётом. Vickers Mk.E не удовлетворял по компоновке, имея две башни вместо одной. И это не считая множества мелких проблем типа обрыва клапанов, фонтанирующего масла… Но то что можно Виккерсу, не дозволено отечественному решению… Кстати, «прыткий» Виккерс ездил со скоростью 37 км/ч (википедия). Т-26, получив пушку, уже ползал со скоростью около 30 км/ч. «Плохой» Т-19 черепашил со скоростью 27 км/ч. Но если «хорошесть» Т-26 в скорости, тогда надо было ставить на вооружение «хороший» Т-34. Он летал со скоростью 45 км/ч и нёс вооружение достаточное для уничтожения лёгких танков (20-мм). «Хороший» Виккерс ещё два года «натягивали на глобус» доводя… Подробнее »

NF

++++++++++

kord 127

+++++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить