Юрий Пашолок. Первый американский «тысячник»

Фев 28 2017
+
14
-

Ещё одна статья уважаемого Юрия Пашолока, посвящённая американскому лёгкому танку Стюарт.

Американское танкостроение, в межвоенный период немного отстававшее от аналогичных отраслей передовых танковых держав, наверстало разрыв за предельно короткое время. В мае 1940 года началось серийное производство Light Tank M2A4 — машины, практически ни в чём не уступавшей одноклассникам. Более того, по скорости и вооружению американский танк превзошёл однотипные иностранные. Вместе с тем, американские военные отлично понимали, что война в Европе будет продолжаться долго, вооружение и военная техника в таких затяжных конфликтах быстро устаревают. Именно поэтому появился Light Tank M3 — первый американский танк, производство которого «перешагнуло» рубеж в тысячу построенных машин.

Логичная модернизация

К тому моменту, когда Light Tank M2A4 пошёл в серию, в Европе уже полгода шла война. Разумеется, американские военные внимательно следили за происходящим и делали для себя определённые выводы. Оказалось, например, что недостаточным является бронирование, защищавшее лишь от огня крупнокалиберных пулемётов и лёгких автоматических пушек. Уже в Польше в 1939 году основным средством истребления танков были противотанковые пушки. Кампания во Франции только подтвердила тот факт, что броню танков следует усиливать. Кроме того, танки, вооружённые крупнокалиберными пулемётами и автоматическими пушками калибра 20–25 мм, к французской кампании оказались в явном меньшинстве. Одним словом, назрела необходимость в усилении бронирования. Стоит напомнить, что Гладеон Барнс (Gladeon M. Barnes) предлагал использовать броню толщиной 1,5 дюйма (38 мм) ещё в 1938 году.

Light Tank M2A4, несмотря на передовые характеристики по ряду параметров, имел и недостатки. Отношение длины к ширине у него было небольшим, и если на предшествующих танках массой 8–9 тонн это было не столь заметным, то на 12-тонном M2A4 имелась существенная тенденция к продольной раскачке. Решение проблемы оказалось несложным – достаточно было удлинить опорную поверхность гусеницы. Не самой удачной оказалась и конструкция смотровых приборов башни, а довольно массивная орудийная маска имела уязвимые области.

В отличие от предшественника, на Light Tank M3 клёпки никуда не прятали

3 июня 1940 года Комитет по вооружению (OCM) подписал протокол №15864, согласно которому танки, планирующиеся к выпуску в 1941 году, должны были оснащаться бронёй толщиной 1,5 дюйма. Впрочем, усилением брони дело не ограничилось, поэтому 5 июля был подписан протокол №15932, согласно которому танк 1941 года выпуска получал обозначение Light Tank M3. Решение обоснованное, поскольку от исходного Light Tank T2E1, послужившего базой для Light Tank M2A1, в новой машине осталось очень немногое. Даже с Light Tank M2A4, послужившим непосред­ственной основной для разработки, у нового танка было достаточно много отличий, сводившихся далеко не только к разнице в толщине брони.

В отличие от Light Tank M2A4, принятию на вооружение которого предшествовал почти год испытаний, Light Tank M3 попал на конвейер сразу. American Car & Foundry Company запустила производство M3 в марте 1941 года, а на Абердинский полигон первый образец лёгкого танка поступил только в апреле. Подобное решение выглядит вполне обоснованным: несмотря на то что Light Tank M3 был машиной новой, каких-то радикальных отличий от предшественника в нём не было. Двигатель и трансмиссия остались теми же, прежней, за исключением ленивцев, осталась и ходовая часть, а боевая масса выросла незначительно (с 11,6 до 12,7 тонн).

Кожух трансмиссии Light Tank M3 стал литым, а орудийная маска лишилась длинного кожуха, защищавшего откатник

На первый взгляд, новая машина может показаться шагом назад с точки зрения конструкции. Дело в том, что корпус и башня Light Tank M3 собирались при помощи клёпки, в то время как на M2A4 визуально заклёпок было меньше. На самом деле впечатление обманчиво: клёпка на M2A4 использовалась ничуть не в меньшем объёме. Правда, собирался он на рейках, а часть клёпок имела плоские головки. Если конструкция корпуса и поменялась, то явно не в худшую сторону. Для начала, толщину верхнего лобового листа увеличили с 25 до 38 мм. Теперь на дистанции больше полукилометра обеспечивалась защита от 37-мм немецкой противотанковой пушки.

Ещё более внушительной оказалась защита кожуха трансмиссии – 44 мм. Впрочем, следует иметь в виду, что литые детали имеют меньшую снарядостойкость, чем катаные, так что на практике «литые» 44 мм были эквивалентны «сварным» 38 мм. Благодаря литью кожух трансмиссии удалось выполнить одной деталью, что было явным плюсом с точки зрения технологичности и снарядостойкости.

В целях усиления защищённости конструкторы отказались и от боковых «форточек» механика-водителя. Это немного ухудшило обзорность в походном положении, но зато танк лишился деталей, которые могли отлететь при попадании в них даже крупнокалиберных пуль. Толщина бортов и кормы остались прежними – 25 мм.

Гораздо больше изменений оказалось в кормовой части. У танка появился небольшой «хвост», благодаря которому удалось улучшить защиту системы охлаждения. Теперь на надмоторной плите, уязвимой для гранат и бутылок с зажигательной смесью, вместо решётки имелся хорошо защищённый воздуховод. Туда же «отправились» и глушители выхлопной системы. Таким образом, снаружи остались только воздушные фильтры, которые, к слову, были переделаны. Не менее заметным изменением оказались новые ленивцы, гораздо большие по диаметру и вынесенные далеко назад. Благодаря такому решению увеличилась длина опорной поверхности, что уменьшило продольные колебания танка и его удельное давление на грунт.

Количество смотровых лючков на башне сократилось, а корма корпуса сильно изменилась

Конструктивно вооружение и башня Light Tank M3 во многом повторяли те, что были у предшественника. Вместе с тем, хватало и отличий. Форма башни осталась прежней, но при этом количество смотровых лючков сократилось с семи до трёх. При этом они открывались наружу, что явно пошло на пользу снарядостойкости. Толщину брони также увеличили до 38 мм, но это касалось лишь лобовой детали.

Усилили и орудийную маску, которая стала заметно компактнее за счёт того, что пушка лишилась длинного накатника. Переделанная орудийная установка получила индекс M22 Mount. Стоит упомянуть одну деталь, о которой обычно забывают. Дело в том, что и установка M20, и новая M22 имели возможность «точной доводки» в горизонтальной плоскости (без поворота самой башни). Как правило, о подобной функции вспоминают, описывая японские танки, но на деле такой «доворот» впервые применили ещё на Renault FT. Имелся он на орудийной установке американского лёгкого танка M1917, на лёгких танках T1, на средних M1921/T1, T2 и T3. От такой функции американцы отказались только к 1942 году.

Поиск идеальной башни

Ещё до того момента, как Light Tank M3 начал сходить со сборочных линий American Car & Foundry Company, Комитет по вооружению стал рассматривать вопрос об улучшении его конструкции. Звучит подобное немного странно, но это вполне нормальная практика. Стоит отметить, что о радикальных изменениях речи не шло. Тем не менее, основания для улучшения конструкции были.

Light Tank M3, получивший сварную башню D38976

Основной претензией Комитета по вооружению стала технология изготовления танка. Прежде всего речь шла о башне. Дело в том, что клёпаная конструкция имела одну крайне опасную для экипажа особенность. При попадании снаряда, даже если он не пробивал броню, клёпки откалывались изнутри, превращаясь в поражающие элементы. В итоге несколько попаданий могли вывести экипаж из строя, даже внешне не повредив башню. Вполне логичным решением стало решение Комитета 27 декабря 1940 года о замене клёпаной башни D37182 на сварную.

Танк с башней D38976, вид справа

Новая башня получила обозначение D38976. Внешне она практически ничем не отличалась от башни предыдущего образца — изменения коснулись в основном технологии сборки. Протестирована башня была на танке с серийным номером 279, и вскоре после этого её пустили в серийное производство. В результате Light Tank M3 с «первоначальными» башнями D37182 оказались сравнительно малочисленными. Надо сказать, что полностью от клёпано-болтовых соединений избавиться не удалось. Дело в том, что орудийная установка M22 снималась вместе с лобовым листом башни, который крепился как раз на болтах. Из-за этой особенности подобная система использовалась во всех модификациях башни Light Tank M3.

Танк с башней D39273, получившей гнутые борта и кольцо для защиты башенного погона

Очередные предложения по переделке башни поступили 27 марта 1941 года. На сей раз Комитет по вооружению распоряжением №16583 утвердил специальное кольцо в нижней части башни, которое должно было прикрывать подбашенный погон от попаданий снарядов и пуль. Идея вполне здравая. Но появление этого кольца повлекло за собой и переделку башни в целом.

Танк с серийным номером 1946 и новой башней D39273 поступил на Абердинский полигон в ноябре 1941 года. В результате переделок от старой башни остались орудийная установка, зенитная турель и подбашенный погон. Корпус башни стал не просто сварным, а ещё и гнутым, снизу к нему приваривалось то самое кольцо. Полностью поменяла форму командирская башенка, ставшая заметно меньше по размерам. Одновременно были переделаны и смотровые приборы, которыми стало намного удобнее пользоваться. Новая башня была запущена в производство в конце 1941 года.

Хорошо заметно, что в башенном люке предусматривалась установка перископа, но ставился он далеко не всегда

Финальным аккордом в эволюции башни Light Tank M3 стала реализация инициативы Комитета по вооружению по установке в танк новой 37-мм танковой пушки M6. В отличие от M5, которая по конструкции почти не отличалась от противотанковой пушки M3, новое орудие имело иной по конструкции ствол и казённую часть. Пушку, стандартизированную 14 ноября 1940 года, решили ставить в новой орудийной установке M23, оснащённой вертикальным стабилизатором. Появление стабилизатора не оставило места системе с «точной доводкой». Испытывали новую орудийную установку в мае 1942 года, причём она была установлена в новой башне, которая вместо командирской башенки получила два люка.

Нельзя сказать, что экипаж сильно горевал от потери башенки, поскольку в боевом положении она использовалась нечасто. Зато инновации со стабилизатором вызвали неоднозначную реакцию. Дело в том, что ещё на Light Tank M2A4 почётную функцию наводки башни по горизонтали возложили на командира (он же заряжающий). До поры до времени это не было особой проблемой, поскольку у наводчика оставались функции наводки по вертикали, да и «точной наводки» плечевым упором без поворота башни с сектором 20 градусов хватало. В варианте со стабилизатором ни о какой точной наводке пушки речи больше не шло. Вместо механизма горизонтальной наводки в распоряжении у наводчика остался только стопор башни. Посмотрев на мучения экипажа, от такой весёлой концепции американцы отказались, но – только в случае с танками для своей армии. Часть Light Tank M3 всё же оснастили новыми башнями, щедро отсыпав их англичанам, да и до Советского Союза какое-то количество доплыло.

Один из танков, получивших новую башню с установкой M23

Результатов экспериментов с шасси, подобных проведённым с башнями, в серийное производство не внедрялось. Подобно Light Tank M2A4, большинство танков оснащалось авиационными двигателями Continental W-670–9A. Их мощности хватало для того, чтобы разогнать машину до 50 км/ч (такая скорость указана в американском руководстве TM9–726). Конечно, это не 58 км/ч, как у Light Tank M2A4, но и такой скорости с лихвой хватало для выполнения возложенных на танк задач. С подобными моторами выпустили 4525 танков.

С июня 1941 года начался выпуск танка с дизельным мотором Guiberson T-1020–4. Внешне машины с дизельными моторами отличались чуть изменёнными трубопроводами к воздушным фильтрам. Таких танков, обозначавшихся Light Tank M3 (Diesel), изготовили 1281 штуку. Официально их прекратили делать в августе 1942 года, но последние 4 танка сдали аж в январе 1943 года.

Дополнительные топливные баки на испытаниях

Единственное существенное дополнение в конструкцию шасси было внесено в 1942 году. Его инициаторами стали англичане, которые жаловались на недостаточный запас хода, составлявший 120 км для бензинового мотора и 144 км для дизельного. Решение оказалось простым и бесхитростным: на надгусеничных полках разместили два дополнительных бака по 95 литров каждый. Баки соединялись трубопроводами с основной топливной системой. Поскольку баки находились довольно высоко и представляли собой хорошую мишень, их выполнили, по аналогии с самолётными баками, из самозатягивающегося материала. Установка баков удвоила запас хода, но при этом сектор обстрела орудия сократился до 90 градусов в каждую сторону. В условиях войны в пустыне с таким неудобством можно было мириться, тем более что баки легко снимались.

Light Tank M3E1, оснащённый двигателем Cummins HBS-600

Был в истории Light Tank M3 эпизод, когда он мог получить ещё одну альтернативную силовую установку. Дело в том, что применявшиеся на нём авиационные моторы были неэкономичными. Кроме того, на низких оборотах у них имелись проблемы с потерей мощности. По этой причине в марте 1941 года была запущена программа по использованию на Light Tank M3 грузовых дизельных моторов. В качестве силовой установки было предложено использовать двигатель Cummins HBS-600, турбированную версию мотора, ставившуюся в тяжёлые грузовики. Рядная «шестёрка» развивала 230 лошадиных сил, то есть оказалась сопоставима по мощности с дизелем Guiberson T-1020-4.

В ноябре 1941 года на Абердинский полигон прибыл переделанный танк, получивший индекс Light Tank M3E1. Испытания показали, что использование Cummins HBS-600 резко повысило экономичность. К тому же автомобильный мотор оказался более неприхотливым. Вот только имелась маленькая проблема: мотор оказался заметно длиннее Guiberson T-1020-4, из-за чего пришлось удлинять моторное отделение. К тому же одновременно пришлось уменьшать размеры баков. В мае 1942 года, после полугода испытаний и раздумий, от идеи отказались.

Фронтовой дебют

Появление Light Tank M3 совпало с началом перестройки американской промышленности на военные рельсы. Весной 1941 года американцы ещё не воевали, но обстановка в мире чётко указывала на то, что долго такое состояние продолжаться не будет. Уже начинались поставки военной техники англичанам, а на Тихом Океане росла напряжённость отношений с Японией. Новый лёгкий танк появился как раз вовремя. Неудивительно, что объёмы его производства на порядок превысили даже количество построенных Light Tank M2A4.

Отсутствие вооружения не было редкостью для Light Tank M3 с башнями D37182

Первые Light Tank M3 пошли в войска как учебные машины, часть из них даже не имела вооружения. Собственно говоря, танки с башнями D37182 в американской армии так и остались учебными. Зная о проблемах, которые имели место при попаданиях в клёпаную башню снарядов, американцы отправили их в тренировочные центры. Подобные танки практически не поставлялись союзникам, лишь англичане получили небольшую партию. В кадрах хроники они мелькают исключительно на учениях, причём часто без вооружения. Впрочем, даже в таком виде они были гораздо полезнее танков, которые до того использовались в качестве учебных.

Совсем другая судьба была уготована M3 Light Tank со сварными башнями D38976. Именно эти танки были отправлены в английские войска, они же оказались первыми танками американского производства, на которых сами американцы пошли в бой. В сентябре 1941 года 194-й танковый батальон под командованием подполковника Миллера был отправлен на остров Лусон (Филиппины) для усиления находящейся там группировки. Местом дислокации батальона стала Манила, столица Филиппин. В ноябре 1941 года туда же был переброшен 192-й танковый батальон под командованием майора Викорда. Задачей батальона стала охрана авиабазы Кларк.

Один из танков, воевавших на Лусоне

Высадка японских войск на Лусоне началась 8 декабря, на следующий день после атаки на Пёрл-Харбор. А спустя 5 дней японцы достигли авиабазы Кларк. Впрочем, американских танков там уже не было. Ещё в конце ноября 192-й и 194-й батальоны объединили в танковую группу под командованием подполковника Вивера. Понимая, что танки являются важным резервом и терять их сразу нельзя, американцы отвели группу к полуострову Батаан.

В бой американские машины пошли лишь 22 декабря. 5 танков под командованием лейтенанта Морина поддерживали кавалерию. Машины находились на марше, когда впереди неожиданно показался японский 4-й танковый полк под командованием подполковника Кумагайя, имевший в своём составе 38 лёгких танков «Ха-Го». Качественно противники были равноценными, но при этом у японцев имелось более чем внушительное преимущество в численности. Оценив сложившуюся ситуацию, Морин дал команду отходить, но было поздно. Головная машина, в которой находился лейтенант, оказалась подбита и загорелась, раненый экипаж попал в плен. Оставшиеся машины смогли уйти, получив попадания, но позже оказались добиты японской авиацией, господствовавшей в воздухе.

Позже участие в боевых действиях на Филиппинах также принимал японский 7-й танковый полк под командованием полковника Сонода, имевший на вооружении и средние танки, включая два Тип 97 Шинхото Чи-Ха. Впрочем, американским танкам пришлось в основном воевать с японской пехотой, отбиваясь от сил, двигавшихся на полуостров Батаан. В ходе отступления из 54 танков 194-го танкового батальона 24 оказались потерянными. Американские танкисты сражались до 8 апреля 1942 года, когда получили приказ о выведении своих машин из строя. Тем не менее, японцам досталось около двух десятков исправных Light Tank M3. Трофеи пополнили матчасть 7-го танкового полка. Судьба солдат и офицеров 192-го и 194-го танковых батальонов оказалась печальной: значительная их часть погибла во время «марша смерти» и в концентрационных лагерях.

Light Tank M3, подбитый в ходе боёв на Гуадалканале

В следующий раз Light Tank M3 применялись американцами уже на Гуадалканале. Здесь они оказались в руках морской пехоты, причём воевать им пришлось совместно с Light Tank M2A4 и Light Tank M3A1. Танки 1-го танкового батальона морской пехоты использовались в боях до января 1943 года. Эти бои стали завершением боевой карьеры Light Tank M3 в американской армии, поскольку к тому моменту в войска пошли более современные боевые машины...


Источник: http://warspot.ru/6174-pervyy-amerikanskiy-tysyachnik

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on ср, 01/03/2017 - 10:25.

yes!!!

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Tue, 28/02/2017 - 20:51.

++++++++++++ yes

Интересно, что такого страшного увидел заказчик в том, что на М3Е1 уменьшилась ёмкость баков, если "использование Cummins HBS-600 резко повысило экономичность"?

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

NF's picture
Submitted by NF on Tue, 28/02/2017 - 18:11.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.