Юрий Пашолок. Начало тернистого пути к «боевому танку»

Янв 11 2017
+
12
-

Символом французского танкостроения времён Второй мировой войны вполне заслуженно считается боевая машина Char B1 и её более совершенная версия — Char B1 bis. На начало Второй мировой это были наилучшие средние танки, которые сочетали в себе противоснарядное бронирование и серьёзное вооружение, уверенно поражавшее все танки того времени. Между тем, некоторые элементы конструкции Char B1 — прежде всего его ходовая часть и короткоствольная 75-мм пушка, расположенная в лобовом листе корпуса — выглядели весьма архаично. И у этого, разумеется, были веские причины. Хотя на вооружение Char B1 был принят всего за пять лет до начала войны, в 1934 году, история его создания началась более чем на полтора десятилетия раньше…

С пушкой в корпусе

В отличие от англичан, которые в Первую мировую войну сосредоточились, в основном, на танках тяжёлого типа, французы поначалу занялись машинами средней весовой категории. К ней относился и первенец французского танкостроения — танк Schneider CA1. В целом, французам удалось создать самые успешные средние танки Первой мировой войны. Они же оказались и самыми массовыми в своём классе. А появившиеся позже английские Medium Mk.A Whippet оказались явно хуже французских одноклассников.

Согласно распространённой версии, в дальнейшем французы сконцентрировали все усилия на лёгком Renault FT, ставшим в результате самым массовым и удачным танком Первой мировой войны. Но это не совсем так. Фирма Schneider продолжила работу над машиной среднего типа, учтя обнаруженные в ходе эксплуатации Schneider CA1 недостатки. Машина имела слишком сильно выступающую вперёд носовую часть, которая по задумке должна была использоваться для прорыва вражеских заграждений, но оказалась скорее недостатком. Кроме того, её корпус в целом оказался чересчур длинным. Ещё одной проблемой было размещение пушки с правой стороны корпуса, что ограничивало сектор обстрела.

В 1917 году началась работа над Schneider CA нового поколения.

Schneider CA.3 в варианте с установкой 75-мм орудия в корпусе. Заложенные в этой конструкции решения позже будут использованы при разработке Char B

1 мая 1917 года в Военном министерстве было представлено несколько проектов средних танков разработки Schneider. Их боевая масса варьировалась от 13,2 до 15,4 тонны. Отличалось у танков как вооружение, так и схема его размещения. В первом варианте танк имел 47-мм пушку, размещённую в башне кругового вращения, во втором 75-мм пушка обр.1897 года находилась в лобовом листе корпуса. Эти два образца показались французским военным наиболее интересными. Всего же из всех вариантов комиссия выбрала 5 штук, которые 11 мая были представлены CCAS (Comité Consultatif de l'Artillerie d'Assaut, то есть «Консультативному комитету по штурмовой артиллерии»).

По итогам совещания было принято решение разработать на базе Schneider №1 улучшенную версию танка. Башенную схему расположения вооружения танк сохранил, но при этом его пушку поменяли на короткоствольную калибра 75 мм. 5 июля 1917 года была представлена переработанная версия танка, получившая обозначение Schneider CA.3. Причём для подстраховки танк разработали в двух вариантах. Первый соответствовал техническому заданию и представлял собой переработанный Schneider №1 с увеличенной башней и 75-мм пушкой. Второй вариант башни не имел, а его короткоствольная пушка находилась в центре передней части корпуса. В качестве средства защиты от пехоты танк имел пулемёты, расположенные в носовой части корпуса и в бортах.

Неожиданно именно этот вариант был признан военными наиболее подходящим. Schneider получил заказ на изготовление четырёхсот Schneider CA.3, закипела работа по подготовке к изготовлению опытного образца, но в феврале 1918 года последовал приказ о замораживании программы CA.3, а позже её и вовсе отменили. Таким образом, французская армия осталась без средних танков второго поколения.

Средний танк разработки Delaunay-Belleville. Что за машина была его прародителем, можно понять сразу. Слева от рубки механика-водителя видна орудийная маска 37-мм пушки

Продолжение истории с французскими средними танками развивалось в инициативном порядке. Среди предприятий, задействованных в сборке Renault FT, была и фирма Delaunay-Belleville из парижского пригорода Сен-Дени. Фирма эта славилась роскошными автомобилями, но и она не смогла пройти мимо военного заказа.

На мощностях Delaunay-Belleville было построено 390 FT. Используя базу этого танка, инженеры Delaunay-Belleville разработали артиллерийский тягач для 155-мм гаубицы Canon de 155 C mle.1917 Schneider. Согласно концепции, перевозилась гаубица прямо в тягаче, откуда даже имелась возможность вести огонь. В октябре 1918 года машина была представлена на испытания, но в серию не пошла: кончилась война.

Установка более мощного двигателя потребовала увеличения моторного отделения

Используя наработки по тягачу, на Delaunay-Belleville опять же в инициативном порядке запустили разработку среднего танка. Изобретать велосипед в Сен-Дени не стали: изготовленный в 1919 году танк представлял собой увеличенный в размерах Renault FT. Носовая часть и башня были взяты от предшественника без изменений. Боевая масса выросла до 15,8 тонны, что потребовало установки нового двигателя и, соответственно, удлинения корпуса почти на метр. Одновременно корпус был сделан шире, и связано это было уже не только с новым двигателем. Дело в том, что в носовой части, слева от механика-водителя, находилась 37-мм пушка.

В таком, несколько неуклюжем, виде конструкторы Delaunay-Belleville реализовали концепцию Schneider CA.3. Незамеченной инициативная разработка не осталась. Ею заинтересовался генерал Эстьен, отец французского танкостроения.

Вместе и порознь

Итоги Первой мировой войны для французского танкостроения оказались весьма противоречивыми. С одной стороны, именно французы создали лучшие танки Великой войны, первыми перейдя к оптимальной компоновке, признанной впоследствии классической. С другой стороны, полностью реализовать потенциал своей танковой промышленности они не успели. Тяжёлые танки прорыва, главное детище Эстьена, на поля сражений не успели. Кроме того, они оказались слишком дорогими, что и предопределило их дальнейшую судьбу.

Что же касается Renault FT, то он, несмотря на то что был лучшим лёгким танком мира, всё равно оказался далёк от идеала. Защищён он был только от пуль винтовочного калибра, а поставить в него что-то крупнее 37-мм пехотной пушки оказалось задачей не из лёгких. В конце концов Эстьен пришёл к разумному выводу: будущее — за средними танками. Их размеры позволяли иметь и достаточно толстую броню, и мощное вооружение, а обходились они куда дешевле, чем тяжёлые танки.

Согласно концепции Эстьена, Renault FT должны были уйти в небытие, постепенно уступив место на полях сражений «боевым танкам» (char de bataille, или Char B). Их боевая масса оценивалась в 13–14,5 тонны, а общая концепция во многом повторяла Schneider CA.3. В качестве основного вооружения предусматривалась 75-мм пушка, как орудие минимального калибра, способного эффективно бороться с лёгкими укреплениями. Предполагалось, что она будет находиться в лобовой части корпуса. Экипаж должен был состоять из трёх человек. Наличие вращающейся башни считалось не обязательным, и в любом случае там планировалось разместить вооружение не крупнее пулемёта.

Готовить почву к началу работ Эстьен начал в 1920 году. Год спустя, в конце 1921 года, генерал инициировал программу по разработке нового танка. Помимо Delaunay-Belleville, к работе Эстьен подключил фирмы FAMH, FCM, Renault и Schneider. Согласно первоначальному договору, первый заказ на Char B составил 120 танков. По итогам работ Delaunay-Belleville получала заказ на 10 машин, FAMH — 15, FCM — 15, а Schneider и Renault — по 30.

По предложению Эстьена, фирмы должны были вместе разрабатывать этот самый Char B. На деле все получилось совсем не так: почти все производители пошли своими дорогами. Более того, Delaunay-Belleville, которая первой реализовала в металле концепцию нового среднего танка, довольно быстро вышла из конкурса. Её танк лишь по массе подходил под предъявленные тактико-технические требования, в остальном же он оказался устаревшим. Таким образом, конкурентов осталось четверо.

Из-за роста требований к бронированию, которое должно было составлять минимум 25 мм в лобовой части и 20 мм по бортам, в боевую массу 14,5 тонны разработчики вписаться не смогли. Кроме того, в конце концов требование установить башню с пулемётным вооружением стало обязательным.

По мнению генерала Эстьена, разработанная FAMH машина лучше всего подходила под требования, отражённые в концепции Char B

Фирма FAMH, или Compagnie des Forges et Acieries de la Marine et d'Homecourt, чьи танки более известны под обозначением Saint-Chamond («Сен-Шамон», в этом городе там располагалось предприятие), подготовила наиболее подходящий под требования Эстьена танк. Он оказался самым коротким (общая длина 5,2 метра), а его орудие располагалось строго по центру корпуса, как и требовало техническое задание. Впрочем, механику-водителю от этого комфортнее вряд ли становилось. Хотя он имел отдельную рубку, пушка всё равно находилась в непосредственной близости от его ног. Дополнительные проблемы доставляла пневматическая система управления, требовавшая от механика-водителя дополнительных усилий.

Как и требовало техническое задание, экипаж танка состоял из трёх человек. Помимо механика-водителя и его помощника, которые одновременно обслуживали пушку, в состав экипажа входил командир, разместившийся в пулемётной башне. Ему также пришлось несладко: помимо исполнения непосредственных обязанностей, он был наводчиком и заряжающим спарки пулемётов Hotchkiss Mle.1914. Их обслуживание требовало недюжинной сноровки. Стоит отметить, что у всех танков, созданных по программе Char B, экипажи и их расположение оказались аналогичными.

Этот же танк спереди. Его механику-водителю сложно позавидовать

При боевой массе в 17 тонн Char B разработки FAMH имел 120-сильный двигатель Panhard. Его вполне хватало, чтобы развивать максимальную скорость 18,2 км/ч, то есть двигаться более чем в два раза быстрее, чем Renault FT. Как и у всех остальных машин, представленных на конкурс, силовая установка и трансмиссия танка размещались в кормовой части.

Передовым решением стало использование в качестве упругих элементов подвески пневматических амортизаторов. Что же касается траков, то они имели английское происхождение. Французы воспользовались наработками Филиппа Джонсона, которые использовались им на Medium Tank Mk.D. Как и американцы на своём Medium Tank M.1922, инженеры FAMH установили на танк траки с деревянными подушками, которые могли «работать» на неровном грунте.

Аналогичным образом с ходовой частью поступили и инженеры FCM (Forges et chantiers de la Méditerranée). Они позаимствовали у Medium Tank Mk.D не только траки, но и подвеску с крайне оригинальным решением в виде троса, исполнявшего роль упругого элемента. Судя по всему, фирма из пригорода Тулона таки получила информацию от американцев о том, насколько ненадёжным является канат, поскольку вместо него французы установили цепь Галля.

На танке, который иногда обозначают как FCM 21, также использовался двигатель Panhard, но из-за чуть подросшей массы его скорость снизилась до 17,5 км/ч. С другой стороны, за счёт большего запаса топлива дальность действия, по сравнению с машиной FAMH, выросла с 70 до 175 километров.

Средний танк разработки FCM. Сходство с FCM 2C налицо, причём башня командира — это кормовая башня с тяжёлого танка

В облике танка от FCM легко угадывался танк прорыва FCM 2C. Несмотря на иную подвеску и траки, общая концепция ходовой части мало поменялась. Во многом схожей оказалась и конструкция корпуса. Танк от FCM оказался самым длинным (6,5 метра) и самым высоким (2,5 метра). На высоте сказалась командирская башенка, которая, как и башня, по своей конструкции также вела родословную от FCM 2C.

Бронирование варианта FCM осталось на уровне машины FAMH — 25 мм. Роднило его с танком конкурента и неудобство размещения механика-водителя. Он размещался с левой стороны, а с правой находилась пушка. Вряд ли такое соседство способствовало удобству работы, к тому же резко ухудшилась обзорность. С другой стороны, командир в танке от FCM чувствовал себя едва ли не королём. Мало того, что у него имелась командирская башенка, так ещё и сама башня была заметно крупнее, чем у конкурентов.

Опытный образец среднего танка SRA (Renault JZ) в сборочном цеху. Хорошо видна конструкция ходовой части

Единственными фирмами, внявшими словам Эстьена и решившими работать сообща, оказались Schneider и Renault. 21 октября 1921 года они подписали соглашение о совместной работе. Конкуренция сохранялась, и каждый производитель по некоторым направлениям пошёл своей дорогой. Тем не менее обе фирмы двигались примерно общим курсом, причём по ряду узлов и агрегатов у их машин произошла унификация.

Оба танка имели практически одинаковые башни разработки Schneider, внутри которых находилась спарка пулемётов Hotchkiss. Позже модифицированная башня, известная как ST1, и её улучшенная версия ST2 использовались на лёгких танках Renault D1. Унификация коснулась и силовой установки: в её качестве на обеих танках использовался 180-сильный двигатель Renault. Схожим оказалось и бронирование, увеличенное до 30 мм, а также боевая масса — 19 тонн. В значительной степени похожими были и корпуса танков, особенно это касается установки вооружения и размещения механика-водителя. Наконец, танки имели похожие названия — SRA и SRB, где «SR» расшифровывается как Schneider-Renault.

SRA на ходовых испытаниях

Разработанный Renault танк SRA имел также внутреннее обозначение — Renault JZ. Эта машина оказалась практически полностью разработкой фирмы из Булонь-Бийанкур. По длине танк оказался посередине между детищами FAMH и FCM — 5,95 метра. Быстрее 17,5 км/ч он не разгонялся, но высокая скорость перемещения и не входила в перечень требований, предъявляемых к танку военными. Как и у прочих конкурентов, на SRA использовались траки по типу Medium Tank Mk.D, но при этом использовалось тележечное размещение опорных катков (2 тележки по 6 катков на каждой) и рессорная подвеска. В целом такая ходовая часть оказалась надёжнее, чем у конкурентов.

Таким танк был после прохождения этапа испытаний. Хорошо видно, насколько износились траки, а в особенности — их деревянные подушки

Главная изюминка танка Renault, впрочем, заключалась в вооружении. 75-мм короткоствольную пушку конструкторы максимально сдвинули вправо, при этом возможность наведения по горизонтали без поворота корпуса всего танка у неё отсутствовала вообще. Данное решение снижало манёвренность огня, но при этом оказалось явным плюсом с точки зрения защищённости. Кроме того, механик-водитель SRA оказался в более комфортных условиях. Несмотря на то что он всё равно выполнял функцию наводчика, по сравнению с водителями вариантов Char B от FAMH и FCM ему жилось куда проще. Это же справедливо в отношении обзорности. Заметно облегчало управление и наличие сервоприводов.

SRB, разработанный Schneider, имел очень похожую конструкцию лобовой части корпуса, правда, за одним исключением. Вместо короткоствольной 75-мм пушки здесь была установлена 47-мм длинноствольная. На этом танке также была установлена система поворота NAEDER, которая заметно упростила механику-водителю наведение пушки по горизонтали. На SRB по протекции Луи Рено установили и сервопривод.

SRB был единственным танком, обладавшим отличной от конкурентов пушкой, которая, впрочем, имела такую же установку, что и на SRA

Заметным отличием SRB от SRA стала ходовая часть. На танке использовалась очень похожая по конструкции подвеска, которую, впрочем, позже хотели поменять на гидропневматическую. Но вместо траков по типу Medium Tank Mk.D здесь использовалась более традиционная конструкция. За основу были взяты траки по типу Renault FT, которые подверглись серьёзной переделке. Очень похожие по конструкции траки позже были разработаны для Renault NC. Кстати, при одинаковом моторе SRB оказался чуть быстрее SRA.

Когда в товарищах согласья нет

Поскольку танки пришлось проектировать с нуля, работы по ним затянулись. Презентация всех четырёх машин состоялась 13 мая 1924 года в Рюэй-Мальмезоне. Начались совместные испытания, которые продолжались до марта 1925 года.

Танки должны были комплектоваться специальным прицепом, в котором находилось 800 литров горючего, а также можно было перевозить до 8 человек

Итоги испытаний стали для генерала Эстьена неприятной неожиданностью. Он предполагал, что из конкурирующих машин удастся выбрать лучшую, и именно её запустят в серийное производство. На практике же оказалось, что каждый из представленных танков имел свои недостатки.

Танк разработки FAMH оказался крайне сложным с точки зрения вождения, к тому же наблюдались его неоднократные поломки. У прототипа FCM ахиллесовой пятой оказалась коробка передач, которая неоднократно выходила из строя. Похожие проблемы преследовали и SRA. Кроме того, траки конструкции Филиппа Джонсона были признаны не самыми удачными. Поначалу всё было нормально, но в ходе испытаний траки с деревянными башмаками приходили в негодность. Стало ясно, что цельнометаллические траки более удачны, но и они требовали доработки.

Char B разработки Renault, FCM и FAMH на совместных испытаниях, 1924 год.

Явным фаворитом выглядел SRB, чья ходовая часть оказалась лучше, а система NAEDER показала себя во всей красе. Но полностью Эстьена не устроил и этот танк. По итогам испытаний в контракте на серийное производство было отказано всем конкурентам. Вместо этого Эстьен разработал новые тактико-технические требования, которые подразумевали иные условия работы. Вместо четырёх танков теперь требовалось разработать один, при этом общая концепция новой машины должна была стать совместной разработкой фирм Schneider и Renault. В машине должны был использоваться двигатель Renault, двойной дифференциал Schneider, сцепление Fieux и устройство поворота NAEDER. Отдельные элементы ходовой части планировалось позаимствовать от танков разработки FCM и FAMH.

Толщину брони требовалось увеличить до 40 мм в лобовой части, 30 мм по бортам, толщина крыши должна была составить 20 мм, а пола — 15 мм. Боевая масса при этом предполагалась на уровне 19–22 тон. Общий контроль над проектом передавался фирме Renault, которая действовала в тесном сотрудничестве с STCC (Section technique des chars de combat, то есть «технической секцией по танкам»). Активное участие в работах должны были принимать и инженеры Schneider.

Таким образом, проект среднего танка нового поколения после почти четырёх лет работ перезапускался уже во второй раз. А до принятия на вооружение Char B1 ещё оставались долгие девять лет.

Источники и литература:

Материалы Centre des archives de l'Armement et du personnel civil (CAAPC)

Le Char B1, Pascal Danjou, TRACKSTORY №13, 2012

The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 1914–1940, Franзois Vauvillier, Histoire & Collections, 2014

GBM 78, 100

Источник - http://warspot.ru/7554-nachalo-ternistogo-puti-k-boevomu-tanku

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
byakin's picture
Submitted by byakin on ср, 11/01/2017 - 18:39.

было, уважаемый коллега. http://alternathistory.com/nachalo-ternistogo-puti-k-boevomu-tanku-predystoriya-sozdaniya-frantsuzskogo-tyazhelogo-tanka-char-b

В словосочетании "альтернативная история" многие авторы упирают на слово "альтернативная", совершенно забывая про слово "история".