Юрий Пашолок. Infantry Tank Mk.I. Первый пехотный

Июл 23 2017
+
13
-

В истории мирового танкостроения было немало машин, которым крупно не повезло. В полной мере это относится и к британскому Infantry Tank Mk.I. С лёгкой руки зарубежных историков затерялось даже его имя: танк знают преимущественно под обозначением Matilda, хотя на самом деле оно относится к совсем другой машине. Став первым английским пехотным танком в истории, к началу Второй мировой войны Infantry Tank Mk.I безнадёжно устарел. И даже толстая броня оказалась слабым аргументом для выживания в условиях боёв, к которым он просто не был приспособлен.

 

Renault NC по-английски

 

С лёгкими танками у англичан дело не заладилось с самого начала. Созданный в 1923 году Light Tank Mk.I быстро превратился в Medium Tank Mk.I, поскольку лёгким он был только по массе. Та же судьба постигла и Light Tank Mk.II, который был быстро переквалифицирован в Medium Tank Mk.II. Классический же лёгкий танк с боевой массой в 5–7 тонн у англичан не получался.

Впрочем, не очень-то военные Туманного Альбиона его и хотели. Роль машин поддержки пехоты они отводили танкеткам, для борьбы с танками предполагалось использовать машины среднего класса, а для прорыва предназначались тяжёлые танки с толщиной брони порядка 25 мм. На роль танка прорыва, кстати, претендовал A1E1 Independent, но его разработка затянулась, да и получился он безумно дорогим. Ну а лёгким танкам в этой системе вооружения просто не было места.

Когда лёгкие танки в английской армии всё же появились, их концепция радикально отличалась от бытовавших в то время представлений о лёгких танках в других странах. Дело в том, что построенный в 1929 году Light Tank Mk.I являлся фактически развитием танкетки Carden-Loyd Mk.VII, да и авторы у обеих машин были одни и те же. Задачи у лёгких английских танков оказались такими же, что и у танкеток. При этом для сопровождения пехоты на поле боя они подходили весьма ограниченно, поскольку толщина их брони защищала только от стрелкового вооружения винтовочного калибра.

Что же касается Vickers Mk.E, который специально создавали как лёгкий танк сопровождения пехоты, то к нему английские военные отнеслись с большим скепсисом. Как ни странно, в значительной степени этому способствовало сравнение с более лёгким собратом Light Tank Mk.I. При почти той же защищённости Vickers Mk.E был менее манёвренным, а как специализированное средство «зачистки окопов» его не рассматривали. В результате испытания «экспортного бестселлера», проводившиеся военным ведомством в 1930 году, закончились ничем.

Infantry Tank A11E1, осень 1936 года

Между тем в начале 30-х годов поблизости от Великобритании усиленно развивалась совсем другая европейская школа танкостроения — французская. Что интересно, у французов сложилась противоположная ситуация. Несмотря на массу проблем, они смогли выпустить малую серию лёгких танков Renault NC, а вот со средними машинами у них наблюдались огромные проблемы. Хотя французские военные отвергли Renault NC, неспешный, но хорошо бронированный лёгкий танк оказался образцом для подражания для танкостроителей в других странах. И, хотя фактически их закупили только японцы, согласно справочникам того периода, Renault NC якобы находились на вооружении Югославии, Швеции, Польши и самой Франции.

Атмосферу своеобразного ажиотажа вокруг этой машины дополнительно подогревала информация о наличии NC-2 с двумя пулемётами и других похожих машин, причём часть подобных слухов являлись не более чем «уткой» и домыслами. Как бы то ни было, в один прекрасный момент английские военные захотели собственный Renault NC.

Запуск программы по разработке пехотных танков вполне справедливо связывает с сэром Перси Хобартом. В 1934 году он был назначен командиром Танковой бригады, в которой на тот момент были собраны английские танки. Тогда же он стал инспектором Королевского танкового корпуса, получив, таким образом, контроль над разработкой перспективных боевых машин.

В том же 1934 году появились требования на два танка нового типа — пехотных. Обе боевые машины должны были иметь броню толщиной 25 мм и скорость порядка 16 км/ч. Первый тип пехотного танка должен был иметь вооружение, состоящее из пулемёта калибра либо 7,62, либо 12,7 мм. В отличие от второго, более тяжёлого пехотного танка, вооружённого 2-фунтовой (40-миллиметровой) пушкой, более лёгкая пулемётная машина должна была стать основным средством поддержки пехоты. Гораздо более массовый, этот танк должен был представлять собой подвижное пулемётное гнездо, которому были бы не страшны ни пулемёты, ни пушки.

Этот же танк после первых переделок. Добавились фары в защитных кожухах, а также зеркало заднего вида

В качестве подрядчика выступили фирмы Vickers-Armstrongs и Carden-Loyd. Часто создателем нового лёгкого танка называют сэра Джона Кардена, но на деле ситуация была несколько иная. В созданной Карденом и Лойдом фирме трудилось немало талантливых инженеров, включая Лесли Литтла (Leslie Francis Little). Как и основатели Carden-Loyd, начинал он свою карьеру как офицер британской армии, а затем попробовал себя на поприще автомобилестроения. Литтл принимал участие практически во всех разработках фирмы, будучи фактически правой рукой Джона Кардена. Именно он и стал ведущим инженером по новому танку.

Разрабатывать танк пришлось в крайне непростых условиях. Из-за скудности военного бюджета на разработку отводилось всего 93 750 фунтов стерлингов. Ещё одним ограничивающим фактором стала цена самой машины — она должна была стоить не более 5000 фунтов стерлингов.

В дальнейшем танк получил инструментальные ящики и новые смотровые приборы

Придумывать велосипед на Carden-Loyd не стали и в качестве основы при создании собственного танка максимально использовали концепцию Renault NC. Первые наработки по машине, получившей индекс A11, были представлены Джоном Карденом в октябре 1935 года. Кстати, именно на этом наброске перспективный танк был обозначен как Matilda. Это было не более чем кодовое имя, которое, к слову, позже исчезло, и в дальнейшем он фигурировал в документах под индексом A11.

В исходном варианте танк должен был иметь подвеску системы Хорстмана, которая использовалась на лёгких танках Vickers-Carden-Loyd. Иначе выглядели и башня, и корпус. Тот танк, который мы знаем, появился позже. Длинный узкий корпус, одноместная литая башня, экипаж в два человека, размещение трансмиссии сзади — всё это было совсем не свойственно создававшимся до сей поры английским лёгким танкам.

Благодаря использованию максимально узкого корпуса удалось снизить массу танка. Вместе с тем при разработке A11 были устранены уязвимые места, которые достались Renault NC ещё по наследству от Renault FT. От большого люка во лбу корпуса инженеры Carden-Loyd отказались, заменив его одностворчатой конструкцией, разместившейся на крыше. Сам корпус получился немного ниже, чем у Renault NC. Моторно-трансмиссионное отделение стало несколько шире, поскольку в качестве силовой установки использовался V-образный 8-цилиндровый двигатель Ford. Этот легковой мотор объёмом 3,62 литра развивал мощность всего в 70 лошадиных сил, но по расчётам этого должно было хватать для достижения требуемой скорости.

Последним добавлением на A11E1 стали задние брызговики

Новая машина получилась заметно шире, чем французский аналог. Во многом это оказалось связано с ходовой частью. Изобретать новую конструкцию подвески Литтл не стал и позаимствовал её с артиллерийского тягача Dragon, Medium Mk.IV, созданного на базе Vickers Mk.E. Таким образом, в некотором смысле эти два танка поддержки пехоты являются «родственниками» (даже если не считать того, что разработали их одни и те же люди). Очень похожей оказалась и конструкция траков.

Благодаря более низкому центру тяжести и большей ширине A11 должен был гораздо меньше страдать от проблем с опрокидыванием, чем Renault NC.

 

Самоходная пулемётная точка

 

В самый разгар работ по A11 случилось несчастье. Помимо танкостроения, сэр Джон Карден увлекался авиацией, в частности, в 1935 году он основал Carden Aero Engines Ltd. Увлечение оказалось для него фатальным: 10 декабря 1935 года произошла авиакатастрофа, в которой талантливый инженер погиб. Это означало фактическую смерть фирмы Carden-Loyd, к тому моменту и так ставшую придворным подразделением Vickers-Armstrongs. Лесли Литтл окончательно перешёл в Vickers, где и продолжил работу над A11.

Схема смазки Infantry Tank Mk.I, которая даёт общее представление о компоновке танка

Между тем к 1936 году концепция лёгкого танка поддержки пехоты изменилась. К этому времени стало очевидно, что броня толщиной 25 мм уже не может обеспечить защиту от противотанковых пушек. Французы ещё в 1934 году увеличили толщину брони для лёгких танков до 40 мм. Именно с такой бронёй выпускались, например, Renault R 35 и FCM 36. Впрочем, и эта толщина была, с точки зрения англичан, недостаточной. В конце концов требования по броне для A11 были доведены до 60 мм.

Вышедший в сентябре 1936 года на испытание опытный образец, получивший обозначение A11E1, оказался крайне неординарной машиной. При бронировании тяжёлого танка он имел вооружение лёгкого. Утолщение брони довело его боевую массу до 11 тонн. До значившихся в требованиях 16 км/ч перетяжелённая машина не могла разогнаться, как бы того ни хотели её создатели. 12,8 км/ч оказались для A11E1 пределом. Впрочем, английских военных это не отпугнуло. Для сопровождения пехоты такой скорости, сопоставимой со скоростью Renault FT, казалось вполне достаточно.

Первый серийный Infantry Tank Mk.I (WD-номер T.3433, регистрационный номер MHM 788), оснащённый тралом Fowler Coulter Plough

Позже машина получила WD-номер T.1724 и регистрационный номер CMM 880. По ходу испытаний в конструкцию ходовой части были внесены изменения. В частности, задние опорные катки стали цельнометаллическими, поскольку резиновые бандажи сильно изнашивались. Также танк получил инструментальные ящики в носовой части корпуса и фары в защитных кожухах. Поскольку во время движения по пересечённой местности крыша моторно-трансмиссионного отделения забрасывалась грязью, сзади появились небольшие брызговики.

В 1937 году на A11E1 был установлен опытный образец противоминного трала, разработанного фирмой John Fowler & Co. Специализировалась эта фирма на тракторах и плугах, посему и разработанный ею трал больше напоминал плуг. Так он и назывался — Fowler Coulter Plough.

Привод на цепную передачу в кормовой части корпуса, который устанавливался на танки, оснащавшиеся Fowler Coulter Plough

По итогам испытаний был составлен список изменений и дополнений, которые требовалось внести в серийные машины. В апреле 1938 года, спустя более чем полтора года после начала испытаний, Военное министерство выдало Vickers-Armstrongs заказ на выпуск 60 танков, получивший официальное обозначение Infantry Tank Mk.I. Их WD-номера были распределены в промежутке между T.3433 и T.3492. В конце апреля было заказано ещё 60 танков второй партии, получивших WD-номера T.5551-T.5610.

Уже первый серийный Infantry Tank Mk.I (WD-номер T.3433, регистрационный номер MHM 788) оснащался всё тем же тралом Fowler Coulter Plough. Даже со снятым тралом переделку под инженерную машину было легко отличить по приводу на цепную передачу в кормовой части корпуса. Идея с самоходным тралом настолько понравилась английским военным, что было решено переделать подобным образом в общей сложности 70 танков.

Infantry Tank Mk.I первой производственной серии из состава 4 Королевского танкового полка. На башне видны нарисованные глаза — одна из отличительных особенностей танков этой части

Серийные Infantry Tank Mk.I несколько отличались от опытного образца. Была изменена конструкция ведущего колеса, а лобовая деталь корпуса, которая ранее собиралась из трёх частей и имела сложную форму, стала изготавливаться единой деталью. Был изменён и смотровой прибор механика-водителя, а в люке появился смотровой прибор MK-IV. Заметно изменилась башня, у которой почти на нет были сведены «брови», имевшиеся ближе к крыше. Также на бортах башни появились крепления для дымовых гранатомётов.

На бортах корпуса танка появились крепления для огнетушителя, троса и других предметов ЗИП. Серийные танки комплектовались радиостанцией №11, антенна которой размещалась позади и правее башни. Кроме того, от кожухов для фар было решено отказаться. Чтобы компенсировать недостаточный обзор механика-водителя, с правой стороны появилось зеркало заднего вида.

Серийный танк с WD-номером T.3443 и регистрационным номером MHM 798, вид сзади

В январе 1939 года заказ был увеличен ещё на 19 танков с WD-номерами T.8101-T.8119. Следует отметить, что танки второй и третьей производственной серии несколько отличались от более ранних машин. Для начала, эксплуатация танков показала, что фары установлены неправильно, и на низких углах наклона пулемёта попадают в его сектор обстрела. По этой причине фары перенесли в носовую часть корпуса. Кроме того, несколько изменилось размещение ЗИП, а инструментальные ящики увеличились в размерах. Был изменён и смотровой прибор механика-водителя.

Танк второй производственной серии. Хорошо видна разница в смотровом приборе механика-водителя, размещении фар и форме инструментальных ящиков

Отдельно стоит упомянуть обозначение танка. С лёгкой руки английских историков Infantry Tank Mk.I известен как Matilda либо Matilda I. Согласно публикациям, название это появилось благодаря генерал-лейтенанту сэру Хью Эллису (Sir Hugh Jamieson Elles), в 1934 году занявшему пост главы по вооружению английской армии. Якобы танк спереди напомнил Эллису игрушечную утку, которую звали Матильда.

Так этот танк именовался официально. Обозначение Matilda появилось в 1941 году и относилось к совсем другой машине

На деле это не более чем легенда. Правдой является то, что на наброске от 10 октября 1935 года сэр Джон Карден действительно обозначил машину кодовым именем Matilda, но в дальнейшем такое название в отношении этого танка не использовалось. Дело в том, что во всех документах эта машина обозначается как Infantry Tank Mk.I. В официальном употреблении обозначение Matilda появилось весной 1941 года, и получить его Infantry Tank Mk.I уже не мог, поскольку подобные названия давали машинам, находившимся в производстве. Между тем этот пехотный танк перестали производить ещё в августе 1940 года, а к весне 1941 года он находился только в учебных частях. А название Matilda I носил совсем другой танк.

 

Не для того поля боя

 

Согласно документам, к началу Второй мировой войны Vickers-Armstrongs сдал заказчику 67 Infantry Tank Mk.I. За четвёртый квартал 1939 года удалось сдать 39 танков, ещё 19 было сдано за первый квартал 1940 года. Танки пошли на вооружение 4-го и 7-го Королевских танковых полков.

К слову, именно с пехотных танков началась британская полуофициальная традиция давать танкам имена собственные. На деле это был один из вариантов маркировки, безошибочно позволявший определить номер полка, не вглядываясь в эмблему на носовой части танка. Все машины 4-го танкового полка получили имена собственные, начинавшиеся с буквы D, а танки 7-го полка несли имена собственные, начинавшиеся с буквы G. Танкисты 4-го танкового полка добавили к системе маркировки и свой уникальный элемент. На башнях их Infantry Tank Mk.I изображались глаза, характерные только для танков этой части.

Infantry Tank Mk.I во Франции, конец 1939 года

К началу Второй мировой войны английские военные заметно охладели к концепции «подвижного пулемётного гнезда». Становилось всё более очевидным, что танк с чисто пулемётным вооружением безнадёжно устаревает, и даже толстая броня не слишком ему помогает. По этой причине дальнейших заказов на Infantry Tank Mk.I не последовало, и на Vickers занимались тем, что выполняли ранее оформленные контракты. Не исключено, что и их выполнение Военное министерство прекратило бы, не дожидаясь окончания производства. Но заменить Infantry Tank Mk.I на тот момент было нечем.

Тот самый пехотный танк второго типа, оснащённый двухфунтовой пушкой, к началу Второй мировой войны так ещё и не начали производить. Да и в целом с танками у англичан дело обстояло очень плохо. По этой причине любые поступавшие на вооружение танки оказывались очень кстати. Кроме того, Infantry Tank Mk.I занимал одну уникальную нишу: как мы помним, его использовали как машину разминирования. К январю 1940 года было готово 14 Fowler Coulter Plough.

Небольшое число танков получило пулемёты Vickers калибра 12,7 мм. Из-за того, что бронированный кожух у этого пулемёта был таким же, как и у пулемёта калибра 7,62 мм, внешне отличить эти машины невозможно. Также существует информация о том, что англичане прорабатывали вопрос установки на свои первые пехотные танки 25-миллиметровой пушки Hotchkiss (такие же работы в отношение Renault FT проводили и французы). Теоретически подобное перевооружение было возможно, но до практической реализации дело не дошло.

Танк второй производственной серии, ещё имеющий смотровой прибор механика-водителя. Франция, весна 1940 года

10 мая 1940 года немцы начали выполнение плана «Гельб». На тот момент части Британских экспедиционных сил (British Expeditionary Force) были в недостаточной степени оснащены танками. Значительную часть танковых частей англичане перебросили во Францию уже после начала немецкого наступления.

Впрочем, части 1-й армейской танковой бригады, куда входили 4-й и 7-й Королевские танковые полки, к началу немецкого вторжения уже находились во Франции. По состоянию на май 1940 года в составе 4-го полка находилось 50 Infantry Tank Mk.I. Состав 7-го полка был несколько иным: в нём насчитывалось 27 Infantry Tank Mk.I и 23 штуки Infantry Tank Mk.II. Кстати, именно последние весной 1941 года и стали обозначать как Matilda I.

На вооружении обеих частей было 12 тралов Fowler Coulter Plough, но по назначению их так и не использовали.

Разбитый Infantry Tank Mk.I. Согласно подписи, дело происходит в Камбре

К 20 мая 1940 года оба танковых полка оказались к северу от французского города Аррас, неоднократно становившегося ареной ожесточённых битв. Они вошли в подчинение 50-й пехотной дивизии, которой командовал генерал-лейтенант Гиффорд Мартель, одна из ключевых фигур в английском танкостроении. Рядом находилась французская 3-я лёгкая механизированная дивизия, которая относилась к кавалерии.

На следующий день состоялась одна из наиболее известных сражений кампании весны 1940 года. Противостояли англо-французским войскам 7-я танковая дивизия под командованием Эрвина Роммеля и 3-я дивизия СС под командованием Теодора Эйке. Непосредственно с англичанами эсэсовцы контактировали мало. Они обходили основное место сражения, пытаясь зайти противнику во фланг, но неожиданно оказались лицом к лицу с французами.

Кстати, французские танки в ходе боя немного пострадали от английской противотанковой артиллерии, поскольку поначалу англичане приняли их за немецкие. Французы потеряли 20 танков, уничтожив 9 немецких (из состава 25-го танкового полка 7-й танковой дивизии), Эйке недосчитался 100 подчинённых убитыми и 200 — захваченными в плен.

Английские пехотные танки выстроились в две колонны. Левая колонна (37 Infantry Tank Mk.I 4-го и 7 Infantry Tank Mk.II 7-го Королевских танковых полков) вместе с пехотой стала наступать на юго-запад, обходя Аррас. Командовал этими силами непосредственно генерал Мартель. Правая колонна (23 Infantry Tank Mk.I и 9 Infantry Tank Mk.II, все из 7-го полка) поддерживала атаку пехоты на южном направлении.

Поначалу англичанам сопутствовал успех: танки немецкой 7-й танковой дивизии просто ничего не могли сделать против машин, надёжно защищённых толстой броней. На протяжении почти часа англичане медленно, но верно теснили немецкие части, давя противотанковые пушки. Отчасти досталось и эсэсовцам, до которых дошла правая колонна.

Но для Роммеля это был уже не первый случай, когда приходилось вступать в бой с танками, имевшими противоснарядную броню. Рецепт «лечения» оказался привычным — использовать против танков 88-мм зенитные пушки Flak 18, находившиеся на вооружении 23-го зенитного батальона. Впрочем, они оказались не единственным немецким средством борьбы: против английских машин активно применялись и 105-мм гаубицы leFH 18, состоявшие на вооружении 78-го артиллерийского полка.

Итог атаки для англичан оказался близким к катастрофе. Из 76 участвовавших в атаке танков было потеряно 47, а пехота, которую они сопровождали, потеряла половину личного состава. Немецкая 7-я танковая дивизия по итогам боёв потеряла 20 танков, из которых англичанами было уничтожено 11, а также большое количество противотанковой артиллерии. Стратегически битву выиграли немцы, поскольку англо-французские войска смогли лишь ненадолго задержать продвижение 7-й танковой дивизии.

Печальный итог британской атаки 21 мая 1940 года. Танки из состава 4-го Королевского танкового полка, разбитые огнём немецкой артиллерии

По итогам сражения за Аррас в составе обоих танковых полков осталось 2 Infantry Tank Mk.II и 26 Infantry Tank Mk.I. Вечером 26 мая 1940 года Британские экспедиционные силы получили приказ о начале эвакуации в ходе операции «Динамо». 4-й и 7-й танковые полки отступили к Дюнкерку, где приняли самое активное участие в обороне, прикрывая эвакуирующиеся французские и английские войска. Личный состав обоих полков также эвакуировался, но все остававшиеся на вооружении танки оказались в руках немцев. Таким образом, на полях сражений во Франции осталось больше половины от всех выпущенных Infantry Tank Mk.I.

Особого интереса к английским пехотным танкам немцы не проявили. Трофеи получили обозначение Infanterie Panzerkampfwagen Мк I 747 (e), но их не использовали даже как учебные машины. Собранные по полям сражений танки были отправлены на склады.

В течение второго квартала 1940 года заводом-изготовителем было сдано ещё 12 Infantry Tank Mk.I. Последние два танка были получены военными в августе. В боевые части они уже не попали, поскольку стало очевидным: современным требованиям к танкам эти машины не соответствуют. Использовались они в дальнейшем уже как учебные машины, да и то недолго — до 1941 года, когда в английских войсках появилась более подходящая техника.

Infantry Tank Mk.I из состава польской 10-й бронекавалерийской бригады, Англия, 1941 год

Напоследок стоит рассказать об ещё одном мифе, связанном с Infantry Tank Mk.I. Согласно некоторым публикациям, в июле 1939 года один Infantry Tank Mk.I был якобы продан в Польшу, где его захватили немцы. В качестве иллюстрации даже приводится фотография машины с башенным номером 834. На самом деле это не так.

Номер 834 на танк нанесла немецкая трофейная команда. Позже этот танк оказался на складе трофейной техники, где находились, например, и французские Char D2, которые также оказались неинтересными для немцев. Что же касается поляков, то они действительно имели на вооружении Infantry Tank Mk.I. Такой танк оказался в составе 10-й бронекавалерийской бригады полковника Мачека. Но случилось это уже в 1940 году на территории Великобритании, куда бригаду эвакуировали из Франции. До 1941 года такие танки использовались поляками как тренировочные машины.

До наших дней в той или иной степени сохранности «дожили» три Infantry Tank Mk.I. Первый из них, с WD-номером T.3447, относится к первой производственной серии. Его обнаружили на стрельбище рядом с Оттерберном и восстановили до ходового состояния. При этом вместо родного двигателя пришлось установить современный автомобильный мотор Rover. Второй танк, с WD-номером T.8106, относится к третьей производственной серии. Его также нашли на стрельбище, причём одну машину пришлось собирать из двух. На стрельбище был обнаружен и третий танк, который несёт на себе все признаки машин поздних серий. Поскольку машина тяжело повреждена, её реставрация не проводилась.

Все три танка ныне находятся в коллекции танкового музея в Бовингтоне.

Источник – http://warspot.ru/7536-pervyy-pehotnyy

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on вс, 23/07/2017 - 16:21.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on вс, 23/07/2017 - 13:31.

yes!!! Как ни ругают "Матильду", мне этот толстокожий пехотный тихоход всё равно симпатичен.