Юрий Пашолок. Чехословацкий средний

Dec 16 2016
+
15
-

Вслед за статьёй, посвящённой чехословацкому танку LT vz.35, продолжаю выкладывать статьи Юрия Пашолока, посвящённые чехословацкой броне­технике. В этой статье речь пойдёт о гораздо менее известных образцах техники, чем предыдущий танк.

В отличие от лёгких танков, с боевыми машинами среднего класса в Чехословакии дело не заладилось. Программа создания среднего танка для чехословацкой армии, продолжавшаяся почти десятилетие, закончилась практически ничем. В итоге средний танк чехословацкого происхождения пошёл в серию, воевал, а на его базе строились САУ, но известен он как венгерский Turan. Эта машина была создана на базе T-21, экспортной версии Škoda S-II-c. Между тем, чехословацкая армия выбрала не танк фирмы Škoda, а машину разработки их конкурентов из ČKD.

Возвращение к гусеничной схеме

В 20-е годы чехословацкие танкостроители, как и многие другие, увлеклись колёсно-гусеничной схемой. В 1923 году были собраны два шасси танка Kolohousenka KH.50, созданного на базе немецкого трактора Hanomag WD-50PS. Изюминкой Kolohousenka был колёсно-гусеничный движитель конструкции немецкого инженера Йозефа Фольмера. Вслед за двумя KH.50 последовали два улучшенных образца KH.60, а затем один KH.70. На гусеницах, ввиду слабо подходящего для танка тракторного шасси, максимальная скорость составляла от 15 (KH.50) до 20 (KH.70) километров в час. При переходе на колёсный ход максимальная скорость по шоссе вырастала до 35 и 60 км/ч соответственно. Впрочем, использование колёсно-гусеничной схемы заметно усложняло конструкцию.

Чехословацко-немецкий проект Kolohousenka оказался тупиковой ветвью. Тем не менее, колёсно-гусеничную схему на тот момент неудачной не признали

В 1929 году чехословацкие военные отказались от продолжения программы Kolohousenka, но не отказались от самой концепции колёсно-гусеничного танка. В тот же год появились требования на «комбинированную ударную машину среднего класса» (Kombinovaný střední útočný, сокращённо KSU). За работу над этим проектом взялась фирма Škoda. Стоит отметить, что фирма Laurin a Klement, приобретённая Škoda в 1925 году, работала по программе Kolohousenka. С другой стороны, танковое производство Škoda организовала не на мощностях бывшей Laurin a Klement в Млада-Болеслав, а на основном заводе в Пльзене. Там же было создано заводское КБ. Ещё одной фирмой, позже выступившей с конкурирующим проектом, стала Ringhoffer-Tatra, также ранее принимавшая участие в программе создания Kolohousenka. Проект Tatra получил обозначение «комбинированная ударная машина» (Kombinovany utočneny voz, сокращённо KUV).

Концепция KSU была утверждена в июле 1931 года, а в ноябре того же года появился эскизный проект. В отличие от Kolohousenka, колёсный ход находился не снаружи, а внутри корпуса. По проекту предполагалось установить вооружение, состоящее из 70-мм гаубицы либо 37-мм пушки, а также двух пулемётов. Машину массой 16,5 тонн должны были приводить в движение два 4-цилиндровых двигателя. По похожей схеме должен был быть построен и KUV. Согласно документам, 29 мая 1933 года Škoda получила заказ на изготовление двух прототипов KSU. Срок постройки ограничивался декабрём того же года. Tatra получила заказ на изготовление двух прототипов KUV со сроком сдачи 30 сентября 1933 года.

Škoda S-III была наиболее удачной машиной, созданной по чехословацкой программе среднего танка. Опыт её проектирования позже был использован при разработке SP-II-b

Этим планам было не суждено сбыться. По ходу проектирования становилось всё более очевидным, что идея с колёсно-гусеничным ходом является тупиковой ветвью развития танков. Единственной жизнеспособной схемой колёсно-гусеничного движителя оказалась схема Кристи, да и то сам Джон Уолтер Кристи отказался от неё уже в 1936 году. За счёт увеличения мощности двигателей и усовершенствования ходовой части динамические характеристики танков росли. При этом скорость порядка 35–40 км/ч была вполне достаточной, тем более что обычная скорость механизированной колонны на марше не превышала 25 км/ч. В этой связи особого смысла в сложной системе колёсного хода уже не было. Куда разумнее выглядела идея вернуться к чисто гусеничной схеме, усилив бронирование за счёт полученного выигрыша в массе. Именно такое предложение было выдвинуто в конце 1933 года. Итогом стал отказ от выпуска колёсно-гусеничных танков среднего класса.

Согласно принятой в начале 30-х годов классификации, чехословацкие боевые машины разделялись на следующие категории:

  • I – танкетки;
  • II – лёгкие кавалерийские танки с 37-мм пушкой и бронированием толщиной 15 мм;
  • II-a – лёгкие кавалерийские танки с лобовой броней, увеличенной до толщины 25 мм;
  • II-b – лёгкие пехотные танки с бронированием толщиной 25 мм по периметру.

В 1934 году появилась ещё одна категория – III. К этой категории отнесли танки среднего класса с бронёй, имеющей максимальную толщину 32 мм. В качестве вооружения для них предполагалось использовать 47-мм пушку. Назначением этих танков была борьба с вражескими танками и лёгкими укреплениями. Именно к этой категории отнесли переработанные проекты KSU и KUV, превратившиеся соответственно в Škoda S-III и Tatra T-III.

Из пехотного в средние

Неоднократное изменение требований военных к среднему танку привело к тому, что разработка S-III и T-III затянулась. Первой с заданием справилась Tatra, которая изготовила два прототипа T-III в марте 1936 года. В ходе первых испытаний было выявлено множество дефектов, устранение которых растянулось до октября 1936 года. Škoda изготовила первый прототип S-III в конце 1936 года, следующий выпустили в начале 1937 года. Стоит отметить, что башни для танков обеих фирм должна была поставлять Škoda, но для T-III изготовили только одну. Ввиду технических проблем у T-III конкурент в виде S-III практически догнал детище Tatra: полноценные испытания обеих машин проходили одновременно.

Второй «половинкой» программы SP-II-b стал лёгкий пехотный танк ČKD P-II-b. Машина провалила программу испытаний, но заложенные в ней решения использовали при проектировании совместного танка Škoda и ČKD

К тому моменту чехословацкие военные не только разочаровались в предложенных Škoda и Tatra средних танках, но и успели заказать их потенциальную замену. В 1936 году на испытания вышли пехотные танки S-II-b и P-II-b. Первый представлял собой развитие кавалерийского танка S-II-a, принятого на вооружение чехословацкой армии как LT vz.35. Вторая машина, разработанная ČKD, являлась развитием лёгкого танка P-II (он же LT vz.34). Конкурентной борьбы не получилось по одной простой причине: ни одна из предложенных машин военных не устроила. В результате было принято решение объединить силы конкурентов, таким образом появился проект пехотного танка SP-II-b. Исходная спецификация повторяла требования на танк категории II-b: бронирование 25 мм по периметру, 37-мм пушка в качестве основного вооружения, боевая масса около 13 тонн. Спецификацию по SP-II-b чехословацкие военные выдали 30 июня 1936 года, но уже в конце года её пришлось серьёзно менять. Стало понятно, что ни S-III, ни T-III требованиям на средний танк не соответствуют. Единственным правильным решением было превращение пехотного танка в средний.

Новый танк, который предстояло совместно разрабатывать ČKD и Škoda, стали создавать по стандартам категории III: 16 тонн боевой массы, 47-мм пушка, бронирование 32 мм. Фирмы распределили работу по проекту между собой, взяв на себя разработку отдельных узлов. ČKD принялась за разработку двигателя, трансмиссии, а также корпуса. Для нового танка был создан 14-литровый 8-циллиндровый V-образный двигатель Praga NR мощностью 200 лошадиных сил. Трансмиссию расположили в кормовой части корпуса. Сам корпус представлял собой эволюционное развитие конструкции P-II-b, у которого, к слову, трансмиссия также находилась в кормовой части.

Одна из очень немногих фотографий SP-II-b

На Škoda ложились сборка SP-II-b, а также разработка ходовой части, вооружения и башни. В случае с ходовой частью инженеры из Пльзени не стали изобретать велосипед и максимально использовали опыт разработки LT vz.35. Подвеска была практически полностью позаимствована с лёгкого танка, разве что для большей её жёсткости установили балку, связывающую основания тележек между собой. Такой же, как и на LT vz.35, была и конструкция ленивца. Использовалась и аналогичная система с четырьмя поддерживающими катками на борт. Что же касается башни, то её пришлось, по сравнению со Škoda S-III, серьёзно перепроектировать. Она получила развитую кормовую нишу. Вооружение осталось прежним – 47-мм пушка A 9 и спаренный с ней пулемёт ZB.37 (ZB.53); ещё один пулемёт находился в лобовой части корпуса.

Прототип SP-II-b был собран на заводе Škoda в октябре 1937 года. После заводских испытаний, в ходе которых танк прошёл 1967 километров, последовали полигонные тесты, начатые 5 мая 1938 года. Правда, ещё до начала полигонных испытаний у якобы совместной разработки Škoda и ČKD появился неожиданный конкурент.

Победитель без победы

Исходный проект среднего танка ČKD, получившего обозначение V-8-He. Хорошо видно, что в танке много черт как SP-II-b, так и P-II-b

Несмотря на то, что официально два главных конкурента создавали совместный средний танк, руководство ČKD имело особое мнение по этому вопросу. Заводское КБ под руководством Алексея Сурина и Карела Экснера параллельно с разработкой SP-II-b вело работы по созданию собственного среднего танка, получившего индекс V-8-H (гусеничная машина, оснащённая двигателем V8). Безусловно, разработка SP-II-b оказала огромное влияние на облик V-8-H. Тем не менее, довольно много черт проект нового танка почерпнул из предыдущих разработок ČKD, особенно P-II-b. Особенно бросается в глаза первоначальная конструкция башни, имеющая характерную форму командирской башенки.

Кроме того, исходный проект среднего танка, имевший индекс V-8-He, подобно пехотному танку ČKD, предусматривал размещение глушителя в корме. Ходовая часть представляла собой сплав технических решений ČKD и Škoda. Схему с девятью опорными и четырьмя поддерживающими катками на борт создатели V-8-H позаимствовали у SP-II-b. Похожей была и подвеска. Но полной копией новая машина не была. По-иному были выполнены тележки, все катки которой имели иную конструкцию. Соединяющая основания тележек балка использовалась инженерами ČKD ещё с LT vz.34. Силовую установку, по сравнению с SP-II-b, модернизировали. Мощность двигателя Praga NR повысили до 241 лошадиной силы, устанавливался он вместе с планетарной трансмиссией Praga-Wilson.

Таким V-8-H впервые вышел на испытания

Опытный образец среднего танка ČKD был закончен к концу декабря 1937 года, уже 21 числа начались первые испытания на полигоне в Миловице. Стоит сказать, что V-8-He несколько отличался от исходного проекта. Корпус стал ещё больше напоминать SP-II-b, особенно его кормовая часть. Подбашенная коробка при этом сохранила сходство с P-II-b. Очень сильно изменилась башня, в которой угадывалось влияние лёгких танков ČKD. Как раз в тот момент, когда изготовлялся V-8-He, КБ ČKD занималась разработкой танков экспортного семейства LTH, и отдельные элементы явно перекочевали оттуда. Особенно бросается в глаза командирская башенка, характерная для лёгких экспортных танков. К моменту сборки башня V-8-He ещё находилась в процессе проектирования, так что на опытное шасси установили полумакетную конструкцию, лишённую вооружения.

На испытаниях, проходивших в Миловице (неподалеку от Праги), состоялась очная ставка V-8-H и SP-II-b. Удача оказалась на стороне коллектива под руководством Сурина и Экснера. V-8-H вполне успешно откатал испытательную программу. Всего прототип, который по ходу испытаний переделывался, прошёл 12 735 километров, из них 5473 километра по пересечённой местности. Что же касается SP-II-b, то у него дела не задались. Танк преследовали технические проблемы. В итоге машину сняли с испытаний и отправили на ремонт. Победу одержала ČKD.

Переработанный V-8-H. В таком виде его приняли на вооружение как ST vz.39

Стоит отметить, что переработанный прототип V-8-H претерпел значительный объём изменений. Согласно новым спецификациям, танк получил более совершенную 47-мм пушку Škoda A 11. Установка нового вооружения потребовала переделки башни, которая увеличилась в размере. Командирскую башенку полностью переделали и переместили с левой на правую сторону. Для установки увеличенной башни пришлось переделать подбашенную коробку, увеличив её ширину до габаритных размеров танка. Танк получил комплект радиооборудования, включавший поручневую антенну, и полный набор ЗИП. По итогам переделок боевая масса выросла с 14,7 до 16 тонн.

В таком виде V-8-H был принят на вооружение чехословацкой армии под обозначением ST vz.39 (strední tank vzor 39, то есть средний танк обр.1939 года). 20 апреля 1938 года последовал заказ на 300 танков этого типа. С момента выдачи спецификации на танк категории III прошло уже 4 года, но на свет появился вполне современный танк. Он обладал неплохим на тот момент бронированием, вполне адекватным вооружением и максимальной скоростью в 45 км/ч. ST vz.39 мог вполне на равных воевать со всеми средними танками того периода и обладал хорошим запасом для возможной модернизации. Проблемой было то, что появилось детище ČKD в очень сложный период, и это самым прямым образом повлияло на судьбу чехословацкого среднего танка.

V-8-H проходит испытания. Хорошо видно, насколько сильно, по сравнению с исходной машиной, изменились башня и подбашенная коробка

Несмотря на то, что победу одержала ČKD, конкуренты из Škoda отнюдь не остались обиженными. Заказ на ST vz.39 распределили таким образом, что сама ČKD выпускала 95 танков, а остальные 205 штук должны были изготавливаться их заклятыми друзьями. Связано это было в том числе с тем, что на ČKD как раз в это время разворачивалось производство LT vz.38. Кроме того, фирма была перегружена зарубежными заказами. Согласно планам, первые ST vz.39 должны были поступить в чехословацкую армию в июне 1939 года, полностью заказ должен был быть готов до февраля 1940-го. На деле планы по выпуску постоянно корректировались в сторону переноса сроков начала работ по серийному производству. Тем временем Škoda не опустила руки: взяв за основу SP-II-b, в Пльзене создали собственный танк, получивший индекс S-II-c.

Второй прототип V-8-H, построенный по немецкому заказу. Вместо башни установлен бетонный блок

В такой трагикомичной ситуации чехословацкий средний танк встретил печально известные события марта 1939 года. Чехия оказалась оккупирована Германией. Осмотрев ČKD, немцы продолжили выпуск LT vz.38 под индексом Pz.Kpfw.38(t). Что же касается ST vz.39, то было принято решение выпустить ещё один прототип с бетонным блоком вместо башни. В 1940 году были проведены совместные испытания второго прототипа с немецким Pz.Kpfw.III, по итогам которых чешкий танк решили в серию не запускать.

У S-II-c была иная судьба. Под индексом T-21 этот танк испытывали в Италии и Венгрии, по итогам венгры 6 декабря 1940 года приобрели лицензию на его производство. Венгерская версия более известна под обозначением Turan.

Проект V8H-sv, датированный сентябрём 1941 года. В таком виде танк предлагался шведам

Напоследок стоит упомянуть ещё об одном факте в истории V-8-H. В марте 1939 года шведская фирма Svenska Ackumulator AB Jungner заключила соглашение с ČKD о поставке 50 лёгких танков TNH-Sv. Поскольку в марте 1939 года Чехию оккупировали немцы, сделка сорвалась. Тем не менее, шведы довели дело до конца, и в 1941 году на предприятии Scania-Vabis началось производство лёгких танков Strv m/41.

Неизвестным до сих пор фактом являлось то, что одновременно с TNH шведам предлагался и V-8-H. Благодаря исследованиям в шведских архивах выяснилось, что из ČKD прибыла масса материалов, посвящённых V-8-H. Более того, осенью 1941 года шведы получили эскизный проект переработанного V-8-H, поменявшего обозначение на V8H-sv. Главным отличием этого проекта, датированного 8 сентября 1941 года, была новая ходовая часть разработки Алексея Сурина. Впервые опробованная на танкетке AH-IV, ходовая часть с катками большого диаметра оказалась очень удачной. Кроме того, толщину лобовых листов корпуса и башни увеличили до 60 мм, а бортов до 40 мм. Масса танка выросла до 20 тонн, а скорость снизилась до 40 км/ч.

Проект оказался не востребован, поскольку как раз в это время шведская компания AB Landsverk работала над средним танком LAGO, который был принят на вооружение под индексом Strv m/42. Машина, которую шведы изначально записали в тяжёлые, по всем статьям превосходила чешский проект.

Автор выражает признательность Юрию Тинтере (Jiri Tintera) и Франтишеку Роцкоту (František Rozkot), Чехия, за помощь в подготовке материала.

Источники и литература:

  • NARA (National Archives and Records Administration)
  • VHU Praha (Vojenský historický archív)
  • Фотоархив автора
  • Архив Карла Бломстера (Karl Blomster)
  • Архив Юрия Тинтеры (Jiri Tintera)
  • forum.valka.cz
  • ftr.wot-news.com
  • Czechoslovak Tanks 1930–1945 Photo-Album Part 1, Vladimir Francev, Karel Trojanek, Capricorn Publications, 2013

Источник – http://warspot.ru/4667-chehoslovatskiy-sredniy

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on вс, 18/12/2016 - 18:59.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on вс, 18/12/2016 - 01:25.

++++++++++++ yes

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Fri, 16/12/2016 - 19:15.

yes!!! Чехи - они такие затейники....