Юрий Пашолок. Бестселлер из Праги

Фев 9 2017
+
15
-

После победы в конкурсе на легкий танк для чехословацкой армии фирма ČKD заполучила контракт на выпуск P-II, принятого на вооружение как LT vz.34. Вскоре был объявлен новый конкурс, который обернулся для ČKD разочарованием. Легкий танк P-II-a чехословацким военным не приглянулся. На этот раз победу праздновала Škoda со своим легким танком Š-II, принятым на вооружение как LT vz.35. Впрочем, ČKD удалось добиться того, что половина контракта на производство LT vz.35 все равно оказалась в ее руках.

Параллельно конструкторы фирмы работали по экспортной программе, где компании сопутствовал успех. Именно работы по экспортным танкам привели к созданию LT vz.38 — самого совершенного чехословацкого танка предвоенного периода. Детище ČKD стало самым массовым танком чехословацкой разработки и, одновременно, самым известным чехословацким танком. Появившимся, однако, слишком поздно для того, чтобы помочь армии своей страны.

На экспортной базе

10 сентября 1935 года иранская делегация, прибывшая в Прагу, подписала соглашение о закупке у ČKD 50 танкеток AH-IV и 50 легких танков TNH. На тот момент это была одна из крупнейших сделок по экспортной поставке танков. Уже в этот момент ČKD заметно облегчила свое положение: теперь даже поражение в конкурсе на создание танка категории II-a не оставляло ее без большого заказа.

Ориентация на зарубежных заказчиков вскоре принесла фирме дополнительные дивиденды. Вслед за иранцами заказы пришли от Румынии, которая заинтересовалась танкетками AH-IV. Модифицированная версия машины, получившая обозначение AH-IV-R, была принята на вооружение румынской армией как R-1. Заинтересовались танкетками и шведы. Переработанная машина получила обозначение AH-IV-Sv, шведская армия приобрела 45 таких танкеток, принятых на вооружение как Strv m/37. Это был самый массовый образец шведской бронетанковой техники на начало Второй мировой войны.

Схема шасси Praga TNH-S/LT vz.38

Крупный заказ позволил ČKD сблизиться с некоторыми шведскими производителями. Впрочем, сотрудничество в военно-промышленной сфере между Чехословакией и Швецией началось куда раньше, но тогда оно касалось в первую очередь вооружения: шведов интересовали пушки фирмы Škoda. На сей раз интерес уже ČKD проявляла интерес к продукции шведской промышленности. Дело в том, что ставившиеся на чехословацкие легкие танки двигатели, разрабатывавшиеся для грузовиков Praga, имели недостаточную мощность.

Шведская фирма Scania-Vabis c 1936 года выпускала обновленную модель грузового автомобиля Scania-Vabis 335. На него устанавливались моторы Scania-Vabis 1664 объёмом 7,75 литров и мощностью 140 лошадиных сил. Первыми на эти моторы обратили внимание шведские военные. Как раз в 1936 году они принимали решение о закупках легких танков Landsverk L-60. Их двигатель Büssing-NAG L8V-G военным не понравился, поскольку имел зарубежное происхождение. Его место как раз и занял Scania-Vabis 1664. Переработанный танк, получивший обозначение L-60-S, был принят на вооружение как Strv m/38.

Этим же мотором заинтересовались и конструкторы ČKD. Относительно компактный и мощный, он отлично подходил для установки в легкие экспортные танки.

Внутренности башни

В то время, как ČKD осваивала внешние рынки, у Škoda дела шли не самым лучшим образом. Хотя для LT vz.35 тоже нашлись зарубежные заказчики, с заказом для чехословацкой армии начались проблемы. Летом 1937 года из войск начали поступать массовые жалобы на LT vz.35. Всплывали недостатки конструкции, нередко причиной рекламаций был заводской брак.

Дело приняло настолько серьезный оборот, что заказ на 103 танка третьей серии было решено придержать. Министерство обороны Чехословакии одобрило сделку только 7 ноября 1937 года. Окончательный заказ на эти машины был значительно сокращен. В результате каждый из производителей, поделивших заказ, построил по 149 LT vz.35, хотя первоначально чехословацкая армия планировала заказать около 600 машин данного типа.

Таким TNH-S был в 1940 году. Орудие демонтировали, вместо него стоял макет ствола от Praga TNH

Решение об аннулировании заказа на 300 LT vz.35, анонсированное министерством обороны Чехословакии 30 октября 1937 года, совпало с выдвижением требований на разработку нового танка. Обе фирмы решили выставить на конкурс экспортные версии своих танков. Škoda предложила Š-II-aR, фактически тот же самый LT vz.35, доработанный по румынскому заказу. Что же касается ČKD, то ей пришлось строить новую машину с нуля. Дело в том, что опытный образец TNH отправился в Иран, где его разобрали и использовали как учебное пособие.

Это, впрочем, было и к лучшему, поскольку за прошедшее с его постройки время прогресс на месте не стоял, как и требования военных. Им (требованиям) TNH соответствовал не полностью, особенно это касалось толщины его брони. Используя задел по проектированию экспортных танков, конструкторское бюро ČKD под руководством Алексея Сурина в кратчайшие сроки спроектировало новую машину. Для удешевления работ при ее постройке использовалась неброневая сталь. Впрочем, бюджет все равно оказался очень немаленьким – 1 020 000 чешских крон, на четверть больше цены серийного танка.

Подобные препятствия не представляли для TNH-S никаких проблем

На испытания улучшенный танк, получивший обозначение TNH-S, вышел уже в конце 1937 года. В целом его конструкция повторяла конструкцию TNH, но с рядом оговорок. В новый танк установили мотор Praga TNHPS, копию шведского Scania-Vabis 1664. Новый двигатель развивал мощность 125 лошадиных сил, то есть почти на треть больше, чем мотор TNH. Выросла толщина брони – ее довели до 25 мм, стандартной величины для легких чехословацких танков того периода. Длина машины увеличилась на 5 см.

Серьезной переделке подверглось место стрелка-радиста: подобно немецкому Pz.Kpfw.IV, лобовой лист подбашенной коробки был выдвинут немного вперед. Это одновременно позволило разместить на крыше люк. Также переделке подверглись смотровые приборы, ставшие более совершенными.

Эта же машина с левого борта

На испытания машина поступила с макетной башней от TNH. На этом этапе проверялись ходовые возможности танка, так что башня была не столь важна. Вместо вооружения использовался балласт массой 380 килограмм. Для начала, TNH-S прошел 550 километров заводских испытаний. Далее последовал этап полигонных испытаний. В качестве места проведения был выбран армейский полигон в Миловице, куда танк прибыл 18 января 1938 года. Машина получила временный регистрационный номер P-10.074.

Спустя 6 дней на полигон прибыл еще один танк, P-II-R, получивший регистрационный номер P-10.071. Эта машина служила «подстраховкой» — она представляла собой дальнейшее развитие LT vz.34. В нее установили такой же двигатель и планетарную коробку передач Praga-Wilson, как и на TNH-S. Впрочем, быстро стало ясно, что танк на базе экспортных решений явно лучше.

Дальнейшие испытания TNH-S продолжились в испытательном центре, находившемся неподалеку от Вишкова. Надо сказать, что испытывавшие его чехословацкие танкисты были уже знакомы с конструкцией детища ČKD. Дело в том, что испытатели до того тестировали TNH по иранскому заказу и в целом остались им довольны. А новая машина оказалась еще лучше. В общей сложности опытный образец TNH-S прошел 5 тысяч километров.

В самом конце марта 1938 года машина вернулась на завод ČKD в Либень, где на нее установили башню от LT vz.35 с 37-мм пушкой Škoda A7. Также машина получила ряд улучшений, которые внесли в конструкцию по итогам испытаний. В частности, перегревавшаяся коробка передач Praga-Wilson получила масляную систему охлаждения.

Стоит отметить, что танки Škoda прошли от 2814 до 3419 км, при этом выявилось множество дефектов и недостатков. А машина разработки ČKD к тому же времени прошла 5584 км без единой серьезной поломки. Неудивительно, что выбор чехословацких военных стал склоняться в сторону TNH-S. 6 мая танк отправился на артиллерийский полигон в Глбоку (Словакия), где были проведены огневые испытания пушки A8. В ходе испытаний была достигнута скорострельность 7 выстрелов в минуту. Далее состоялся визит танка на завод Škoda в Пльзень, где на полигоне Болевец за 3 дня из пушки произвели 470 выстрелов.

Грамотно спроектированные люки доступа к моторному отделению позволяли работать с танком, не пачкая ноги в грязи

В окончательном виде танк предстал перед комиссией 1 июля 1938 года. К тому моменту машина получила новую башню, по конструкции имевшую много общего с теми, что устанавливались на LT vz.34 и LT vz.35. Сильнее всего изменилась командирская башенка. Перископический смотровой прибор переместили с люка на крышу башни, изменились смотровые приборы. Башенный люк переделали: он стал простым по конструкции, а от идеи воздухопритока, который находился между закрытым люком и башенкой, отказались.

В готовом виде машину презентовали на полигоне в Киже. В комиссию входили генералы Воженилек и Нетик, возглавлявшие, соответственно, первый и второй департаменты министерства обороны. По итогам презентации комиссия министерства обороны единогласно приняла танк на вооружение как Lehký tank vz.38, сокращенно LT vz.38. Тогда же была принята на вооружение и пушка A 8, которая получила обозначение 3.7 cm kanon PÚV vz.38.

Накануне большой беды

Принятие на вооружение LT vz.38 происходило в условиях высокой напряженности в отношениях Германии и Чехословакии. С 11 на 12 марта 1938 года немецкие войска вступили на территорию Австрии. Австрийская армия не сопротивлялась. Австрийская оборонная промышленность после этого была тесно интегрирована в немецкую военную машину.

По-иному ситуация развивалась весной 1938 года на западе Чехословакии. Немцы все настойчивее требовали автономии Судетской области, где большой процент населения составляли немцы. К 20 мая вермахтом был составлен план нападения на Чехословакию. Войны не произошло, но напряжение все больше нарастало. Чехословакия провела частичную мобилизацию, летом 1938 года неоднократно проводились военные учения, в том числе с массированным использованием танков. Великобритания, формальный союзник Чехословакии, еще с мая всячески давила на ее правительство. Чем это закончилось, хорошо известно.

Первый серийный образец LT vz.38, позже он попал на вооружение Вермахта как Pz.Kpfw.38(t) Ausf.A

Приготовления к серийному производству LT vz.38 начались еще в апреле 1938 года. Уже к тому моменту было понятно, какой танк выиграет конкурс. 24 апреля ČKD представила калькуляцию стоимости производства 150 танков с началом выпуска в феврале 1939 года. Это была первая партия, впоследствии предполагалось заказать как минимум столько же.

Вот только ценник на новый танк чехословацким военным совсем не понравился. 640 180 чешских крон ($25 600) – столько запросили за один LT vz.38. Это примерно на треть превышало стоимость LT vz.35. Естественно, чехословацкие военные захотели цену снизить. Справедливости ради следует отметить, что с точки зрения цены всё было не так уж и плохо: к примеру, экспортная цена советских Т-26 в то время была $20 000, а БТ-5 — $30 000.

Переговоры о снижении цены LT vz.38 длились два месяца, но сильно уменьшить ее было невозможно. По вооружению и подвижности LT vz.38 превосходил LT vz.35, а такие его более дорогие компоненты, как двигатель и коробка передач, оказались явно лучше, чем у танка Škoda. В результате цену заказчик смог сбить, но весьма незначительно. Согласно контракту č.j.26300 V/3.odd.8 от 22 июля 1938 года, ČKD поставляла 150 танков двумя партиями. 100 танков первой партии с броней производства POLDI Hütte из Кладно стоили 620 146 крон за штуку, а 50 машин с броней производства VHHT (Vítkovické horní a hutní těžířstvo) из Витковице – 619 570 крон.

Стоит отметить, что в эту сумму не входила цена вооружения. Каждую пушку 3.7 cm kanon PÚV vz.38 Škoda продавала за 103 500 крон.

Поручневая антенна была штатным элементом комплектации LT vz.38

Местом для сборки LT vz.38 был определен завод ČKD в районе Праги Либень, там же, на котором выпускались LT vz.34 и другие танки этой фирмы. Поставщиком двигателей и коробок передач выступал завод Praga, выпускавший автомобили и грузовики. Первые танки ожидалось получить еще в конце 1938 года, поскольку внешнеполитическая обстановка накалялась, и новые боевые машины требовались как воздух. Дело дошло до того, что чехословацкие военные собирались выкупить легкие танки LTP, предназначенные для перуанской армии.

Впрочем, после Мюнхенского сговора обороты резко сбавились. Тем не менее, уже в середине ноября поступили первые комплекты бронелистов из Кладно. VHHT с поставками задержалась – первые комплекты брони стали поступать только к концу зимы 1939 года. Первые десять LT vz.38 были готовы к 15 мая 1939 года. Правда, вооружения на них не оказалось – Škoda традиционно сорвала сроки поставок. Но и с вооружением эти танки ни на что уже повлиять не смогли бы. Судьба Чехословакии была решена в Мюнхене еще осенью 1938 года.

«Ниже наших стандартов»

После Мюнхенского сговора чехословацкая армия, до того часть разработок державшая в секрете, радикально изменила свое поведение. Понимая, что усиливать собственную армию теперь практически бесполезно, государство разрешило оружейным компаниям вести агрессивную экспортную политику. При этом в накладе оно не оставалось – 3% выручки от любых экспортных сделок шло в их казну.

Все это касалось и танка LT vz.38, который вполне вписывался в общую линейку экспортных танков ČKD. Для демонстрации было решено использовать опытный образец TNH-S, который 11 июля осмотрели на заводе. Выяснилось, что после 7740 километров пробега износ деталей оказался небольшим. После ремонта и небольшой модернизации танк, позже получивший обозначение TNH-P, был готов к демонстрации зарубежным заказчикам.

TNH-P на испытаниях в Фарнборо, март 1939 года

Первыми, как ни странно, интерес к нему проявили англичане. Еще в сентябре 1938 года начались переговоры между Alvis Straussler и Škoda о лицензионном производстве LT vz.35. После снятия секретности с LT vz.38 стало понятно, что в Чехословакии есть и более интересный танк. Переговоры с ČKD начались в конце 1938 года.

28 февраля 1939 года TNH-P в сопровождении лейтенанта Богуслава Коларя (он курировал тему LT vz.38 по линии чехословацкого министерства обороны) отправился в Англию. Машина была полностью укомплектована, за исключением боеприпасов. На танк установили радиостанцию с двумя антеннами (поручневой и штыревой), кроме того, его привели к стандартам экспортных танков. Подобные машины имели светло-серую окраску, при этом вооружение и смотровые приборы выделялись черным цветом. Как Praga LTP и другие экспортные танки, машина получила комплект габаритных фонарей и большую фару по центру лобового листа. Довершали картину резиновые грязевые щитки. Без боеприпасов машина имела массу 9,15 тонн, а в полностью укомплектованном виде – 9,7 тонн.

Машина имеет массу отличий от серийного LT vz.38

Опытный образец TNH-P доставили на полигон Mechanisation Experimental Establishment (MEE) в Фарнборо. Всего танк прошел 466 километров, из них 165 по пересеченной местности. В ходе испытаний отмечалась легкость управления и высокая маневренность. Тем занятнее выглядел вердикт:

«Попытка построить малозаметную машину с приборами наблюдения, защищенными от обстрела пулями, привела к созданию тесной боевой машины, управляемость которой ниже наших стандартов»

Крепление ЗИП также отличалось от LT vz.38

Подобный вердикт ничего, кроме смеха, не вызывает. Достаточно вспомнить, что за танки в тот момент производились в Великобритании. Ближе всего по характеристикам к TNH-P находились Cruiser Tank Mk.III и его более совершенный вариант Cruiser Tank Mk.IV. Кроме удельной мощности, он ни в чем чехословацкий танк не превосходил. При сопоставимом бронировании (впрочем, и здесь английские танки немного уступали) вооружение обеих машин оказалось слабее вооружения чехословацкого. Да и просторными английские танки назвать очень сложно. И это не считая того факта, что английские крейсерские танки страдали от постоянных поломок, а TNH-P работал как часы.

Спустя всего год эти танки встретились лицом к лицу на поле боя в районе Абвиля, где всё стало предельно понятно. Весьма комично на фоне этого вердикта выглядит и запрос английской военной миссии в 1942 году. Среди трофейных немецких танков, которые по просьбе англичан передала советская сторона, оказался Pz.Kpfw.38(t) с башенным номером 543. Этот танк из состава 19-й танковой дивизии был подбит 16 октября 1941 года в бою под Сергеевкой, позже его отремонтировали на ремзаводе №82 (г. Москва).

Словаки принимают первые LT-38, осень 1940 года

Опытный образец TNH-P вернулся в оккупированную немцами Чехию. К тому моменту Словакия стала формально независимым государством. Что же касается серийных LT vz.38, то они оказались в руках новых хозяев. Производство LT vz.38 для немцев является темой для отдельной статьи. Ее стоит вынести за рамки этого материала, а здесь лучше поговорить о выпуске танков для Словакии.

В 1940 году у этой страны появилась возможность приобрести, на правах союзника Германии, некоторое количество танков для своей армии. Разумеется, речь зашла о LT vz.38, к тому моменту официально обозначавшихся уже как Pz.Kpfw.38(t) Ausf.A. Словаки испытали опытный образец TNH-P. С машины демонтировали орудие, поставив вместо него макет 37-мм пушки A 4 beta.

Словацкие танки на параде. Мартин, 14 марта 1941 года. Как можно заметить, поручневых антенн у этих машин нет

В общей сложности словаки заказали 10 танков, которые в словацкой армии получили обозначение LT-38. Построенные для Словакии машины практически полностью повторяли по конструкции LT vz.38, которые предполагалось выпускать для армии Чехословакии. Разница была лишь в том, что от поручневой антенны новые заказчики отказались. Машины получили серийные номера V-3000 – V-3009. В июне 1941 года эти танки участвовали в нападении на Советский Союз, 6 из них было потеряно в ходе боевых действий.

LT-38 V-3000, уничтоженный в ходе боев за Липовец, 22 июля 1941 года

Один из оригинальных LT vz.38 дожил до наших дней. Этот танк с серийным номером 8 довольно много повоевал, имеет попадание от советского противотанкового ружья. После окончания Второй мировой войны танк был принят на вооружение армии Чехословакии как LT-38/37. Ныне он находится в коллекции Технического музея в Лещанах. Совсем недавно машина прошла очередной этап реставрации, в ходе которого машину привели в соответствии с оригинальной конфигу­рацией.

Автор выражает признательность Юрию Тинтере (Jiri Tintera), Чехия, за помощь в подготовке материала.


Источник – http://warspot.ru/8148-bestseller-iz-pragi

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
byakin's picture
Submitted by byakin on Sat, 11/02/2017 - 06:47.

из жж пашолока

Танковый день в техническом музее Лешаны, август 2016 года. Помимо послевоенной и современной техники, чехи показали и раритеты. Для начала, был показан приведенный в историческое соответствие LT vz.38. Далее показали Praga LTP, который также привели в божеский вид пару лет назад. Не обошлось и без LT vz.35, параллельно с LT vz.38 доводившийся до кондиции. 

В словосочетании «альтернативная история» многие авторы упирают на слово «альтернативная», совершенно забывая про слово «история»

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Sat, 11/02/2017 - 07:46.

yes!!!

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Fri, 10/02/2017 - 18:01.

yes!!!

NF's picture
Submitted by NF on Thu, 09/02/2017 - 16:42.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Oleg Arch's picture
Submitted by Oleg Arch on Thu, 09/02/2017 - 13:22.

Интерестный ,конечно ,танк .Но ,для СССР ,представлял бы интерес ,если бы ограничились опытными образцами Векерса и Кристи ,из за новой оценки междунородной обстановки .Тогда ,конечно и о серии бы речь зашла ,получилось бы лучше ,развилка .А перед войной средний бы танк все равно создали ,взглянуть бы на него .