0
0

Японский генерал: — Эти коварные американцы трусливо победили мои превосходящие силы!

Японский император (меланхолично): — Ну и что?

Японский генерал: — Что значит что, о благородный господин? Они оскорбили мою честь и нарушили личную жизнь! Все гейши Токио знают о моем бесчестии!

Японский император (язвительно): — Жалуйтесь в Советскую Лигу Сексуальных Реформ.

Сцена из популярной комической оперетки 1943 года, посвященной событиям на Аляске.

Реорганизация командования

Произошедшее со всей очевидностью свидетельствовало о необходимости пересмотра всей существующей политики в отношении обороны Аляски. Прежняя ситуация, когда за континентальную Америку сражались наспех собранные соединения, подчинявшиеся при этом различным территориальным командованиям, была совершенно нетерпима. Требовалось единое командование.

12 октября, адмирал Эрнст Дж. Кинг, старейший из остающихся на службе адмиралов, был назначен главнокомандующим всеми операциями по обороне континентальной Аляски и Алеутских Островов. Адмирал Уильям С. Пай получил в распоряжение контроль над всеми военно-морскими операциями; повышенный до вице-адмирала Теобольд стал начальником его штаба. Оперативное командование армейскими частями на предовой было поручено генералу Бастонберри, в то время как полковник Роберт В. Игнико получил в свое распоряжение 11-е воздушные силы. Генерал-лейтенант Бакнер был назначен командующим обороной Анкориджа.

Основным ударным кулаком военно-морских сил США на Аляске по-прежнему оставались три старых линкора, базирующиеся на Ситку: "Теннеси", "Калифорния" и "Миссисипи", дополненных авианосцем "Лонг-Айленд". Этот отряд в начале октября был дополнен отрядом коммодора Адахи, в составе "авангардного линкора" VB-02 "Секвойя" и четырех эсминцев. Адмирал Пай настаивал на предоставлении в его распоряжение хотя бы одного быстроходного[1] линейного корабля, без которого он не мог бы сформировать авангард для своих медлительных супердредноутов.

В распоряжении вице-адмирала Теобольда теперь находились пять тяжелых крейсеров: американские "Луисвилль", "Хьюстон" и "Сан Франциско", и канадские "Квебек" и "Монтреаль"[2]. Легкие крейсера "Сен-Луис", "Гонолулу" и только что вступивший в строй "Кливленд" дополняли его соединение. Легкие силы состояли из четырех эскадронов эсминцев (общим счетом 18 кораблей) и трех эскадронов торпедных катеров.

Одиннадцатые воздушные силы в Анкоридже, Фэйрбэнксе и на Кодьяке были экстренно подкреплены наличными резервами. На Элмендорф базировалась 28-я группа бомбардировщиков из трех эскадронов, оснащенная тяжелыми B-24D. 42-я группа бомбардировщиков, имевшая два эскадрона B-25 и один эскадрон B-26, базировалась на Фэйрбэнкс и Форт-Морроу (Кодьяк). На Фэйрбэнкс также базировались два эскадрона тяжелых истребителей P-38 "Лайтинг"; они предназначались для прикрытия бомбардировочных операций. Наконец, 54-я истребительная группа имела по эскадрону P-39 "Аэрокобра" в Форт-Морроу и Элмендорф, и один эскадрон новых истребителей-бомбардировщиков P-47 "Тандерболт" был приписан к ней для тактической поддержки.

Для обеспечения противовоздушной обороны Анкориджа и Кодьяка, армия и флот развернули РЛС раннего предупреждения SCR-270 на Ред-Маунтен и на горе Сушидна. Восемь 90-миллиметровых зенитных орудий M1A1 было установлено на позициях вокруг Анкориджа, и четыре — в Сьюарде; орудия наводились новейшими установками SCR-580. В самом городе активно рыли бомбоубежища, и (позаимствовав советский опыт ) красили крыши и улицы таким образом, чтобы сбивать с толку наблюдателей.

Наибольшей проблемой по-прежнему оставался дефицит армейских сил. К концу 1942 года, генерал Бастонберри все еще имел только два полка (один из них — 95-ый инженерный) армейской пехоты, бригаду территориальной гвардии и отряды "рейнджеров Аляски" (ополчения), не считая многочисленных мелких гарнизонов — против двух полнокровных японских дивизий, высадившихся в Бристоль-Бэй. Этих сил было явно недостаточно; однако, пока не было открыто весной 1943 движение про трансаляскинскому хайвэю, любые резервы могли быть доставлены в Анкоридж только по морю.

В ноябре 1942, силы под командованием Бакнера объединили в 1-ю Анкориджскую "снежную" бригаду. На протяжении осени и зимы, на Аляску были доставлены еще два американских и один канадский полки, что позволило сформировать 2-ю "снежную" бригаду. Но лишь с марта 1943, поступление войск на Аляску приобрело регулярный характер, и позволило начать контрнаступление.

Во время всей кампании на Аляске, значительное внимание уделялось вопросам обороны от нападения с моря. Адмирал Пай, с его медлительными линкорами и малым количеством крейсеров опасался, что японские быстроходные силы могут начать рейдовые операции в заливе Кука, проводя обстрелы побережья и высаживая по ночам тактические десанты с целью дезорганизации армейских позиций. Так как флот мог не успеть вмешаться, армия была вынуждена взять часть забот по охране побережья в свои руки.

Основу береговой обороны Анкориджа составляли два огромных 406-мм/50 орудия M1919, установленные армией в страшной спешке во время "ирландского кризиса"[3] в 1928 году. Эти могучие пушки были смонтированы на "исчезающих" железобетонных основаниях в Форт-Найкиски, перекрывая проход в залив. С началом Второй Мировой, орудия были спешно снабжены противоосколочными колпаками, и позднее — казематированы.

Зимой 1942, в Кохо и Кенае были развернуты по две 155-мм пушки на "панамских" открытых установках. Между материком и Калгин-Айленд были выставлены минные заграждения и противолодочные сети.

Критически важным для защиты Аляски была позиция и содействие Канады. По опыту предшествующих действий, в Вашингтоне предполагали, что Канада доставит немало головной боли; это предположение, ко всеобщей радости, оказалось совершенно необоснованным. Высадка японцев на Аляске оказала магнетическое воздействие на канадцев, которые были чрезвычайно озабочены угрозой распространения военных действий на их территорию. По всей Канаде прошла волна патриотического подъема, под лозунгом "не допустить врага на земли Америки". Приток волонтеров в канадскую армию в октябре-декабре 1942 превысил все прежние рекорды, и выпуск военной продукции в стране возрос значительно.

"Вторжение на Аляску было именной той последней каплей, которая потребовалась чтобы разбудить спящего канадского гиганта. До лета 1942 года, Канада отставала по уровню мобилизации промышленности от Австралии и Новой Зеландии; к зиме 1943, она практически сравнялась с ними."

У. Черчилль.

Воздушная кампания на Аляске

Начиная с октября 1942 года, японская армейская авиация начала периодическую воздушную кампанию против Анкориджа, используя для этого дальние средние бомбардировщики "Мицубиси" Ki-21 с аэродрома Форт-Рэнделл. Обычно вылеты осуществлялись группами по 8-10 бомбардировщиков под прикрытием двухмоторных истребителей "Кавасаки" Ki-45. Первый воздушный налет состоялся 2 октября: на город было сброшено восемь тонн бомб, в основном упавших в восточной части. Аэродром Элмендорф, являвшийся основной целью нападения, не пострадал, но одна бомба ударила в казарму Территориальной Гвардии, убив пятерых и ранив двенадцать солдат.

В дальнейшем, японские налеты становились все более частыми и неприятными. Японцы уделяли значительное внимание воздушной кампании против континентальной Аляски: максимальное число армейских самолетов в Форт-Рэнделл и Пайлот-Поинт достигало ста двадцати машин[4], и еще до сорока самолетов флота находились в Форт-Гленн. До тех пор, пока погода не сделала окончательно невозможной японскую воздушную кампанию, Анкоридж и Фэйрбэнкс подвергались воздушным атакам при каждом выпавшем случае.

18 октября, восемь бомбардировщиков G4M японского флота, совершили перелет длиной более 3200 километров, сбросив бомбы на Ванкувер и Сиэтл. С военной точки зрения, этот рейд не имел практического смысла: урон был нанесен небольшой, а из атаковавших машин три были сбиты перехватчиками, и две упали в море на обратном пути — но он вызвал беспокойство населения на Западном Побережье, как в США так и в Канаде. 22 октября, другая группа японских дальних бомбардировщиков выполнила еще более длительный рейд, сбросив бомбы на Портленд и Салем.

Эти налеты, хотя никогда не были значимо эффективны, тем не менее провоцировали беспокойство населения и подливали горючего в огонь критики армии и правительства, допустивших "вторжения на домашнюю территорию США". Правительство отлично понимало, что любые попытки объяснить малую значимость Аляски будут не восприняты обывателями; поэтому оно сосредоточилось на том, чтобы воодушевить народ на возвращение этих территорий.

С целью обороны от воздушных нападений, дополнительные эскадрильи тяжелых истребителей P-38 были развернуты на побережье США и Канады, вместе с радарными установками. Флот направил для этой цели два своих новых крупных дирижабля — ZRS-10 "Long-Island" и ZRS-11 "Адмиралити Айленд"

Зимние действия

Отступив от Прохода Кларка, армия генерала Иваками закрепилась на своих прежних позициях к северу от озера Иламния. Там японцы заранее подготовили зимние квартиры, на которых Иваками собирался дождаться следующего лета; он хотел попробовать сместить весной фронт к северу, чтобы проникнуть к Анкориджу через долины рек Сусинта и Кускоквим.

Американцы с пользой использовали это время, чтобы усилить позиции Уэлсона в Педро Бэй, на южном берегу озера Иламния. Так как снег сковал перевалы, основное снабжение велось с моря через залив Иламния, при помощи десантных катеров LCVP. Японская авиация периодически пыталась помешать этим операциям, но никогда не добивалась особого успеха в борьбе с маленькими верткими катерами.

К декабрю 1942, отряд Уэлсона был усилен до полноценного полка. В начале месяца, американцы предприняли ограниченное наступление на северо-запад к Коппер-Ривер, пытаясь отрезать японцев от их позиций у озера Кларка. Наступление, начатое в сложнейших климатических условиях, поначалу развивалось успешно, но к середине месяца японцы перебросили подкрепления к Ньюхэйлен, и обе стороны увязли в вялотекущих боях за гору Биг Маунтен. 18 декабря, с огромным трудом солдатам Уэлсона удалось протащить два дальнобойных орудия "Лонг Том" на передовые позиции у южного склона горы, откуда те могли вести огонь по японским силам у Иламны и Нондалтона.

25 декабря, две роты "аляскинских рейнджеров" — добровольцев Территориальной Гвардии, имевших опыт действий в заснеженных горах — спустились со склонов, и после двух дней ожесточенных боев, выбили японцев из Нондальтона. Японцы попытались нанести воздушный удар, чтобы сбросить рейнджеров с позиции, но он обернулся полной катастрофой, ибо истребители P-39 "Аэрокобра" из Анкориджа прибыли своевременно, и уничтожили двенадцать из восемнадцати японских самолетов. Вскоре после этого, японские войска начали отходить, и к 30 января совершенно очистили берега Коппер-Ривер.

Стремясь поддержать свои позиции у побережья, связь с которыми зимой стала затруднена, японцы организовали собственный "москитный" флот на Аляске; десантные баржи "Дайхацу", пользуясь длинными северными ночами, возили грузы и войска из залива Уайд в залив Кукак, и оттуда еще дальше на север, в залив Макнейла. Эти крохотные суденышки никогда не предназначались для плавания в суровых северных водах, и их потери от штормовых ветров и столкновений с плавающими льдами едва не превышали таковые от нашего оружия.

Кроме транспортных барж, японская армия создала небольшую флотилию из вооруженных, использовавшихся как небольшие канонерские лодки. Ночью 8 декабря, семь таких барж атаковали конвой десантных катеров у входа в залив Ойл, и серьезно ранили пулеметным огнем несколько солдат. За такое нахальство, японцы жестоко поплатились: на следующий день, два эсминца Мусбраггера прибыли в залив Макнейла, и расстреляли там все баржи. В дальнейшем, неоднократно еще происходили стычки между японскими баржами и нашими эскортными кораблями.

Сражение у острова Кодьяк

Зимой 1942, основным способом доставки подкреплений и снабжения в Анкоридж были морские конвои из Сиэтла. Аляскинский хайвэй, достройка которого и без того выбилась из графика из-за отправки 95-ого инженерного на Аляску, был не готов к транспортировке значительных количеств войск и грузов вплоть до весны 1943, и канадская дорожная сеть находилась не в лучшем состоянии. Единственным способом удержать Аляску было пересылать войска по морю.

Первые конвои, действовавшие осенью 1942 года, встречали лишь самое незначительное противодействие (в основном — со стороны японской авиации), которое обычно легко сводилось на нет погодными условиями или патрулирующими истребителями с Кодьяка. С ноября 1942, однако, японский флот начал проявлять значительно большую активность в попытках изоляции Анкориджа. 8 и 14 ноября, три следовавших в Анкоридж транспортных корабля были потоплены подводными лодками; вслед за этим, 25 ноября, крупный японский отряд эсминцев, возглавляемый легким крейсером "Сендай" показался у восточной оконечности Кодьяка, видимо, надеясь перехватить американский конвой, но промахнулся почти на сотню километров.

Японские основные силы к этому моменту также подверглись некоторой реорганизации. Старые линкоры "Исе" и "Хиуга" были отозваны в метрополию для модернизации; на замену им Нагумо прислал быстроходный линкор "Тоса"[5]. Этот огромный корабль с десятью 410-мм орудиями и высокой скоростью хода представлял серьезную опасность для старых линейных кораблей Пая — опасность, усугублявшуюся тем, что американцы не знали о его присутствии.

11 января 1943 года, крупный конвой из восьми транспортов и двух танкеров приблизился к входу в залив Кука. Ради прикрытия прохождения конвоя, коммодор Адахи вышел в море с "Секвойей" и четырьмя эсминцами. Погода была туманной, дул сильный ветер и действия авиации были крайне затруднены.

Около 14.00, поисковый радар "Секвойи" обнаружил в двадцати милях к западу от Мармон-Айленд серию контактов, движущуюся быстрым ходом на северо-восток. Прикрывая отступление конвоя, коммодор Адахи выдвинулся на перехват со своими боевыми кораблями, и обнаружил, что ему придется иметь дело с линкором "Тоса", сопровождаемым японским легким крейсером и эсминцами. "Тоса" прикрывал развертывание группы крейсеров, занимавшихся обстрелом побережья; на линкоре еще не видели американского конвоя, но достаточно было бы японцам пройти чуть восточнее, и они оказались бы как раз на его пути. Допускать этого Адахи не мог.

Ясно понимая, что его небольшой и старый "авангардный" линкор не может противостоять на равных огромному "Тосе", коммодор Адахи применил нестандартную тактику боя; он приказал своим эсминцам поставить дымовую завесу между ним и "Тосой", и, активно маневрируя, вел бой по радару. Адахи правильно предположил, что японская радиоэлектроника значительно уступает качеством американской. Тактика возымела абсолютный успех; не видя за туманом и дымом ни противника, ни разрывов своих снарядов, не имея возможности корректировать и даже нацеливать огонь, японский линкор сделал лишь несколько бесцельных залпов, и, получив в ответ пять 305-мм снарядов с "Секвойи", утратил боевой задор и отступил. Конвой благополучно прошел в Анкоридж.

Зима 1943

В начале января 1943, генерал Иваками, озабоченный проблемным состоянием своего прибрежного фланга, начал наступательную операцию против бригады Уэлсона. Он рассчитывал на быстрый прорыв позиций и последующий марш вдоль южного побережья озера Иламния, с целью отсечь американский отряд от канала снабжения через залив Иламния и либо разгромить, либо оттеснить в горы. Успех этой операции поставил бы под контроль японцев все побережье вплоть до Шинча-Бэй, и устранил бы всякую фланговую угрозу.

Операция была начата 8 января 1943 года, с наступления усиленного японского батальона к югу от Кокханока. К 14 января, японцам удалось оттеснить Уэлсона к Кокханок-Лэйк, но тут наступление Иваками встало: японцы недооценили противостоящие силы, и не обеспечили себя достаточным количеством артиллерийского боеприпаса. Чтобы спасти положение, Иваками направил на фронт еще два батальона, но из-за заснеженного бездорожья и непрерывных действий американской авиации, их прибытие крайне затянулось.

18-го января, отряд морской пехоты из Анкориджа высадился с десантных катеров в заливе Бруин, и при поддержке плавающих транспортеров внезапно атаковал японцев с фланга. После четырехчасового боя, остатки японского батальона у озера Кокханок-Лэйк поднялись в последнюю банзай-атаку, из которой живыми уже не вышли. Вслед за этим, наступающая морская пехота 22-го заняла Кокханок.

Таким образом, кампания Иваками по укреплению своего фланга увенчалась впечатляющим провалом. Чтобы удержать положение к югу от озера Иламния, генералу пришлось направить весь 32-ой пехотный полк Ямагаты, который в результате почти двух недель тяжелых боев с трудом сумел выйти к побережью. Фронт на юге застыл у озера Гибралтар: испытывающие крайний дефицит транспорта высокой проходимости, японцы не могли доставлять боеприпасы на передовую в должном количестве, и мерзлый скалистый грунт не давал возможности адекватно окопаться.

Февраль прошел относительно спокойно: сильные снегопады сделали невозможными какие-либо масштабные действия. Воспользовавшись отступлением японцев, Бастонберри начал собирать войска по другую сторону от Алеутского Хребта, концентрируя силы и запасы на северном берегу озера Кларк. Воздушный мост, организованный через хребет, позволял переправлять сотни человек и десятки тонн снаряжения каждые сутки с приемлемой для полетов погодой. К концу февраля 1943 года, Бастонберри сосредоточил в новом лагере Маунтансайд уже 11000 человек с артиллерией и боевой техникой, и был готов, сразу же как сойдут снега в проходе Кларка, начать наступательную кампанию.

Дроны над снегами

Ввиду постоянных затруднений с применением тяжелых бомбардировщиков на Аляске, адмирал Кинг предложил решить проблему радикально, использовав новый ресурс: беспилотные самолеты-дроны TDR-1, разработанные лейтенантом Фэрнли. Производимые фирмой "Interstate" из дешевых компонентов, эти очень недорогие легкие самолеты управлялись по радио при помощи размещенной в их носовой части телекамеры; оператор мог направить самолет с бомбами или торпедами на цель, оставаясь на безопасной дистанции.

Адмирал Кинг живо интересовался программой, и настаивал на повышении ее приоритета, что, однако, сталкивалось с противодействием адмирала Нимица, не желавшего распылять ограниченные ресурсы на новаторские программы. Однако, высадка на Аляске и неубедительные действия армейской авиации преодолели скепсис Нимица. В ноябре 1942, летная группа STAG-1 была переброшена в Анкоридж, а фирма "Interstate" получила срочный заказ на 2000 серийных машин.

Беспилотные самолеты TDR-1 появились впервые на фронте в феврале 1943. Их основным применением стали точечные бомбардировки японских кораблей и объектов на плацдарме в Бристоль-Бэй с малых высот. Потери дронов из-за неприятельского огня и погодных условий были значительны; однако,  главным достоинством машин было то, что, по мнению Кинга, "их было не жалко". Потерянные беспилотные самолеты заменялись новыми, и снова направлялись в атаку.

Действия дронов возымели неожиданный успех: японские транспортные корабли, ранее спокойно разгружавшиеся под прикрытием непогоды в Бристоль-Бэй более не рисковали входить в залив. Теперь, грузы из метрополии доставлялись в Датч-Харбор, откуда их затем вывозили на плацдарм баржи "Дайхацу", действующие вдоль побережья.

Весеннее наступление генерала Иваками

К началу марта, положение японских войск на Аляске ухудшилось многократно по сравнению с 1942 годом.  Численность американских войск в Анкоридже и Маунтансайд превысила 35000 человек, в то время как дивизия Иваками имела не более 20000 солдат[6], и рассчитывать на значительные подкрепления уже не приходилось. Потери японского транспортного тоннажа в южных водах достигли такой величины, что за всю зиму 1942-1943, Иваками получил не более 5000 человек подкрепления; от планов переброски на Аляску еще одной дивизии отказались в январе. Остро не хватало горючего и транспорта: обеспечение боеприпасами находилось в более-менее удовлетворительном состоянии, но только за счет относительной неактивности японских войск в январе-феврале.

Еще в конце января, генерал Иваками пришел к выводу, что единственным шансом для японцев удержаться на континентальной Аляске является превентивное наступление; наступление, с целью разгромить ограниченные силы Бастонберри за Алеутским Хребтом до того, как с перевалов гор сойдет снег, а улучшившаяся погода позволит задействовать всю мощь американской авиации. Для такого наступления силы и средства (по крайней мере теоретически) имелись.

23 марта, Иваками развернул все свои силы для масштабного наступления. Находившийся в наилучшем 89-ый состоянии пехотный полк Асакавы должен был наступать на Маунтансайд от реки Нушагак, поддерживаемый 22-ым отдельным смешанным полком. Два батальона 32-го пехотного полка Ямагаты должны были наступать против Ньюхалена и Нондалтона. Наиболее ослабленный боями 22-ой пехотный полк Матсуямы, усиленный третьим батальоном Ямагаты, должен был удерживать фронт у Озера Гибралтар и быть готовым в любой момент перейти в наступление.

План был, по личному признанию Иваками (сделанному после войны), "слишком амбициозен, чтобы сработать". 89-ый, 22-ой и два батальона 32-го вместе взятые имели лишь порядка девяти тысяч человек против одиннадцати тысяч солдат Бастонберри в Маунтансайд, и еще трех тысяч солдат Уэлсона в Ньюхэйлен. Японцы не имели в достаточных количествах тяжелой артиллерии[7], и имели лишь один танковый полк, снабженный танками "Ха-Го" и "Те-Ке"[8].

Весеннее наступление Иваками началось 22 марта с внезапного артналета на американские позиции под Ньюхаленом, после чего войска Ямагаты начали наступление вдоль берега озера Иламна. Американские войска ответили плотным огнем, и вскоре к востоку от Аппер-Таларик-Крик завязалась яростная схватка.

Задержавшись на сутки из-за сильнейшего снегопада, основные силы Иваками — 89-ый полк Асакавы — начали марш только 24 марта. Наступление развивалось крайне трудно: японские солдаты брели по колено в снегу, под непрерывными атаками беспилотных самолетов. Передовые части рейнджеров, великолепно умевших перемещаться по сложному ландшафту, непрерывно атаковали японцев с флангов пулеметным огнем и гранатометами "базука", нарушая их передвижение. За двое первых суток авангард преодолел всего двадцать семь километров и наступление полностью выбилось из графика.

Пытаясь хоть как-то "занять время", Иваками начал интенсивно посылать армейскую авиацию с аэродромов Аляски против Маунтансайд и Ньюхалена. С 25 по 28 марта, когда позволяла погода, японская авиация бомбила лагерь Бастонберри. Наша авиация в Анкоридже была скована сильным грозовым фронтом, и в результате, вся тяжесть боев выпала на "Лайтинги" с Фэйрбэнкса и "Аэрокобры" с Кодьяка. Последние работали особенно хорошо; японские армейские самолеты были плохо приспособлены к полетам на малых высотах в холодном климате. За три дня ожесточенных боев, 54-я истребительная группа в Форт-Морроу потеряла пятнадцать самолетов, из них от противодействия противника — только семь. Японцы, по самым скромным подсчетам, потеряли 7 самолетов 25-го числа, 8 — 26-го, 11 — 27-го и 5 — 28-го. Завершающим "coup de grace" стал мощный удар, нанесенный бомбардировщиками B-24 по японским аэродромам на полуострове, жертвами которого стали почти три десятка машин. Японской армейской авиации на Аляске был нанесен непоправимый урон.

Двадцать пятого марта, солдаты Ямагаты достигли Нондальтона, но рота рейнджеров атаковала их и выбила из города. Вслед за этим, войска Уэлсона перешли в наступление, и отбросили японцев от Ньюхалена. Значительную услугу им в этом оказали беспилотные самолеты, "с машинной храбростью" кидавшиеся на позиции неприятельской артиллерии. К двадцать восьмому марта, японцы окончательно оставили надежды пробиться вновь к озеру Кларка, и Ямагата перешел к обороне; его войска срочно требовались для поддержки других участков фронта.

Двадцать восьмого числа, войска Иваками, наконец, вышли к передовой линии укрепления Маунтансайд и начали обстрел лагеря из дальнобойных орудий. Однако, выдвинувшийся вперед японский авангард сильно оторвался от тылов, и Бастонберри задал ему хорошую трепку, контратаковав и охватив с двух сторон. От полного разгрома неприятеля спас лишь подход основных сил 89-го полка.

С двадцать девятого по тридцатое марта, солдаты Бастонберри на передовых позициях отбивали спорадические атаки японцев. Попытки фланговых обходов со стороны неприятеля, пресекались рейнджерами. Ранним утром 30-го марта, два стрелковых батальона 22-го смешанного полка, скрытно развернувшись, атаковали в лоб наши войска; потери, понесенные японцами, были ужасающие[9], но им удалось вынудить Бастонберри оставить передовые позиции и отступить на основную линию обороны к северо-западу от Маунтансайд[10].

Морское сражение у Кастл-Кейп

30 марта, воздушная разведка доложила, что крупный отряд японских барж и мелкотоннажных транспортов собрался в Кастл-Кейп, у основания Горы Вениаминова. Так как плохая погода опять мешала действиям авиации, американские корабли вышли в море и 2 апреля атаковали якорную стоянку, потопив двенадцать барж, сторожевой корабль и заставив два малых транспорта выброситься на мель. На обратном пути, корабли подверглись безуспешной атаке японских гидропланов из Датч-Харбора.

Ночью 4 апреля, группа японских торпедных катеров и два миноносца безуспешно попытались атаковать эсминец "Каннингэм" в дозоре у острова Човет.

Сражения у острова Ситкинак и у острова Сутвик

5 апреля, пытаясь как-то повлиять на события на сухопутном фронте, японские крейсерские силы вышли из Датч-Харбора с целью обстрела аэродромов Кодьяка. В составе соединения шли тяжелые крейсера "Аоба" (флагман), "Начи", "Ашигара", старые легкие крейсера "Китаками", "Киму" и "Тама" и одиннадцать эсминцев. В дополнение, адмирал Нисимура временно одолжил из состава 3-го флота новый легкий крейсер "Агано" и шесть эсминцев, которые, однако, не успевали прибыть вовремя.

Седьмого апреля, японские корабли были обнаружены американской подводной лодкой к северу от острова Човьет. Плохая погода на фронте вновь затрудняла действия авиации; к тому же большая часть самолетов была задействована на сухопутном фронте.  В результате, Теобольд вышел на перехват с пятью тяжелыми крейсерами, экстренно запросив поддержки Адахи из Сьюарда.

Флоты встретились у южной оконечности острова Ситкинак, всего в семидесяти километрах от авиабазы Олд-Харбор. Завидев врага, Теобольд перестроил корабли в линию; японцы сделали то же самое, и произошло одно из редких во Вторую Мировую сражений на параллельных курсах. В результате артиллерийско-торпедной дуэли, японцам удалось вывести из строя "Квебек" и тяжело повредить "Хьюстон", практически оторвав ему носовую оконечность. В ответ, американцы тяжело повредили "Аобу", разбив все его башни главного калибра, и превратили "Китаками" в полыхающий остов. Поставив дымовую завесу, японцы прервали огневой контакт.

Тем не менее, исход сражения еще не был решен, ибо у японцев еще оставались два тяжелых и два легких крейсера против трех тяжелых крейсеров Теобольда. Однако, около двух часов, японская субмарина I-24 засекла спешащее на запад соединение коммодора Адахи. Не имея шансов выдержать бой с "Секвойей", Нисимура отступил; на отходе, его эсминцы предприняли ряд атак против американского соединения с большой дистанции.

Ночью восьмого апреля, запоздавшее соединение "Агано" прибыло в район действий. Около острова Сутвик, произошел огневой контакт между "Агано" и соединением американских эсминцев, в ходе которого японцам удалось потопить два и вывести из строя еще один американский корабль. Это была последняя решительная победа японского императорского флота в водах Аляски.

Провал наступления Иваками

2 апреля, войска Иваками начали атаку на основной американский периметр обороны у Маунтансайд. Испытывая жестокую нехватку артиллерии и боеприпасов, генерал отказался от "традиционного" штурма; вместо этого, японские войска прибегли к тактике "просачивания". Ночью японцы поодиночке и небольшими отрядами проникали за периметр нашей обороны, а затем концентрировали силы, и нападали на наши позиции с тылу. Благодаря этой тактике, японцам удалось в ночь на 4 апреля окружить и почти полностью изолировать Совиный Редут ("Owl Redoubt")[11], являвшийся ключевой позицией на южном фланге американских укреплений, и только слабость тактической координации помешала им развить успех.

Чтобы парировать эту тактику, Бастонберри распорядился развернуть вторую линию постов за основной оборонительной линией, целью которой был перехват и уничтожение японских диверсантов. 5 апреля, во время внезапного артиллерийского налета на передовой, генерал Бастонберри был тяжело ранен осколком, но отказался эвакуироваться, мотивируя, что "не может оставить Маунтансайд в столь тяжелом положении".

В это время, Иваками лихорадочно искал возможности для флангового маневра. Ночью 7 апреля, японские войска сумели скрытно сконцентрироваться около американских позиций возле русла Нушагак, и внезапной атакой опрокинуть оборону. Хотя брешь была немедленно заткнута резервами Территориальной Гвардии, Иваками, почувствовав слабину, принял решение бросить все свои оставшиеся силы в этом направлении.

8 апреля, резервный батальон 89-го полка, при поддержке двух танковых рот, атаковал позиции роты Территориальной Гвардии возле реки, и сумел заставить их отступить. Японские танки отбуксировали полевые пушки, которые были установлены на захваченных позициях и начали фланговый обстрел американской линии. Сложилась тревожная ситуация; для ликвидации прорыва, Бастонберри бросил в атаку свою собственную танковую роту, укомплектованную танками M3 "Стюарт" и истребителями танков M10. Впервые танки сошлись с танками на американской земле, и победа осталась за хозяевами этой земли. Японские танковые роты, уступая американским войскам и технически и тактически, были разбиты, оставив на поле боя двенадцать разбитых остовов легких и малых танков. На волне успеха, "Стюарты" атаковали японскую батарею, и хотя два танка были подбиты прямыми попаданиями, остальные раздавили гусеницами пушки, расстреляв из пулеметов расчет. Вслед за этим, легкие танки поддержали контратаку роты Территориальной Гвардии, которая, вкупе с мощным авиаударом, наконец обратила японцев в бегство.

10 апреля, кое-как сколотив сборные батальоны из остатков 89-го и 22-го полка, Иваками предпринял еще одну попытку полномасштабной атаки на Совиный Редут. При этом, дефицит на передовой достиг такого масштаба, что японским пулеметчикам запретили стрелять длинными очередями "без абсолютной необходимости", а солдатам настоятельно рекомендовали не забывать, что "в умелых руках, штык столь же опасен как десять тысяч пуль".

С 11 по 14 апреля, японцы непрерывно атаковали Совиный Редут по ночам. В ночь на 14 апреля, отчаянным усилием им удалось преодолеть внешние линии защиты, и на редуте завязалась отчаянная рукопашная схватка; однако, сборный отряд из американской военной полиции, штабистов и инженеров контратаковал японцев с пистолетами и гранатами, и уничтожил их всех до единого. 14 апреля, Иваками предпринял последнюю отчаянную попытку прорыва, но небо прояснилось, и под шквальным огнем американской артиллерии его войска даже не смогли достичь передовых позиций.

Пятнадцатого апреля, войска Уэллсона, подкрепленные отрядами рейнджеров, атаковали позиции Ямагаты и отбросили японцев назад. В тот же день Иваками окончательно признал провал своего наступления и приказал отступать. По случаю этого, "Токийская Роза" выпустила особое коммюнике, в котором уверялось, что японские войска одержали славную победу и полностью выполнили боевую задачу. Генерал Бастонберри был вынужден признать, что некоторая правда в этом все-таки была: японское наступление вынудило адмирала Кинга отложить планируемое на май контрнаступление на месяц.


[1] Хотя на 1942 год "Секвойя", развивавшая ход не более 25,4 узлов едва могла считаться таковым.

[2] Тип "улучшенный Йорк" с трехорудийными башнями.

[3] Кризис в американо-британских отношениях в связи с беспорядками среди ирландского населения Белфаста в 1928, подавленными британской армией. При этом британские войска временно заняли часть территории независимой Ирландии, что привело к серьезному напряжению в отношениях Британии и Вашингтона. Кризис был разрешен мирным путем.

[4] На 11 октября 1942 года: Форт-Рэнделл — 24 тяжелых истребителя Ki-45 и 28 тяжелых бомбардировщиков Ki-21, Пайлот-поинт — 12 истребителей Ki-42, 11 истребителей Ki-43 и 22 легких бомбардировщика Ki-51. В Форт-Гленн и Датч-Харбор — двадцать дальних бомбардировщиков G4M и восемнадцать истребителей A5M.

[5] Линкор типа "Тоса", заложен в 1920 году, разрешен к достройке в соответствии с Вашингтонским Соглашением и введен в состав флота в 1924. Единственный корабль своего класса. Однотипный "Кага" был перестроен в авианосец и потоплен при Мидуэе.

[6] Из которых только часть была здорова и боеспособна.

[7] На весь фронт имелась ровно одна батарея дальнобойных 10-сантиметровых орудий Тип 41.

[8] На 1 марта 1943 года, по японским данным — 8 средних танков Тип 97 "Чи-Ха", 10 легких танков Тип 95 "Ха-Го",  21 малый танк Тип 97 "Те-Ке".

[9] Более 500 убитых, вероятно, вдвое больше раненных.

[10] Для компенсации потерь, Иваками пришлось забрать один батальон Ямагаты

[11] По некоторым сведениям, Совиный Редут был назван в честь ручной совы одного из территориальных гвардейцев.

19
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
10 Цепочка комментария
9 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Ansar02землякСлащёвМаксим.... Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

Замечательно написано!

Замечательно написано!

Анонимно
Анонимно

Thanks!

Thanks!

Affidavit Donda
Affidavit Donda

Прочёл с удовольствием. 

Прочёл с удовольствием. yesyesyesyes

Анонимно
Анонимно

Рад, что понравилось!

Рад, что понравилось!

Gaspar
Gaspar

Супер!

Супер!

Анонимно
Анонимно

Спасибо! smile

Спасибо! smile

NF

1

1

byakin

+++++++++++++++++++++++++++++

+++++++++++++++++++++++++++++yes

Анонимно
Анонимно

Коллега, большое спасибо!

Коллега, большое спасибо!

st .matros

Весьма недурно!
Коллега,

Весьма недурно!

Коллега, "Кадьяк" на русском пишется, все же, через "а".

Анонимно
Анонимно

Спасибо!

Спасибо!

Максим ....

часть первая ВТОРА

По-моему,

часть первая ВТОРА

По-моему, что-то не так. А так плюс!

Анонимно
Анонимно

Ох, я думал, что исправил

Ох, я думал, что исправил это… Спасибо!

Слащёв

Характеристики беспилотников,
Характеристики беспилотников, плиз

Анонимно
Анонимно

Гуглите «Interstate» TDR-1

Гуглите "Interstate" TDR-1

земляк
земляк

Превосходно написано, весьма

Превосходно написано, весьма + !

Анонимно
Анонимно

Thanks!

Thanks!

Ansar02

!!! Класс!

yes!!! Класс!

Анонимно
Анонимно

Thanks!

Thanks!

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить