Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

15
8

Часть 1

К началу 30-х гг. японская авиационная промышленность постепенно вырастала «из пеленок», переходя от копирования зарубежных конструкций к разработке более или менее оригинальных аэропланов. Однако полностью отказаться от копирования опыта более развитых стран Япония ещё не могла – да и не было в этом нужды. На международном рынке можно было без труда приобрести новейшие образцы, использовав заложенные в них технические решения в собственных разработках. В случае с бомбардировщиками таким образцом стало новое изделие «Юнкерса» – двухмоторный самолет К37, военный вариант гражданского S36. Этот самолет представлял собой достаточно современный по тем временам свободнонесущий моноплан с фирменной «юнкерсовской» гофрированной обшивкой и двухкилевым оперением. Согласно замыслу конструкторов, К37 должен был стать многоцелевым боевым самолетом для поддержки сухопутных войск на поле боя – разведчиком и легким бомбардировщиком.

«Айкоку №1»

Современная конструкция и неплохие летные характеристики «Юнкерса» К37 обратили на себя внимание специалистов фирмы «Мицубиси», уже имевшей опыт сотрудничества с немецкой фирмой при создании тяжелого бомбардировщика Ки-20. В 1930 г. «Мицубиси» купила в Швеции (где строились военные модификации самолетов «Юнкерса») один экземпляр К37. Эта машина с заводским номером 3201 уже имела за своими плечами достаточно длинную историю. Построенная в 1928 г., она успела дважды сменить гражданскую регистрацию – сначала S-ABBP, а затем SE-ABP. В Японию самолет доставили морским путем в феврале 1931 г. Собственно, прибыл лишь планер, без двигателей. Оригинальный К37 комплектовался 9-цилиндровыми моторами воздушного охлаждения «Юпитер» VI (450/520 л.с.), выпускавшимися по лицензии немецкой фирмой «Сименс». Однако такие же моторы уже выпускались и в Японии фирмой «Накадзима». Их и установили на прибывший в Страну восходящего солнца К37 – в комплекте с двухлопастными винтами фиксированного шага диаметром 3,05 м.

В июне 1931 г. на аэродроме Тачикава самолет показали на земле и в воздухе представителям императорской армии. Машина произвела весьма благоприятное впечатление, фактически сломав шаблон двухмоторного аэроплана. Все прежние машины этого класса, принятые на вооружение в Японии, были громоздкими и неповоротливыми, К37 же – легким и маневренным. В итоге, «Мицубиси» получила заказ на проектирование сразу двух двухмоторных бомбардировщиков – легкого и тяжелого.

К37 ещё несколько месяцев оставался в распоряжении «Мицубиси». Когда в сентябре 1931 г. вспыхнул «мукденский инцидент» – скоротечная японо-китайская война, завершившаяся оккупацией Манчжурии, – было решено испытать К37 в боевых условиях. Механики 5-го хико рентая (авиаполка), дислоцировавшегося в Тачикаве, провели доработку самолета. В частности, были сняты два неподвижных курсовых пулемета, устанавливавшихся в правой передней части фюзеляжа, а 7,7-мм «Виккерсы» в носовой, верхней и нижней установках были заменены японскими пулеметами «тип 89» такого же калибра. Максимальная бомбовая нагрузка К37 могла достигать 500 кг, но применявшиеся на практике варианты подвески бомб были несколько меньше по массе: 18 25-кг бомб (в сумме 450 кг) либо 8 50-кг и 4 12-кг (448 кг). Кроме того, К37 первым в истории японской авиации получил двухцветную камуфляжную окраску на верхних поверхностях.

10 января 1932 г. на токийском плацу Йойоги – месте проведения военных парадов – состоялась церемония передачи К37 в дар императорской армии. На помпезной церемонии присутствовало около 2 тысяч высокопоставленных лиц (начиная от членов императорской семьи и заканчивая чиновниками местных органов управления) и 10 тысяч обычных токийцев. Самолет, переданный в качестве «патриотического дара» – «айкоку», получил надписи «Айкоку №1», нанесенные хираганой на крыле и фюзеляже, а также знаками кандзи – на килях. В армейской авиации машина получила обозначение «Айкоку Дай-Ичи Го Бакугекики» – «Самолет-бомбардировщик Айкоку №1».

Уже два дня спустя «Айкоку №1» отправился в дальний перелет в Манчжурию. Место за штурвалом занял тайи (капитан) Тосио Като, опытный пилот, а в будущем – командир истребительного 1-го хико сентая (авиагруппы). Штурманом был тайи Онда, бортмехаником – сохо (старший сержант) Мацумура. Маршрут пролегал из Тачикавы через (Исаку, Хиросиму, Тачираи на о. Кюсю и Кейдзо (ныне Сеул) в Корее. Бомбардировщик шел в сопровождении одномоторного санитарного самолета «Дорнье» Do В «Меркур», ранее купленного в Германии фирмой «Кавасаки» и переданного армии во время того же торжества 10 января («Дорнье» получил название «Айкоку №2»), На его борту находилось шесть человек, в том числе coca (майор) Кунио Като, командовавший перелетом. Обе машины добрались до пункта назначения – столицы Манчжурии Мукдена (яп. Хотен, ныне Шеньян) 15 января 1932 г. «Айкоку №1» вошел в состав 3-го тютая (эскадрильи) 7-го хико рентая. Участие его в «мукденсом инциденте» было довольно интенсивным, но коротким – уже к началу февраля японские войска вытеснили противника из Манчжурии.

Участие обоих самолетов «Айкоку» в событиях в Манчжурии очень широко освещалось на страницах японской прессы, что способствовало резкому возрастанию пожертвований общественности на авиацию и появлению в её составе ещё целого ряда самолетов «Айкоку» различных типов.

В боевых действиях «Юнкерc» К37 зарекомендовал себя с лучшей стороны. Только однажды, 24 января, он получил несколько пулевых пробоин от огня с земли, но повреждения оказались несерьезными. А вот при перегонке обратно в Японию «Айкоку №1» из-за поломки двигателя пришлось садиться на вынужденную ещё в Манчжурии. Поскольку отремонтировать самолет на месте не представлялось возможным, его разобрали и перевезли в Японию морем. В дальнейшем бомбардировщик в строй уже не возвращали, а выставили для обозрения в храме Ясукуни в Токио как памятник в честь японской победы в Манчжурии.

Тяжелый бомбардировщик «тип 93» (Ки-1)

В апреле 1932 г. конструкторы «Мицубиси» приступили к проектированию на основе «Юнкерса» К37 нового тяжелого бомбардировщика («юбакугекики»), предназначенного для замены устаревшего и неудачного самолета «Кавасаки» «тип 87» («Дорнье» Do N). Согласно достаточно подробной спецификации, предоставленной заказчиком, новая машина должна была представлять собой цельнометаллический низкоплан с двумя двигателями мощностью примерно по 800 л.с., способный продолжать полет с одним неработающим мотором. Взлетная масса машины не должна была превышать 7500 кг. Масса бомбовой нагрузки определялась в 1000 кг (при неполной заправке топливом – даже 1500 кг). В состав оборонительного вооружения предписывалось включить три 7,7-мм пулемета на подвижных установках с боекомплектом 1000 патронов на ствол. Практический потолок определялся в 4000 м, а максимальная скорость должна была составлять не менее 240 км/ч на высоте 3000 м. Срок готовности прототипа был поставлен достаточно жесткий – март 1933 г.

Бригаду, занявшуюся проектированием нового самолета, возглавил Нобусиро Наката, ранее отвечавший за внедрение в производство самолета Ки-20. Его ассистентами стали Киро Хондзё, Хисанодзё Одзава и Дзиро Танака. Со стороны армии надзор за ходом работ осуществлял тайи Комамура.

Новый тяжелый бомбардировщик сохранил аэродинамическую схему «Юнкерса» К37, но при этом был гораздо больше. Свободнонесущее трапециевидное с закругленными законцовками имело четыре лонжерона и элероны необычно большого размаха – 6,75 м. Вертикальное оперение, как и на К37, было двухкилевым. Шасси неубирающееся, с хвостовым колесом. Фюзеляж имел почти прямоугольное сечение с плоскими боковыми стенками и днищем -лишь верхняя поверхность была слегка закруглена. При проектировании самолета учитывалась возможность его относительно быстрого демонтажа для перевозки железной дорогой. Поэтому отдельные секции фюзеляжа и крыла соединялись между собой легкоразъемными шаровыми соединениями Юнкерса. Колеса основных стоек шасси имели необычно большой диаметр, что должно было упростить полеты с грунтовых ВПП. Они были подкреплены мощными подкосами и закрыты обтекателями.

Экипаж самолета состоял из четырех человек – двух пилотов (размещавшихся тандемом), бомбардира (выполнявшего также функции носового стрелка) и хвостового стрелка. В отличие от Ки-20, все члены экипажа находились в пределах взаимного зрительного и голосового контакта, но в ходе эксплуатации самолетов между рабочими местами пилота и бомбардира установили голосовую трубу типа «Госпорт». Поначалу все кабины экипажа были открытыми.

В качестве силовой установки выбрали новейшие 12-ци-линдровые V-образные моторы жидкостного охлаждения «Мицубиси» В1, получившие после принятия на вооружение обозначение Ха-2 («тип 93»). Этот мотор мощностью 700/750 л.с. являлся первым авиадвигателем жидкостного охлаждения, спроектированным самостоятельно конструкторами «Мицубиси» (и одновременно последним, принятым в серийное производство; в 1932-1937 гг. изготовили 367 таких двигателей). При его проектировании конструкторы опирались на опыт, полученный в ходе лицензионного производства моторов «Испано-Сьюиза» и изучения двигателей «Роллс-Ройс» «Буззард».

Водяные и масляные радиаторы, закрываемые регулируемыми жалюзи, размещались под двигателями. Воздушные винты – двухлопастные деревянные, фиксированного шага. Для уменьшения уязвимости топливной системы конструкторы вместо одного или нескольких больших баков применили целых 16 меньших, «размазанных» по фюзеляжу и крылу. Их общая емкость составляла 3484 л. При подвеске максимальной бомбовой нагрузки фюзеляжные баки не заправлялись, что уменьшало запас топлива на 1052 л.

Вооружение состояло из трех спаренных установок 7,7-мм пулеметов «тип 89». В отличие от «Юнкерса» К37, на котором нижняя пулеметная установка представляла собой попросту люк в полу, через который высовывался ствол пулемета, на новом самолете применили выдвижную полузакрытую установку – подобную подкрыльевым, применявшимся на Ки-20. А вот бомбоотсека самолет, как и его прототип К37, не имел – бомбы калибром от 50 до 1000 кг размещались на наружных подвесках под фюзеляжем и внешними частями крыла. Типовые варианты бомбовой загрузки приведены в таблице.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

Работы продвигались в соответствии с графиком. В августе 1932 г. был готов полномасштабный макет бомбардировщика, после одобрения которого представителями заказчика началась постройка двух прототипов. Первый прототип (заводской номер 201) был готов в марте 1933 г. Но подвели двигателисты, которым никак не удавалось справиться с «детскими болезнями» мотора Ха-2. Поэтому на оба прототипа установили импортные двигатели «Роллс-Ройс» «Буззард» мощностью 800 л.с. Увы, результаты испытаний оказались разочаровывающими. Несмотря на большую мощность английских двигателей по сравнению с предусмотренными проектом Ха-2, максимальная скорость самолета была на 20 км/ч ниже требуемой; кроме того, он не мог продолжать полет с одним неработающим мотором. Причиной тому являлась перетяжеленность машины и слишком большое лобовое сопротивление.

Несмотря на это, летные данные нового самолета были гораздо лучше старого тяжелого бомбардировщика «тип 87», и машину «Мицубиси» приняли на вооружение под обозначением «Киу-Сан-Сики Юбакугекики» («тяжелый самолет-бомбардировщик тип 93», сокращенно – «93-Юба-ку»). Он также стал первым, получившим параллельное обозначение по новой системе «Ки Го» – Ки-1.

Второй прототип (заводской номер 202) отличался закрытыми кабинами пилотов. Построили и третью опытную машину (203), получившую, наконец-то, моторы Ха-2. Кабины пилотов на ней снова выполнили открытыми.

Серийные Ки-1 отличались от прототипов переделанным хвостовым оперением (кили были сдвинуты к законцовкам стабилизаторов), отсутствием обтекателей колес, а также общим остекленным фонарем, закрывавшим кабины пилотов.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

Бомбардировщики Ки-1 не пользовались особой популярностью среди японских авиаторов. Летчики критиковали их небольшую скорость и трудность в пилотировании, наземный персонал жаловался на сложность обслуживания в полевых условиях. Из-за ненадежных моторов процент боеготовых Ки-1 оставался крайне низким. В общем, первый серийный вариант Ки-1 оказался откровенно неудачным, и следовало предпринять усилия по модернизации бомбардировщика. Главными направлениями работ являлись совершенствование аэродинамики самолета и доводка двигателя Ха-2 с целью повышения его мощности и надежности.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

Осенью 1935 г. со сборочной линии взяли 71-й серийный экземпляр Ки-1 (заводской номер 1071), подвергнув его многочисленным доработкам. В частности, была снижена линия монтажа двигателей на крыле. Коренным образом переделали шасси – его основные стойки лишились громоздких подкосов, портивших аэродинамику, и были закрыты широкими обтекателями-«штанинами», плавно переходящими в обтекатели радиаторов. На фюзеляже, за кабиной пилотов, появился гаргрот, простиравшийся до верхней стрелковой установки, получившей теперь остекленный фонарь (для стрельбы из пулеметов сдвигавшийся вперед, под гаргрот). Переделали и сдвижную часть фонаря кабины пилотов: раньше она состояла из двух половинок, сдвигавшихся вниз, в «карманы» по бортам фюзеляжа, а теперь – из одной части, сдвигавшейся назад. Вместо открытой носовой стрелковой установки применили закрытую, характерной шарообразной формы. На внешних частях крыла гофрированную обшивку заменили гладкой, что также положительно сказалось на аэродинамике.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

Новая модификация двигателя – Ха-2-II («тип 93 модель 2») – отличалась существенно большей мощностью: номинальной 750 л.с., максимальной 900 л.с. и взлетной 940 л.с. Кроме того, удалось значительно улучшить показатели надежности двигателя и увеличить его ресурс. Однако, изменения, внесенные в планер, привели к увеличению взлетной массы и, как следствие, несмотря на установку более мощных двигателей радикально улучшить летные качества самолета не удалось. Тем не менее, предложенные изменения были одобрены военными, и модифицированный бомбардировщик приняли на вооружение как «Киу-Сан-Сики Ни-Гата Юбакугекики» («тяжелый самолет-бомбарди-ровщик тип 93 модель 2»), или же Ки-1-II. Ранним машинам присвоили наименование «Киу-Сан-Сики Ичи-Гата Юбакугекики» («тяжелый самолет-бомбардировщик тип 93 модель 2»), или же Ки-1-I. Серийные Ки-1-II несколько отличались от прототипа (самолета 1071) – в частности, на них отказались от шарообразной носовой стрелковой установки в пользу обычной открытой.

В общей сложности изготовили 118 самолетов Ки-1: до марта 1934 г. выпустили 17 экземпляров (включая прототипы), до марта 1935 г. – 37, до марта 1936 г. – тоже 37, а в последующие несколько месяцев – ещё 27 машин. Однако, точная разбивка на модификации неизвестна. Во многих публикациях принимается как данность то, что начиная с 71 -го экземпляра все самолеты строились в варианте Ки-1-II. Однако, сточки зрения логики это представляется маловероятным: ведь должно было потребоваться несколько месяцев, чтобы испытать 71-й экземпляр и сделать выводы о целесообразности внедрения изменений в серию – а тем временем завод должен был продолжать сдавать самолеты ранней модификации. Таким образом, рискнем предположить, что в варианте Ки-1-II выпустили порядка 30 самолетов.

Тяжелые бомбардировщики Ки-1 начали поступать в части в 1934 г., заменяя устаревшие самолеты «тип 87». Первыми их получили тяжелые тютаи 7-го (авиабаза Хамамацу) и 12-го (Куньчулин, Маньчжурия) хико рентаев. В сентябре 1936 г. Ки-1 поступили в 10-й хико рентай (Цицикар, Манчжурия), а в марте 1937 г. – в 14-й хико рентай, базировавшийся в Каги на Формозе (Тайване).

Боевое крещение самолеты Ки-1 получили в начальном периоде второй японо-китайской войны, начавшейся 7 июля 1937 г. инцидентом на мосту Марко Поло. После объявления японцами мобилизации на аэродромы в южной части Манчжурии, а вскоре – и в оккупированном районе Пекина перебросили в общей сложности 24 авиационных тютая (эскадрильи). Помимо тютаев Ки-1 из 10-го и 12-го хико рентаев, на ТВД прибыли ещё четыре эскадрильи таких бомбардировщиков. Три из них выделил 7-й хико-рентай, причем две были сведены в 6-й хико дайтай (авиационный батальон), а третья действовала самостоятельно под обозначением 3-й докурицу хико тютай (отдельная авиационная эскадрилья). Ещё одна эскадрилья – 15-й докурицу хико тютай – прибыл с Формозы, из состава 14-го хико рентая.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2
Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

Бомбардировщики Ки-1 наносили удары по позициям и скоплениям китайских войск, железнодорожным узлам, аэродромам, а также по китайским городам. В 1938 г. район их действий перемещается из северного Китая южнее. Однако, в том же году началась замена Ки-1 более современными бомбардировщиками «Мицубиси» Ки-21 («тип 97») и «Фиат» BR.20 («тип I»). Некоторое количество Ки-1 служило в качестве учебных, в частности, в бомбардировочной авиашколе в Хамамацу.

Легкий бомбардировщик «тип 93» (Ки-2)

Во время боевых действий в Манчжурии самолет «Айкоку №1» неплохо зарекомендовал себя в роли самолета непосредственной поддержки, существенно превосходя устаревшие легкие бомбардировщики «Мицубиси» «тип 87» и «Кавасаки» «тип 88». Его положительными чертами являлись прочная цельнометаллическая конструкция и высокие по тем временам летные данные. Исходя из опыта боевого применения, Рикугун Коку Хонбу (Главное бюро армейской авиации) приняло решение о целесообразности создания наряду с одномоторным легким бомбардировщиком (им стал «Кавасаки» Ки-3) ещё и двухмоторной машины этого класса. В сентябре 1932 г. фирма «Мицубиси» получила соответствующее техническое задание, как и в случае с тяжелым бомбардировщиком (будущим Ки-1) – достаточно подробное.

Новый легкий бомбардировщик должен был развивать максимальную скорость 260 км/ч на высоте 3000 м. Потолок должен был составлять 7000 м. При скорости 240 км/ч на высоте 3000 м самолет должен был иметь продолжительность полета 4,5 часа с бомбовой нагрузкой 300-500 кг либо 6 часов – без бомб. Кроме того, требовалась высокая маневренность, особенно – возможность выполнения виражей малого радиуса на небольшой высоте. Необходимой являлась легкость пилотирования, в том числе при осуществлении взлетов и посадок ночью. Также самолет должен был иметь возможность не только продолжать полет с одним неработающим двигателем, но и разворачиваться в сторону работающего двигателя, что для авиации того времени было значительным достижением. В качестве силовой установки предписывалось применить лицензионные моторы «Юпитер», производившиеся фирмой «Накадзима». На проектирование и постройку двух прототипов отводилось менее года – самолеты следовало изготовить к июлю 1933 г.

Разработкой легкого бомбардировщика занялась та же конструкторская бригада во главе с Нобусиро Накатой, что и проектировала тяжелую машину. При этом легкий бомбардировщик гораздо больше напоминал прототип, положенный в основу обеих машин – «Юнкерс» К37: хотя фюзеляж подвергся значительным переделкам, крыло осталось практически без изменений, только элероны были несколько доработаны. Хвостовое оперение было двухкилевым, но в отличие от Ки-1 кили находились только над стабилизатором (на Ки-1 их нижние части были ниже стабилизатора). Как кили, так и стабилизатор были подкреплены подкосами. В носовой части фюзеляжа предусматривалась установка шарообразной пулеметной башни, обслуживаемой бомбардиром. Кабины двух других членов экипажа (пилота и бортстрелка) были открытыми. По сравнению с К37 предполагалось значительно увеличить углы обстрела нижней пулеметной установки. На стадии предварительного проектирования рассматривалась возможность оборудования самолета убирающимся шасси, но, в конце концов, её отвергли как преждевременную. Однако, некоторой доработке шасси все-таки подвергли – на его основных стойках применили современные масляно-пневматические амортизаторы вместо устаревших резиновых. Крыло и хвостовое оперение выполнили легкосъемными – для обеспечения возможности перевозки самолета железнодорожным транспортом.

Вместо предписанных моторов «Юпитер» конструкторы «Мицубиси» предложили для легкого бомбардировщика новые 14-цилиндровые двигатели собственной разработки, проходившие под фирменным индексом А4 (впоследствии – флотские моторы «Кинсей»), Согласно расчетам, самолет с такой силовой установкой мог развить скорость до 270 км/ч. Впервые в армейской авиации двигатели должны были получить обтекатели – кольца Тауненда. Топливную систему спроектировали по аналогии с Ки-1 – она состояла из дюжины небольших баков общей емкостью 1490 л, расположенных в фюзеляже и центроплане. При подвеске максимальной бомбовой нагрузки фюзеляжные баки не заправлялись, что уменьшало запас топлива на 403,5 л.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

Стрелковое вооружение бомбардировщика включало два 7,7-мм пулемета «тип 89» на кольцевых турелях в носовой части фюзеляжа и сверху, за кабиной пилота. Нормальная масса бомбовой нагрузки составляла 300 кг, максимальная – 500 кг. Вся она размещалась на внешней подвеске – на держателях под фюзеляжем и под внешними частями крыла. В отличие от тяжелого бомбардировщика, максимальный калибр подвешиваемых бомб составлял лишь 100 кг. Типовые варианты бомбовой загрузки приведены в таблице.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

В ноябре 1932 г. эскизный проект легкого бомбардировщика представили военным, которые потребовали внести в него ряд изменений. Прежде всего, пришлось отказаться от идеи установки моторов «Мицубиси» – заказчик настоял на применении 9-цилиндровых двигателей «Накадзима» «Юпитер» VII мощностью 450/570 л.с., снабженных нагнетателями. Они должны были получить кольца Тауненда и приводить в действие двухлопастные деревянные винты. Также представители заказчика сочли носовую пулеметную башню чересчур сложной для легкого бомбардировщика, порекомендовав вернуться к обычной открытой турельной установке (как на К37 и Ки-1). Кроме того, с учетом возможного применения в зимних условиях предписывалось предусмотреть возможность установки легкосъемного фонаря над кабиной пилота, а двигатели снабдить жалюзи, регулирующими приток воздуха. Военные также предписали ликвидировать нижнюю огневую точку, а углы обстрела верхней увеличить за счет уменьшения высоты хвостовой части фюзеляжа.

Руководствуясь указаниями военных, конструкторы приступили к рабочему проектированию самолета, а после утверждения полноразмерного макета началась постройка прототипов. Первый из них (заводской номер 301) был готов в мае 1933 г. – на два месяца раньше срока. В ходе летных испытаний, проводившихся на аэродроме Кагамихара, машина развила на высоте 3000 м максимальную скорость 255 км/ч – на 5 км/ч меньше задания, но в принципе приемлемую. Весьма неплохими оказались и пилотажные качества самолета. Но в одном из испытательных полетов первый прототип был потерян – при заходе на посадку его фюзеляж переломился сразу за крылом, и самолет с огромной силой врезался в землю, похоронив под обломками весь экипаж. Эта катастрофа вынудила пересмотреть конструкцию фюзеляжа бомбардировщика. На втором прототипе (заводской номер 302), правда, он оставался прежним, но на третьей и четвертой машинах (303 и 304) хвостовую часть фюзеляжа существенно переделали, приподняв её. Теперь самолет лишился характерного уступа между средней и хвостовой частями фюзеляжа. Также переделке подверглись кили.

Доработанный самолет был принят Рикугун Коку Хонбу на вооружение под обозначением «Киу-Сан-Сики Сокейбакуге-кики» («двухмоторный легкий самолет-бомбардировщик тип 93», сокращенно – «93-Сокей»). Приставка «Со» являлась сокращением от слова «Сохацу» – «двухмоторный». Её появление в обозначении вызвано необходимостью отличить самолет «Мицубиси» от одномоторного легкого бомбардировщика «Кавасаки» «тип 93» (Ки-3). В системе «Ки Го» самолету присвоили обозначение Ки-2.

До 1936 г. фирма «Мицубиси» изготовила 113 самолетов Ки-2 (включая прототипы), ещё 13 таких машин с ноября 1934 г. по август 1935 г. выпустила по лицензии фирма «Кавасаки». Самолеты оборудовались обтекателями колес шасси и подкрыльевых бомбодержателей, но в строевых частях их, как правило, снимали. Некоторые самолеты оборудовали кабиной для четвертого члена экипажа, расположенной между рабочими местами пилота и бортстрелка (как на «Юнкерсе» К37 и Ки-1). В тренировочных полетах место в ней мог занимать инструктор, а в боевых – наблюдатель.

Вдохновленные модернизацией Ки-1 до уровня Ки-1-II, конструкторы «Мицубиси» в 1936 г. попытались усовершенствовать и легкий бомбардировщик. Объем доработок был достаточно большим – чего стоит, например, замена неубирающегося шасси на убирающееся (основные стойки убирались в увеличенные мотогондолы вперед по направлению полета). Вместо моторов «Юпитер» VII установили более мощные 9-цилиндровые двигатели «Накадзима» Ха-8-I (550/640 л.с.). Вместо колец Тауненда применили гораздо более эффективные капоты NACA, а деревянные винты заменили металлическими (фиксированного шага) диаметром 2,90 м. Внутри фюзеляжа удалось выкроить место для небольшого бомбоотсека, вмещавшего два десятка 15-кг бомб. Бомбоотсек располагался несимметрично – он был сдвинут к левому борту фюзеляжа, и закрывался двумя створками. По образцу Ки-1-II гофрированная обшивка внешних частей крыла была заменена гладкой. Кабина пилота стала закрытой, со сдвигающимся назад фонарем.

Все указанные доработки были опробованы на 77-м серийном Ки-2. Его испытания показали, что, несмотря на несколько возросшую массу самолета, скорость увеличилась на 30 км/ч. В итоге, модифицированный самолет приняли на вооружение под обозначением «Киу-Сан-Сики Ни-Гата Со-кейбакугекики» («двухмоторный легкий самолет-бомбардировщик тип 93 модель 2»), или же Ки-2-II. Соответственно, базовая модель теперь именовалась Ки-2-I, а полностью -«Киу-Сан-Сики Ичи-Гата Сокейбакугекики» («двухмоторный легкий самолет-бомбардировщик тип 93 модель 1»).

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

Выпуск Ки-2-II начался в апреле 1937 г. Серийные самолеты отличались от прототипа отсутствием обтекателя хвостового колеса, а также конструкцией носовой стрелковой установки. Она была закрыта полусферическим невращающимся колпаком. Передняя его часть была поворотной, обеспечивая угол обстрела в горизонтальной плоскости около 90°. На некоторых самолетах Ки-2-II устанавливалась радиостанция. Её проволочная антенна растягивалась между левым килем и мачтой, устанавливавшейся в носовой части фюзеляжа.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

В 1937-1938 гг. построили 61 Ки-2-II, что довело общий объем выпуска обеих модификаций Ки-2 до 187 единиц. В некоторых публикациях встречаются упоминания о переделке определенного числа выпущенных Ки-2-I в вариант Ки-2-II, однако, это следует признать маловероятным ввиду весьма существенных отличий между модификациями, делавших переделку затруднительной.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

Поставки Ки-2 в строевые части начались практически одновременно с Ки-1 – в 1934 г. По установившейся традиции первыми их получили подразделения 7-го хико рентая в метрополии и 12-го – в Манчжурии. Впоследствии ими вооружили ещё два «манчжурских» хико рентая – 16-й в Мутанцяне (два тютая) и 10-й в Цицикаре (один), а также 9-й хико рентай в Корее (Холионг; два тютая). Самолеты Ки-2 участвовали в японо-китайской войне, успешно справляясь с задачами непосредственной авиационной поддержки. Они завоевали любовь экипажей и наземного персонала за прочную конструкцию, устойчивую к боевым повреждениям, легкость управления, надежные и безотказные двигатели, неплохие летные данные и простоту наземного обслуживания. Однако, уже в 1939 г. Ки-2 начали снимать с вооружения. На смену им поступали более современные одномоторные бомбардировщики Ки-30 и Ки-32, а также двухмоторные Ки-48. Бывшие бомбардировщики, сохранившие немалый запас ресурса, ещё некоторое время применялись в качестве учебных, транспортных и связных. Разведка союзников, располагая информацией о применении Ки-2 в Китае, присвоила самолету кодовое имя «Луиза».

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

В 1936 г. один самолет Ки-2, лишенный вооружения, был приобретен газетным концерном «Асахи Симбун». Машина, получившая имя «Отори» («Феникс») и регистрацию J-BAAE, использовалась для различного рода рекламных акций и рекордных перелетов. В частности, в декабре 1936 г. она совершила перелет из Тачикавы в Бангкок (Сиам, ныне Таиланд) протяженностью 4930 км за 21 час 36 минут летного времени, а в 1939 г. – перелет по периметру границ Китая протяженностью 9300 км.

Фирма «Мицубиси», инвестировав в покупку «Юнкерса» К37, а затем подарив самолет военным, явно не прогадала – именно благодаря этому она стала основным поставщиком двухмоторных бомбардировщиков для императорской японской армии. Опыт, накопленный при создании и производстве Ки-1 и Ки-2, позволил конструкторам «Мицубиси» создать бомбардировщики нового поколения – армейский Ки-21 и флотский G3M.

Японские бомбардировщики первой половины 1930-х годов. Часть 2

источник: Иван ХОЛМСКИХ «ЯПОНСКИЕ ДВУХМОТОРНЫЕ БОМБАРДИРОВЩИКИ первой половины 30-х гг.» «Арсенал-Коллекция» №12’2014

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить