Взгляд Василиска. 16.

Sep 5 2017
+
20
-

Уважаемый коллеги, очередная прода. Полный тектс тут

- Ну, хорошо, если вам интересно мое мнение, то я нахожу выбор командира «Севастополя» не слишком удачным. Разумеется, Николай Оттович отличный офицер и вполне заслуживает повышения, однако хочу заметить, что вы назначаете самого лихого командира нашей эскадры, на самый тихоходный броненосец.

- И что же вы предлагаете?

- Назначьте Эссена на Баян. Это самый мощный крейсер на нашей эскадре и, к тому же, довольно быстроходный. Они с Николаем Оттовичем превосходно подойдут друг к другу.

- А куда же ваше императорское высочество предложит девать Вирена?

- Не смею вам указывать, Степан Осипович, но разве плохо было бы, если бы «Пересветом» командовал авторитетный офицер, могущий при случае заменить князя Ухтомского?

- А вы просто змей искуситель, Алексей Михайлович! Стало быть, Эссена на «Баян», Кроуна на «Севастополь», а Вирена на «Пересвет»?

- С обязательным назначением последнего флаг-капитаном к Ухтомскому.

- А вас, стало быть, оставить на «Боярине»?

- Если вашему превосходительству так тяжело видеть меня на мостике крейсера, есть масса прекрасных офицеров. Светлейший князь Ливен, Шульц… да мало ли?

- Странно, я полагал, что вы предложите своего приятеля Балка.

Услышав слова Макарова, великий князь невольно улыбнулся.

- Ну что вы, Сергей Захарович, при всех его замечательных качествах, совершенно не годится для работы в команде. Впрочем, есть одно дело, которое можно было бы ему поручить.

- О чем вы?

- Я о нашем вспомогательном крейсере.

- «Ангаре»?

- Совершенно верно, ее напрасно разоружили. Как боевой корабль, она, конечно, имеет мало ценности, но вот как рейдер могла бы быть незаменима. Надо как можно скорее отправить ее на торговые пути, ведущие к Японии. Право, мы так долго готовились к войне с островным государством, но когда это все-таки произошло, не сделали ничего из задуманного. И вот для командования таким рейдером, оторванным от остального флота и вообще от России, Балк подходит как нельзя лучше.

- Пока «Ангара» мне нужна здесь, - сухо заметил Макаров. – Хотя кое в чем вы правы. Пожалуй, вы гораздо более подходите к штабной службе, чем я думал до сих пор. Готовьтесь сдать крейсер.

- Есть!

***

После начала войны, занятия в гимназии стали нерегулярны, а затем и вовсе прекратились. Большинство учеников были отправлены родителями в Россию к родственникам, и так случилось, что Сережа Егоров остался совершенно без приятелей. Сидеть дома было невыносимо скучно, и мальчик частенько под каким-нибудь благовидным предлогом старался из него улизнуть. Разумеется, впоследствии это грозило неминуемым наказанием, но в Порт-Артуре было столько всего интересного! К примеру, сегодня, над Ляотешанем был поднят настоящий воздушный шар. К тому же, японские броненосцы снова подвергли гавань обстрелу из своих дальнобойных пушек. Они уже неоднократно так делали, совершенно безнаказанно кидая тяжелые снаряды, которые все почему-то называли чемоданами, стараясь попасть по русским кораблям. Однако сегодня их ждал сюрприз: как только они начали обстрел, им немедленно ответила русская эскадра. Огонь вели «Победа», «Полтава», «Севастополь» и из одной башни «Ретвизан». Сережа очень досадовал, что у него нет бинокля, но был уверен, что коварный враг получил немало попаданий. Пока же мальчик, пытался пробраться поближе к воздушному шару, чтобы рассмотреть его в подробностях, но к своему удивлению наткнулся на оцепление из солдат, бдительно охранявших летающее чудо.

-Шли бы вы отсюда, барчук, - нелюбезно посоветовал ему унтер, когда Сережа вздумал попросить его пропустить.

Делать было нечего, и гимназист с печальным видом поплелся домой.

- Не пыли стрюцкий*, не видишь, флот идет! – вывел его из апатии звонкий голос принадлежащий пареньку, бегущему по дороге к воздушному шару.

На вид он был лишь немногим старше Сережи, н не смотря на это, одет в матросскую форму.

- Куда ты, пострел? – остановил его унтер.

Гимназист уже предвкушал, что странного мальчишку погонят прочь, так же как и его, но к большому удивлению, тот вытянулся и четко отрапортовал:

- Так что, срочное донесение для его императорского высочества!

- Какое еще донесение?

- Велено отдать лично в руки!

- Ну, пойдем.

Увиденное так заинтриговало Сережу, что он решил остаться еще ненадолго и посмотреть, чем закончиться дело. Предчувствия его не обманули, вскоре мальчик услышал непонятное тарахтение и на дороге появился самый настоящий автомобиль! Самобеглой коляской управлял внушительного вида мужчина в кожаной куртке с лицом закрытым защитными очками, рядом сидел морской офицер, но самое главное, позади пристроился тот несносный мальчишка назвавший его стрюцким! Но что хуже всего, когда автомобиль пронесся мимо Сережи, тот нагло усмехнулся и показал ему язык. Эта последняя выходка совершенно уничтожила нашего гимназиста, и он с печальным видом поплелся домой.

- Где ты был, Сережа?!! – встретила его мать.

Обычно, он придумывал какую-нибудь замысловатую историю, призванную если не оправдать его отсутствие, то хотя бы озадачить Капитолину Сергеевну. Но сегодня что-то сочинять не было ни малейшего желания, и потому он просто ответил:

- На Ляотешане.

- Что? - задохнулась от возмущения мадам Егорова. – И ты так спокойно об этом говоришь! Несносный мальчишка, ты, верно, хочешь свести свою мать в могилу!

- Капа, что ты так кричишь? – спросила входящая в квартиру сестра, - тебя слышно даже на улице.

- Да как же мне не кричать? Ты только послушай … постой Мила, а что на тебе за наряд?

Действительно, на Людмиле Сергеевне было одето простое коричневое платье с белым передником и нарукавниками, а на голове красовалась косынка с красным крестом.

- Нашу школу закрыли, - спокойно ответила она, - теперь там будет госпиталь, и я подала прошение, чтобы меня приняли сестрой милосердия.

- Как это, сестрой милосердия? Почему…

- Капа, я все решила и не смей меня отговаривать! Идет война, и я не могу и не хочу оставаться в стороне.

- Правильно, Мила! – закричал Сережа, - я тоже хочу пойти служить. Я подам прошение, чтобы меня приняли на флот!

- И этот туда же, - потрясенно прошептала мадам Егорова, - вы что сговорились и все хотите моей смерти? Вы хотите оставить меня совсем одну?

- Ну что ты, Капочка, - кинулась к ней сестра, - я вовсе не покидаю вас. Я буду часто-часто вас навещать, обещаю! К тому же, ты совсем не одна, у тебя есть Ефим Иванович, Сережа…

- Который тоже собрался служить!

- Ну о чем ты говоришь, он же еще ребенок. Разумеется, его не могут взять ни на какую службу.

- А вот и могут! Я сам сегодня видел мальчика одетого в морскую форму, и он был на службе.

- Сережа, пожалуйста, не выдумывай и не расстраивай маму.

- Но я видел!

Неизвестно, сколько бы они так препирались, но тут снова открылась дверь, и на пороге показался глава семьи. Ефим Иванович выглядел немного смущенным, и было отчего. Вместо привычной чиновничьей формы, на нем мешковато висела офицерская шинель, а голову покрывала лохматая маньчжурская папаха с крестом**. Болтающаяся на боку шашка отнюдь не придавала коллежскому асессору воинственности, скорее наоборот.

- Видишь ли, дорогая, - промямлил он несмело глядя на супругу, - меня некоторым образом призвали на службу.

- Папочка, - восторженно воскликнул Сережа, - так ты теперь офицер?

- Ну, не совсем… волонтер Квантунской дружины.

- Держите меня, - прошептала мадам Егорова и упала в обморок.

------------

*Стрюцкий. – Пренебрежительное прозвище штатских.

**Крест на головном уборе носили ратники ополчения.

Жизнь Алеши очередной раз переменилась. На другой день он сдал «Боярина» новому командиру, капитану второго ранга светлейшему князю Ливену. Офицеры в последний раз пригласили его как командира в кают-компанию. По обычаю налили, чокнулись…

- Благодарю за службу, господа офицеры, - немного дрогнувшим голосом проговорил великий князь. – Что же, каждому свое, вам воевать, а мне перекладывать бумажки. Не поминайте лихом!

- Для нас было честью, служить под вашим командованием, - громко заявил державшийся до поры в стороне Никитин.

- А для меня, командовать вами, господа.

Прощальное построение команды, традиционный поцелуй с боцманом…

- Спасибо за службу, братцы! Дай вам бог воинской удачи, да моряцкого счастья.

- Рады стараться! Покорнейше благодарим!

Уже когда было садиться в катер, к Алеше подошел Семенов и сказал на прощание.

- А всё же, в первый бой нас повели вы, Алексей Михайлович. Да какой бой!

- Дело и впрямь получилось жаркое, - скупо улыбнулся он, - надеюсь, вас всех достойно наградят.

- Жаль что уходите, вот ей богу, еще немножечко покомандовали бы, так был бы у «Боярина» георгиевский флаг*!

------

*Георгиевский кормовой флаг и вымпел. – высшая боевая награда для кораблей Российского флота. Учрежден в 1819 году. Первым награжденным стал линейный корабль «Азов» за отличие в Наваринском сражении в 1827 году.

Впрочем, насчет бумаг великий князь погорячился. Конечно, канцелярской работы хватало, но хватало так же и живого дела. Первым поручением Алексею Михайловичу было устройство береговых батарей на мысе Ляотешань. Собственно оно уже началось, готовились позиции для двадцативосьмисантиметровых пушек, и плюсом к тому планировалось установить два шестидюймовых орудия снятых с «Ретвизана». Алеша решительно воспротивился разоружению боевого корабля и предложил простой и остроумный выход. На Ляотешане было устроено несколько командных пунктов с дальномерами соединенных телефонными линиями друг с другом и специально поднятым воздушным шаром. Прилегающая акватория была поделена на квадраты, и корректировщикам оставалось лишь сообщить, где именно находится вражеский корабль. Обычно японцы уходили восвояси, как только рядом начинали подниматься всплески от русских снарядов.

Следом за обустройством наблюдательных пунктов и артиллерийских батарей, на Алешу, нежданно-негаданно свалилось новое дело. Именным императорским указом город-порт Дальний был выведен из юрисдикции КВЖД и передан в главное управление портов Российской Империи. Управлял этим недавно организованным учреждением брат нашего героя великий князь Александр Михайлович и первое что он сделал, получив на руки рескрипт, это назначил нового начальника Дальнего. Им стал двадцатидевятилетний капитан второго ранга Романов А.М.

Первое появление великого князя в новом качестве вызвало среди чиновников КВЖД панику. Слишком памятен им, был последний визит нашего героя во главе полуроты вооруженных матросов. На сей раз свита у Алеши была несколько меньше, но не менее грозная. Вместе с ним прибыл начальник местного жандармского управления князь Микеладзе с парой своих подчиненных, а также порт-артурский градоначальник подполковник Вершинин.

«Императорский указ, это не тот документ какой можно оспорить, а великий князь не тот человек, которого легко выжить, саботируя его распоряжения. Нет саботировать то конечно можно, но так скорее себе формуляр испортишь, потому как, лица императорской фамилии виноватыми все равно не оказываются». Примерно так размышляли поначалу чиновники, узнав о внезапных переменах в их жизни. Но, как ни странно, Алеше удалось с ними сработаться. Первым делом он объявил, что все его новые подчиненные останутся служить на своих местах. Затем назначил себе товарищем* инженера Сахарова, когда-то построившего и город и порт. Тот взял на себя руководство городом и конторами, а великий князь вплотную занялся портом и особенно мастерскими.

------------------

*Товарищ. – Так тогда называлась должность заместителя.

Дальний  с самого начала строился как крупный торговый порт, в котором были предусмотрены значительные ремонтные мощности, как для приходящих судов, так и подвижного состава. Полностью они не были загружены никогда, а после начала войны и вовсе простаивали. Но, тем не менее, они имели полностью укомплектованный штат из опытных мастеров, инженеров и техников. Часть из них, впрочем, была после начала войны призвана в армию, кое-кто уехал, но все равно квалифицированных работников было не мало. Вот к ним то и направился Алексей Михайлович в сопровождении своего неизменного Архипыча. Пока Алеша принимал дела в присутственных местах, старый матрос прогулялся по мастерским, потолковал с рабочими. Что-то им объяснил, так что когда великий князь и сопровождающие его лица появились, почва была подготовлена.

То, что с мастеровыми надо договариваться Алеша понял еще во время ремонта «Боярина». Даже матросов, которым можно было просто приказать, лучше было заинтересовать в результатах конечного труда. Кому внеочередной отпуск на берег, кому лишнюю чарку. Кому-то пусть небольшую, но денежную награду. Что уж тут говорить о вольнонаемных рабочих! Большое впечатление, на молодого капитана второго ранга также произвели мастеровые Балтийского завода, приехавшие вместе с Макаровым. Отлично знающим своего дела специалистам достаточно было поставить задачу, обеспечить материалами и своевременной оплатой. После чего они споро принимались за дело. Свои учетчики, техники и инженеры придавали маленькому филиалу большого завода необходимую независимость от погрязшего в рутине  порт-артурского портового управления. Нечто подобное великий князь решил организовать и в Дальнем. Средним руководством идея члена императорской фамилии была принята, если не с воодушевлением, то хотя бы с полным пониманием. Оставалось решить вопрос с работниками. Поскольку, как говорить с мастеровыми Алеша не имел ни малейшего представления, речь держал Вершинин.

- Господа рабочие! – начал бывший некогда народовольцем подполковник, - когда коварный враг, внезапно напал на нашу обожаемую Родину, все мы должны сплотиться в едином порыве…

Увы, если когда-то порт-артурский градоначальник и был агитатором, эти времена давно прошли. Первым это понял держащийся в стороне жандарм, пробурчавший про себя: - «понятно от чего ваше «хождение в народ*» провалилось».

В отчет на высокопарную речь в толпе рабочих послышались смешки, затем недоверчивое ворчание и даже выкрики.

- Не гони дуру ваше благородие! Где ты вокруг Расею видишь?

Подполковник смешался и замолчал, Микеладзе зорко следил за выражавшими недовольство, но не вмешивался и тогда вперед пришлось выйти Алеше.

- Простите, как мне к вам обращаться? – спросил он кричавшего.

- Русский рабочий! – отозвался тот под одобрительные смешки товарищей, - а ты кто?

- Я тоже русский человек, - пожал плечами великий князь и отец мой русский, и дед был русским. Так вот, господин рабочий, мой дед когда-то сказал: - «Где хоть раз поднялся русский флаг, там недолжно его спускать, потому что это уже Россия**». Да, Порт-Артур не всегда был русским городом. Но вы полагаете, что надо ждать пока враг нападет на Владивосток, или Хабаровск? Или может быть даже Санкт-Петербург? А пока этого не случилось, то пусть ваши братья гибнут на кораблях! Теряют руки, ноги, становятся калеками.… По мне, так лучше оборонять Квантун, чем Приморье или Байкал!

- Ладно, ваше императорское, - отодвинул бузотера в сторону седоусый мастеровой, - мы тоже люди русские и совесть пока не потеряли. Только вот, у нас семьи и их кормить надо, а в порт-артурских мастерских известно как платят. Только чтобы ноги не протянули, оттого там дельных работников и не видно.

- Платить вам будут сдельно по расценкам КВЖД, учетчики и техники тоже будут наши, - встал рядом с Алешей инженер Сахаров. Материалы также будут с наших складов, так что за этим дело не встанет.

- А работать будем в Артуре?

- Флот там.

- Жаль, у нас тут и мастерские оборудованы, и доки хоть и небольшие есть… да и на работу проще добираться!

- Вопрос немаловажный, - шепнул инженер великому князю.

- Я думаю, это мы решим, - ответил тот.

----------

*Хождение в народ. -

**Подлинные слова императора Николая Первого.

После разговора с рабочими Алеша предложил разделить их на две группы. Меньшую составленную преимущественно из молодых и бессемейных мастеровых отправить в Порт-Артур, а большую загрузить работой на месте. После чего отправившись к Макарову предложил ему свой план. Дело было в следующем, входившие в состав эскадры миноносцы делились на два отряда. В первый входили корабли построенные заграницей и оттого имевшие лучшее качество. Второй составляли отечественные миноносцы, техническое состояние которых было, мягко говоря, удручающим. Впрочем, дело было не только в месте постройки, сколько в отсутствии необходимого ремонта. Перед войной их держали в состоянии двадцатичетырехчасовой готовности, что не позволяло проводить никаких работ. Как только началась война, стало вовсе не до обслуживания и без того не слишком надежных механизмов. Поэтому не случайно, что большинство трагических происшествий случалось как раз с кораблями из второго отряда.

План великого князя был прост: отправить в Дальний для ремонта два наименее надежных миноносца. Все равно их состояние не позволяет нести службу должным образом, а когда через две недели они выйдут с перебранными машинами и очищенными котлами, на ремонт оправится следующая пара. Таким образом, за два-три месяца можно будет привести в порядок весь второй отряд, освободив ремонтные мощности Порт-Артура для более крупных кораблей. Мысль показалась адмиралу заманчивой, а активно включившаяся в ремонт «Паллады» бригада мастеровых убедила в серьезности слов Алексея Михайловича. Первыми на ремонт оправились…

Возвращаясь на поезде в Порт-Артур Алеша, внимательно изучал карту минных полей в Талиенваньской бухте, а Микеладзе с Вершининым играли в карты.

- Не желаете ли присоединиться, ваше императорское высочество? – спросил жандарм.

- Благодарю, Александр Платонович, но я не умею.

- Жаль, а то премилый мог быть комплект: народоволец, жандарм и великий князь!

- Простите о чем вы? – не расслышал его Вершинин.

- Да так, Александр Иванович, не обращайте внимания.

- Князь, а что сталось с теми китайцами?

- С какими именно, Алексей Михайлович?

- Ну, с теми…

- А, вы верно про тех, что сняли с потопленной вами джонки? Ничего особенного, повесили, да и дело с концом, правда, не всех…

- Не всех?

- Да сбежал один сукин сын, простите за выражение! А вы чего это про них вспомнили?

- Да так, сам не знаю, просто в голову пришло…

- Бывает. И что характерно, непонятно ни как сбежал, ни куда потом делся мерзавец! Ну, да ничего, еще повстречаемся на узкой горной дорожке…

- Ваша карта бита, князь! – прервал их Вершинин.

- Да что же это такое делается, - изумился Микеладзе, - да вы меня эдак до Порт-Артура без панталон оставите!

- Что поделаешь, Александр Платонович, я, некоторым образом, представитель сил прогресса, а вы напротив - сил охранительных… будущее за нами!

- Посмотрел бы я на ваше будущее, без моей охраны, - пробурчал жандарм, тасуя колоду, - сами не понимаете что творите, господа либералы!

Единственным недостатком новой должности была необходимость быстрого перемещения из Порт-Артура в Дальний и обратно, но и тут нашелся выход. Среди разнообразного имущества захваченного нами после штурма Таку, неожиданно нашлось новомодное транспортное средство – автомобиль. Хранившийся до сих пор на складе, он оказался вполне годен к эксплуатации и с тех пор исправно гонял по дорогам полуострова, доставляя великого князя из одного места в другое. Начальник Квантунского укрепленного района генерал Стессель глядя на чадящую и тарахтящую безлошадную повозку, неоднократно говорил, поджав губы, что никогда бы не сел на такое убожество. Впрочем, возможно он просто завидовал, потому как, его супруга Вера Алексеевна проявляла к моторному экипажу неподдельный интерес. Впрочем, и сам великий князь пользовался ничуть не меньшим вниманием предприимчивой дамы. Она неоднократно посылала адъютанта своего мужа ротмистра Водягу пригласить его императорское высочество на обед, и однажды ему пришлось принять приглашение.

Одевшись в парадную форму и прицепив палаш, Алеша остановился перед зеркалом. Как говорил верный Архипыч: - «морской офицер должен сиять как начищенный медный пятак». И великий князь вполне оправдывал это определение. Прохор придирчиво осмотрел мундир хозяина со всех сторон и не найдя изъяна довольно кивнул. Кейко с поклоном подала ему треуголку и отступила назад. Их отношения, несмотря на близость внешне ничуть не изменились. Днем девушка, как и прежде, была почтительна и вежлива с ним, подавала прекрасно заваренный чай и улыбалась как фарфоровая статуэтка. Ночью… ночи принадлежали только им. Если бы не любовь Кейко, расставание с крейсером далось бы Алеше намного тяжелее, но пока светит солнце, он был занят нескончаемыми заботами, а когда на город спускалась ночная мгла, его ждала дома маленькая восточная красавица. Утром же, все повторялось вновь. Он просыпался один, а она, дождавшись его выхода, подавала чай. Для слуг это все, разумеется, было секретом полишинеля, но вышколенные годами службы они никак не показывали своей осведомленности.

На улице великого князя уже ждал заведенный автомобиль. Управлял им Прохор, научившийся этому ремеслу еще, когда они жили в Европе. В кожаной куртке и шлеме с закрывающими лицо очками камер-лакей имел очень внушительный вид. По причине военного времени, он носил в кармане револьвер бульдог и, как ему казалось, всегда был готов защитить своего пассажира. Не успел Алеша встать на подножку, как ему на перерез кинулся непонятно откуда взявшийся господин в легком пальто и котелком на голове.

- Ваше императорское высочество, - закричал он, не обращая внимания, на Прохора пытающегося выудить из кармана револьвер, - разрешите вопрос для газеты «Новый край»?

- Ах, это вы Ножин, - узнал репортера великий князь, - ну только если не долго.

- Правда ли, что в порту Дальнего будут ремонтироваться наши миноносцы?

- Господи, а вы-то, откуда знаете?

- Не могу раскрыть вам свои источники, Алексей Михайлович! Сами понимаете, у людей, сотрудничающих с прессой, могут быть неприятности. Так значит правда? А не можете ли вы сказать их названия?

- А это вам зачем?

- Ну как же, свободная пресса должна

доносить до своих читателей правду!

- Не могу не согласиться, но хочу заметить, что излишние подробности не всегда могут быть уместны.

- Право, ну что за тайны мадридского двора! Как только миноносцы отправятся к вам, я узнаю это по отсутствию их у причалов…

- Вот тогда и узнаете, - улыбнулся Алеша, садясь на сиденье.

Следом за ним в автомобиле устроился верный Ванька, а Прохор, заметив, что все в сборе оставил в покое карман и, нажав на клаксон, двинул вперед свой экипаж, обдав при этом незадачливого журналиста клубами бензинового чада.

- Эх, ваше императорское высочество, - воскликнул им вслед репортер, - не понимаете вы силы печатного слова! Происхождение довлеет над вами…

Стессели приняли своего августейшего гостя с максимально возможным почетом. Генерал в парадном мундире лично принял у удивленного Алеши плащ с треуголкой, а разодетая в пух и прах Вера Алексеевна, мило улыбаясь, просила чувствовать себя как дома, дескать, у нас все просто и по-домашнему. Помимо хозяев и Водяги присутствовали еще полковник Рейс и генерал Фок.

- Благодарю вас, - поклонился в ответ великий князь и, отстегнув палаш, двинулся вслед за любезной хозяйкой.

- Мы еще не имели возможности поздравить ваше императорское высочество с вступлением в должность, - поднял бокал генерал, едва все расселись.

- А так же с производством и награждением, - подхватила воркующим голосом мадам Стессель.

- Такие вещи полагается обмывать! – развязно воскликнул ротмистр, но под укоризненным взглядом Веры Алексеевна смешался и затих.

- Не обращайте на него внимания, ваше императорское высочество, - извиняющимся голосом произнесла она, - что с него взять, кавалерист!

- Ничего страшного, мадам, - улыбнулся, поднимая бокал Алеша, - благодарю вас за поздравления. Государь отметил меня в числе многих достойных, так что мне право неловко…

- Ну что вы, все знают о вашем геройстве! – воскликнул Фок, - а так же о том, что настоящих героев не всегда ценят. Уж мы бы с Анатолием Михайловичем такого молодца заведовать мастерскими при порте не отправили!

- Ну, начальству, как говориться, виднее, - пожал плечами великий князь.

- Как вам наша стряпня, вы, верно, привыкли к более изысканной кухне? – спросила хозяйка.

- Ну, что вы, я вовсе не привередлив в еде, и к тому же нахожу что ваше угощение бесподобно.

- Ах, вы так добры!

Не смотря на назойливое гостеприимство хозяев, обед прошел достаточно непринужденно. Алексей Михайлович воздал должное угощению и покорил своей обходительностью и простотой, как хозяев, так и прочих гостей. Наконец, после десерта, генерал пригласил всех мужчин в курительную комнату.

- Благодарю вас, но я не курю, - вежливо отказался великий князь и, видя недоумение на лицах присутствующих, счел необходимым пояснить, - доктора не рекомендуют.

- Ах, доктора, - протянул Водяга, - это серьезно…

- Даже государь, узнав об этой рекомендации, не стал курить при мне во время обеда в Зимнем дворце. – Неожиданно сам для себя заявил Алеша, которого стала раздражать бесцеремонность ротмистра.

Услышав про государя, все как по команде спрятали портсигары и дружно плюхнулись на кресла в гостиной. Великий князь уже понял, что его пригласили для некоего приватного разговора, который и намеревались провести в курительной комнате. Откровенно забавляясь неуклюжестью генералов, он не собирался облегчать им задачу, а завел разговор с Верой Алексеевной о красотах природы.

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on ср, 06/09/2017 - 18:09.

yes!!! ИМХО - было бы не плохо упомянуть, что из-за оцепления, хрен разглядишь что там творят эти воздухоплаватели - оцепление-то очень дальнее - водород-с, знаете-ли...

Ещё раз с Днюхой!!!

NF's picture
Submitted by NF on Tue, 05/09/2017 - 18:41.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Tue, 05/09/2017 - 15:09.

Кстати, на ВВВ нашли прототипа Егорова... которого я от начала до конца выдумал!

После падения Порт-Артура все военные попадали в японский плен. Мой отец снял форму офицера волонтеров и будучДо службы в Портр-Артуре мой отец, хорошо владевший английским языком, заведовал телеграфным отделением при русском посольстве в Пекине. И уже потом переведен по службе в Порт-Артур. Так писал в своих вспоминаниях Холостенко. После разрушения японскими снарядами почтово-телеграфной конторы отец работал на полевом телеграфе, потом в поезде наместника царя в Порт-Артуре, поддерживая телеграфную связь с императорской ставкой в Петербурге по позывному «Лев». Потом снова работал в военно-полевом телеграфе, а когда командование обороной Порт-Артура обратилось с призывом усилить ряды защитников города, мой отец стал волонтером, то есть добровольцем. Как офицер, он командовал 6-й Квантунской Дружиной, был ранен. Позднее награжден орденами святой Анны, святого Станислава и святого Владимира. За участие в боевых операциях он получил эти ордена с мечами.и до этого гражданским лицом, имеющим семью (жену, ее мать и ее сестер), почтово-телеграфным чиновником третьего разряда, спокойно, насколько позволяла его выдержка, наблюдал за оккупацией японцами города. 

http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%A2/tolmachev-mstislav/takaya-dolgaya-polyarnaya-nochj/67

МОДЕРАТОР

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Bull's picture
Submitted by Bull on Tue, 05/09/2017 - 14:58.

Ну что-ж, интриган вы а не st.matros. Ну сколько можно тянуть эту интригу с Кейко? Ведь от жандармов сбежал же её связной. Ну или резидент. Прохор то хоть стрелять умеет? Ну из своего Бульдога? А то застрянет ревОльвер в кармане в самый неподходящий момент. Ох не нравится мне беспечность у Алешки - они что там все такие беспечные? От природы что ли? Архипыч то должен же бдить окружение - пожил человек - повидал подлости человеческой. А Ванька? Ванька то лупоглазый все должен видеть и хоть ничего не понимать, но папаньке доносить в обязательном порядке. Ну немогет не может быть, что бы нихто никаво никто никого не засек и не оградил князя.

Думаю малость скудненько жизнь окружения рассматривается. То есть как в подзорную трубу следим за Алешкой, а что за объективом происходит ничего нет. А за объективом то как раз и сама жизнь. Чуть чуть мелькнет кто нибудь захваченный объективом подзорной трубы и то ненадолго. Раздвиньте рамки вокруг ГГ.

Повествование конечно хорошее - читаю с удовольствием ++++++++++++yes

Но хочется немного детализации событийblush

Особо понравилась идея ремонта миноновсцев в Дальнем, правда без защиты она нереальна. Асама с Якумой превратят идею в крах за пол часа. Залив хоть и загорожен минной банкой, но без прикрытия она равна нулю. Будь в Артуре достаточное количество канонерок - эта задача была бы осуществима. А без них и береговых батарей нет.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Tue, 05/09/2017 - 15:06.

Всему свое время. И Кейко разоблачат и налет на Дальний случится. Канонерки есть целых 4 штуки, причем две броненосные, а еще клипера которые в Дальнем и базировались, и в принципе могут в этом качестве использоваться...

Ну и эпоха... непринято еще на командиров охотиться, так если хунхузы налетят...

А обзоры случаются, полагаете надо больше?

МОДЕРАТОР

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Bull's picture
Submitted by Bull on Tue, 05/09/2017 - 18:08.

А обзоры случаются, полагаете надо больше?

Полагаю да - надо больше. Это обогатит цикл информацией. Все дело в том, что как мы тут не изварачиваемся - всеравно опираемся на реальные события. И молодеж (надеюсь они на форуме есть) изучают историю страны по нашим "полетам мысли". Конечно не в смысле "как было" - а "как должно было быть". Вот это самое "как должно было быть" и заставляет осмысливать окружение и свои поступки.

У вас много информации как жили теже слуги - из-за чего ссорились, как интриговали, выслуживались и тд. Теже служащие КВЖД тоже ведь не серая масса - были и выдающиеся личности. Разве это не интересно? У вас отличный слог и талант сложное объяснять простым языком. Причем весьма красиво и реалистично. Мы все понимаем, что художественное произведение - есть вымысел. Но у вас вымысел реалистичен. И это весьма ценно.

Но вот именно урезание "жизни" идет во вред произведению. Вот у вас Прохор прячет в кармане револьвер Бульдог. А как он у него оказался, кто учил его стрелять? Вещи не праздные - всем надо уметь пользоваться. А то до беды недалеко. Есть упоминание - овладел управлением автомобиля за границей. Так скупо? И больше по этой теме сказать нечего? Сомневаюсь - ведь авто по тем меркам как в наши дни в космос полететь. А кто чинит авто? Оно ведь реально может полматься.

Конечно я может и не прав - "накачав воды" можно испортить линию сюжета. Ну тут уж вам решать как лучше.

И Кейко разоблачат и налет на Дальний случится

А вот это вы зря высказали - интригу нельзя выдавать. Не выдавайте больше пожалуйста.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.

Wasa's picture
Submitted by Wasa on Tue, 05/09/2017 - 15:16.

Как я понял в связи с праздником продолжения пока не будет?

Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Tue, 05/09/2017 - 16:00.

Дело даже не в дате:))) Просто прода обычно пятница, воскресенье, вторник. график у меня такой. У нас выкладываю чуть реже, объединяя куски.

МОДЕРАТОР

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Wasa's picture
Submitted by Wasa on Tue, 05/09/2017 - 16:11.

Ну Вы на завтра готовьтесь)))

Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!

vasia23's picture
Submitted by vasia23 on Tue, 05/09/2017 - 11:47.

++++++++++++++++++++++angel

Wasa's picture
Submitted by Wasa on Tue, 05/09/2017 - 11:41.

Иван Валерьевич как всегда чудно, правда в этой части экшена нет. 

Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!

Андрей Толстой's picture
Submitted by Андрей Толстой on Tue, 05/09/2017 - 10:57.

Уважаемый коллега st.matros,

Отличное продолжение ++++++++++++++++++!!! Интригу сохранили :)))))))))) Но есть маленькое, исторически-стилистические замечание. В "Василиске 15" Вы пишите - Видите ли… Степан Осипович, позвольте без чинов, а то бесконечное титулование вызывает у меня тоску. Но в этом отрывке - А куда же ваше императорское высочество предложит девать Вирена? Прошу прощения, но если ГГ договорилсь общаться "без чинов", тогда ВК Алексей, должен был называть Макарова, просто Степан Осиповичем, а вот Макаров, называл Алешу, просто - князем. В обратном случае титулование было бы полным - "ваше превосходительство" и "ваше высочество".

Кстати вопрос к уважаемым коллега. Нигде не нашел как вышестоящий морской начальник обращается с нижестоящему в официальной обстановке. Например, как адмирал обратиться к капитану I или II ранга? Просто капитан или с полным титулованием, капитан II ранга?  Прикинул получается - Капитан II ранга, я надеюсь вы выполните боевую задачу - Так точно ваше превосходительство. Вам не кажется, что что-то не то. Может быть кто-нибудь подскажет ранг тогда опускался или нет?

                                              С уважением Андрей Толстой

Bull's picture
Submitted by Bull on Tue, 05/09/2017 - 14:31.

На флоте всегда, думаю и в императорском флоте тоже, все слегка упрощается. Обычное обращение: "ну что сундуки, к торпедной атаке товсь" - весьма калоритно но непонятно обывателю. К первым офицерам обращение размытое - капраз или капдва. Но это весьма урезанное обращение возможно только  когда времени на разговоры нет. Во всех остальных случаях идет обезличка по должностям: командир, кеп, старпом, стармех, комдивтри, комдивраз, механик. В официальной обстановке все расплывались в титуловании по полной: "Командир БЧ3 капитан третьего ранга Спарышев, подготовить 5 и 6 ТА к стрельбе" - а в нормальной обстановке это же звучит примерно так: "Третийбычек, 5, 6 ТА товсь". Ну это все в советском флоте. Какие эпитеты имели офицера в царское время мне не известно. Но думаю такие же калоритные и укороченные.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Tue, 05/09/2017 - 14:23.

Уважаемый коллега, дело в том что основной текст постоянно меняется в процесе дальнейшего написания. Иногда эти правки косметические, а иногда довольно большие. В данном случае, инициатива перейти на неформальное общение стала принадлежать Макарову и он... немного обиделся. Согласитесь, заслуженному адмиралу заработавшему чин горбом не очень то приятно выслушивать поучения от высокорожденного молокососа, даже если (я бы даже сказал, особенно если) эти получения в чем-то справедливы.

Что касается общения, то в неформальной обстановки предпочитали обходится Именами-Отчествами. Если был титул то старший младшему говорил - князь\граф\барон такой-то, младший старшему - "ваше сиятельство" или кто там. В официальной обстановке все чин чином. Младшему по званию, старшего титулованием.

МОДЕРАТОР

старший матрос на флоте как генерал в пехоте