1
1

Уважаемые коллеги, прежде чем представить очередную проду, хочу задать один вопрос. Читатели на самиздате предложили модернизировать крейсер "Боярин" установив на баке дополнительную 120мм пушку и 4 — 75мм пушки вместо имевшихся 47мм гочкисов. У кого какие мысли на этот счет? Возможна ли, и самое главное, оправдана ли такая моедрнизация?

Тем временем за тысячи верст от Порт-Артура в далеком Санкт-Петербурге в Зимнем дворце проходило совещание напрямую связанное с нашими героями. За большим столом в кабинете государя друг против друга сидели люди, в руках которых сосредоточились все нити по управлению огромной империей. Справа от государя разместились генерал адмирал великий князь Алексей Александрович, прозванный во флоте «семь пудов августейшего мяса», рядом с ним начальник главного морского штаба контр-адмирал Зиновий Петрович Рожественский и чуть поодаль, как бы дистанцируясь, министр финансов Сергей Юльевич Витте. Напротив них — дружная когорта из председателя государственного совета великого князя Михаила Николаевича и двух его сыновей: Сергея и Александра Михайловичей. Первый был генерал-фельдцейхмейстером, унаследовав этот пост от своего отца, а второй главноуправляющим портами* Российской империи. Вопрос, по которому они собрались, был крайне прост и одновременно сложен. После начала войны в Красном море застрял отряд кораблей, под командованием контр-адмирала Вирениуса  и надо было решить, продолжать ли ему идти на Дальний Восток или же вернуться на Балтику. Прост он был, потому что являлся чисто флотским и руководящие ведомством генерал-адмирал, управляющий морским министерством, и Рожественский давно все решили и государь с ним согласился. Сложность же состояла в том, что против такого решения выступил недавно назначенный командующим тихоокеанским флотом адмирал Макаров и к его мнению неожиданно присоединились великий князь Михаил Николаевич с сыновьями. Выслушав их доводы, государь так же пришел к выводу, что они основательны и назначил новое совещание.

— Ваше императорское величество, — в который раз повторял свою речь Зиновий Петрович, — проход отряда Вирениуса в Порт-Артур сопряжен с немалым риском. Японцы могут с легкостью перехватить его и уничтожить, лишив, таким образом, наш флот еще трех кораблей первого ранга. Не достаточно ли неудач понес наш флот в первые дни войны?

— Ваше превосходительство, — парировал его Александр Михайлович, — войны без риска не бывает. Однако, позвольте напомнить вам, что присоединение к порт-артурской эскадре  броненосца «Ослябя» позволит сравняться с японским флотом по числу эскадренных броненосцев, а с вступлением в строй поврежденных кораблей и превзойти его. Риск, конечно же есть, однако, океан велик и чтобы надежно перехватить наш отряд, Того придется оторвать все свои крейсера от Порт-Артура, что является маловероятным. Но даже в этом случае удача ему не гарантирована, а наш флот тем временем может активизировать свои действия против японцев.

— Японцам нет надобности рыскать в океане, — тяжело вздохнул Рожественский, — они будут ждать наши корабли у Порт-Артура и перехватят их там.

— У Порт-Артура наш отряд будет встречен эскадрой под командованием Макарова.

— Скоординировать такие действия совсем не просто.

— Зиновий Петрович, — вступил в дискуссию генерал-фельдцейхмейстер, — каковы запасы снарядов для наших кораблей сосредоточенные в Артуре?

Адмирал в ответ заметно поморщился, это было самое слабое место в его позиции. По большому счету запас ограничивался теми снарядами, что находились в погребах броненосцев и крейсеров. На одно сражение их бы хватило, но не более того. Второй боекомплект был погружен на пароход добровольного флота** «Смоленск» находившийся сейчас в Красном море вместе с отрядом русских кораблей.

— Ваше императорское высочество, — наклонил он голову, — я вполне разделяю ваше беспокойство эти недостатком, однако хочу заметить, что снаряды можно отправить на Дальний Восток по железной дороге.

— Боюсь, вы плохо знаете вещи, о которых говорите, — неожиданно проскрежетал голос Михаила Николаевича, — недавно я распорядился о посылке в Артур эшелона с артиллерией, но отправить его оказалось куда сложнее нежели выделить необходимый парк. Наши железнодорожные пути не могут пропускать в настоящий момент более четырех пар поездов в сутки. А ведь на них висит еще и снабжение армии в Маньчжурии.

— На самом деле, — снова вступил в разговор Александр Михайлович, — вопрос не в том отправляться ли Вирениусу на Дальний Восток. Вопрос лишь в том, каким образом это сделать. Я бы, с разрешения его величества, рассмотрел два варианта. Первый заключается в том, что отряд идет в Порт-Артур. Прибывший к тому времени на место Макаров, разрабатывает детальный план. Чтобы ознакомить с ним Вирениуса, можно направить на соединение с ним быстроходный крейсер или даже целый отряд, назначив рандеву в некой известной лишь им точке. Соединившись, они идут к Порт-Артуру, где их встречают главные силы. Второй, возможно не так сложен, хотя потребует больших усилий в дальнейшем. Отряд Вирениуса идет во Владивосток, где присоединяется к отряду крейсеров, усилив его. Затем крейсера отконвоируют «Смоленск» в Порт-Артур или снаряды действительно перевезут по железной дороге. Из Владивостока это сделать значительно проще, нежели из Петербурга.

Император внимательно слушал всех говоривших и никак не мог прийти к определенному выводу. Твердость Михаила Николаевича с сыновьями даже немного пугала его, хотя доводы казались весьма основательными.

— А что вы скажете, дядя? – обратился он к генерал-адмиралу.

— Я вполне согласен, — ответил тот с несчастным лицом.

— Простите, а с кем вы согласны? — не удержался от удивленного вопроса Витте.

— Э… с мнением адмирала Рожественского… — промычал тот и тут же поправился, — хотя нахожу мнение Михаила Николаевича заслуживающим внимания.

— Иными словами у вас нет позиции по данному вопросу?

— Нет, но я вполне согласен с мнением…

— Понятно-понятно, ваше императорское высочество, можете не продолжать. Я, честно говоря, не очень понимаю, зачем меня позвали на это заседание. В военных вопросах я не являюсь специалистом…

— Дело в том, Сергей Юльевич, — перебил его Александр Михайлович, — что есть вопрос и к вам. Как стало известно на складах КВЖД в городе Дальнем, находится множество материалов недостаток, в которых испытывает флот. Этот город совершенно не защищен от вражеского нападения и было бы полезно перевезти эти материалы в Порт-Артур. Вы не одобрили бы подобные меры?

— Я нахожу, — министр финансов попытался остаться сдержанным, — что наши склады совершенно не защищены не только от вражеского нападения, но и от нападения вашего младшего брата. Которому, как оказалось, совершенно нет необходимости в моем одобрении.

Услышав это, государь невольно улыбнулся. Он был в общих чертах осведомлен о самоуправстве своего двоюродного дяди и находил его донельзя забавным. Дело еще было в том, что Витте он немного недолюбливал, а вот Александра Михайловича, бывшего его товарищем еще по детским играм, напротив, любил. Так что возможность подпустить шпильку министру финансов показалась ему заманчивой.

— Так что вы скажете, ваше величество? – отвлек его от размышлений чей-то вопрос.

— Э… быть по сему, — повелел властитель одной шестой части суши.

— Что?!!

Государя императора Николая Александровича, многие не слишком хорошо знавшие его наивно полагали человеком слабохарактерным и подверженным чужому влиянию. На самом деле влияние на него имели лишь те люди, которые говорили то, что он хотел слышать. Как только они переставали это делать, они автоматически лишались своего влияния. Слабохарактерность же его заключалась лишь в том, что он не любил перечить людям его окружающим. Поэтому когда какой-то министр был не согласен с его волей, ему было проще поменять министра, нежели попробовать его переубедить. Вот и сейчас он принял решение и если чего и хотел, так это того, чтобы ему не перечили.

— Быть по сему!

Иногда судьбоносные решения меняющие облик мира, принимаются под воздействием причин настолько посторонних к вопросу, что потом многие поколения историков с пеной у рта спорят о них и не  могут найти ответа. Так было и на этот раз. Государю понравилась выходка его родственника, и он одобрил исходившее от него предложение. Громоздкие шестеренки государственного управления Российской империи со скрипом провернулись, и история пошла по другому направлению. Совсем немного, но другому.

Выйдя от государя, Сергей Михайлович тихонько спросил отца.

— Папа, а не слишком ли мы потакаем Алешке?

— Молчи дурень, — беззлобно ругнулся престарелый великий князь, — мне уж недолго осталось, а вы держитесь друг дружку! Не то сожрут вас родственнички, будете как Константиновичи***… Я, грешным делом, не думал, что из Алешки толк выйдет, но уж коли вышел, так поддержите его, как сможете. Глядишь, потом он вас.

— Да папа, — покорно наклонили голову сыновья.

— Сандро, — вспомнил прозвище Александра Михайловича отец, — ты про дальномер помнишь?

— Да где же я его возьму…

— А хоть укради! – отрезал Михаил Николаевич и пошутил: — Дальномер не бриллианты, в Ашхабад не сошлют!****

 ————

*Главноуправляющий портами. – Должность придуманная специально для Великого князя Александра Михайловича. Поскольку до этого порты были в ведении министерства финансов, это назначение стало причиной вражды великого князя и Витте.

**Добровольный флот. – Пароходство в Российской империи созданное на добровольные пожертвования. Во время войны его суда служили транспортами и вспомогательными крейсерами.

***Константиновичи. – Сыновья брата Михаила Николаевича великого князя Константина. Занимали крайне незначительные должности и не имели веса в государственном управлении.

****Намек на судьбу великого князя Николая Константиновича обвиненного в хищении драгоценностей дома Романовых и сосланного в Ашхабад. Скорее всего, многообещающего молодого человека подставили недоброжелатели его отца.

Порт-Артур радостно встречал Макарова. «Едет!» — повторяли друг другу моряки и армейские, военные и статские, мужчины и дамы, а иной раз вовсе незнакомые друг другу люди. Всем казалось, что прибытие знаменитого адмирала прервет череду неудач, с которых началась эта несчастная война. На вокзале Степана Осиповича, помимо оркестра и почетного караула, встречала толпа народа из местных обывателей. Были среди них и Егоровы. Ефим Иванович и Капитолина Сергеевна  вместе со всеми кричали: — «ура!» а Сережа помимо того бросал вверх гимназическую фуражку. Мила тоже была с ними и тоже кричала и радовалась. Иногда она, правда, озиралась, как будто кого-то искала, но совсем незаметно. Вышедший из вагона Макаров был растроган теплым приемом и немного неловко поклонился встречающим, чем вызвал новую бурю восторга. Наконец ему подали экипаж и адмирал еще раз поклонившись занял в нем место и направился в порт. Люди постояли еще некоторое время и принялись расходиться, обсуждая между собой только что прибывшего командующего. «Сам-то, каков!» — говорили они друг другу, — «Теперь дело пойдет!» Егоровы тоже двинулись домой, и только задержавшийся немного Сережа шепнул Миле.

— Что, не было его? Ты не печалься, он же великий князь и теперь крейсером командует. Он теперь Макарова там встретит!

— О чем ты? – сделав строгое лицо, спросила Людмила Сергеевна, но племянник не стал дожидаться нотаций и побежал вслед за родителями.

Прибыв на эскадру, Степан Осипович поднял флаг на «Аскольде», после чего отправился на флагманский «Петропавловск» принимать дела. Оскар Викторович принял Макарова не то чтобы радостно, но с облегчением. Заслуженному адмиралу популярно объяснили, что если он не будет обвинять в неудачах первых дней войны высокопоставленных лиц, то и его прегрешения забудут. Сил бороться уже не было, да и смысла, в общем, тоже. Передав документацию и обрисовав вкратце положение дел на эскадре, он предложил Степану Осиповичу чаю.

— Не откажусь, — улыбнулся в бороду тот.

Дождавшись пока вестовой подаст адмиралам крепчайшего адвокату* Макаров продолжил разговор.

———

*Чай с лимоном и ромом на морском жаргоне.

— Техническое состояние кораблей мне более-менее понятно. А что с людьми?

— Плохо, — не стал скрывать Старк, — последний год учений практически не было. Ассигнования на плавание урезали до самой крайности. Некоторые суда, до одиннадцати месяцев в вооруженном резерве простояли. Да еще перед самой войной старослужащих в запас уволили. Офицеров, также некомплект. Порт оборудован плохо, мастера откровенно дурно работают. Про инженеров и говорить нечего.

— Неужто все так плохо, — хмыкнул новый командующий.

— Может и не все, но хорошего мало!

— А что за история с «Боярином» и великим князем?

— Анекдот, — сердито отозвался Оскар Викторович, — не было бы счастья, так несчастье помогло. Не могу не признать, что наше «августейшее несчастье» спасло злополучный крейсер!

— Кстати, а что сейчас с кораблем?

— Завели кессон, латают пробоину. Орудия его с комендорами на кинжальной батарее пока…

— А отчего кессон, а не в док?

— Приказ наместника, — подал плечами Старк, — как вывели из дока «Новика», так и определили туда «Палладу». Вероятно в связи с «командиром».

— Вот как, а кто же командир?

— А это еще один анекдот! Исправляет обязанность командира крейсера великий князь Алексей Михайлович!

— Каким образом?

— А таким! Их высокопревосходительство адмирал Алексеев велели! Плевать на опыт, на ценз, на все!

— Любопытно!

— Любопытно? Да это черт знает что такое! Великий князь творит все, что ему в голову взбредёт. То склады КВЖД вскрыл для того чтобы материалы для ремонта добыть, говорят чиновникам браунингом грозил, а кого-то и вовсе взглядом до удара довел.

— Вот как? И что же пострадавшие?

— А что, пострадавшие? Сами, поди, знаете, на проституток и великих князей не обижаются! А тут еще новое дело…

— Еще и новое? Расскажите, сделайте одолжение!

— Да нечего рассказывать. Как я упоминал, часть артиллерии «Боярина» стоит на кинжальной батарее. Место это весьма горячее, редкая ночь без стрельбы обходится. Так вот, великому князю взбрело в голову, что ремонт на его корабле скоро закончится и пушки надобно на место вернуть!

— И что же?

— Ну, ремонту его еще конца края не видно, а пушки, сами знаете, менять дело не быстрое. Кто-то в порту возьми и предложи, почти в шутку, а пусть возьмет пушки с «Ангары», тем паче, что на ней половина людей то в десанте, то на той же батарее. Так что вы думаете? Ведь снял! Да не только 120мм, а еще и четыре трехдюймовки в придачу. Ну, каково!

Услышав последние слова Макаров захохотал. Не ожидавший такой реакции, даже немного обиделся.

— Вам смешно?

— Да уж, весьма способный молодой человек, — отсмеявшись закончил он, — надо будет познакомиться!

70
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
16 Цепочка комментария
54 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
КосмонавтДмитрийst.matrosSergey_DevionLPGMASTERanzar Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Wasa

установив на баке

установив на баке дополнительную 120мм пушку

Не понимаю куда вы ее засунуть хотите. А вот в спонсонах в передней части думаю поставить по 120 мм можно. Шлюпки передние срезать к черту. В таком вот аспекте. 

Пы.Сы. Мы с вами коллеги засрати весь рунет, пока искал чертежи "Боярина" на 3 альтернативных варианта наткнулся.

 

vasia23

Уважаемый коллега. Есть одно

Уважаемый коллега. Есть одно место на баке позади светолюка. Если поместится конечно. Но коллега Wasa прав. Лучше довооружить двумя 120-ми сведя к минимуму остальное артиллерийское вооружение. Пусть первым будет Алёша, а не капитан 2-го ранга Левицкий.

NF

++++++++++

++++++++++

Андрей Толстой

Уважаемый коллега

Уважаемый коллега st.matros,

Как всегда ++++++++++++++++++++!!! Очень продуманная и проработанная АИ. Всегда читаю с удовольствием. Насчет довооружения "Боярина" одной или двумя 120-мм. есть сомнения, могут и не влезть, а если и влезут то потребуют большой переделки, времени  и соответственно затрат. И это в условиях войны. А вот заменить 47-мм. "пукалки", 75-мм. орудиями очень хорошая идея. Я за! Впрочем это только мое личное мнение.

                                                                 С уважением Андрей Толстой

товарищ Сухов

Уважаевмй st.matros.
Один

Уважаевмй st.matros.

Один ствол не сделает корабль принципиально сильнее. Может стоит озаботиться защитой того. что уже имеете? Например из бортовых спонсонов ГК сделать казематы по типу "Громобоя" — comment image

Стволяр

Вы, коллега, буквально

Вы, коллега, буквально предвосхитили одну работенку, которой я сам себя сейчас нагрузил. Изначальный посел этой работы был такой — а как бы я, имея карт-бланш на все возможные переделки и хотя бы месяц до начала русско-японской войны, но при этом будучи ограничен только тем вооружением, что имеется в береговых арсеналах Морского министерства в Порт-Артуре и Владивостоке и на самих кораблях Тихоокеанской эскадры и ВОК, "прокачал" состав их вооружения? И применительно к "Боярину" моя мысль дошла как раз до замены четверки 47-мм пушек на спонсонах на 4-75х50. wink

С уважением. Стволяр.

anzar

Уважаемый коллега st.matros,

Уважаемый коллега st.matros, +++, а насчет довооружения Боярина- не лучше ли поставить на баке и юте 152мм на место 120мм. Не шибко тяжелее, беседки переделать можно, но где взять- не знаю, может две казематние с Полтавы.

А если хотите 120мм монокалибр- вот где втиснуть можно. На баке там кажеться 47мм ест. Насчет верхнего веса- думаю протянет (если надо- како, хотя мореходность…

Хорошо бы ТА уменьшить под каким то предлогом (поможем миноносцам…), 6 штук без брони- ето опасно (хотя заряды хранились вниз), да и вес…

Чтоб лучше посмотреть что куда…:

Wasa

Как говориться мысли

Как говориться мысли сходятся)))))))

Wasa

Иван позвольте мне Вам Иван позвольте мне Вам помочь. Я люблю перепиливать корабли но без фанатизма, за что и получаю по мордам от некоторых коллег которые требуют хлеба и зрелищ))))), ваш случай почти идеален для меня-нужно усилить вооружение крейсера в условиях войны, на мощностях реального Порт-Артура. Для этого по сути надо решить 3 вопроса: Сколько и каких орудий нужно? Где взять? Куда поставить? Первый вопрос. Как правильно сказал коллега Сухов — Один ствол не сделает корабль принципиально сильнее. По этому желательно брать хотя бы два 120-мм орудия, проста замена 47 мм на 75 мм конечно возможна, но нужна ли она? По этому остановимся на двух 120 мм. Второй вопрос где взять? В условиях крепости взять можно в арсенале, с береговой батареи, с других кораблей. В арсенале если что то было уже установили на береговых батареях, с береговых батарей ВК тоже фиг дадут снять орудия кроме своих (генерал-лейтенант Кондратенко который командовал обороной П-Артура был не из тех кто от зырканья падает в обмарок, а браунинг он бы Алеше в августейшую задницу сам бы засунул), остаются корабли. Смотрим 120 мм стояли кроме «Боярина», на «Новике», «Ангаре» и КЛ «Гиляк», с полноенных боевых единиц снять орудия не дадут, а вот с «Ангары» на… Подробнее »

Wasa

Кстати я уже догадался кто  к

Кстати я уже догадался кто  к отряду Павидлуса Вирениуса прорвется.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить