Выбор редакции

ВУНДЕРВАФФЕ ПО-РУССКИ. Другая Первая мировая. ЧАСТЬ 2. Кампания 1914 года. Восточно-Прусская операция.

9
7

Содержание:

Начало

Не буду углубляться в предысторию, расстановку сил и прочее, упоминать первые стычки, носившие локальный характер, там пока всё как в РеИ. На Западном фронте тоже без перемен. Перейду сразу к Восточно-Прусской операции, определившей весь дальнейший ход войны. Действия сторон в РеИ берутся по книге «Восточно-Прусская операция. Август 1914». К сожалению, на сайте, где она выложена (gwar.ru) не указан автор, но, судя по прочим материалам, работа серьёзная.

Началась Восточно-Прусская операция в строгом соответствии с планом, выработанным ещё в 1912 году на переговорах Жилинского и Жоффра и уточнённым по результатам оперативно-стратегической игры, проведённой российским военным министерством и генштабом в апреле 1914 года. Отрабатывалось вторжение в Восточную Пруссию силами двух армий Северо-Западного фронта с востока и юга. Предполагалось, что сомкнувшиеся «клещи» приведут к разгрому германской армии, устранив угрозу флангового удара при наступлении на главном направлении через Познань на Берлин из Варшавского выступа.

13 августа великий князь НН отдаёт приказ Северо-Западному фронту перейти в наступление.
14 августа выступает 1-я армия Ранненкампфа.
17 августа 1-я армия в строгом соответствии с планом переходит границу Восточной Пруссии с востока. И сразу же планы обеих сторон (и российской, и германской) летят ко всем чертям.

Начальник германского Генштаба фельдмаршал Мольтке в директиве от 6 августа требовал, согласно первоначального плана Шлиффена, от командующего 8-й армией генерала М. Притвица не допустить разгрома армии, а в случае отступления самостоятельно держать оборону по Нижней Висле, чтоб не допустить вторжения русских войск вглубь Германии и выиграть время до разгрома Франции и переброски основных германских сил с французского ТВД против России.

вернуться к меню ↑

Бои у Шталлупёнена и Каушена

Приитвиц решил тянуть время, прикрывшись от 1-й армии восемью дивизиями и четырьмя от 2-й, которая пока даже не появилась. Ещё 1,5 дивизии заняли озёрные дефиле, чисто на всякий случай, вдруг Самсонов решит сам утопить свою армию, так надо ж ему немного помочь.

И тут, как чёртик из табакерки выскочил генерал от инфантерии Герман Карл Бруно фон Франсуа. Утром 17-го августа ему сообщили, что передовые части русских войск, глубоко вклинились в Восточную Пруссию, открыв свой правый фланг для удара. Тогда Франсуа стал действовать по своему усмотрению, не обращая внимания на указания фон Притвица сосредоточиться у Гумбиннена. В первой половине дня 17-го августа 1-й армейский корпус в составе 1-й и 2-й пехотных дивизий, 2-й бригады полковника Пашена и 1-й бригады генерал-майора фон Трота , далеко выдвинувшись вперёд, атаковал правый фланг передовой 27-й пехотной дивизии 3-го русского корпуса под г. Шталлупёненом. Причем Франсуа был убежден, что наносит удар по флангу всего русского фронта, хотя правее 27-й шла 25-я дивизия того же корпуса, а еще правее — 29-я и 40-я дивизии 20-го корпуса. Этим он поставил свой корпус под угрозу окружения.

Конечно, силы были неравны – корпус против одной дивизии, так что 27-ю здорово потрепали. Потери превысили 5000 человек, правда, порядка 3000 пленных вечером отбили обратно. Дивизия стала отступать. Но и корпус Франсуа порядочно проредили пулемётным огнём. Притвиц, узнав о самодеятельности Франсуа, приказал ему срочно отвести войска под Гумбинненн. На этот приказ генерал Франсуа наплевал, заявив: “Сообщите генералу фон Притвицу, что генерал Франсуа прекратит бой, когда разобьет русских”. Бой продолжился.

К середине дня русские стали угрожать окружением северному флангу немецкого корпуса и Франсуа ввёл в бой гренадерский полк с частями артиллерийского полка. Но теперь численное превосходство было уже на стороне русских. А огневое и подавно. 1-й АК, оказавшись почти окруженным, с трудом, неся тяжелейшие потери, до темноты сдерживал русские атаки. Его потери убитыми, ранеными и пропавшими безвести превысили 4000 человек. Ночью Франсуа попытался вырваться из котла и отступить. Но сделать это ему удалось только утром 18 августа, бросив болбшую часть обоза и тяжелую артиллерию. На плечах драпающих немцев русские ворвались в г. Шталлупёнен, взяв богатые трофеи. Общие потери русских, вместе с несчастливой 27-й дивизией, составили порядка 600 убитых и около 2000 раненых. Таким образом, в альтернативе потери русских оказались чуть ниже РИ, а немцев примерно в 3,5 раза выше. Свою дань собрали в первую очередь пулеметы.

вернуться к меню ↑

18 августа. Дав войскам лишь короткую передышку, Ранненкампф продолжает наступление на запад.

19.августа. В районе г. Каушен произошел бой между двигавшейся на правом фланге 1-й армии сводной кавалерийской группой (3 кав. дивизии) под общим командованием Хана Нахичеванского и 2-й ландверной бригадой фон Люпина. Бой начался в 12-40 и поначалу шел успешно для немцев, вынудивших огнём русскую кавалерию частью спешиться и залечь, частью отойти. Однако с подходом основных сил фон Люпин вынужден был сам перейти к обороне. Причём немцы заняли удобные позиции, окопались и даже успели растянуть проволочную изгородь, которую невозможно было перепрыгнуть на лошади, вследствие чего гвардейская кавалерия вынуждена была идти в атаку, в основном в пешем строю, неся потери от винтовочно-пулеметного и артиллерийского огня. Германцы успешно отбивались и даже переходили в весьма опасные контратаки. Но их резервы потихоньку исчерпывались. Наконец, около 16 часов фон Люпин, увидев, что часть русских полков отошла, бросает в бой последние резервные роты и переходит в общую атаку. К этому времени его положение приближается к отметке «хреновое». Потери в людях перевалили за две сотни, резервов нет, погибла часть артиллерии, заканчиваются боеприпасы. Тут, как говорится, пан или пропал. В это же время с намерением, наконец, переломить ситуацию в свою пользу, начинают встречную атаку эскадроны Конной Гвардии. Их поддерживают отошедшие было Кавалергарды и Лейб-Уланы. в 16-20 фон Люпин отдаёт приказ выходить из боя частями и отступать. Арьергард максимально усилил огонь, и русские эскадроны снова залегли и запросили помощи. 3-й эскадрон Конной Гвардии под командованием ротмистра барона Врангеля в конном строю предпринимает атаку на Каушен и выбивает оставшиеся там части германцев. Развивая этот успех, Хан Нахичеванский отсрочивает действие уже отданного приказа о выходе из боя и начинает преследование отступающих немцев. Те уходят сначала за р. Истер, а затем на ж.д. ст. Грюнхейде и Шиллен. Когда у русских посчитали собственный расход боеприпасов, то тоже прослезились. Хан отдал приказ на отход к Линденталю, где отряд и проторчал весь следующий день, не вступая в бой. 2-я ландверная бригада тоже не смогла принять участие в битве у Гумбинена.

В это же время двигавшаяся походным порядком 28-я пехотная дивизия Лашкевича нарвалась на авангард 1-го корпуса ген. фон Франсуа и попала под сильный арт. огонь, который её собственная артиллерия не смогла подавить. Попытки атаковать также были пресечены артиллерией. В конце концов, Лашкевич отходит, развернувшись фронтом на запад.

вернуться к меню ↑

Битва у Гумбинена

20 августа. Всё, армии сошлись. Притвиц решается на бой с 1-й армией, хотя германские корпуса и не могли вступить в бой одновременно. Честь завязать бой вновь выпала генералу Франсуа. Его первый корпус хоть и потерял порядка 11% списочного состава и всю тяжелую артиллерию, но фон Франсуа это не смущает. Всё-равно у него более чем двукратное численное превосходство, а тяжелой артиллерии у русских тоже нет. Но вышло всё как-то не так, как планировалось. Численное превосходство успешно нивелировалось русскими пулемётами, каковые также сняли часть нагрузки и с артиллерии. Русские батареи теперь имели больше возможностей работать с закрытых позиций по своим германским коллегам, в то время как германские вынуждены были чаще выезжать на открытые и даже на прямую наводку, поддерживая огнем свои наступающие части. Отсутствие тяжелых гаубиц, которых в РИ русская полевая артиллерия достать просто не могла, также самым положительным образом сказалось на потерях 28-й дивизии и общем её положении. Русские полки удержали свои позиции, а потери в моей альтернативе стремятся к классическим 3:1. Атаку Франсуа поддерживала ландверная дивизия главного резерва гарнизона крепости Кёнигсберг.

В 5 утра германская артиллерия начала обстрел русских позиций. В 5-30 в атаку пошла пехота. Пошла плотными цепями и начала ложиться под пулеметным огнем. Немцы падали убитыми и ранеными, залегали, отходили назад, по русским позициям вновь начинала бить артиллерия, и вновь полки 1-го корпуса поднимались в атаку. Русские несли потери от арт. огня, но отрыв окопы и пользуясь рельефом местности, не отходили и раз за разом отражали германские атаки. К 7-30 наметился обход правого фланга дивизии, не прикрытого кавалерией Хана. Кав. бригада Орановского ввязалась в бой с частью кав. дивизии немцев и вынуждена была отступить. Пришлось 28-й дивизии растягивать фронт, хоть это и грозило прорывом. Лашкевич паниковал и слал просьбы о помощи, но всем было не до него. К 8-30 Франсуа переносит основной удар против правого фланга 28-й дивизии. Туда переносит огонь вся артиллерия. Около 11 часов 110, 111 и 112 полки начинают под натиском немцев всё же пятиться назад к позициям батарей 28-й арт. бригады. Поскольку отступление носит хаотический характер, штаб дивизии теряет с ними связь. Русские, правда, не бегут и продолжают ожесточённо отстреливаться. Как писал один из участников того боя: «местами трупы германцев громоздились штабелями в 5 -6 рядов». Подобные картины, безусловно, сильно подрывают боевой дух немцев. В 12-00 германские батареи начинают менять позиций и пушки на какое-то время замолкают. Русские переходят в контратаку. Не выдержав натиска и огня нескольких сотен ручных пулемётов, пехота 1-й дивизии начинает отходить. Артиллерия 2-й дивизии принимает их за русских и наносит удар по своим. Начинается паника и в ходе боя наступает перелом. Русские атакуют уже потрепанную 2-ю дивизию. Та тоже начинает отступать, хотя и сохраняя порядок. Русские какое-то время, пока не заканчиваются прихваченные с собой боеприпасы, преследуют немцев, периодически придавая им ускорение винтовочно-пулеметным огнем. Теперь уже Франсуа теряет контроль над своим корпусом. В итоге германцы отходят не на 3 – 4 км., как в РИ, а на все 8 – 10.

Поддерживавшая удар Франсуа ландверная дивизия ген. Бродрюка атаковала 29-ю дивизию того же корпуса, начав артподготовку ближе к 6 утра. 29-я начинает артиллерийскую дуэль, которая длится до 9 часов. Затем дивизия переходит в атаку, но выбить ландвер с занятых позиций не удаётся. Немцы как-то не спешат переходить к активным действиям. Возобновляется огневой бой. Около половины второго Бродрюк, не зная, что корпус фон Франсуа уже вышел из боя и отходит (а кто ему удосужился сообщить?), решается, наконец, на атаку, но попав под шквальный огонь русских, дивизия проявляет чудеса мужества и героизма в поспешном отступлении. Немцы ловили спинами свинец, падали десятками, но продолжали упорно бежать, куда глаза глядят. А 29-я дивизия, захватив позиции сбежавшего ландвера, присоединяется к разгрому 17-го корпуса фон Макензена, т.к. ее левый фланг уже вошёл в огневое соприкосновение с левым флангом этого корпуса.

Макензен гнал свой корпус всю ночь, пройдя около 25 км., так что части корпуса были сильно утомлены. Также стоит заметить, что генерал не имел точных сведений о противостоящих ему русских частях, разведкой не озаботился и действовал на основании лишь переданных ему из штаба фон Притвица сведений да собственных фантазий. Впрочем, поначалу ему даже сопутствовал некоторый успех. Между 6 и 8 часами утра германская пехота оттеснила передовое охранение русских по реке Ромнита. В 7-35 командир 36-й дивизии ген. фон Хеннекиус, начав арт. обстрел позиций 27-й дивизии 1-й армии, доложил, что ему удалось отрезать русским путь к отступлению. Предположив, что передовое охранение – это, если и не главные силы, то, по крайней мере, авангард русской армии, Макензен бросает свой корпус в энергичное наступление. Немцы идут быстрым маршем, походными колоннами, причем артиллерия движется в авангарде. Около 7 часов завязывается бой и между 35-й дивизией Макензена и авангардом опоздавшей 25-й дивизией 3-го корпуса Епанчина. Около 9 русский авангард начинает отступать под сильным арт. огнем. Пулеметы (даже много пулеметов) – это хорошо, но против пушек слабовато. Причем, следует заметить, что все это время русская артиллерия молчит. 25-я арт. бригада четыре раза меняет позиции прежде, чем вступить в бой, а 27-й вовремя не подвезли снарядов. Наконец, около 10-30 открывает огонь 25-я арт. бригада, и под её прикрытием части 25-й дивизии проводят контратаку, несколько потеснив немцев. Затем германцы вновь переходят в атаку и сильно продавливают левый фланг 25-й дивизии и к 12-00 оказываются в довольно узком, полностью простреливаемом русской артиллерией и пулеметами дефиле между 25-й и 27-й дивизиями. Таким образом, Макензен сам загнал себя в ловушку, чем русские и не преминули воспользоваться. К 12-30 продвижение частей 35-й германской дивизии было окончательно остановлено. Под сильным огнем немцы залегли, не в силах более продвигаться вперед. К 13 часам они сначала ползком и поодиночке, а затем все более крупными группами начинают отступать. Под непрекращающимся сильнейшим огнем русских начинается уже бег, быстро переходящий в самый натуральный хаотический драп. Пытаясь выправить положение, Макензен бросает в бой последние резервы, 21-й пехотный полк. Куда там. Немцы шли открыто, соблюдая равнение, офицеры впереди верхом, ну и были выкошены в считанные минуты, едва оказались на расстоянии действенного огня. Кто выжил и мог бежать тут же присоединился к всеобщему драпу. Командир 35-й дивизии генерал Отто Хенниг погиб.

Немецкая атака

36-я дивизия, всё это время не прекращавшая бесплодные атаки на позиции окопавшихся 27-й и 40-й русских в строгом соответствии с уставом – в плотных цепях и колоннах, не примериваясь к местности и, соответственно, неся огромные потери, также дрогнула и начала в беспорядке отступать. Макензен утратил управление своими войсками. Правда, германская артиллерия какое-то время пыталась прикрывать бегство. Однако, сначала Булгаков, Адариди, а затем и фон Паулин отдали приказ своим дивизиям преследовать бегущих германцев, и под угрозой оказаться в плену артиллеристы тоже двинулись следом за своими дивизиями. Преследование продолжалось до самого вечера. Остановиться германцы смогли, только перейдя реку Ангерапп. Туда русские за ними просто не пошли.

Первый резервный корпус генерала фон Белова прибыл к месту боя в половине 12-го, однако бой носил вялый характер. Авангард корпуса столкнулся с выдвинувшейся вперёд 30-й дивизией корпуса Алиева. И Алиев, и Белов получили приказы от своего командования оставаться на месте, вот они и оставались, пока не началось бегство 17-го корпуса. После этого Белов отдал приказ выходить из боя и отступить. Русские его не преследовали.

По итогам боя у Гумбинена потери русских составили около 13000 человек (чуть менее, чем в РИ), преимущественно от арт. огня, но германские приблизились к 35000. Это произошло именно благодаря превосходству Русской армии в стрелковом вооружении. (Напомню, что в ЭТИХ русских дивизиях более чем по полутысяче пулемётов, в отличие от 32 РИ и самозарядки вместо магазинок.) Как следствие и корпусу Франсуа досталось сильнее, и ландверную дивизию изрядно проредили, корпус же Макензена и вовсе был разгромлен, потеряв более половины солдат, в том числе и во время бегства. Причём тоже быстрее, чем в РИ. А куда делась германская кав. дивизия, которую Франсуа отправлял в русский тыл? А она, как и в РИ оттеснила кав. бригаду Орановского, сбила тыловые заслоны и к 15 часам пробилась в тылы 1-й армии. Но поскольку к этому времени она осталась в гордом одиночестве, долго шухарить ей не дали и погнали назад. Хан же Нахичеванский ПОЛУЧИЛ приказ её перехватить. И, что характерно, выполнил. А дальше по классике – шашки наголо! Вперёд!! Ура-а-а!!! Кто не спрятался, я не виноват. Три дивизии на одну – это не бой, это избиение. Так что и её плюсуем к общим потерям германцев.

В целом же итоги битвы при Гумбинене были аналогичны РИ и последствия вызвали схожие. Но не совсем.

Вот здесь происходит первое серьёзное отступление от РИ. Когда в штабе 1-й армии подбили первые предварительные итоги, всех охватило воодушевление, если не сказать ликование. Так что Ранненкампф НЕ СТАЛ отменять свой первоначальный приказ преследовать германцев, а наоборот приказал с рассветом выступать в погоню. В этот же день, 20 августа, с опозданием на сутки от первоначального плана, в Восточную Пруссию вступает 2-я армия Самсонова. Так что появилась реальная возможность зажать отступающую 8-ю армию как между молотом и наковальней и разгромить её окончательно. По крайней мере, так это видится из штаба Северо-Западного фронта.

Германские потери большие, чем в реале, Притвиц перетрухнул ещё сильнее и отдаёт приказ на отступление раньше, чем было. Правда, корпуса принимавшие участие в Гумбиненском сражении вымотаны до предела и остаются на месте пока не приходит донесение от конных разъездов о выступлении армии Ранненкампфа. Но 20-й корпус Фридриха фон Шольца, оставленный заслоном против армии Самсонова, снимается с позиций и начинает отход ещё около 17 часов, лишая последнего возможности потрепать его в сражении под Орлау. Общее направление отхода на запад-юго-запад через Браунсберг, Эльбинг и Мариенбург. Вечером 20 августа Притвиц сообщает в генштаб о своём отходе за Вислу.

Вечером же 20 августа Ранненкампф шлет в штаб фронта доклад о своей блистательной виктории и принятом решении преследовать и добить отступающего врага. Жилинский план одобряет. Притвиц нервно курит, трясущимися руками ломая спички.

вернуться к меню ↑

Дальнейший ход кампании.

Ночь с 20 на 21 августа. Около 23 часов Белов, во исполнение приказа Притвица, отходит на Даркемен, откуда его обозы должны перебросить по ж.д. на Норденбург. Самому ему предписано двигаться туда же налегке ускоренным маршем.

21 августа. Около шести утра армия Ранненкампфа снимается с ночевки и начинает движение. Битые корпуса восьмой армии тоже снимаются с мест и продолжают отход. Приказ Притвица, насчёт кому куды бечь, доходят до них ближе к полудню. Впрочем, Франсуа и сам с усами и двигается, как положено, на Инстербург. Макензеновцы уныло бредут пешкодралом на Фридланд по запруженным беженцами дорогам, и брести им не менее 3-х дней. Корпуса Франсуа и Макензена деморализованы. Весь день Ранненкампф висит у них за спиной в нескольких часах пути. Корпус фон Шольца получает приказ прекратить отход в Гогенштейне и занимает позиции между Гогенштейном и Танненбергом вдоль линии ж.д.
Около 9 утра Мольтке имеет телефонный разговор с Притвицем, в котором требует уточнить состояние дел и высказывает Притвицу общее пожелание по дальнейшим действиям, близкие к РИ. А конкретно, бросить корпус Макензена в арьергардные бои с целью задержать продвижение Раненкампфа, а тем временем, пользуясь развитой сетью железных дорог перегруппировать оставшуюся часть армии и либо дать ещё один бой 1-й армии, либо атаковать 2-ю. Притвиц настаивает на дальнейшем отходе за Вислу, красочно расписывая, какие страшные силы русских ему противостоят в совершенно нереальных количествах.

В середине дня неприятности случаются у корпуса Белова. К половине четвёртого утра, никем не потревоженный, он прибыл в Даркемен и начал эвакуацию. Только попробуйте одномоментно перевезти корпусной обоз и артиллерию. Это ж сколько потребуется составов? Первыми, часов в 6, на Норденбург уходят как раз обозы с припасами, в т.ч. и боеприпасами, штаб. В 8-00 большая часть корпуса в полном соответствии с приказом налегке тоже уходит на Норденбург. В Даркемене остаётся сводная бригада и два батальона при двух батареях полевой артиллерии прикрывать эвакуацию обозов. Около 10 в окрестностях появляются русские казачьи разъезды. Погрузка прекращается. На Даркемен наступает 4-й корпус Алиева, на понесший пока серьёзных потерь. Соотношение сил явно не в пользу германцев, с боеприпасами у них тоже напряг, так что после короткого, хоть и яростного боя немцы сдаются. Потери Белова – около 9000 чел., в основном, пленными, но это потери запланированные и Белов не считает их катастрофическими. Свою роль арьергард выполнил, дав возможность основной части корпуса окончательно оторваться от противника. Зато для русских это прекрасный повод отослать очередную победную реляцию о великой виктории.

Белов изначально имел фору по времени. А тут ещё задержка на взятие Даркемена, да пока раненых и пленных определили, пока трофеи посчитали. Гнаться за немцами дальше не имело никакого смысла, и Алиев отдал приказ размещаться на ночевку. Однако Ранненкампф рассудил иначе и отдал приказ в 21-00 выступить на подмогу 3-му АК, чтоб окончательно разобраться с Макензеном.

У Франсуа дела складывались куда хуже. Преследуемый 20-м АК и кавалерией русских, он отходил к Инстербургу, так и не сумев до конца привести в чувство своё воинство. Русские, наоборот, испытывали воодушевление (как же, фактически одной дивизией разбить и обратить в бегство целый германский корпус) и желание додавить врага. Понимая, что оторваться не удастся, а значит, не удастся и эвакуироваться по железке, Франсуа решается принять бой на окраинах Инстербурга. Но его дважды битые дивизии сражаются весьма неровно. Если одни дерутся с яростью загнанных в угол зверей, другие уже после короткой перестрелки поднимают руки. К полудню русские врываются на городские улицы, бой рассыпается на отдельные стычки. Общее управление с обеих сторон теряется. Потери тоже страшные с обеих сторон. К 16-00 Инстербург в руках русских. Корпус Франсуа полностью исчез – кто не погиб и не попал в плен, попросту разбежался. Сам генерал со штабом успел удрать на поезде. Но и 20-й русский корпус был сильно потрёпан и, не имея никаких сведений о противнике, остановился в Инстербурге.

Результатом подобного развития событий стало то, что фон Притвиц лишние сутки пробыл в должности командующего 8-й армией. Его оценку положения дел Мольтке счёл верной и план отхода за Вислу, в целом, одобрил, потребовав лишь ни в коем случае не сдавать Кёнигсберг. Самсонов наступает, не встречая сопротивления и тупо игнорируя приказы командующего.

Ночь с 21 на 22 августа. Около часа ночи артиллерия 4-го корпуса практически с ходу начинает долбить по расположению 17-го корпуса. К ней тут же присоединяется ожидавшая этого артиллерия 3-го. Под сильным артогнем немцы начинают беспорядочно метаться. К русским пушкам присоединяются пулемёты. Среди германцев начинается паника. Все попытки Макензена навести хотя бы подобие порядка и занять оборону безрезультатны. Решительная атака русских, и германцы либо бегут, либо сдаются. Бежит и Макензен. Утром ему удается собрать из всего корпуса чуть более 1,5 тысяч человек. 17-й корпус как боевая часть тоже перестал существовать.

22 августа. Потеряв контакт с противником и, в целом, посчитав достигнутый результат более чем удовлетворительным, Ранненкампф, наконец, дает приказ приостановить наступление и два дня отдыхать, подтягивая тылы и принимая пополнение.
Притвиц начинает переброску оставшихся у него частей по железной дороге. 1-й резервный корпус и оставшийся ландвер отправляются в Кёнигсберг, а 20-й АК в Мариенвердер и Мариенбург.

вернуться к меню ↑

Самсонов продолжает успешно наступать в пустоту, игноря приказы Жилинскрго

Узнав о разгроме корпуса Макензена, Мольтке приходит в ярость. Это явный косяк Притвица. Корпус Белова ОБЯЗАН был отправить на помощь и дать русским бой. И вообще, управление войсками организовано не очень, разведка нормально не ведётся, сведения о численности и точном месторасположении русских добываются, почти исключительно, из кофейной гущи. Мольтке отдает приказ о снятии фон Притвица и его начштаба Вальдерзее и назначении на их место Гинденбурга и Людендорфа. Впрочем, изменить что-либо они уже не могут, и остается действовать в рамках первоначального плана Шлиффена, организуя фронт по Висле. Для этого Мольтке отдает приказ о снятии с Западного фронта сразу трех армейских корпусов и кавалерийской дивизии.

вернуться к меню ↑

Итоги Восточно-Прусской операции

  1.  Поставленную задачу русские выполнили, заперев немцев на Кёнигсбергском плацдарме и заняв Восточную Пруссию, исключив, таким образом, возможность германского удара во фланг и тыл русских войск при наступлении на Берлин из Варшавского выступа. Ранненкампф стал чуть ли не национальным героем.
  2. Германские корпуса, снятые с Западного фронта и отправленные кто на Вислу, кто под Антверпен, кто под Мобеж привел к поражению Германии на Марне и переходу французов в контрнаступление.
  3. Утрата контроля над Восточной Пруссией лишила также возможности Германию оказать помощь Австро-Венгрии во время Галицийской битвы.     Вношу поправку: Поможет. По крайней мере, попытается
  4. Звезда Гинденбурга и Людендорфа так и не взошла. Они остались просто одними из прочих германских генералов.
  5. Отчаянные атаки немцев на русские окопы под Кёнигсбергом так и не привели ни к чему, кроме ужасающих потерь от огня нескольких тысяч русских пулемётов и артиллерии. Но и русским не удалось взять штурмом германские полевые укрепления. Здесь наступил локальный позиционный тупик.

И последнее. Как мы видим, не новое оружие стало причиной иного исхода операции, а иные принятые решения в несколько изменившейся ситуации. Но именно это оружие создало предпосылки для изменения ситуации и принятия соответствующих решений.

Но это ещё не победа. Продолжение следует.

72
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
6 Цепочка комментария
66 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
8 Авторы комментариев
Хома БрутAlexejW_Scharapowvitaliy .k Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
vitaliy .k

Уря-победизмом попахивает. Слабо учтены возможности ж.д. сети восточной прусии

W_Scharapow

Войска 1А вступали в дело уже будучи измотанными маршами. То, что при Гумбинене отличились отлично отработали. Но связь была отвратительная. Разведка так же неважная.
Тут скорее удар на Мемель и Пиллау с севера, а с юга на Эльбинг более прогрессивны в качестве успешного результата.

Хома Брут

Как-то неубедительно получилось. Особенно с полутысячей пулемётов.

Ms.Mao
Ms.Mao

А с чего Ранненкампф перестал быть собой и не дал как в РИ приказ отдыхать причем открытым текстом в радио общение между частями

Ansar02

Черртовски оптимистично, почтенный коллега!
Осмелюсь только напомнить, что:
Согласно устава 12-го года, для русской кавалерии, бой в конном и пешем строю — одинаково естественны и должны применяться сугубо по обстоятельствам. Т. е. спешивание кавалерии для боя по-пехотному, это уже «норма жизни».
Для русской кадровой пехотной дивизии, поддержка артиллерии не проблема — те самые артиллерийские бригады — неотъемлемая часть структуры дивизии и пушки там только лёгкие трёхдюймовки. 122 мм гаубицы в то время — корпусные орудия. И вот в их участии в бою, заминки и задержки — вполне обычное явление — особенно учитывая крайне малый запас гаубичных снарядов.
Никакой проблемы, в отходе и даже поражении Притвица, для Германии нет — в её планах, рассматривалась вполне допустимой даже полная потеря Восточной Пруссии. Поэтому, я считаю, как бы там не развивались события, на ходе войны это отразиться не сильно.
Особенно учитывая, что даже ради такой локальной победы в Востояной Пруссии, России придётся до дна исчерпать все запасы патронов…
С уважением, Ансар.

Mohanes

Видите ли, я допускаю (не гарантирую — «так и будет», а именно — допускаю), что перевес в стрелковом оружии даст русским некоторые тактические преимущества, которые, суммируясь от боя к бою, в итоге сложатся уже в оперативный перевес. Но ведь и расход боеприпасов возрастёт кратно! Т.е., по идее, уже после Шталуппена Ренненкампф должен был остановиться в ожидании подвоза патронов

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить