Вождь крестьянской стихии

Июл 18 2016
+
17
-

410 лет назад началось народное восстание под предводительством Ивана Болотникова

«Мы, большевики, всегда интересовались такими историческими личностями, как Болотников, Разин, Пугачев и др. Мы видели в выступлениях этих людей отражение стихийного возмущения угнетенных классов, стихийного восстания крестьянства против феодального гнета». 

И. В. Сталин. Из беседы с немецким писателем Э. Людвигом 13.12.1931 г.

В июле 1606 года Москва напоминала вооруженный лагерь. Солдаты вкатывали на башни орудия и готовили крепость к осаде. Ежедневно в столицу прибывали отряды ратников. Власти пытались скрыть от народа правду насчет восстания, охватившего юг России. Царь Василий велел объявить, будто Москве угрожает нападение крымского хана. Но очень скоро столичное население узнало правду. Московский гарнизон готовился биться не с татарами, а с восставшим народом. 20 июля на улицах столицы появились новые подметные письма от «Дмитрия». Царские полки получили приказ подавить силой восстание в южных городах. Главным пунктом борьбы вскоре стала небольшая степная крепость Елец.

Подготовляя поход на Азов, Лжедмитрий отправил в Елец много пушек, запасы амуниции и продовольствия. Василий Шуйский пытался склонить восставший гарнизон на свою сторону. Марфа Нагая прислала в крепость брата, чтобы обличить самозванство убитого царя. Но уговоры не помогли. Тогда Шуйский послал к Ельцу воеводу Воротынского с ратью.

Движение в пользу «доброго Дмитрия» вновь возглавили жители Путивля. Понимая значение Ельца, путивляне собрали ополчение и направили его к осажденной крепости. Возглавил восстание Истома Пашков. Он окружил лагерь Воротынского, а затем наголову разбил его пятитысячную рать.

Между тем Путивль рассылал во все стороны гонцов. Призыв к восстанию не остался гласом вопиющего в пустыне. В Путивль прибыл с Украины атаман Иван Исаевич Болотников с большим отрядом запорожских казаков. Как и Истома Пашков, Болотников происходил из среды мелких детей боярских. Судьба послала ему много суровых испытаний. Нужда загнала его в кабалу на боярский двор. Но он не смирился с холопской долей и бежал к вольным казакам на дикое поле. Там счастье окончательно изменило ему. Татары захватили его в плен и продали на неволь­ничьем рынке в Турции. Несколько лет Болотников плавал на турецких галерах, прикованный цепями к скамье. Гребцов-невольников выручили моряки из Западной Европы, захватившие галеру в бою. После скитаний Болотников попал к украинским казакам и сражался под польскими знаменами против турок в Венгрии. Казаки оценили храбрость и распорядительность недавнего невольника и выбрали его атаманом.

После заключения мира с турками отряд Болотникова вернулся на Украину. По дороге атаман заехал в Самбор и виделся там с человеком, которого ему представили как спасшегося «царя Дмитрия». Обитатели самборского замка не прочь были возродить самозванческую интригу. Они дали приют Михаилу Молчанову и помогли ему мистифицировать Болотникова. Мнимый Дмитрий снабдил атамана письмами на имя Шаховского и запечатал их печатью, украденной из кремлевского дворца. 

К началу осени Болотников с запорожцами добрался до Путивля. Жители заставляли его вновь и вновь рассказывать о свидании с «добрым Дмитрием» в Польше. Восстание получило новый мощный импульс. Посадские люди провозгласили Болотникова «большим воеводой». Костяк его армии составляли люди, не обученные военному делу, но одушевленные идеей борьбы за справедливость. Из Путивля повстанческая армия выступила через Комарицкую волость к Кромам. Многие крестьяне, наспех вооружившись дубинами и топорами, последовали за атаманом. 

Армии Болотникова еще предстояло приобрести боевой опыт. Пока же она терпела неудачи в стычках с царскими воеводами. Защитники Кром признали власть Дмитрия, и у стен города немедленно появились правительственные войска. Болотников пытался прорваться на помощь восставшим. Оба войска бились с ожесточением, пролилось много крови. Исход боя оставался неопределенным. Но в царской армии нарастал разброд. Новгородские и псковские дворяне потянулись в родные края. Воевод обескуражил разгром Воротынского у стен Ельца. Опасаясь завязнуть под Кромами на всю осень, бояре отступили к Орлу. Но там вскоре обнаружилась «шатость». Восстание в Орле привело к окончательному распаду рати. Не встречая более сопротивления, Болотников предпринял наступление на Калугу. Царь Василий выслал навстречу ему своего брата Ивана Шуйского с полками и артиллерией. 23 сентября 1606 года Иван Шуйский дал бой повстанцам и помешал им переправиться за реку Угру. Войско Болотникова потеряло много людей. Но царские воеводы не сумели использовать свой успех. Повстанцы снеслись с калужанами. В приокских городах «стала смута», и Ивану Шуйскому пришлось отступить к Москве. 

После остановки в Серпухове Болотников предпринял наступление на Москву, но был разгромлен воеводой Скопиным-Шуйским на реке Пахре. 

Дворянское войско одерживало верх над болотниковцами. Но моральный перевес был на стороне восставших. Невзирая на то, что наступила глубокая осень и дороги покрылись непролазной грязью, воины Болотникова продвигались вперед. Они вновь и вновь вступали в бой с хорошо вооруженной дворянской конницей. Неудачи следовали одна за другой, но после каждой неудачи Болотников делал новый бросок к Москве. Будучи принужден отступить с поля боя, он не опускал рук, но действовал с удесятеренной энергией, приводил в порядок свою расстроенную рать, формировал новые отряды. 

По пути к столице болотниковцы громили дворянские гнезда, делили имущество. В городах над «изменниками»-дворянами учиняли всенародные судилища. Набатный звон созывал все население на площадь к «раскату» – самой высокой городской башне. Осужденного выводили наверх и после оглашения его имени и вины спрашивали народ, как с ним поступить. Народ либо прощал жертву, либо требовал смертной казни. И тогда дворянина сбрасывали с башни в ров. 

Насилия, сопровождавшие выступления масс, внушали страх дворянам, участвовавшим в восстании. Отряд служилых людей Истомы Пашкова, нанеся поражение Воротынскому, имел возможность идти от Ельца прямым путем на Тулу и Москву. Но он предпочитал вести свою особую войну, отдельно от Болотникова. От Ельца Пашков направился на север, затем свернул к Ряжску и ушел на Рязанщину. В Рязани Прокофий Ляпунов успел собрать вокруг себя значи­тельные силы. Младший рязанский воевода Григорий Сунбулов, находившийся с отрядом служилых людей в районе Тулы, объявил о своем присоединении к повстанцам. Он вернулся в родной город и объединился с Ляпуновым. 

Восставшим дворянам была чужда тяга к социальным переменам. Своей главной целью они считали свержение царя-боярина и возвращение к власти законного государя. Дворянские предводители Пашков, Ляпунов, Сунбулов щадили попавших в плен помещиков – сторонников Василия Шуйского. Их без дальних слов отсылали в Путивль, где появления «Дмитрия» ждали со дня на день. 

Пробыв некоторое время на Рязанщине, Истома Пашков занял Коломну, а затем вместе с Ляпуновым начал решительное наступление на Москву. Царь Василий выслал навстречу ему все свои полки во главе с боярами Мстиславским, Воротынским, Голицыным. На помощь к боярам поспешил Михаил Скопин, ранее действовавший против Болотникова. Царским воеводам недоставало единодушия. Их разъединяло тайное соперничество. Мстиславский и Голицын в душе не расстались с мечтами о троне и без всякого воодушевления защищали дело Шуйских.

Рать Мстиславского обладала численным превосходством. Тем не менее она не выдержала столкновения с повстанческой армией. Пашков и Ляпунов атаковали царских воевод на коломенской дороге в селе Троицком и обратили их в бегство. Было захвачено в плен несколько тысяч царских дворян и ратников. Их наказали кнутом и распустили по домам...

Шуйский потерял армию, и его падения ждали со дня на день. Восстание в южных уездах лишило столицу дешевого хлеба. Народ роптал.

«Государь не люб боярам и всей земле, – толковали люди, – между боярами и землей рознь великая, а у царя нет ни казны, ни служилых людей».

Бояре втайне помышляли о том, чтобы «ссадить» Шуйского. Пашков считал возможным догово­риться с ними и требовал лишь выдачи братьев Шуйских как главных зачинщиков мятежа против законного царя. Повстанцы делали ставку на переворот в столице. Они могли рассчитывать здесь на поддержку «меньших» людей. Совсем недавно Москву сотрясали народные выступления. Однако в критические ноябрьские дни власть имущим удалось удержать низы от восстания. Проявив обычную изворотливость, Шуйский нашел выход из, казалось бы, безвыходного положения. Он отобрал преданных ему посадских людей и послал их в качестве представителей Москвы в стан восставших. Представители посада обещали сдать город без боя при условии, что повстанцы покажут им спасшегося «Дмитрия». Болотников отнесся к их словам с излишней доверчивостью. Вместо решительных действий он слал гонцов в Путивль и настойчиво просил ускорить возвращение «Дмитрия» в Россию. Никакого Дмитрия не было и в помине, и обращения Болотникова звучали как глас вопиющего в пустыне.

Бояре перехитрили народ. Они выиграли время и дождались подхода подкреплений. Депутация, прибывшая в лагерь восставших, использовала момент, чтобы разведать силы болотниковцев и завязать тайные переговоры с дворянами, чувствовавшими себя неуютно в стане восставшего народа. Такие выдающиеся вожди дворян, как Ляпунов, при всей их ненависти к Шуйскому стали подумывать о примирении с ним. Обстоятельства властно толкали их на этот путь. Церковь помогала царю воздействовать на колеблющихся. Патриарх Гермоген стращал «лучших людей» тем, что «шпыни» побьют их и разделят между собой их имущество, их жен и детей. Принимая во внимание огромный авторитет Ляпунова, Шуйский решил пожаловать ему чин думного дворянина, хотя члены семьи Ляпуновых никогда не заседали в Боярской думе. Таким путем Шуйскому удалось привлечь Прокофия на свою сторону. 

В середине ноября Болотников попытался штурмовать Москву с юга. Бояре знали о направлении атаки и приготовились к отпору. В разгар боя Ляпунов с пятью сотнями конных рязанских дворян перешел на сторону царских воевод. Повстанцам пришлось отступить. 

Под знаменами Болотникова собрались десятки тысяч вооруженных повстанцев. Приток сил в его лагерь не прекращался ни на один день. Волны мятежа залили огромные пространства от западных границ до Среднего и Нижнего Поволжья. Однако именно в момент наивысшего подъема выявились слабые стороны движения. Повстанцы так и не смогли овладеть Москвой.

Через полторы недели после неудачного боя Болотников выслал отряд в Красное Село, чтобы в дальнейшем полностью окружить Москву. Но дворяне, находившиеся в лагере восставших, успели предупредить об этом Шуйского, и тот воспользовался разъединением сил повстанческой армии. Болотников вступил в бой с воеводами, но был отброшен к Коломенскому.

В конце ноября в Москву прибыл отряд смоленских дворян. Теперь правительство располагало достаточными силами, чтобы решиться на генеральное сражение. Все наличные силы царь подчинил двадцатилетнему племяннику Скопину, в верности которого не сомневался. 2 декабря 1606 года Скопин вступил в бой с повстанцами на поле возле деревни Котлы. Истома Пашков со служилыми людьми в разгар сечи повернул оружие против болотниковцев. Скопин воспользо­вался замешательством и довершил разгром Болотникова. Повстанцы отступили к Коломенскому и стали укреплять лагерь. Они не считали свое дело проигранным. Царские воеводы подвезли артиллерию из Москвы и три дня обстреливали болотниковцев в Коломенском. На четвертый день они заняли село. Но Болотников вырвался из кольца и с горсткой воинов ушел в Калугу. Поражение основных сил в Коломенском решило судьбу казаков, осажденных в их таборах в Заборье. Казаки вынуждены были сложить оружие. Царь Василий жестоко расправился с пленными холопами. Каждую ночь их сотнями отводили к Москве-реке, били дубинками по голове и спускали под лед.

Поражение под Москвой не сломило повстанцев. В Калуге вокруг Болотникова собрались новые силы. Болотниковцы успели укрепить Калугу. Они вбили частокол по всему валу, вычистили рвы у стен крепости. Дмитрию Шуйскому не удалось ворваться в Калугу. Более того, он потерпел сокрушительное поражение от Болотникова в двухдневном сражении 11–12 декабря. Спустя несколько дней к Калуге подошел Иван Шуйский, возобновивший осаду города. Привезенная из Москвы тяжелая артиллерия бомбардировала деревянную крепость днем и ночью. Царские ратники засыпали ров и придвинули вплотную к стенам «примет» из хвороста и дров. Болотниковцы прорыли под землею галерею и взорвали на воздух «примет» с находившимися там воинами. В стане братьев Шуйских началась страшная паника. Смелая вылазка из крепости довершила успех восставших. В руки Болотникова попала вся осадная артиллерия и много добычи…

В мае 1607 года Шуйский, собрав огромную рать, лично возглавил поход на Тулу. Четыре месяца повстанцы успешно обороняли город, совершали дерзкие вылазки и громили дворян. Осаждав­шие не могли взять Тулу силой. Тогда они выстроили запруду на реке Упе и затопили осажденный город. Среди бояр «царевича» Петра начался разброд. Восставшие упрятали в тюрьму Григория Шаховского. Болотников убеждал население не сдавать крепость до последней возможности. «Если вам нечем будет питаться, – говорил он тулякам, – я отдам вам на съедение свой труп». Но положение в городе становилось все более отчаянным. Запасы продовольствия, уцелевшие после наводнения, были съедены. Смерть принялась косить войска и население.

Чтобы спасти жизнь уцелевшим ратным людям, Болотников решил прекратить сопротивление. Шуйский клятвенно обещал не причинять вреда сдавшимся тульским сидельцам. 

10 октября 1607 года Тула открыла ворота перед царскими воеводами. Василий Шуйский распустил пленных по домам. Однако многие из повстанцев были удержаны в его лагере, а затем разосланы в заточение по городам. «Царевича» Петра увезли в Москву и там казнили, а Болотникова отправили в ссылку в Каргополь. В пути дворяне грозили пленнику тем, что закуют его в цепи и затравят. Тот гордо отвечал: «Я скоро вас самих буду заковывать и в медвежью шкуру зашивать». Что касается его отношения к «доброму» царю Дмитрию, оно претерпело перемены. В течение многих месяцев Болотников обращался с настойчивыми призывами о помощи к тому, кто вручил ему командование повстанческой армией. В Туле он понял наконец, что мнимый Дмитрий бросил его на произвол судьбы. И Болотников признал всенародно, что не может сказать точно, истинный или мнимый царь тот человек, которому он присягнул в Самборе.

Дворянам Болотников внушал страх даже в заточении. В итоге царь Василий приказал сначала ослепить его, а несколько позже – «посадить в воду».

Властям удалось удержать от выступления столичный посад. В стороне от восстания остались Новгород Великий, Казань, Смоленск и некоторые другие крупные города…

Руслан СКРЫННИКОВ


ОБ АВТОРЕ: Руслан Григорьевич СКРЫННИКОВ (1931–2009) – советский историк, доктор исторических наук, профессор Ленинградского университета. Автор значительного числа исследований в области отечественной истории XVI–XVII веков. Публикуемый очерк – глава из книги «Смута в России в начале XVII в.».


Источник: http://www.sovross.ru/articles/1405/24574

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Thu, 21/07/2016 - 13:07.

yes!!! Шуйский сам-то - тот ещё самозванец-самовыдвиженец! Настоящим царём его никто не считал. Странно, что у Святого князя Александра Ярославича Невского такой шелудивый потомок оказался. А вот Скопина-Шуйского реально жалко.

Cirno's picture
Submitted by Cirno on Thu, 21/07/2016 - 05:49.

/del

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Tue, 19/07/2016 - 03:10.

А чем Болотников лучше других сторонников Лжедмитрия II? Социальным происхождением? Так тут ему и в этом отказано.

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Cirno's picture
Submitted by Cirno on Thu, 21/07/2016 - 05:49.

Чем лучше представитель народного и освободительного движения чем государственного и захватнического?
По моему, очевидно.

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Fri, 22/07/2016 - 02:24.

Типа Истома Пашков из Японии приехал? Ну ну.

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Cirno's picture
Submitted by Cirno on Fri, 22/07/2016 - 05:26.

Лжедмитрий поддерживался польскими войсками
А из Японии приезжал полковник Акаси (поддержать народно-освободительное движение в России - причем без каких либо государственно-захватнических целей)

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Fri, 22/07/2016 - 15:19.

А из Японии приезжал полковник Акаси (поддержать народно-освободительное движение в России - причем без каких либо государственно-захватнических целей)

О как! А про Карафуто вы, я так полагаю, не слышали? 

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Cirno's picture
Submitted by Cirno on Fri, 22/07/2016 - 19:11.

Lost in time? Деньги Акаси передавал уже после войны, когда Куйэ уже... Южную половину передали по портсмутскому договору, а северную царский режим так бросил.
А ведь казалось бы - какая ему разница, будет народ в соседнем, уже побежденном, государстве свободным или нет

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Sat, 23/07/2016 - 06:01.

Lost in time? Деньги Акаси передавал уже после войны, когда Куйэ уже...

Девушка, вы не врать в принципе не можете? Скажите еще что парижская конференция была после портсмута.

А ведь казалось бы - какая ему разница, будет народ в соседнем, уже побежденном, государстве свободным или нет

Нашли борца, за свободу ничего не скажешь. 

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Cirno's picture
Submitted by Cirno on Mon, 25/07/2016 - 15:19.

st.matros пишет:
Нашли борца, за свободу ничего не скажешь
Ага, не нравится?
Цитата:

Развитие политического кризиса в России всего более зависит теперь от хода войны с Японией. Эта война всего более разоблачила и разоблачает гнилость самодержавия, <...> всего более истерзывает и толкает на восстание исстрадавшиеся народные массы, от которых эта преступная и позорная война требует таких бесконечных жертв
В. И. Ленин, "Самодержавие и пролетариат"


st.matros пишет:
вы не врать в принципе не можете?
Ровно наоборот. Ведь именно вам пришло в голову сравнять борца за освобождение с ставленником захватнической политики соседнего государства, зачем-то приплести Страну Восходящего Солнца, попытатся очернить всех борцов за свободу народа, от Спартака до ЧеГевары, тем, что у некоторых у них были "спонсоры", а под конец и вовсе смешать этих спонсоров с борцами...
Кстати, с Куйэ и парижской конференцией вы также сели в лужу - и опять в том числе и по принципу причинности

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Tue, 26/07/2016 - 02:17.

Ага, не нравится?

А что тут может понравится? Мне вообще не нравятся люди выступающие за поражение своей страны. 

Мне больше по душе другая цитата. 

Свою агрессию против нашей страны Япония начала ещё в 1904 году во время русско-японской войны.Как известно, в феврале 1904 года, когда переговоры между Японией и Россией ещё продолжались, Япония, воспользовавшись слабостью царского правительства, неожиданно и вероломно, без объявления войны, напала на нашу страну и атаковала русскую эскадру в районе Порт-Артура,

...

Как известно, в войне с Японией Россия потерпела тогда поражение. Япония же воспользовалась поражением царской России для того, чтобы отхватить от России южный Сахалин,утвердиться на Курильских островах и, таким образом, закрыть на замок для нашей страны на Востоке все выходы в океан  и следовательно, также все выходы к портам советской Камчатки и советской Чукотки. Было ясно, что Япония ставит себе задачу отторгнуть от России весь её Дальний Восток.

«Но поражение русских войск в 1904 году в период русско-японской войны оставило в сознании народа тяжелые воспоминания. Оно легло на нашу страну черным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня. И вот, этот день наступил».

 И. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского народа, ОГИЗ, Москва, 1947, С.203-208

Ведь именно вам пришло в голову сравнять борца за освобождение с ставленником захватнической политики соседнего государства, зачем-то приплести Страну Восходящего Солнца, 

Вы девушка как обычно несете чушь. Болотников ровно такой же наймит очередного самозванца как и многие другие деятели Смутного времени. Японию я употретребил как пример страны не имеюещей отношения к происходившим событии. Кто же знал что феечки обидятся, а уж вы незнамо зачем приплели Акаси. А уж Че со Спартаком это просто шедевр демагогии!

вы также сели в лужу

Я не мог туда сесть при всем желании, вы заняли ее целиком:))) 

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Вадим Петров's picture
Submitted by Вадим Петров on ср, 24/08/2016 - 07:36.

st.matros пишет:

... Мне вообще не нравятся люди выступающие за поражение своей страны. 

Мне тоже не нравятся, такие люди, но ... еще больше мне не нравятся те, кто на словах патриот, а на деле делает для поражения своей страны больше, чем любой враг.

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

st.matros's picture
Submitted by st.matros on ср, 24/08/2016 - 07:57.

Коллега, у вас по теме поста есть что-нибудь?

старший матрос на флоте как генерал в пехоте

Cirno's picture
Submitted by Cirno on ср, 24/08/2016 - 07:02.

st.matros пишет:
феечки обидятся
Как-то уж очень двусмысленно выглядят ваши слова про обиду на фоне другой цитаты о том, как старательно 50 лет терпели обиду, пока белые люди не пришли и не сделали все. Тогда конечно, присоединились и припомнили
st.matros пишет:
Мне больше по душе
О, как приперло, сразу о душе вспомнили. Однако вот в чем загвоздка-то. По результатам экспериментов над бревнами в человеческой деревне на берегу Туманного озера выяснилось, что у людей нет души. Совсем. Понимаете, у эльфов, йокаев, и даже лягушек - есть, а у людей - нет!
st.matros пишет:
Японию я употретребил как пример страны не имеюещей отношения к происходившим событии
Что не помешало вам тут же объявить РЯВ куйезахватнической. Просто напомню: в начале того века джентельмены колониальные державы (и примкнувшая к ним Далекая Северная Страна) договорись поделить оставшийся восточный кусочек Азии. Кусочек был не то чтобы большой, и явно не завидный - особенно для той самой страны с огромными неосвоенными просторами еще у себя - но вот почему-то кто-то не только залез в чужую тарелку, но еще и в ответ на замечание, устроился в ней с ногами. Именно за восстановление status quo и шла война, а вовсе не за захват Карафуто. Кто ж знал (кроме Ленина) что царский режим окажется настолько гнилым!
Кстати, захоронения в священной долине Ямато оказались именно кагуревскими, то есть для той Японии полуостров был примерно тем же, что и для современной России - Киевская русь
В завершении надеюсь, вы не будете плескатся в этой своей луже и не будете рассказывать сказок о Квантунской Армии - ведь судя по имени, вы флотофил и должны знать, что к тому моменту у Японии уже не было достаточно кораблей, чтобы перевезти ее в метрополию

st.matros's picture
Submitted by st.matros on ср, 24/08/2016 - 07:12.

старший матрос на флоте как генерал в пехоте