18
9

С Днем Победы, уважаемые коллеги! С праздником победы в Великой Отечественной Войне! И по случаю 9-го мая — традиционно, новый АИ-материал:

Содержание:

В 1984 году на волне серии тяжелых поражений UNITA в Анголе, правительство Южноафриканской Республики заняло более враждебную позицию по отношению к MPLA и поддерживающим движение социалистическим странам. Непрерывное прибытие в Анголу кубинских подразделений и активная техническая и финансовая помощь со стороны СССР создали реальную угрозу того, что UNITA может проиграть эту войну. Правящие круги ЮАР опасались, что вслед за триумфом MPLA в Анголе последует вооруженная интервенция в подконтрольную африканерам Намибию, и активные выступления против режима апартеида в самой ЮАР.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

В июле 1984 года, стремясь нарушить поставки оружия и снаряжения про-социалистическим силам в Анголе, правительство ЮАР отдало приказ о начале операции ICEBLOCK – блокированию морского траффика у побережья Анголы. Фактически, это означало развязывание неограниченной морской и воздушной войны против «недружественного» судоходства. Уже 4 июля южноафриканские самолеты обстреляли и повредили кубинский сухогруз в 100 милях к западу от Луанды. 8 августа югославский танкер «Dion» был торпедирован «неопознанной» субмариной и только с большим трудом смог добраться до порта.

Южноафриканское правительство, видимо, рассчитывало, что подобные операции вынудят СССР сократить поддержку MPLA, и позволят UNITA переломить ход гражданской войны. Но 14 июля южноафриканцы допустили фатальную ошибку: из-за навигационной ошибки истребители-бомбардировщики атаковали исландское грузопассажирское судно «Turfiol», шедшее под панамским флагом. Пораженное двумя бомбами, судно получило тяжелые повреждения, несколько пассажиров погибло.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Инцидент «Turfiol» поднял новую волну международного возмущения. На экстренном заседании совета безопасности ООН, абсолютным большинством голосов была принята резолюция 583, осуждающая южноафриканские действия. Так как представитель ЮАР продолжал настаивать, что «операции у берегов Анголы имеют ключевое значение для безопасности Республики», 17 июля советский представитель заявил, что ввиду «агрессивных и безумных» действий ЮАР, советские вооруженные силы берут на себя ответственность за безопасность судоходства в обозначенном «безопасном коридоре» возле Луанды.

18 июля, 5-я оперативная эскадра, на тот момент зашедшая с визитом в Танжер, получила срочный приказ направиться к побережью Анголы и обеспечить безопасность судоходства в регионе. Крупнейшим кораблем эскадры был только что вернувшийся из ремонта ТАВКР «Киев», авианесущий крейсер проекта 1143, несущий на борту 16 истребителей-бомбардировщиков Як-38М и 18 противолодочных вертолетов. Советское командование возлагало на него особенные надежды, так как в целом, операции по установлению контроля над морем не были стандартной частью советской военно-морской доктрины. Назначен командовать эскадрой был (после некоторой кадровой суматохи) вице-адмирал Павел Росохин, известный и как компетентный морской офицер, и как автор нескольких работ по тактике применения авианосных соединений ВМФ США.

Состав советских сил

5-я оперативная эскадра:

  • • ТАВКР «Киев» (флагман)
  • • РКР «Вице-адмирал Дрозд» (проект 1134)
  • • БПК «Маршал Тимошенко» (проект 1134-А)
  • • БПК «Стройный» (проект 61МП)
  • • ЭМ «Современный» (проект 956)

7-я оперативная эскадра:

  • • КР «Мурманск» (проект 68-бис)
  • • БПК «Жгучий» (проект 57-А)
  • • БПК «Бойкий» (проект 57-А)
  • • БПК «Упорный» (проект 57-А)
  • • РКР «Севастополь» (проект 1134)
вернуться к меню ↑

1 августа

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Днем 1-го августа 5-я оперативная эскадра в полном составе прибыла в намеченный сектор операции. С ТАВКР и БПК поднялись противолодочные вертолеты, начавшие методичное прочесывание «безопасного коридора». РКР «Вице-адмирал Дрозд» и ЭМ «Современный» осуществляли непосредственное сопровождение и охрану гражданских судов. В середине дня вертолетами было обнаружено минное поле, выставленное к северо-востоку от Луанды. Границы поля немедленно обозначили буйками и радиобакенами, и штаб флота направил предупреждение иностранному судоходству. Минные постановки в последующие дни планомерно ликвидировали подрывными зарядами.

Южноафриканцы поначалу избегали прямых столкновений с советским соединением, ограничиваясь лишь пролетами патрульных «Канберр». Однако это положение не продержалось долго.

Вечером 2 августа южноафриканский противолодочный самолет «Шэклтон» появился в зоне ответственности эскадры и был обнаружен радаром «Киева». Поскольку он представлял явную опасность для оперирующих советских субмарин, вице-адмирал Росохин приказал поднять с палубы дежурный Як-38М и выполнить перехват.

Самолет лейтенанта Гаринова, ориентируясь по радару «Киева», быстро настиг южноафриканский самолет. Пилот транслировал в эфир приказ покинуть зону боевых действий, ответа на который (так же как и на предыдущие вызовы с носителя) не последовало. Затем Як-38М обогнал «Шэклтон» и выпустил очередь трассеров из подвесной авиапушки перед кабиной. Снова никакой реакции.

Горючее на борту Як-38М быстро подходило к концу, и лейтенант Гаринов, понимая, что должен будет скоро вернуться на корабль, запросил разрешения атаковать цель. После короткой паузы, командир авиагруппы разрешение дал, но приказал дождаться подтверждения от адмирала Росохина, на что ушло еще несколько минут. Наконец, адмирал Росохин подтвердил приказ, и лейтенант Гаринов выпустил две ракеты Р-60. «Шэклтон» сбросил инфракрасные ловушки и попытался уклониться маневром, но обе ракеты поразили цель. Одна вывела из строя оба правых двигателя, вторая разорвалась в задней части фюзеляжа. Подбитый «Шэклтон» тут же начал терять высоту, и, несмотря на все усилия экипажа, упал в море. Его экипаж был подобран советскими вертолетами.

вернуться к меню ↑

2 августа: первые воздушные бои

Стремясь воспрепятствовать советским операциям, южноафриканцы начали рейды истребителей «Мираж», направленные против советских противолодочных вертолетов и самолетов. Около 10 часов утра два самолета «Мираж III», игнорируя многочисленные предупреждения, вошли в зону операции и, включив БРЛС, прошли в ней около 200 километров, после чего отвернули.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

В 11.45, еще одна пара «Миражей» вторглась в воздушное пространство флота, вынудив противолодочные вертолеты искать спасения у своих кораблей. После этого инцидента вице-адмирал Росохин распорядился использовать палубные истребители-бомбардировщики Як-38М для прикрытия противолодочных самолетов и вертолетов. Пара истребителей постоянно находилась на стартовых позициях «Киева» в готовности к взлету. РКР «Вице-адмирал Дрозд» и БПК «Стройный» заняли посты у южной границы зоны операции, играя роль кораблей передового радиолокационного дозора.

В 13.50 два «Миража», пытавшихся проникнуть в воздушное пространство зоны операции, были обнаружены поисковой РЛС РКР «Вице-адмирал Дрозд». Навстречу им поднялись два Як-38М, которые успешно перехватили «Миражи» на подходе. Встретившись с воздушным противником, южноафриканцы немедленно отвернули и отступили.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

В 14.25, противолодочный вертолет Ка-25 с «Киева» был атакован и сбит истребителем «Мираж», выпустившим по нему две ракеты «Мэджик». Весь его экипаж погиб. Это были первые боевые потери советского флота у берегов Анголы. Палубные «Яки» попытались перехватить «Мираж», но тот, используя преимущество в скорости, уклонился от атаки.

В это же время произошел «случай с призрачной субмариной». В 14.48, гидроакустики «Киева» внезапно зафиксировали акустический контакт на глубине примерно 50 метров менее чем в десяти километрах от авианесущего крейсера. Решив, что имеет дело с южноафриканской субмариной в засаде, командир «Киева» распорядился немедленно увеличить скорость, разорвать дистанцию и атаковать цель ПЛУР «Вихрь-М» (с конвенционными боевыми частями). Две ракеты были запущены по предполагаемой «субмарине», но взрывов не последовало; вслед за чем противолодочные вертолеты и БПК «Стройный» почти четыре часа обшаривали район атаки, не найдя ничего. В итоге, весь инцидент был сочтен следствием некой случайной аномалии.

Около 17 часов, патрулирующий в поисках подводных лодок Ту-142 был перехвачен двумя истребителями «Мираж». Патрульный самолет срочно отвернул к «Киеву», от которого навстречу поднялись два дежурных Як-38М. Южноафриканцы проявили неожиданную агрессивность, и вместо того, чтобы отвернуть, продолжили идти на сближение. С дистанции 8 километров «Як» лейтенанта Гаринова выпустил две УРВВ Р-60М по ведущему «Миражу»; тот резко отвернул, перешел на сверхзвук и разорвал дистанцию. Второй «Мираж», также перейдя на сверхзвук, вышел в хвост ведомому «Яку» (лейтенант Карпеченко) и выпустил ракету «Мэджик». Карпеченко тут же сбросил тепловые ловушки и перешел в пикирование, уклоняясь от ракетной атаки. Вслед за этим, «Миражи» – видимо, из-за нехватки топлива – разорвали огневой контакт и отступили.

В 18.30, еще одна пара “Миражей” попыталась перехватить тот же патрулирующий Ту-142, но была успешно перехвачена по радарному наведению с «Киева». Южноафриканские истребители выпустили две УРВВ с предельной дистанции, после чего поспешно ретировались.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

В воздушных дуэлях, главным преимуществом советских Як-38М была возможность использовать новые ракеты Р-60М, имевшие охлаждаемую головку самонаведения и способные (ограниченно) захватывать цель со встречных курсов. Главным же недостатком было отсутствие БРЛС – ставившее самолеты в полную зависимость от центра управления на авианосце – и ограниченный радиус действия. Время патрулирования даже с ПТБ не превышало 1,5 часов. Южноафриканские истребители, со своей стороны, были вооружены только старыми французскими ракетами «Мэджик», пригодными только для запусков вдогонку. Кроме того, их сверхзвуковые истребители «Мираж III» были вынуждены действовать почти на пределе своей дальности и не располагали сколько-нибудь существенным запасом времени на станции, чтобы реализовать свои преимущества в скорости и маневренности.

Ночью с 2-го на 3-е августа «Киев» и другие корабли пополнили запасы горючего с танкера снабжения «Днестр».

вернуться к меню ↑

3 августа: дуэль подводных лодок

3-го августа южноафриканцы интенсифицировали воздушную войну. С утра, около 10 часов, очередная пара «Миражей» приблизилась к советским противолодочным вертолетам. Пара Як-38М вылетела на перехват. «Миражи» проявили настойчивость и попытались зайти в хвост советским истребителям; обе стороны обменялись ракетами – безрезультатно.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

В 13.35, пара «Буканьеров», вооруженных НУРС и свободнопадающими бомбами, атаковала кубинский сухогруз, шедший в охранении БПК «Бойкий» из состава 7-ой оперативной эскадры. Пройдя на малой высоте, «Буканьеры» выпустили по сухогрузу залп НУРС, добившись двух попаданий, ранивших нескольких моряков. «Бойкий» в ответ открыл огонь из зенитных автоматов, заставив бомбардировщики резко отвернуть, и выпустил зенитную ракету В-611 (которая, впрочем, промахнулась из-за сбоя сопровождения). Прибывшие по тревоге патрульные самолеты Як-38М отогнали южноафриканцев. Один Як-38М при возвращении на палубу упал в воду из-за нехватки топлива; пилот катапультировался и был подобран вертолетом.

Около 15 часов, еще одна пара «Миражей» попыталась атаковать патрулирующий Ту-142, но была обнаружена и своевременно перехвачена. На этот раз Як-38М удалось, используя радарное наведение с «Киева», занять удачную позицию и застать южноафриканцев врасплох. Один из «Миражей» немедленно перешел на сверхзвук и вышел из боя; второй замешкался и был сбит ракетой Р-60М. Это был первый истребитель, сбитый советскими палубными летчиками в воздушном бою. После этого южноафриканцы временно прервали действия авиации.

Около 19 часов, атомная подводная лодка К-481 (проект 671М), выполнявшая патрулирование на перископной глубине, уловила слева и позади от себя шум винтов. Хотя командир К-481 знал, что других советских субмарин не должно находиться в секторе, он опасался допустить ошибку и поэтому приказал вывести реакторную установку на полную мощность и повернуть так, чтобы просканировать неопознанный контакт своей носовой ГАС.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Неопознанным контактом оказалась южноафриканская субмарина «Мария ван Риебек»”, тип «Дафнэ», находившаяся в районе еще с конца июля. Когда К-481 повернула и начала сканировать южноафриканскую субмарину, та – видимо, опасаясь последующей атаки – выпустила самонаводящуюся торпеду. Услышав шум пуска, К-481 быстро развила полный ход и отвернула прямо от цели, выпустив в ее направлении две самонаводящиеся торпеды. Торпеда (предположительно французского типа L5 Mod 3) шла на 33 узлах, и через несколько минут погони безнадежно отстала. Торпеды К-481 также не достигли цели. Отойдя на безопасное расстояние, К-481 сбавила ход, и, поднявшись на перископную глубину, передала сообщение о враждебном контакте.

На сцену явились три вертолета Ка-25, которые начали интенсивное прочесывание сектора своими опускаемыми ГАС. Чуть позже к действию присоединились два самолета Ил-38, сбросившие гидроакустические буи. Хотя южноафриканская субмарина сбавила ход и соблюдала тишину, в 18.08 один из вертолетов уловил слабый шум, предположительно связанный с фильтрацией воздуха через крышку торпедного аппарата. Незамедлительно по пеленгу сигнала был сброшен ряд активных противолодочных буев, один из которых засек «Марию» на глубине 120 метров. Вслед за этим, вертолеты Ка-25 сбросили на «Марию» четыре глубинные бомбы. Уклоняясь от атаки, «Мария ван Риебек» вынужденно увеличила скорость и тем самым подставилась под удар К-481, которая с дистанции 35 километров выпустила две противолодочные ракеты из своих носовых аппаратов. Акустическая аппаратура подлодки уловила отзвук мощного взрыва. Находившийся рядом БПК «Маршал Тимошенко» также выпустил по предполагаемым координатам нахождения субмарины ракето-торпеду «Раструб», за чем последовал еще один подводный взрыв.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Вскоре после этого пилот палубного вертолета Ка-25, зависшего над местом атаки, доложил: «Вижу масляное пятно и обломки». Магнитометрическое обследование дна выявило два крупных металлических объекта, примерно сопоставимых с половиной длины субмарины типа «Дафнэ», лежащих на глубине 230 метров приблизительно в полукилометре друг от друга. Проведенное в 1987 году обследование при помощи спускаемых аппаратов подтвердило, что обломки принадлежат южноафриканской субмарине.

Вечером патрульные истребители Як-38М прогнали из зоны операции оснащенный радаром бомбардировщик «Канберра», вероятно, пытавшийся установить судьбу пропавшей субмарины.

вернуться к меню ↑

4 августа: обстановка нагнетается

Потеря субмарины, очевидно, разозлила южноафриканское командование. Если раньше южноафриканцы воздерживались от прямых атак на советские корабли, то теперь эти ограничения были полностью отброшены. Помимо регулярных визитов «Миражей», они также начали использовать ударные самолеты – штурмовики «Блэкберн Буканьер» и оснащенные ПКР бомбардировщики «Инглиш Электрик Канберра» – для ударов по транспортам и сопровождающим их военным кораблям.

В середине дня южноафриканское «рыболовецкое судно», оснащенное подозрительно мощным для своего назначения радаром, вошло в зону операции. Вскоре после этого противолодочный самолет Ил-38, совершавший патрулирование, был внезапно атакован парой истребителей «Мираж», приблизившихся на малой высоте и выпустивших по нему две УРВВ «Мэджик». Одна ракета попала в правое крыло самолета, выведя из строя один из двигателей, и пробила осколками топливопроводы. Поврежденный противолодочник, теряя топливо, с трудом сумел добраться до Луанды. Поднятые по тревоге Як-38М были сами перехвачены неожиданно появившейся второй парой «Миражей» и с большим трудом сумели отогнать неприятеля.

Преисполнившись вполне обоснованных подозрений относительно роли «рыболовецкого судна», вице-адмирал Росохин приказал остановить и досмотреть его. Вылетевший с «Киева» вертолет приблизился к «рыболову» и потребовал от такового остановиться и принять на борт досмотровую команду. В ответ, «рыболов» увеличил ход и направился прямо на юг. Попытавшийся сблизиться вертолет был обстрелян из крупнокалиберного пулемета, после чего было принято решение возможно скорее потопить корабль-наводчик. Вылетевшее с «Киева» звено Як-38М атаковало «рыболова» НУРС С-8 и авиабомбами ФАБ-250, добившись двух прямых попаданий. «Рыболов» почти немедленно пошел ко дну; спасательные вертолеты подобрали с воды двенадцать моряков, у одного из которых нашли документы офицера ВВС ЮАР.

В ответ на это, около 15 часов, звено бомбардировщиков «Буканьер» в сопровождении двух истребителей «Мираж» атаковали сухогруз «Братство», шедший из Луанды в сопровождении БПК «Упорный» и кубинского сторожевого корабля «Mariel». С дистанции около 10 километров «Буканьеры» выпустили две ракеты AS-30 по сухогрузу; «Упорный» сбил одну ракету залпом ЗРК М-1 «Волна», вторая промахнулась (кубинские источники утверждают, что вторая ракета была уничтожена выстрелом ЗРК «Оса-М» с борта «Mariel»). Затем «Буканьеры» атаковали сам «Упорный», сбросив на него восемь 250-кг бомб, одна из которых попала в правый борт корабля. Взрыв привел к сильному затоплению, гибели десяти и ранению еще восемнадцати моряков, «Упорный» временно лишился хода. Один «Буканьер» был поврежден заградительным огнем и, по ряду данных, рухнул в море, не дотянув до базы.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Прибывшие по сигналу тревоги патрульные Як-38М попытались отогнать «Буканьеры», но были перехвачены «Миражами». Произошла интенсивная воздушная дуэль, в ходе которой один «Мираж» был сбит ракетой Р-60М, но второй, впустую расстреляв ракеты, сумел зайти в хвост самолету лейтенанта Емельянова и подбил его двумя очередями автопушки. Пилот катапультировался и был подобран «Mariel».

На помощь «Упорному» и «Братству» срочно подошли «Киев» и «Стройный». Ремонтные команды ТАВКР помогли БПК справится с затоплением и восстановить работу силовой установки корабля. Як-38М организовали непрерывное воздушное патрулирование над местом спасательной операции и в 17.25 отогнали оснащенный радаром бомбардировщик «Канберра», пытавшийся приблизиться к кораблям.

Около 19 часов разведывательный бомбардировщик «Канберра» на большой высоте вошел в зону операции и включил свой поисковый радар. Перехватчики срочно поднялись в воздух и отогнали бомбардировщик, однако, порядка 20.30, он появился снова, на этот раз в сопровождении двух истребителей. Два Як-38М попытались выполнить перехват, но ввиду слабой приспособленности для ночных полетов, не справились с задачей. Один из них сломал шасси, выполняя посадку в ночных условиях, и оставался в ремонте до конца кампании.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Вслед за этим, в 21.05, две «Канберры», снаряженные ракетами «Skerpioen», в сопровождении двух истребителей вторглись в воздушное пространство и решительно двинулись на советскую эскадру. Сблизившись с советским ордером, «Канберры» выполнили «подскок» до высоты 12 000 метров, выпустили по две ракеты каждая и немедленно отвернули, уходя зигзагом и сбрасывая диполи. Двигатель одной ракеты не включился, и она упала в море. Остальные три устремились на советские корабли.

На советской эскадре объявили боевую тревогу. БПК «Стройный» задействовал бортовые средства РЭБ, ставя шумовую помеху на предполагаемых частотах действия ГСН ракет. «Киев» и «Маршал Тимошенко» развернулись бортом, стремясь навести на ракеты максимальное количество ЗРК, и запустили перед собой ложные дезинформирующие цели комплексами ПК-2. После того как действия ЗРК кораблей были синхронизированы, эскадра открыла заградительный огонь с дистанции в 30 километров.

Ракеты «Skerpioen» – приспособленная для воздушного пуска версия израильской «Gabriel III» – двигались на очень малой высоте над морем, что затруднило применение против них ЗРК «Шторм». Вероятно, также сказалась завеса диполей, сброшенных южноафриканцами для прикрытия ракетной атаки. Общим счетом, было выпущено десять ракет B-611 (шесть с «Киева» и четыре с «Маршала Тимошенко»), но попаданий достигнуто не было. Сблизившись с кораблями на 15 километров, ракеты включили свои ГСН; одна почти сразу «поймала» помеху и резко отвернула в сторону. Две другие продолжили движение на советские корабли, которые открыли огонь из ЗРК «Оса-М» и автоматической артиллерии. Первая ракета была подбита близким разрывом ЗУР и затем добита установками АК-725 в пяти километрах от «Маршала Тимошенко». Вторая, нацелившись на ложную цель за кормой «Маршала Тимошенко», прошла менее чем в двух километрах мимо «Киева» и была расстреляна установками АК-630 авианесущего крейсера.

вернуться к меню ↑

5 августа: решающее воздушное сражение

Продолжающиеся воздушные атаки южноафриканцев создавали непрерывную угрозу для действий советского флота, нарушали противолодочные операции. Чтобы справиться с проблемой, вице-адмирал Росохин решил перехватить инициативу у противника, подстроив ему тщательно спланированную ловушку.

Утром 5 августа патрульная «Канберра» в сопровождении двух истребителей «Мираж» приблизилась к советскому периметру. На этот раз советские истребители намеренно промедлили с перехватом и позволили «Канберре» своим поисковым радаром достоверно засечь «Киев» – после чего, наконец, с «Киева» поднялись два Як-38 и заставили южноафриканцев отступить.

Вслед за этим «Киев» перешел в режим полного радиомолчания и полным ходом двинулся на северо-восток, удалившись примерно на 100 километров от исходной позиции. Занявший его место БПК «Стройный» вел интенсивную радиоигру в эфире, успешно имитируя переговоры авианосной группы и непрерывно обшаривая горизонт своим поисковым радаром. На его борту был развернут запасной командный пункт управления авиацией. Большой противолодочный корабль «Маршал Тимошенко» и ракетоносный эсминец «Современный» в режиме полного радиомолчания заняли разнесенные на 60 километров позиции в 120 километрах к юго-востоку от «Стройного». Эти два корабля играли роль т.н. «ракетного капкана». Ракетный крейсер «Вице-адмирал Дрозд», не имевший современного зенитного вооружения, занял позицию на восточном фланге в роли радарного патруля.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Около 11.00, южноафриканцы выслали в бой свои основные силы – шесть штурмовиков «Блэкберн Буканьер», вооруженных ракетами AS-30 и НУРС (ведущие штурмовики несли УРВВ AIM-9), четыре бомбардировщика «Инглиш Электрик Канберра», вооруженных ракетами «Skerpioen», и два истребителя «Мираж III» с ПТБ в качестве прикрытия. План атаки предполагал, что «Канберры» пройдут к целям на высоте, отвлекая на себя истребители прикрытия, и запустят ракеты с большой дистанции по кораблям охранения. В это время идущие на малой высоте «Буканьеры» проскочат рубежи ПВО и двумя волнами атакуют авианосец.

Взлет самолетов не остался незамеченным советскими средствами РТР, и эскадра приготовилась к действию. Около 12.50 летящие на большой высоте «Канберры» были замечены РЛС крейсера «Вице-адмирал Дрозд», который передал сигнал тревоги, но брать самолеты на сопровождение не стал, выполняя лишь визуальное отслеживание. Вектор приближения самолетов выводил их точно под атаку «Маршала Тимошенко», и когда неприятель достиг оптимальной позиции – была передана команда открыть огонь.

«Маршал Тимошенко» включился в действие, активировав свои радары и зенитно-ракетные комплексы «Шторм». Это оказалось полной неожиданностью для южноафриканских самолетов, шедших с выключенными радарами. За время огневого контакта «Маршал Тимошенко» произвел четыре двухракетных залпа, сбив две «Канберры» и выведя из строя близким разрывом третью. Четвертая «Канберра» сумела резким снижением уклониться от ракет B-611, и, хотя и имела легкие осколочные повреждения, стремительно ушла за горизонт. Затем «Маршал Тимошенко» переключился на «Миражи» и послал в них еще один двухракетный залп, не достигший цели, но заставивший истребители резко отвернуть.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Внезапная атака и гибель ракетоносных «Канберр» полностью застала южноафриканцев врасплох, смешав их планы. Тем не менее, идущие на малой высоте эскадрильи «Буканьеров» продолжили атаку, достаточно логично исходя из того, что любая задержка или перемена планов только приведет к еще большим потерям. Первые звенья Як-38 уже поднялись по тревоге с «Киева», когда «Буканьеры» достигли позиции «Стройного». После минутного замешательства (связанного с тем, что целью оказался все-таки не крейсер), южноафриканцы перестроились для атаки.

Два «Буканьера» выполнили отвлекающий заход, оттягивая на себя внимание ПВО «Стройного». БПК взял их на сопровождение и выпустил по ракете из ЗРК «Волна-М» в каждый; заметив пуски, южноафриканцы немедленно отвернули и ушли на форсаже. В этот момент еще два «Буканьера» устремились на корабль. Сблизившись на восемь километров, они выпустили по ракете AS-30 и продолжили боевой заход.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

В ответ «Стройный» открыл огонь из автопушек АК-726. «Буканьеры» были вынуждены начать уклоняться от обстрела, что сбило прицел операторам; обе AS-30 прошли мимо, одна при этом была расстреляна автопушками АК-630. Однако вслед за этим в СУО «Стройного» произошло короткое замыкание, из-за чего корабль временно утратил радарный контроль вооружения – чем и воспользовались «Буканьеры», атаковав корабль свободнопадающими авиабомбами. Одна промахнулась, подняв огромный фонтан воды у борта «Стройного», вторая поразила корабль в носовую оконечность. Взрыв бомбы вывел из строя носовую АУ корабля и убил четырех матросов, еще трое получили ранения. Второй «Буканьер» выполнить бомбовую атаку не смог, так как был подбит очередью кормовой автопушки и затем добит зенитной ракетой.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Оставшееся звено «Буканьеров» как раз собиралось повторить заход, когда к месту действия прибыло сначала патрульное звено Як-38, и затем, практически одновременно, срочно поднятые с «Киева» подкрепления. По словам одного из южноафриканских пилотов, “воздух буквально заполнился «Яками», которые пикировали, взмывали вверх, и пускали свои тепловые ракеты со всех направлений”. Один из «Буканьеров» был сбит в первую же минуту воздушного боя. Остальные яростно маневрировали, пытаясь уклониться от противника. Вооруженный УРВВ «Буканьер» лейтенанта Ван Кристиаанена выпустил «Сайдуиндер» в «Як», пристроившийся в хвост его ведомому; не попал, но вынудил советского пилота прекратить атаку. Лидер второго звена, лейтенант Дорм был не столь удачлив: выйдя в лобовую атаку на ведущий Як-38, он безрезультатно выпустил свои «Сайдуиндеры» и практически тут же был поражен ракетой Р-60М. Дымящийся штурмовик с выведенным из строя левым двигателем сумел выйти из боя, но через несколько минут потерял управление и упал в море.

Уцелевшие «Буканьеры» начали быстро отступать, стреляя ракетами SNEB в надежде отпугнуть советских пилотов. Ван Кристиаанен, успешно уклонившийся от двух атак, вновь вступил в действие и взял на прицел «Як» лейтенанта Алинова, летевший низко над водой. Тщательно прицелившись, Ван Кристиаанен выпустил свой последний «Сайдуиндер», который поразил Як-38 точно в двигатель. Автоматически сработала система катапультирования, и пилот покинул подбитый штурмовик, который, дымясь, пошел вниз и врезался в волны.

Это был единственный успех южноафриканских пилотов. Оставшиеся «Буканьеры», не имевшие противовоздушного вооружения, рассеялись, поспешно сбрасывая вооружение. Два истребителя «Мираж III», дезориентированные атакой с «Маршала Тимошенко», так и не вступили в бой. Еще один «Буканьер», отступая, случайно оказался в радиусе досягаемости «Современного». Эсминец выпустил четыре ЗУР 9М38, и как минимум две из них поразили цель – «Буканьер» взорвался и развалился в воздухе. Его пилот погиб.

Единственная уцелевшая «Канберра», тем временем, вновь набрала высоту и включила свой поисковый радар. По чистой случайности, направление ее движения точно совпало с пеленгом на «Киев», и ТАВКР вскоре был замечен. Сблизившись на 50 километров, «Канберра» выпустила с подвесок две ракеты «Skerpioen» и немедленно отвернула, сбросив облако диполей. Выпущенные “Киевом” две ракеты прошли за кормой бомбардировщика, который затем был (безрезультатно) атакован «Яком», но сумел отступить.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

На «Киеве» запуски ракет засекли с некоторым запозданием. Крейсер выпустил по приближающимся ракетам два двухракетных залпа с дистанции в 30 км, но перехватить их не смог. Высота полета «Skerpioen» оказалась слишком мала для ЗРК «Шторм». Убедившись в неэффективности своего основного зенитного вооружения против низколетящих целей, командир корабля приказал задействовать станцию постановки помех Р-740К, запустить ложные цели перед кораблем и открыть огонь из автопушек и ЗРК «Оса-М».

Эти меры принесли лучшие плоды. Первый «Skerpioen», отвлекшись на ложную цель, резко изменил курс и ушел в сторону от крейсера; во избежание, он был уничтожен в хвост выстрелом ЗРК «Оса-М». Второй «Skerpioen», хотя и вильнул, продолжал идти на сближение и, после нескольких очередей из АК-726, был добит автопушками АК-630 примерно в километре от «Киева». На этом основная часть сражения завершилась.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Не желая признавать поражение, южноафриканцы бросили в бой последний резерв – четыре сверхзвуковых «Мираж III». Около 16.45 истребители достигли зоны боевых действий и попытались выполнить боевой заход на «Киев», но плохо спланированная атака была замечена и дежурное звено Як-38, наводимое РЛС с «Киева», успешно выполнило перехват. Один «Мираж», уклоняясь от атаки, вошел в радиус досягаемости ЗРК «Киева» и был поврежден ракетным залпом, остальные отвернули и ушли на сверхзвуке. Подбитый «Мираж» в итоге совершил аварийную посадку в Анголе, доведя общие потери южноафриканцев в этот день до восьми самолетов.

День завершился. Вертолеты с «Киева» и «Маршала Тимошенко» подобрали из воды лейтенанта Алинова и пятерых южноафриканских летчиков, которым была оказана медицинская помощь.

В боях 5-го августа военно-воздушные силы ЮАР потеряли четыре «Буканьера», один «Мираж» и три «Канберры». Восстановить эти потери – особенно «Буканьеров» и ракетоносных «Канберр» – в ближайшей перспективе было нечем. С учетом предшествующих потерь, ВВС ЮАР более просто не имели достаточного количества исправных самолетов для продолжения воздушной кампании против советского флота.

ВМФ СССР в боях 5-го августа потерял один Як-38М сбитым, и еще один упал в море при заходе на посадку. Два самолета получили повреждения при посадке на «Киев» и не были возвращены в строй до конца кампании.

вернуться к меню ↑

6 августа: деэскалация

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Утром 6-го августа в район операции прибыли последние корабли 7-ой оперативной эскадры – БПК «Жгучий» и РКР «Севастополь». Около 12 часов вертолет с эсминца «Современный» обнаружил в зоне операции еще одно неидентифицированное судно, предположительно занимавшееся сбором разведывательной информации. На этот раз южноафриканцы были осторожнее, и судно остановилось по первому требованию. Подошедший «Современный» высадил досмотровую команду, которая, хотя и не нашла ничего принципиально подозрительного, отметила тем не менее наличие «невероятно развитого для рыболовецкого траулера комплекса связи», который в ходе осмотра был (с немалым удовольствием) “случайно поврежден до состояния полной неработоспособности”. Далее «рыболов» был эскортирован эсминцем за пределы зоны операции.

Вскоре после этого, южноафриканская субмарина «Астрант» (французской постройки, нового типа «Агоста»), идя под шноркелем, попыталась сблизиться с транспортным кораблем «Дунай», шедшим в сопровождении БПК «Упорный». Поначалу субмарине сопутствовал некоторый успех, но затем выхлоп ее дизеля был зафиксирован газоанализатором патрульного Ил-38, и в район поиска вылетели противолодочные вертолеты с «Киева» и БПК «Севастополь». Вскоре субмарина была обнаружена гидроакустическими средствами, и адмирал Росохин приказал «поднять» ее на поверхность.

Южноафриканцы сделали слабую попытку помешать операции, выслав в район поиска истребитель «Мираж». На подходе он был замечен РЛС «Севастополя», и дежурное звено Як-38 немедленно направилось на перехват. Не дожидаясь последствий, «Мираж» ретировался.

Тем временем, советская противолодочная авиация осадила «Астрант», сбрасывая на субмарину взрывпакеты и ручные гранаты. «Астрант» несколько раз пыталась выйти из-под атаки, но советские вертолеты всякий раз срывали ее маневр, подрывая впереди по курсу глубинный заряд. Не имея других альтернатив, южноафриканская субмарина в конечном итоге всплыла и в надводном положении направилась к югу. Подошедший БПК «Упорный» сопровождал субмарину до тех пор, пока та не удалилась на 100 километров от зоны операции, после чего вернулся к своим эскортным обязанностям. Более боевых операций в этот день не велось.

Вечером 6-го августа ТАВКР «Киев» пополнил запасы авиатоплива с борта кубинского танкера и ракет B-611 с корабля-ракетовоза «Воркута».

вернуться к меню ↑

7-8 августа: последние бои

Утром 7-го августа самолетами Ан-22 в Луанду были доставлены шесть резервных штурмовиков Як-38М, спешно заимствованных с Тихоокеанского Флота. При разгрузке оказалось, что один штурмовик при транспортировке получил повреждения и оказался нелетнопригоден, остальные пять к 8 августа были изготовлены к отправке на «Киев».

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

В течение дня советская эскадра проводила поисково-противолодочные и эскортные операции, практически не встречая противодействия неприятеля. Однако у южноафриканцев еще оставались в распоряжении некоторые резервы, и они не собирались сдаваться так просто.

Вечером 7-го августа на поле боя, наконец, появились крупные южноафриканские корабли. Небольшая эскадра в составе фрегатов «Президент Преториус», «Президент Крюгер» и танкодесантного корабля «Николаас Смит» (использовавшегося как противолодочный вертолетоносец) подошла к границе зоны операции.

Ночью с 7-го на 8-е августа южноафриканская эскадра разделилась; фрегат «Президент Преториус» остался на позиции, имитируя радиообмен группы кораблей, в то время как «Президент Крюгер» и «Николаас Смит» в полном радиомолчании устремились на восток. К 11 часам утра оба корабля находились уже в 250 километрах к востоку от своей предыдущей позиции и подняли вертолет «Васп».

В 12 часов дня патрулирующий Ту-142 обнаружил своим радаром два неопознанных контакта у границ зоны операции. Спустя короткое время РТР уловила и идентифицировала сигнал радиомаяка патрулирующего вертолета. Хотя южноафриканская эскадра формально все еще оставалась за пределами объявленной зоны операции, ее вертолеты представляли несомненную опасность для советских субмарин, оперирующих у побережья Анголы. Также предполагалось, что «Президент Крюгер» может использовать свой мощный радар для координации воздушных атак на советские корабли и самолеты. Руководствуясь этими соображениями и «инцидентом Бельграно» (1982 год), вице-адмирал Росохин решил атаковать южноафриканские корабли – и, поскольку на борту «Киева» оставалось всего восемь исправных Як-38М, распорядился использовать для этого ракеты «Базальт».

Около 13.40, поднявшийся с “Киева” вертолет Ка-25Р зафиксировал положение южноафриканских кораблей своим радаром и передал данные БИУС «Успех» крейсера. Выполнявший патрулирование противолодочный самолет Ту-142 прошел на расстоянии видимости от неприятеля, и его экипаж подтвердил идентификацию кораблей. В 14.05 поступила команда «Открыть огонь», и в 14.08 «Киев» выпустил четырехракетный залп из своих пусковых установок.

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

Дистанция запуска превышала 500 километров, поэтому (а также ввиду отсутствия у южноафриканцев дальнобойных ЗРК), ракеты шли в высотном режиме, на высоте около 10 километров. Поисковый радар «Крюгера» засек их на расстоянии около 100 километров от фрегата, но оператор РЛС, введенный в заблуждение размером и скоростью ракет, принял их за возвращающиеся с вылета истребители и понял свою ошибку слишком поздно – когда ракеты активировали ГСН и засекли цели.

Выстроившись фронтом и снизившись до уровня моря, ракеты устремились на южноафриканские корабли. «Президент Крюгер» сделал единственное, что мог – развернулся носом к надвигающимся ракетам, открыл огонь из 40-миллиметровых автопушек и выпустил три ракеты из зенитного комплекса малой дальности «Си Кэт». «Николаас Смит», не имевший адекватного противовоздушного вооружения, также развернулся носом к ракетам, и его экипаж незамедлительно начал готовиться к эвакуации.

Ракеты преодолели оставшееся расстояние менее чем за минуту. Один «Базальт» был уничтожен прямым попаданием ЗУР в километре от корабля; сверхзвуковые обломки ракеты осыпали фрегат, повредив его надстройку и переднюю мачту. Практически немедленно за этим, две ракеты поразили «Президент Крюгер».

Первое попадание пришлось в полубак корабля. Ракета вонзилась в верхнюю палубу, пробила ее и взорвалась у противоположного борта, пробив огромное отверстие диаметром около четырех метров. Взрыв полутонной боевой части произвел обширнейшие разрушения на полубаке. Обе пусковые установки ПКР «Габриэль» были сорваны и сброшены за борт, 4,5-дюймовая орудийная установка перекосилась на основании, и только своевременное затопление погребов боезапаса расчетом предотвратило их детонацию. Двадцать матросов и офицеров погибли от взрыва или в разгорающемся пожаре, отравленные парами ракетного топлива.

Вторая ракета прошла сквозь надстройку корабля, вскрыв ее практически по прямой, проломила верхнюю палубу и взорвалась под вертолетной площадкой. Отломившийся двигатель пробил днище корабля, затопив отсек буксируемой ГАС. Ангар и кормовая мачта рухнули от взрыва; осколки проникли в машинное отделение, выведя из строя турбину правого борта и открыв сильную течь. По счастливой случайности, авиационное топливо и боеприпас не воспламенились, и небольшие очаги пожара на корме были быстро локализованы. В результате этого попадания восемнадцать моряков были убиты, включая старшего помощника, находившегося в пробитом ракетой отсеке, и более двадцати ранены.

Третья и последняя ракета, пройдя мимо «Президента Крюгера», поразила «Николаас Смит», пробив его переднюю палубу и разорвавшись в трюме. Взрыв проделал огромную пробоину в носу транспорта; осколки прошили «Николаас Смит» насквозь, воспламенив запасы авиационного топлива. Пламя стремительно охватило старый десантный корабль. Почти половина экипажа была выведена из строя, система пожаротушения не работала, нос быстро заполнялся водой, и около 15 часов поступил приказ «Покинуть корабль!».

Восемь дней у берегов Анголы: африканская кампания советского флота

В 16.25 противолодочный самолет Ил-38 прошел над южноафриканской эскадрой, и доложил: «Смит» горит и тонет, нос полностью под водой. «Крюгер» сильно кренится на правый борт и двигается кругами. Повсюду в воде много нефти и обломков.» Примерно в это же время «Президент Преториус» оставил позицию и полным ходом двинулся на помощь своим кораблям.

Около 17 часов, оставленный экипажем «Николаас Смит» встал вертикально и быстро исчез под водой. Так как «Президент Крюгер», по всей видимости, не собирался тонуть, и на его борту шла активная борьба за живучесть, Росохин приказал подводной лодке Б-94 сблизиться с фрегатом и добить его торпедами. Однако, в 18.55 южноафриканское правительство сообщило о прекращении военных операций в водах Анголы и приказало отвести все воздушные и морские силы. Как следствие, атака на «Президент Крюгер» была отменена. «Президент Преториус» сделал попытку отбуксировать «Президента Крюгера» к берегу, но ветер крепчал, и почти лежавший на боку корабль не поддавался буксировке. Около полуночи «Президент Крюгер» был оставлен экипажем и затем затоплен артиллерийским огнем «Президента Преториуса».

Это было последнее боевое столкновение у берегов Анголы. Вечером 8-го августа южноафриканское правительство объявило о прекращении огня и начале переговоров. Потерпев чувствительное фиаско на море, африканеры более не решались рисковать столкновением с советской военной машиной.

5-я и 7-я оперативная эскадры (11 августа официально обозначенные как Юго-Атлантическое Оперативное Соединение) оставались у берегов Анголы до конца сентября, продолжая сопровождать транспортные корабли, проводить учения и в общем и целом «демонстрировать флаг», включая ограниченные действия против УНИТА. Были разработаны планы экстренного подкрепления корабельной группировки на случай новой эскалации конфликта – включавшие переброску второй ударной группы во главе с ТАВКР «Минск» и активные действия флота и авиации против военно-воздушных и военно-морских баз ЮАР – но они уже не потребовались.

125
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
34 Цепочка комментария
91 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
The same FonzeppelinИгорь Д-Р-А-ХbyakinСЕЖДжон Адамс Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

 
+++++++++++++++++++++++++++

 

+++++++++++++++++++++++++++++++++++yes, но

противолодочный вертолет Ил-38

все-таки самолет

waldemaar08

Отлично!

Отлично!

W_Scharapow

Отлично прописано!!!

Отлично прописано!!!

arturpraetor

Ох, как много раз я это буду

Ох, как много раз я это буду перечитывать. Особенно когда до своего железа доберусь)) Отлично вышло, коллега! Давно не было обновлений по современным (относительно) ВМС, а тут такой щикарный материал, как говорил товарищ Картман…

Вопрос только возник касательно эффективности Як-38М. Помнится, у СВВП в качестве самолетов ПВО эффективность в то время высокой быть не могла, а тут очень неплохо отрабатывают "бешеные огурцы" по авиации южноафриканцев… Это только за счет эффективного наведения с кораблей?

st .matros

Замечательно!++++++
Кстати,

Замечательно!++++++

Кстати, интересно какие выводы сделали бы из этого конфликта?

И, да, соглашусь с коллегой Артуром, что-то Яки уж больно эффективны.

Андрей Толстой

Уважаемый коллега

Уважаемый коллега Fonzeppelin,

Огорчено. Ну вот пока вдумчиво и не спеша читал статью, уважаемые коллеги уже набежали и все высказали :)))))))))))))))  Не особый любитель «современных флотов», но вот эта статья почему то зацепила. Браво!!! Отличная статья, прекрасно, как мне показалось, прописанные боевые действия ++++++++++++++++++!!! Чрезвычайно интересно и альтернативно в самом хорошем смысле.

          

                                            С уважением Андрей Толстой

frog

   Коллега, огромное

   Коллега, огромное спасибо!!!!  Очень вкусно!!!! И, на мой взгляд, вполне правдоподобно…

   Разве что несколько мелких вопросов, для уточнения и "себя лично"smiley

   Конечно, все эти "расисты" конкретно подгадили сами себе со своей идеологией(умудрившись создать при этом неплохую экономику)))), опять же атака на "правильный" пароход…. Но где же "просвещенное человечество"?

  И…. "Мурманск" вроде как к моменту "инциндента" в 35-ом СРЗ стоял?

  Не помню, к сожалению, "Киров" после инциндента в Окольной уже входил в состав "семерки" или нет. Хотя, если его ввести в состав группировки, будет м-м-м неспортивно, что ли….

anzar

+++ товарищ Граф, написано

+++ товарищ Граф, написано превосходно, хотя нехорошо сражаться с белыми за негров :)))

Только ето озадачило:

Поначалу субмарине сопутствовал некоторый успех, но затем выхлоп ее дизеля был зафиксирован газоанализатором патрульного Ил-38,

Жесть! Вынюхал значит собака, при том по ветру…)) Раньше думал, что шнорхель легко засечь при помощи инфракрасного датчика…

Описанная еффективность Як-38 еще может быть (днем), но непонятно почему африканеры не предпринимали ночные атаки.

…заметив пуски, южноафриканцы немедленно отвернули, и ушли на форсаже. В этот момент, еще два “Буканьера”….

А ест ли у них форсаж? В остальном прэлэстно, не мешало бы дополнить как африканеры откупились (бриллиантами на диктатуру пролетариата) от "..активные действия флота и авиации против военно-воздушных и военно-морских баз ЮАР" laugh

frog

«Проблема состояла в том, что

"Проблема состояла в том, что для "Буканира" подходили не любые двигатели, ….. К счастью, подходящий двигатель быстро был найден. Им оказался двухконтурный турбореактивный бесфорсажный Rolls Royce RB.163 Spey, разработанный для нужд гражданской авиации и уже успешно эксплуатировавшийся."

   Как-то так…..

Alex7
Alex7

Конечно интересно, но как-то
Конечно интересно, но как-то всё быстро и однобоко. Можно сравнить с учениями, тут всё теоритически обнаруживается и своевременно перехватывается. Как будто происходит игра на одной шахматной доске, только один играет шашками а другой шахматами. Ещё показалось, что ЮАР как альтернатива была не зря выбрана, т.к. государство уже почти не существует, там уже везде негры, и как бы никому не обидно.)) А вот призывом для ура-патриотов может послужить. Могут додуматся, был бы не ТАКР а полноценный авианосец, то всем будет хана в любом месте.))

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить