Войны древней Месопотамии. Часть 1. Столетняя война медного века

0
Add to WishlistAdded to wishlistRemoved from wishlist 0

Данный цикл статей выкладывается по наводке уважаемого коллеги E.tom.

В середине третьего тысячелетия до нашей эры на земле Древнего Шумера полыхал военный конфликт, который по ожесточённости не уступал современным. Война между городами Лагаш и Умма за плодородные пограничные поля области Гуэден длилась несколько поколений. Радость побед сменялась горечью поражений, кратковременные перемирия – кровавыми схватками. Казалось, ничто не могло остановить эту вечную череду сражений.

На заре шумерской цивилизации поселения земледельцев были окружены необжитыми болотистыми берегами и сухими равнинами междуречья Тигра и Евфрата. Трудолюбивый шумерский народ осваивал всё новые и новые территории в южной части междуречья – основывались города и деревни, строились ирригационные каналы, росло население. Примерно к XXVIII веку до н. э. свободных земель практически не осталось. Примерно в это же время вокруг общинных центров стали формироваться города-государства (номы). Таких центров, каждый из которых состоял из одного крупного города, нескольких городков и окрестных посёлков, возникло около двадцати. Главнейшей проблемой Древнего Шумера стала нехватка продовольствия – производство продуктов питания (прежде всего, зерна) не поспевало за ростом численности жителей номов.

Крупнейшие города Древнего Шумера. Голубым пунктиром показана береговая линия Персидского залива того времени.
sumerianshakespeare.com

На этапе формирования организованного общества важнейшей фигурой нома стал распорядитель работ и руководитель строительства, носивший титул «энси». Этот человек был верховным жрецом бога-покровителя города и, опираясь на религиозный авторитет, управлял жизненно важной системой ирригации, а также сбором, хранением и распределением урожая.

Выходом из непростого экономического положения для нома был захват у соседей их полей или участков, где от основного русла реки отводился оросительный канал. Обладая ключом к воде, можно было диктовать соседям свою волю. Обычно под руководством военного предводителя, носившего титул царя (лугаля), шумерский город побеждал ближайших соперников, отбирал спорные территории и облагал побеждённых данью. Когда у власти в городе-победителе оказывался менее способный правитель, враги снова поднимались на борьбу, и так продолжалось столетиями.

Типичный город Шумера глазами современного художника.
ancient-origins.net

Первым гегемоном всего Шумера был город Киш, затем при легендарном Бильгамесе (Гильгамеше) его место занял Урук. Ещё не раз великие воители силой оружия заставляли большинство номов платить дань и выполнять работы для своих городов, но ни один из них не смог создать единого государства. Военное доминирование Киша оставило в истории шумеров столь сильный след, что все последующие гегемоны вне зависимости от происхождения объявляли себя царями Киша.

Противоборствующие стороны: Умма и Лагаш

Характерным примером конфликта двух городов за пограничные земли является война между номами Умма и Лагаш. Область с центром в городе Умма находилась в юго-восточной части Шумера между реками Тигр и Евфрат. Историки располагают лишь немногочисленными отрывочными источниками об Умме и предполагают, что в своём развитии он прошел путь, аналогичный более известным шумерским городам. Понятия общества и государственности в Умме не различались, вся земля нома и всё, что было на ней расположено, считались собственностью бога плодородия Шара.

Руины городов Умма (слева) и Лагаш (справа).
al-hiba.net

Название города Лагаш в переводе с шумерского означает «Место воронов», божеством-покровителем этого нома был «владыка земледелия» Нингирсу. Само имя этого божества переводится как «хозяин Гирсу». Гирсу являлся вторым по численности населения, но, видимо, первым по религиозной значимости городом нома Лагаш. Кроме того, защитными стенами были окружены шесть городов поменьше. Площадь Лагашского нома оценивается примерно в 1000 кв. км. Земледелие нома опиралось на реку Тигр, протекавшую по «владениям» бога Нингирсу на протяжении 65 км, и семь крупных каналов общей протяжённостью около 100 км. Свободное население нома составляло от 125 000 до 150 000 человек, 36 000 из которых приходилось на взрослых мужчин.

Начало пограничного спора

В 15–20 км севернее Лагаша и Гирсу начинались земли нома Умма, линия соприкосновения составляла нескольких километров с запада на восток. Пограничная область под названием Гуэден была весьма плодородной, а потому представляла немалую ценность – и уммиты, и лагашцы желали заполучить эту территорию и оспаривали её принадлежность.

Точное время начала спора неизвестно, но, когда около 2500 года до н. э. Умма и Лагаш зависели от правителя с севера, он уже существовал. Могущественного правителя звали Месилим – он установил свою власть над значительной частью Шумера, диктовал свою волю побеждённым и принял титул царя Киша. Желая навсегда разрешить проблему Гуэдена, он разделил её между спорщиками. Призвав на помощь оракул бога справедливости Сатарана, царь Месилим обозначил новую границу при помощи рва и установил стелу с соответствующей надписью. Древний источник так излагает эти события:

«Энлиль [главное божество шумерского пантеона], царь всех земель, отец всех богов, определил границу для Нингирсу [бога-покровителя Лагаша] и для Шара [бога-покровителя Уммы] своим нерушимым словом, и Месилим, царь Киша, отмерил её по слову Сатарана [бога справедливости] и воздвиг там стелу».

Лагашцы были вполне удовлетворены разделом, уммийцы же посчитали, что их обделили, однако спорить с Месилимом у Уммы не было возможностей.

Раунд первый: Акургаль из Лагаша против Уша из Уммы

Казалось, что Месилим разрешил спор между соседями. По крайней мере, до конца его жизни Умма и Лагаш не возобновляли конфликт. Примерно через полвека после возведения пограничной стелы правителем Лагаша стал человек по имени Ур-Нанше, который проводил куда более независимую политику, чем его предшественники, и фактически вывел свой ном из-под власти царей Киша. После смерти Ур-Нанше ему наследовал сын по имени Акургаль.

В это же время в Умме правил владыка по имени Уш. Умма оставалась под верховной властью неизвестного нам царя Киша, который был недоволен потерей контроля над Лагашем. Желая наказать лагашцев, царь Киша поддержал претензии уммийцев на всю ранее разделённую спорную область. Войско Уммы вторглось в земли Лагаша и захватило весь Гуэден. Пограничная стела была разрушена, а правитель Лагаша Акургаль погиб.

Отчёт правителя Лагаша по имени Ур-Нанше (фигура с корзиной на голове) богу-покровителю (фигура в положении сидя) о строительстве храма. Барельеф найден при раскопках города Гирсу.
louvre.fr

Раунд второй: Эанатум из Лагаша против Уша из Уммы

Следующим правителем Лагаша стал сын погибшего Акургаля по имени Эанатум. Первые годы у власти он занимался восстановлением хозяйства нома, пострадавшего от войны. Получив горький урок военного поражения, жители Лагаша сосредоточили свои усилия на создании мощной армии. Через некоторое время Эанатум посчитал себя достаточно сильным, чтобы отомстить убийце своего отца. В решающем сражении войско уммитов было почти полностью уничтожено. После катастрофического поражения в Умме вспыхнуло восстание, жертвой которого стал Уш.

Что же касается правителя Лагаша, то он восстановил границу согласно решению Месилима и поставил несколько собственных пограничных стел. Одной из них является частично сохранившаяся до наших дней всемирно известная Стела коршунов, которая содержит следующую надпись:

«Я, Эанатум, на Умму подобно злому ветру ветров потоп наслал… Людей Уммы оружием поразил, горы трупов насыпал. …Эанатум ударил, 3600 трупов нагромоздил. …Я – Эанатум – для Нингирсу чужие земли разрушил, Нингирсу его любимое поле Гуэден в руки вернул».

Чтобы призвать шумерских богов в свидетели справедливости своего деяния и нерушимости границы, Эанатум построил в Гуэдене несколько новых святилищ.

Стела коршунов, около 2470 года до н. э. Пограничная стела правителя Лагаша по имени Эанатум в честь победы над городом Умма в войне за область Гуэден.
louvre.fr

Разгромленные уммиты выбрали себе нового правителя по имени Энекале. Тот обязался выплачивать дань и дал клятву никогда больше не воевать с Лагашем:

«Никогда во веки веков я не нарушу границ Нингирсу, никогда я не вторгнусь на его дамбы и каналы, никогда не расколю ни одной стелы. Если я нарушу границы, то пусть сеть Энлиля, которой ловили пленных, которым я поклялся, упадет на Умму с небес».

Как ни странно, Эанатум желал достигнуть компромисса с соседями и окончательно разрешить пограничный конфликт. Между двумя государствами он выделил полосу ничейной территории, а также предоставил поверженным врагам поля в Гуэдене и даже других землях Лагаша. За это уммиты должны были отдавать Эанатуму и его наследникам часть выращенного на этих землях урожая.

Разобравшись со старым врагом, правитель Лагаша продолжил воевать. Вначале были разгромлены южные шумерские города, затем последовал победный поход на восток против страны Элам. Затем Эанатум провозгласил себя царем Киша. Чтобы подтвердить этот титул, ему нужно было разгромить сильнейший из северных городов Шумера под названием Акшак и его союзника – уже известный нам город Киш. Войско северян вторглось в земли Лагаша, но было разбито и откатилось назад. Хотя до завоевания всего Шумера было ещё далеко, Эанатум вынашивал большие планы на будущее. Временно прекратив военные походы, он решил разобраться с хозяйством и занялся строительством грандиозного ирригационного канала.

Карта земель, подвластных Лагашу.
sumerianshakespeare.com

Но почивать на лаврах Эанатуму не довелось – недавно разгромленные эламиты пошли войной на империю Лагаша. С большим трудом лагашцам удалось вытеснить врага со своей территории. Пока войско Эанатума воевало с Эламом, с севера на земли Лагаша вторглись армии Акшака и Киша – лагашцы разбили и их, совершив ответный поход на север. Воспользовавшись уходом лагашской армии, с востока вновь напали эламиты – Эанатуму опять пришлось воевать с ними. В это же время северные враги из Акшака и Киша вступили в союз с могущественным царством Мари. Трудно представить, какие усилия понадобились Эанатуму, чтобы разбить союзников – тем не менее, он сделал и это. Вскоре после своего очередного триумфа великий полководец исчезает из источников, а ему на смену приходит его брат. Весьма высока вероятность того, что удача всё-таки отвернулась от правителя Лагашской империи и он погиб в одном из последующих сражений.

Раунд третий: Энанатум из Лагаша против Ур-Луммы из Уммы

Когда брат Эанатума с очень похожим именем Энанатум наследовал власть над Лагашем и подвластными ему номами, он был уже пожилым человеком. В это же время в Умме умер правитель Энекале, выбранный уммийцами после разгрома лагашцами. Его сын и наследник по имени Ур-Лумма посчитал, что отцовская клятва на него не распространяется, и отказался платить Лагашу дань. На помощь уммийцам пришли неизвестные нам «иноземцы» с севера, и союзная армия разгромила лагашцев. Гуэден был потерян для Лагаша – враги засыпали оборонительные рвы, разбили пограничные стелы и разрушили святилища богов. Древний источник из Лагаша содержит такие строки:

«Ур-Лумма, правитель Уммы, лишил пограничный ров Нингирсу и пограничный ров Нанше воды, вырыл стелы пограничного рва и предал их огню, разрушил посвящённые святилища богов, воздвигнутые в пограничном поселении Намнунда-кигарре, получил помощь из чужих стран и, наконец, пересёк пограничный ров Нингирсу».

Раунд четвёртый: Энтемена из Лагаша против Ур-Луммы из Уммы

Как уже упоминалось, Энанатум был пожилым человеком. Он не только не смог удержать завоеванные братом города, но и защитить границы исконных владений Лагаша. Доступные нам документы показывают, что после военных неудач Энанатум исчезает из записей. Судьба этого правителя доподлинно неизвестна – скорее всего, он умер от естественных причин. В пользу этой версии говорит тот факт, что во главе лагашского государства стал сын Энанатума по имени Энтемена. Первоочередной задачей нового владыки Лагаша стала борьба с Уммой – битва произошла у городка под названием Гана-Угигга:

«Энтемена, возлюбленный сын Энанатума, разбил его [Ур-Лумму]. Тогда Ур-Лумма бежал, а он [Энтемена] истреблял войска Уммы до самой Уммы. <…> его [Ур-Луммы] отборный отряд из 60 колесниц он истребил <…> на берегу канала Лумма-гирнунта. А тела его [Ур-Луммы] людей он [Энтемена] бросил на равнине на съедение зверям и птицам и затем нагромоздил их скелеты в пяти местах».

Как видно, уммиты вновь были разбиты, а войско Лагаша дошло до стен самой Уммы. По уммитской традиции, проигравший войну Ур-Лумма был убит своими же людьми во время вспыхнувшего против него восстания.

Лагашу не удалось сполна вкусить плодов своей победы – в конфликт вмешалась третья сторона. К северу от Уммы располагался шумерский город Забалам – его войско под предводительством человека по имени Иль разорило северные земли Лагаша, а затем отошло на свою территорию. Поверженной Умме был нужен сильный лидер, Иль подходил для этого как нельзя лучше, и уммиты избрали его новым верховным жрецом и правителем. Чтобы показать подданным свою силу, Иль начал провоцировать Лагаш на новый конфликт, выплатив ему лишь мизерную часть от наложенной дани. Энтемена не решался начать новую войну с Уммой и пытался решить спор дипломатическими методами. Как раз в это время в Шумере снова появляется полководец, возложивший на себя титул царя Киша. Этот человек, имя которого нам неизвестно, принудил стороны признать первую границу, установленную ещё царем Месилимом в самом начале конфликта. В качестве компенсации Умма больше не должна была уплачивать дань Лагашу.

Пять поколений войны

И правитель Лагаша Энтемена, и правитель Уммы Иль дожили до старости и умерли по естественным причинам. При их жизни города-соперники больше не оспаривали пограничные земли. Что касается Лагаша, то Энтемене наследовал его сын Энанатум II – ничем выдающимся он не запомнился и потерял власть через несколько лет после начала правления. С его уходом угасла и династия правителей Лагаша, основанная Ур-Нанше пятью поколениями ранее.

С 2450 по 2334 год до н. э. длился конфликт между соседними шумерскими городами за плодородные поля Гуэдена. После ста шестнадцати лет кровавых сражений и периодов непрочного мира ситуация вернулась к начальному положению.

Литература:

  1. Дьяконов И. М. О площади и составе населения шумерского «города-государства». Вестник древней истории, 1950
  2. Robert McAdams. An Interdisciplinary Overview of a Mesopotamian City and its Hinterland, 2008. ISSN 1540–8779
  3. William J. Hamblin. Warfare in the Ancient Near East to 1600 BC. Holy Warriors at the Dawn of History. London and New York: Routledge
  4. Samuel Noah Kramer. The Sumerians: Their History, Culture, and Character. University of Chicago Press, 1971. ISBN-10: 0226452387 ISBN-13: 978–0226452388
  5. Leonard Woolley. The Sumerians, 1965. ISBN-10: 1566196663 ISBN-13: 978–1566196666
  6. Trevor N. Dupuy. The Evolution of Weapons and Warfare. Indianapolis, IN: Bobbs-Merrill, 1980
  7. Richard A Gabriel and Karen S. Metz. From Sumer to Rome: The Military Capabilities of Ancient Armies. Westport, CT: Greenwood Press, 1991
  8. R. Ewart Oakeshott. The Archaeology of Weapons. New York: Praeger, 1963
  9. Mark Schwartz, Warriors at the dawn of time. Karwansaray Publishing – Ancient Warfare Magazine 2, 2005

источник: https://warspot.ru/10279-stoletnyaya-voyna-mednogo-veka

5 комментариев
  1. ++++++++++++ 

    ++++++++++++ yes

  2. Интересно.

    Интересно.

  3. Отличная научно популярная

    Отличная научно популярная историчная серия статей, читал с запоем.

     Все таки повезло, что Шумеры выбрали в качестве носителя такой долговечный материал, и любили много писать. 

Оставить ответ

Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить