Выбор редакции

Военные реформы короля Андрея V (Ruthenia Magna)

18
10

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать свой альт-исторический цикл Ruthenia Magna, и сегодня речь пойдет о военных реформах времен короля Андрея V, во время которых будет создана первая в истории Русинии действительно массовая и регулярная армия. Рассказано будет о пехоте, кавалерии, артиллерии, военном образовании, и многом другом.

Содержание:

Русинская армия в начале XVII века

Едва только Русиния начала восстанавливать свою экономику после событий 2-й половины XVI века, как король Андрей V принялся готовить масштабные военные реформы. Прошедшие конфликты – Ливонская и гражданская войны – выявили множество слабых мест старой военной системы, да к тому же значительно ослабили ее сильные стороны. Некогда могущественная кавалерия русин теперь пребывала в плачевном виде, в основном из-за массовой гибели или исхода поместного дворянства, которое несло в ней службу. Старые конные полки сохраняли неполный штат, а ряд из них и вовсе был заполнен на десятую часть. Пехота из милиционных уездных полков уже не представляла достаточной силы на поле боя из-за недостатка организованности и военной подготовки. Попутно вскрылись проблемы с производством оружия и складами – запасов не хватало для покрытия всех нужд, а оружейные палаты не могли достаточно быстро производить все необходимое. Отлично в ходе войны себя показала гвардия – но и она подверглась деградации из-за серьезных потерь. Подготовка гвардейцев, как физическая и практическая, так и моральная, требовали много времени и средств, что в условиях затяжной войны было невозможно. Новобранцы, поступавшие в состав гвардейских полков, не обладали всеми нужными навыками, не получали должную подготовку, и потому не только ухудшали общее качество строя гвардейцев, но и быстро гибли сами. Лишь небольшое количество набранных во время двух войн гвардейцев пережили первые несколько лет сражений.

Развитие военной науки на Западе в это время шло своим чередом, и требовалось срочно принимать меры, дабы не отстать от прочих христианских государств. Более того, в свете скорого противостояния с Османской империей, которая захватила часть Берладья и Закарпатье, требовалось создать такую армию, которая смогла бы потянуть войну с самой сильной на тот момент в Европе армией. Совершенно ясно было, что необходимы абсолютно экстраординарные меры. Черпать вдохновение пришлось в буквальном смысле везде, начиная от военной литературы всех времен и народов до приглашения военных советников и отправки своих людей за границу. Испания, Франция, Голландия, Швеция, Австрия, Османская империя, Русское царство, итальянские государства – никто не ускользнул от внимания короля и Особого Военного Совета, который занимался вопросом реформ. В результате этого удалось составить четкий план, по которому началось постепенное реформирование всей русинской военной машины.

вернуться к меню ↑

Русинская Королевская армия

Военные реформы короля Андрея V (Ruthenia Magna)

Примерно так себе можно представить русинского улана из тех, которые побогаче

В первую очередь менялась сама структура и организация армии. Если раньше она была как бы подвешена в воздухе, то в 1605 году приобрела официальный статус. Было сформировано военное министерство, а самое главное – официально формировалась регулярная Русинская Королевская армия. Расширялось количество ведомств, управлявших военных делами, появились отдельные ведомства по инженерному делу, материальному обеспечению и снабжению. Логистике стали уделять огромное внимание, так как это позволяло поддерживать «в поле» гораздо большие армии, чем раньше. Вводилась новая линейка званий, значительно расширенная. Часть старых званий была заменена – так, вслед за европейцами было принято звание капитана, заместившее сотника; воевода был приравнен к генералу, а в качестве высших командных чинов было принято звание маршала [1], заимствованное из Франции. Промышленность, обеспечивающая военные нужды, была значительно расширена, как и штатные запасы оружия и припасов в оружейных палатах, окончательно переименованных в арсеналы. Оружие постоянно совершенствовалось – появились более легкие мушкеты, которые окончательно сменили старые самопалы и позволяли стрельцу вести огонь без сошек, а также пистолеты с колесцовым замком. Внедрялись бумажные патроны, которые значительно ускоряли скорострельность мушкетов.

Ответственным оказался подход к подготовке офицерских кадров – в Киеве, Львове и Полоцке создавались военные академии, прообразом которых стали голландские военные ВУЗы. Офицерский корпус постепенно приобретал внесословный вид – первоначально дворянский, он быстро впитал в себя мещан и детей грамотных крестьян, и продолжал расширяться за счет особо проявивших себя рядовых солдат, которые при поддержке Короны получали военное образование. Это предопределяло развитые социальные лифты и высокую привлекательность военной службы для низших сословий. Без прохождения курса подготовки в академиях отныне невозможно было стать офицером, а для повышения звания требовалось сдать экзамен. Внедрялась также система временных повышений, которые фактически обозначали испытательный срок будущего офицера до прохождения им экзаменов, во время которого он получал старый оклад. В случае несоответствия им более высокого звания или провале экзамена офицер возвращался в свой старый статус без «черной метки» пониженного в звании. Офицерский состав подвергался особо настойчивой обработке как светскими, так и церковными структурами, что предопределяло его высокую верность Короне и идеалам Русинии, инициативность, дисциплину и моральные качества [2]. Конфликты между представителями офицерства из различных сословий, первоначально достаточно острые, к концу правления Андрея V уже практически сошли на нет.

вернуться к меню ↑

Регулярная пехота

Военные реформы короля Андрея V (Ruthenia Magna)

Кто сказал шведская пехота? Русинская! Даже знамя с золотым львом на лазурном фоне прилагается…

Организация и комплектование армии перетерпели значительные изменения. Гвардия была выделена в отдельную структуру, а основным костяком РКА становилась регулярная пехота. Основа ее набора была смешанной – сначала проводилась вербовка и набор волонтеров для службы на определенный срок, а затем проводились рекрутские наборы для доукомплектования полков до необходимых штатов. Семьи рекрутов и сами они лично получали определенные привилегии, что обеспечивало терпимость со стороны населения к рекрутской системе. За службу солдаты также регулярно получали жалование. К «небоевым» потерям среди рекрутов относились весьма строго, наказания за гибель будущего солдата, как и уже состоявшегося, по неестественным причинам в мирное время было жестким, вплоть до увольнения офицеров из рядов армии без права на пенсию [3]. Вместо старых сотен появились роты. Пехотный полк отныне был подразделением постоянного состава, условно приписывался к определенным городам и населенным пунктам, и состоял из 3 батальонов по 6 рот каждый. В роте служило около 150 человек, из них 2/3 составляли стрельцы, а 1/3 – оружники, т.е. пикинеры. При этом параллельно со старым словом «стрелец» употреблялось также и новое его произношение – «стрелок», которое спустя век вытеснит предыдущее.

Значительно углублялась инженерная подготовка, каждая рота получала по штату определенное количество саперных инструментов, и в случае необходимости могла легко привлекаться к осадным работам или возводить полевые укрепления. Вводилась строевая подготовка, которая до того была поставлена на невысоком уровне – пехоту учились строиться для боя в линию или колонну, прививалась маршевая дисциплина. В начале 1630-х годов каждый полк получил также по 2 пушки, вслед за шведской армией, однако, в отличие от «кожаных пушек» Густава Адольфа русские полки получили на вооружение картечницы – по сути легкие мортиры, предназначенные для ведения огня «накоротке» крупной картечью. Они также были достаточно легкими, имели легкие станки, и не снижали мобильность полков, но на средних и дальних дистанциях их огонь становился неэффективным.

Пехота получила целиком унифицированную униформу, которая лишь в деталях отличалась между стрельцами и оружниками. Основой ее были сапоги, штаны с поясом, форменный кафтан и шапка с шерстяной обивкой, которая смягчала рубящие удары. В холодную погоду также добавлялся теплый шерстяной кунтуш. Вслед за европейскими армиями применялась широкая дифференциация между полками по цвету отдельных элементов униформы [4].

Поверх кафтана оружники надевали также железную полукирасу, а вместо шапки (или вместе с ней) использовали шлем-кабассет. Если со шлемами все было достаточно просто, и их быстро получили все оружники, то с поставками полукирас возникли проблемы. Кроме того, сами пехотинцы иногда отказывались носить их, оставляя в обозе. Стрельцы вооружались мушкетами с сошками, которые в 1620-е приняли вид «шведского пера», а оружники – длинными пиками. Оба типа пехоты также вооружались саблями и ножами, офицеры – иногда пистолетами. У стрельцов также в наличии была перевязь с готовыми патронами на ней для более быстрой стрельбы.

Офицеры носили в общем ту же форму, но лучшего качества. Для идентификации на шапки крепились перья, а также использовался «статусный» плащ того или иного цвета, нередко с шерстяной обивкой. Также офицеры часто использовали броню – даже если она была самой дешевой, вроде стеганки. Оружием офицеров, помимо пистолетов, были сабли или шпаги – в зависимости от выбора самого офицера, который лучше владел тем или иным оружием.

В целом, русский пехотный строй оставался менее одоспешен, чем европейский, но в то же время сохранял больше мобильности непосредственно на поле боя. Кроме того, это благоприятно сказалось на расходах – пехотный полк русинской армии обходился дешевле, чем шведской, голландской или чьей-либо другой.

вернуться к меню ↑

Милиция

Старые уездные полки, показав свою недостаточность в современных условиях, были расформированы, но их структура сохранилась в виде милиции. Латинское слово «милиция», впрочем, приживалось долго, и относилось лишь к самим подразделениям, а личный состав их рот как правило именовался куда более привычно — ратниками. Милиция была представлена лишь сотнями (ротами), в которых по территориальному признаку служили или ветераны-отставники, или же юноши-волонтеры. Постепенно через роты милиции стали также пропускать рекрутов, проводя постепенную их адаптацию к армейским порядкам, обучая перед вступлением в ряды регулярных полков. Также это позволяло постоянно иметь какой-то резерв обученных кадров на случай больших потерь. В мирное время милиция несла службу лишь периодически, по решению местного командования, проводя военные сборы или выступая в качестве рабочей силы для проведения общественных работ и борьбы с разбойниками. Это позволяло большую часть времени милиционерам оставаться с семьями, вести хозяйство, и оставаться в числе экономически активного населения. В случае войны роты милиции могли выступать гарнизонами городов и ближайших крепостей, присоединяться к полевой армии, или заниматься партизанством – последнее во время гражданских войн оказалось одним из самых эффективных способов крестьян и мещан бороться с феодалами и их дружинами.

В отличие от регулярных войск, в ратники сохранили сотенную организацию, и сотников в качестве высших командующих. Вооружались они чаще всего по остаточному принципу, использовались в пешем строю, однако при необходимости ратников-стрельцов можно было посадить на коней, которые имелись при каждой сотне в том или ином количестве. Униформа милиции также была самой простой – той же манеры, что и у регулярной пехоты, но без доспехов для копейщиков, и с использованием более дешевого, серовато-белого сукна. Ратники и их офицеры также получали жалование, но уменьшенное по отношению к действующей армии. Сделать карьеру в рядах милиции без перехода в регулярные полки было невозможно. Из-за всего этого боеспособность милиции осталась на уровне старых уездных полков, но для второстепенных гарнизонных войск этого хватало. Кроме того, в случае необходимости сотня ратников могла стать основой для созыва ополчения – уже целиком иррегулярного воинства, набранного за счет местного населения и кое-как вооруженного. Впрочем, ополчение во время войн практически не использовалось, так как имело слишком уж невысокие показатели боеспособности.

вернуться к меню ↑

Реформы кавалерии

Военные реформы короля Андрея V (Ruthenia Magna)

Русинский латник (кавалерист панцирных полков)

Кавалерия старого образца была фактически упразднена. Оставшиеся поместные дворяне отныне служили в армии в качестве офицеров, а остальные и раньше не могли нормально нести службу из-за недостатка средств на покупку коня, оружия и доспехов. Все конные полки отныне комплектовались на той же основе, что и регулярные пехотные, с тем лишь отличием, что конница продолжала пользоваться большой популярностью среди знатных и богатых людей, и потому была несколько более элитарна. Делилась она условно на тяжелую, среднюю и легкую, однако деление это, в отличие от будущих времен, было не функциональным, а сугубо материальным. Легкая была наиболее дешевой, использовала самых неприхотливых коней и простое вооружение, в то время как тяжелая была самой дорогой, и предназначалась для непосредственных атак вражеского строя. В отличие от пехоты, чьи роты объединялись в батальоны, кавалерия имела иную структуру – хоругви, которые формировали эскадроны, а также несколько отличимую линейку званий. Один конный полк состоял из двух эскадронов по 4 хоругви, в каждой из них числилось по 60-70 человек – итого около 500-600 человек в составе одного полка.

Тяжелая конница, формировавшая панцирные полки, сидела на более крепких и дорогих лошадях и имела развитую защиту всадников. Латники, как правило, защищались рейтарским шлемом со щитком на затылке, и комплектом лат вроде польских гусарских, но без крыльев. Такая броня давала латникам хорошую защиту, но была довольно дорогой. Вооружение состояло из палашей и пистолетов, причем последние были далеко не у всех из-за дороговизны, и потому использовались достаточно редко. Все это предопределяло главную функцию латников – атаки в конном строю, навязывание ближнего боя. Рейтарская тактика, со стрельбой и перезарядкой пистолетов до последнего, латникам не подходила, потому приходилось в лучшем случае стрелять первым рядом хоругвей, а затем уже обрушиваться на противника с холодным оружием. Это, а также высокая стоимость их содержания, предопределяла небольшое количество таких полков в русинской армии. Служба в панцирных полках была престижной, и достаточно простой, так как требовалось лишь уметь фехтовать, держать строй и управляться с конем – на второстепенные задачи латников отправляли редко [5].

Средняя конница была представлена уланами. Они использовали более дешевых, легких и выносливых коней, и использовали более легкие доспехи традиционных типов, которые защищали их разве что в рукопашном бою да от стрел. Оружие также было пестрым – луки, пистолеты, сабли, палаши, кончары, шпаги. Обязательным оружием было лишь одно – пика с флюгером. Желательным также считалось уметь хорошо держаться на лошади и четко слушаться команд офицеров, рубиться в бою с вражеской кавалерией. При этом, следуя заветам своего отца-основателя, уланы оставались достаточно буйными и своевольными. Главной своей целью они считали набеги на противника, выманивание его войск в поле по частям, и дальнейший их разгром – и вообще все то, что можно было условно назвать маневренной войной. Уланы согласно реформам Андрея V становились основным и самым многочисленным типом конницы, будучи одновременно самой универсальной и оптимальной в соотношении цена-качество [6].

Легкой конницей была самая дешевая, и, собственно, даже и не конница – а обычная ездящая пехота, т.е. драгуны. В отличие от европейцев, которые уже использовали драгун в конном строю, в Русинии решили ограничиться посадкой на самых дешевых коней обычной линейной пехоты. Правда, кое-какие отличия все же пришлось ввести – драгунские полки имели кавалерийский штат, и состояли целиком из стрельцов. Стрельба с коня из-за тяжести мушкета была практически исключена, сражению в конном строю в рукопашной всадников не обучали. Задачей драгунских полков оставались быстрые, молниеносные марши и занятие каких-либо важных позиций раньше противника, а также патрульная служба. Подобная нишевость предопределяла невысокую численность драгунских полков.

Еще одним видом конницы стали татарские и казацкие сотни, сохранившие старую организацию. Эта конница была целиком иррегулярной, в войска татар и казаков призывали лишь в случае войны, обеспечивая частью необходимого, в то время как основное – коня (иногда двух-трех) и оружие – они приносили с собой. Пестро вооруженные, не имеющие единой униформы, они, тем не менее, играли важную роль в составе русинских полевых армий, будучи глазами и ушами – привычные к седлу, использующие выносливых коней, казаки и татары прекрасно справлялись с разведкой и малыми диверсионными рейдами. Самой крупной тактической единицей являлись сотни, крайне редко сводимые в полки из-за специфики работы этих подразделений.

вернуться к меню ↑

Артиллерия

Главным направлением модернизации русинской артиллерии стала ее стандартизация и улучшение мобильности. Раздельно стали развиваться полковая, полевая и осадная группы артиллерии. Первая пока была представлена лишь небольшими картечницами, и потому не имела серьезного значения. Лишь легкий и мобильный станок на будущее оказался крайне ценен. Полевая артиллерия была представлена достаточно пестрой подборкой тяжелых длинноствольных пушек, гаубиц и легких мортир. Все это добро могло показывать выдающуюся эффективность, но даже после некоторого облегчения все еще сильно связывало армию на маршах. Совершенно отдельно развивалась осадная артиллерия – тяжелые пушки, гаубицы, мортиры, а вместе с ними и особый штат осадных инженеров, воспитанников западных мастеров. Большое количество самых современных осадных пушек было необходимо Русинии уже хотя бы потому, что предстояло вскоре возвращать город-крепость Фокшаны, которая была по первому слову техники отстроена в прошлое столетие – и потеряна в ходе гражданской войны. Предстоящее столкновение с собственной основательностью и осторожностью грозило превратиться в большое испытание, и потому на подготовку этого средств не жалели. Вся артиллерия объединялась в полки, но их штаты и численность не носили постоянного характера, что также снижало ее боевые возможности.

вернуться к меню ↑

Королевская Гвардия

Королевская гвардия также перетерпела реорганизацию, главной целью которых стало восстановление былого уровня высочайшей боеспособности. Наборы новых добровольцев и рекрутов в ряды гвардейцев стали сокращаться, а рост количества полков был остановлен. Окончательно переведенная на регулярную основу, гвардия была освобождена от ряда былых повинностей, вроде инженерных работ, но все еще продолжала оставаться воинской элитой. В полковых лагерях, разбросанных по окрестностям столицы, гвардейцы постоянно совершенствовали свои военные навыки, или хотя бы поддерживали их уровень. Дисциплина, моральные качества, дух сплоченности – все это постоянно поддерживалось и совершенствовалось. При этом уже Андрей V озаботился возможностью будущих переворотов со стороны гвардии, которая могла стать чрезмерно элитарной – потому держал ее достаточно далеко от себя, контролировал назначение офицеров в ее рядах, и постоянно осуществлял подпитку кадрами из разных сословий, что устанавливало хрупкий внутренний баланс внутри гвардейцев. Полки бывшей дружины в начале XVII веке окончательно отделились от фигуры одного лишь монарха, стали служить идеалам Короны, и превратились в то, чем они и должны были быть – армейскую элиту.

Гвардейская пехота по штату соответствовала регулярной, но в деталях униформы заметно отличалась от нее. Использовались более дорогие и удобные сапоги, а вместо шапок использовались шляпы европейского образца, которые со 2-й половины века заменили треуголки. В 1690-е году последние официально будут утверждены как основной головной убор всей армии. Униформа в целом имела тот же фасон, но иную, единую расцветку – темно-синюю с желтым, цвета флага Русинии и династические цвета Романовых. Из-за этого русинская гвардия внешне походила на шведскую пехоту. В отличие от обычной пехоты, которая уже могла стоять каменной стеной на поле боя, но еще не окрепла в атаке, гвардейцы, благодаря своей выучке, стремились развивать наступление, пользуясь прикрытием копейщиков и как можно более частым огнем. Из-за этого вскоре численность копейщиков сократилась до 1/5 от общего числа солдат в ротах, а незадолго перед смертью Андрея V гвардейцы и вовсе стали исключительно стрельцами. Активно использовались как караколь, так и быстрый переход со стрельбы на рукопашный бой с использованием «шведских перьев» и сабель. В фехтовании гвардейцев редко кто мог превзойти, ибо редко кто посвящал ему так много времени, как бывшие дружинники русинского короля. Гвардейские пехотные полки, в отличие от полевых, имели уже по 4 картечницы, и увеличенный штат прислуги, чтобы та могла на руках перекатывать легкие орудия вперед при наступлении, продолжая осыпать врага градом картечи.

Гвардейская кавалерия также была преобразована, и разделена на три группы полков, которые не имели порядковых номеров или отражения принадлежности в названиях – лишь «национальную» приписку, носившую чисто номинальный характер. Заново формировались драгунские полки, в то время как уланские и панцирные были целиком представлены полками старой формации. В общем и целом, они сохраняли специфику полков регулярной кавалерии, но с теми же гвардейскими исключениями, что и пехота – сине-желтый цвет униформы, ее лучшее качество, более активное использование европейских элементов костюма, и т.д. Несмотря на то, что де-юре каждый полк был открыт для всех национальностей, очень быстро они стали приобретать преимущественно этнический оттенок – в Болгарский полк поступали богатые и знатные представители болгар, в Ромейский – эллинов, и т.д. Какое-то количество личного состава прибывало даже из-за границы, дабы дать клятву верности Романовичам и служить под их началом. В этом случае, при поступлении в какой-то полк, такие люди быстро перенимали «национальный» колорит, хотя языком общения во всех полках без исключения все еще оставался русинский.

вернуться к меню ↑

Дворцовая гвардия

Военные реформы короля Андрея V (Ruthenia Magna)

А вот так можно представить гридней. Только кресты на груди православные

Гридни, т.е. дворцовая гвардия, оставались единственным подразделением, которое сохранило близость к фигуре монарха из всей Королевской Гвардии. В то же время, численность этого подразделения оставалась небольшой, хоть оно и было переформировано в эскадрон из 4 хоругвей по 150 человек, которые по очереди охраняли короля и его ближайших родственников. Ментальной подготовке гридней отводилось много времени и внимания, но еще больше занимала подготовка физическая. Гридень должен был быть умел и в пешем, и в конном строю; он должен был метко стрелять из мушкета и лука, владеть саблей и шпагой, пикой и палашом. Охраняя короля во дворце, гридень стоял на страже; во время поездок монарха гридни сопровождали своего монарха верхом. Нередко будущих дворцовых гвардейцев начинали готовить к службе еще в детском возрасте. Все это было дорого, сложно и долго, но чрезвычайно престижно. Телохранители короля продолжали сохранять свои высочайшие боевые качества и лояльность в дальнейшем. Как и прочие гвардейцы, они использовали ту же сине-золотую расцветку формы, но имели совершенно иной фасон, который скорее приближал их к европейцам, каким-то драбантам, королевским мушкетерам Франции или алабардерос Испании, чем к традиционным русинским воинам.

вернуться к меню ↑

Тактика и стратегия

Стратегия Русинской Королевской армии мало отличалась от прочих европейских государств. Во главу угла ставилось овладение территориями, т.е. городами и крепостями, а генеральное сражение превращалось во что-то, чего могло и не произойти. Если же все шло к нему, то предварительно следовал долгий этап подготовки, поиска удобного поля для сражения, и многого другого. Впрочем, в стратегическом плане имелись и отличия. В первую очередь это касалось лучше поставленной разведки благодаря татарским и казацким сотням, а также лучшей подготовке армии для различных диверсий – самая массовая русинская кавалерия, уланы, изначально формировалась как масса кое-как вооруженных и оснащенных рейдеров. В «подготовительной» фазе русинские войска были куда более гибки и эффективны. Облегчалось положение и благодаря хорошо налаженной логистике, с чем у европейских государств еще возникали проблемы. Несмотря на достаточно жесткую привязку к собственным складам, русинские армии могли совершать и быстрые марши, ибо готовились к ним в мирное время. Впрочем, в ряде характеристик – вроде численности и ударной мощи тяжелой кавалерии – русины все же уступали европейцам.

Тактика русинской армии являлась комплексом идей европейцев и собственных традиций. Еще со времен Романа Великого так повелось, что конница выступала в качестве активного молота, а пехота – пассивной наковальни, которая сковывала вражеское воинство боем и удерживало его, пока кавалерия решала исход боя. Военные новшества начала XVII века не способствовали повышению ударного потенциала пехоты – та могла стоять как стена, но в наступлении чувствовала себя неуверенно, рискуя стать причиной проигранного сражения. Лишь гвардейская пехота после долгой и тяжелой муштры научилась кое-как вести бой в наступлении, и то с оговорками. Потому русинская кавалерия сохранила и свою роль, и методики боя прошлых времен, избежав европейского зацикливания на стрельбе. В то же время пехота активно развивалась как раз в области ведения огня, из-за чего удельный вес пикинеров-оружников постоянно уменьшался. В бою полки, как правило, строились в две линии, как шведская и голландская армия. Два полка, стоящих друг за другом, могли формировать временную бригаду [7]. Дабы использовать максимально огневую мощь, полки сильно вытягивались в линию, что позволяло повысить плотность огня – но в то же время делало практически невозможными любые активные маневры. Приученная к лопате и кирке, пехота могла быстро строить полевые укрепления, дабы еще больше закрепить свои позиции. Точно также сражались в то время все передовые армии Европы, в то время как старые маневренные терции постепенно уходили в закат.

вернуться к меню ↑

Численность

Реформируя русинское войско, Андрей V сам мог задавать любой мотив будущей армии. Выбирая баланс между количеством и качеством, слишком заманчиво было сделать ставку на первое – ведь имелись и ресурсы, и возможность использовать как собственное население, так и наемников для набора многочисленных полков. Однако вместо этого король предпочел сделать ставку на баланс между качеством и количеством. Это не значило, что у Русинии должна была быть небольшая армия – но по отношению к численности собственного населения удельный вес РКА оставался достаточно низким. В то же время, русинские полки имели достаточно хорошее вооружение, оснащение, снабжение, постоянный штат мирного времени, и в любой момент могли быть отправлены на войну, не дожидаясь пополнений до полного штата. При этом личный состав оставался хорошо подготовленным и профессиональным, в отличие от старых уездных полков.

Всего в Русинской Королевской армии числились:

  • 96 сотен ратников;
  • 20 пехотных полков;
  • 6 панцирных полков;
  • 12 уланских полков;
  • 4 драгунских полка;
  • 8 полков пешей гвардии;
  • 9 полков конной гвардии;

Всего, с учетом вспомогательного состава, артиллерийской прислуги и прочего, полевая армия Русинии к 1650 году насчитывала до 100 тысяч человек при населении на тот момент в 9,6-10 миллионов человек. Значительную долю от всей армии составляла кавалерия – эпоха пехоты как царицы полей в Русинии еще не наступила.

вернуться к меню ↑

Результаты реформ

Благодаря грамотному подходу и упорству короля Андрея V была создана армия, намного превосходившая войска Русинии времен Ливонской войны. Ее боеспособность равнялась лучшим европейским армиям, и оставила далеко позади многие другие государства, превзойдя главного противника – турок. Армия короля Андрея V в будущем покажет высочайшие боевые качества, и сможет покрыть себя неувядающей славой на полях сражений в Европе. Задел, созданный в начале XVII века, окажется настолько велик, что без кардинальных изменений, лишь оттачивая старую структуру и приводя ее к требованиям времени, Русинская Королевская армия сохранится в своем практически первозданном виде вплоть до Первой мировой войны, когда настанет совершенно другая эпоха в военном деле.

Однако все эти преобразования потребовали много средств, и потому оказались растянуты во времени. Формирование новых полков, перевооружение, подготовка рекрутов, ликвидация детских болезней и вскрывшихся недостатков займут без малого 30 лет – полтора человеческих поколения. Для формирования одной из лучших в Европе армий придется даже на время отказаться от серьезных вливаний во флот, из-за чего тот будет находиться в достаточно плачевном состоянии до середины столетия. Лишь наследники короля Андрея смогут максимально эффективно использовать русинскую армию, а в его собственное правление успехи окажутся достаточно скромными, почти незамеченными сторонними наблюдателями.

вернуться к меню ↑

Примечания

  1. Также рассматривались варианты с гетманом, фельдмаршалом и генералиссимусом, но решил в результате сделать упор на самое простое и звучное слово. Конкурентом маршалу тут получается лишь гетман, но его утверждение в Русинии в АИшке под сомнением.
  2. Особенность, заимствованная у протестантов. В частности, серьезной обработкой со стороны церкви подвергались шведские солдаты и офицеры, что делало их весьма упорными, фанатичными на поле боя.
  3. Жестоко, но лучше так, чем терять рекрутов на марше от места вербовки до места подготовки. Этим страдала РИА, теряя таким образом до половины рекрутов.
  4. Честно говоря, я в цветах русинской армии пока сильно сомневаюсь. Казалось бы, самое очевидное – использовать национальные цвета, но на государственном гербе и флаге основные цвета – синий и желтый, и пехота в результате будет выглядеть точь-в-точь как шведская. А это может вызвать нездоровую реакцию у некоторых коллег. Хотя никого не напрягало, что в начале XVIII века испанская, французская и австрийская армии – три главных армии континента – носили по сути одинаковую униформу (хотя у французов часть полков уже перешла на сине-красную расцветку). Короче, я еще буду думать на этот счет, ибо сине-желтая палитра для униформы выгодна не только обоснованностью, но еще и тем, что с ней будет легко находить иллюстрации для военных баталий – можно будет просто брать рисунки каролинеров той же шведской армии.
  5. ИМХО, лучше панцирные полки и латники, чем кирасиры, рейтары и прочие заимствованные слова. Да, я люблю аутентичность, что тут поделаешь….
  6. По сути, уланы становятся орегуляренной поместной конницей. В улан «классических» по вооружению они превратятся не раньше начала XVIII века, да и с униформой у них все будет не обязательно так, как в реальности – к примеру, конфедераток точно в Русинии не будет.
  7. Бригады в указанное время уже существовали, но носили характер временных формирований.

27
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
8 Цепочка комментария
19 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
7 Авторы комментариев
arturpraetorChugaysterDectrianСЕЖHerwig Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
napolleon_6

Спасибо за весь цикл.

NF

++++++++++++++++++++++++++++++++++

Herwig
Herwig

Кожанные пушки по сути легкие гаубицы. Стрельба велась картечью и гранатами. Ствол не выдерживал стрельбы ядрами на рикошетах.

Herwig
Herwig

++++++++

Herwig
Herwig

очень легкие полевые орудия, которые, по-видимому, употреблялись уже в начале XIV в. (К. мортира венецианского арсенала), затем гуситами, но систематическая попытка применения их сделана была Густавом Адольфом, который ввел их в 1625 г., по предложению полковника Мельхиора фон Вурмбрандта и барона Роберта Скотта. Эти К. пушки состояли из тонкостенного медного ствола с медной тарелью; ствол скреплялся железными обручами, а затем обвивался осмоленной бечевкой и сверху обшивался кожей, пропитанной дегтем; снаружи надевался железный обруч с двумя цапфами; калибр был 1-3-фунтовый; весило орудие 3 пуда и легко перевозилось на лафете 1 лошадью или 2 человеками; стрельба исключительно картечная. К. пушки не оправдали ожиданий: они имели большой откат и малую дальность, стволы сильно нагревались, выстрелы происходили иногда преждевременно. Поэтому уже в 1631 г. К. пушки заменены были легкими чугунными.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1

Crankshaft
Crankshaft

Позволю себе высказать мнение, что циклы статей за авторством Arturpraetor — это самый качественный контент что есть на сайте. Спасибо Вам за Ваше творчество.
Но позвольте задать вопрос, планируется ли в ближайшее время продолжение России Прагматической? Уж очень хочется почитать про 20-й век.

Chugayster
Chugayster

По сути, уланы становятся орегуляренной поместной конницей. В улан «классических» по вооружению они превратятся не раньше начала XVIII века, да и с униформой у них все будет не обязательно так, как в реальности – к примеру, конфедераток точно в Русинии не будет.

Вот тут не понял. По тексту говорится, что поместного принципа комплектования отказались, и что армия стала регулярной. А в сноске уланы названы поместной конницей.

К 17 веке пора уже Русинии оповестить подобием полиции и спецслужбами. В приличном государстве должен быть тайный (политический сыск). Да и про работы русинских разведчиков было бы интересно почитать. Шпионаж же был придуман давно.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить