Виттман против «крыс пустыни»

0
0

Сражение за маленький нормандский городок Вильер-Бокаж 13 июня 1944 года, бесспорно, считается самым знаменитым боем немецкого танкового аса оберштурмфюрера СС Михаэля Виттмана. Германская пропаганда заявила, что в этот день Виттман уничтожил 25 танков противника, 2 противотанковых орудия и множество легкой бронетехники. Кроме того, его решительные действия предотвратили окружение всей немецкой группировки, защищавшей город Кан. Однако более скрупулезное изучение документов и сопоставление воспоминаний участников с многочисленными кино- и фотоматериалами заставляют усомниться как в достоверности общепринятого описания сражения, так и в справедливости личного счета Виттмана за этот день.

Союзные войска высадились на побережье Нормандии 6 июня 1944 года. Командование союзников рассчитывало, что в день «Д» будут захвачены несколько ключевых пунктов, игравших важную роль в разработанных генералом Монтгомери планах вторжения. Одним из них был город Кан. Но, ни фронтальная атака города, ни последующий обходной маневр в направлении Тилли-сюр-Селль не дали ощутимых результатов. Кан оставался в руках немцев, которые эффективно использовали «бокаж» — специфический ландшафт Нормандии: небольшие поля, обнесенные со всех сторон густым кустарником. Ситуация изменилась только 12 июня. В этот день в смежном американском секторе высадки, обескровленная неделей не прекращавшихся боев 352-я пехотная дивизия вермахта откатилась к Комо-ну, обнажив левый фланг оборонявшей Кан Учебной танковой дивизии. Мобильный резерв британцев — 7-я бронетанковая дивизия, — получил возможность нанести «правый хук» в обход позиций противника и захватить в качестве первого шага важные высоты у Вильер-Бокаж и Мезонсель Пельвей. Размеры бреши в немецкой обороне не позволяли ввести в прорыв всю дивизию, и потому роль тарана была поручена 22-й бронетанковой бригаде бригадира Роберта Хинда.

7-я бронетанковая дивизия «Крысы пустыни» считалась «старой гвардией» Монтгомери. В начале января 1944 года ее передислоцировали из Италии в Англию. В Англии личный состав узнал, что их подразделение будет оснащено не «Шерманами», а новыми британскими танками «Кромвель». В дивизии это решение было воспринято скептически. «Кромвель», по мнению ветеранов, проигрывал «Шерману». То, что британские и американские танки отстают по бронированию и мощности орудия от немецких образцов, ни для кого не было секретом. Тем не менее, нередко вера экипажа в возможности собственной машины могла серьезно повлиять на баланс сил на поле боя. Вероятно, оснащение танками «Кромвель» какого-нибудь недавно созданного подразделения никак не отразилось бы на боевом духе солдат и офицеров, но в случае с «Крысами пустыни» это был серьезный удар.

Подготавливая «правый хук», британцы исходили из данных разведки, согласно которым авангард 7-й бронетанковой дивизии не должен был встретить серьезного сопротивления. Это не соответствовало действительности. На пути к Вильер-Бокаж находился элитный 101-й тяжелый танковый батальон СС, получивший приказ маршем выдвинуться в Нормандию еще 7 июня. Налеты авиации союзников и ужасные дороги стали причиной выхода из строя значительного числа танков батальона. Тем не менее, к исходу дня 12 июня в намеченные районы развертывания на левом фланге 1-го танкового корпуса СС прибыли 10 «Тигров» 1-й роты и 6 машин 2-й роты. Первый отряд, под командованием гауптштурмфюрера СС Рольфа Мебиуса, разместился в Нуайе-Бокаж, на 10 км северо-восточнее Вильер-Бокаж. Вторым отрядом командовал знаменитый ас Михаэль Виттман. Его танки остановились на ночь на склоне возвышенности Кот де Ланд, обозначенной на британских картах как «высота 213». Командирами шести «Тигров» отряда были унтерштурмфюреры СС Георг Хантуш, Герберт Штиф и Курт Сова, обершарфюреры СС Юрген Брандт и Георг Лоцш и оберштурм-фюрер СС Юрген Вессель. Танк Весселя Виттман сразу же отправил в Жювиньи на поиски подразделений Учебной танковой дивизии. Сам Виттман прибыл в Вильер-Бокаж «безлошадным» — его «Тигр» №205 сломался и Виттман пересел на «Швиммваген».

Виттман против «крыс пустыни»

Виттману было известно о том, что противник активно нащупывает брешь в немецкой обороне. Не надо было обладать большой проницательностью, чтобы понять, что рано или поздно британцы попытаются нанести удар в тыл Учебной танковой дивизии. Штаб 1-го танкового корпуса СС оперативно известил по радио о возможной попытке прорыва 1-ю и 2-ю роты 101-го ттб, а также подразделения 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд». Как отметил Виттман в кратком рапорте за день, составленном в ночь с 12 на 13 июня, его отряд получил задачу 

«быть готовым атаковать и уничтожать любые подразделения противника, пытающиеся прорваться с северо-востока и северо-запада».

Авангард 22-й английской бронетанковой бригады вошел в Вильер-Бокаж примерно в 8:15 утра по британскому времени. Не задерживаясь в городке, передовой отряд направился к высоте «213», расположенной примерно в 2 километрах северо-восточнее. Виттман наблюдал за прохождением британских танков по национальному шоссе №175 с импровизированного НП, оборудованного у проселочной дороги, известной как Старый Канский тракт. Этот тракт проходил почти параллельно шоссе — две дороги разделяло примерно 200 метров. Хотя нередко утверждается, что 13 июня Виттман в одиночку сцепился чуть ли не со всей 7-й бронетанковой дивизией, в действительности захват Вильер-Бокаж и высоты «213» был задачей одного танкового полка 22-й бронетанковой бригады — 4-го полка Йоменов графства Лондон, поддержанного пехотной ротой 1-го батальона Стрелковой бригады. Рассмотрим вкратце, что представляли из себя эти подразделения.

Виттман против «крыс пустыни»

4-й полк Йоменов имел в своем составе три танковых («А», «В» и «С») и один штабной эскадрон. Танковые полки в составе британских бронетанковых бригад были эквивалентны батальонам армий других стран, а их эскадроны соответствовали танковым ротам. Штатно полк включал в себя 61 средний танк (по 19 танков в каждом из трех танковых эскадронов и 4 танка в штабном эскадроне), 11 легких танков «Хани» (британское прозвище американского легкого танка М3А3 «Стюарт»), 6 зенитных танков «Крусейдер АА» Mk.II и 9 бронемашин «Хамбер». Подавляющее большинство средних танков составляли «Кромвели» с 75-мм орудием. В каждом танковом взводе имелся один «Шерман Файрфлай», оснащенный мощным 17-фунтовым орудием, способным пробивать броню немецких тяжелых танков.

На вооружении роты «А» 1-го батальона Стрелковой бригады были полугусеничные бронетранспортеры М9А1 (по 4 в каждом из трех пехотных взводов), а также гусеничные бронетранспортеры «Универсал» Mk. II и колесные бронеавтомобили «Даймлер». Роте «А» был придан также противотанковый взвод, имевший 4 гусеничных тягача «Карден-Ллойд» и два 6-фунтовых орудия.

В боях за Тилли-сюр-Селль 10 и 11 июня 4-й полк Йоменов понес потери, которые на момент проведения «правого хука» восполнены не были. Полк лишился 7 «Кромвелей» и 1 «Шермана Файрфлай». Рота «А» Стрелковой бригады также действовала в неполном составе — ее разведывательный взвод (11 бронетранспортеров «Универсал» Mk.II), приписанный к другому транспортному кораблю, прибыл в Нормандию с опозданием и еще не присоединился к роте. Кроме того, анализ фотоснимков позволяет предположить, что 13 июня в роте отсутствовал также один бронетранспортер М9А1.

Непосредственно перед немецкой атакой эти силы британцев располагались вдоль шоссе №175 — на достаточно протяженном участке между высотой «213» и западной окраиной Вильер-Бокаж, — и дальше по дороге, ведущей из Вильер-Бокаж в Амей-сюр-Селль. Диспозиция британских войск выглядела следующим образом:

  • — Три взвода эскадрона «А» 4-го полка Йоменов — непосредственно на высоте «213». Танки 2-го и 3-го взводов рассредоточились на прилегающих полях и в садах, образовав оборонительный периметр. Машины 4-го взвода остались на шоссе в районе фермерского дома, где командир 4-го полка Йоменов подполковник Артур Крэнли организовал временный КП. Вместе с подполковником на КП находились командир эскадрона «А» майор Питер Скотт и командир роты «А» майор Джеймс Райт. В 50 метрах от гребня высоты остановился «Кромвель» корректировщика огня 5-го полка Королевской конной артиллерии (ККА) капитана Роя Данлопа.
  • — В 200-300 метрах ниже гребня высоты -3 танка штабного взвода эскадрона «А». Чуть ниже по дороге двигался «Кромвель» с собственным именем «Shufti Cush» из 2-го взвода. Этот танк отстал от колонны и теперь спешил догнать свой взвод.
  • — У перекрестка шоссе №175 с проселочной дорогой, ведущей к ферме Ля Сидри, находились 2 «Кромвеля» и 1 «Шерман Файр-флай» арьергардного 1-го взвода эскадрона «А». «Шерман Файрфлай» имел собственное имя «Blondie».
  • — Ниже по склону возвышенности по шоссе двигались 3 полугусеничных бронетранспортера М9А1 с офицерами и сержантами роты «А» Стрелковой бригады. По стечению обстоятельств, незадолго до атаки Виттмана командный состав роты получил приказ майора Райта прибыть на совещание на временный КП на высоте №213. Четвертый бронетранспортер с офицерами отстал и приближался к слиянию шоссе с аллеей, ведущей к ферме Ле 0 Ван.
  • — Еще примерно в 150 метрах ниже остановились 5 бронетранспортеров «Универсал» роты «А». Эти машины были переданы роте, чтобы как-то компенсировать отсутствие разведывательного взвода.
  • — Остальная бронетехника роты «А» размещалась на правой обочине дороги вдоль 300-метрового отрезка шоссе вплоть до слияния с дорогой на Тилли-сюр-Селль. Здесь находились 7 бронетранспортеров М9А1, два бронетранспортера «Универсал», четыре тягача «Карден-Ллойд» и два 6-фунтовых орудия противотанкового взвода лейтенанта Роджера Батлера. Личный состав роты получил разрешение спешиться, а тот факт, что офицеры и большинство сержантов отправились на высоту «213», серьезно ослабил бдительность британских солдат.
  • — В 20 метрах ниже по шоссе располагались 2 легких танка «Хани» разведывательного взвода 4-го полка Йоменов.
  • — На окраине Вильер-Бокаж — на участке между фермами Лемонье и Геру, — находилась бронетехника штаба 4-го полка Йоменов. На правой обочине дороги остановились четыре «Кромвеля» штабного эскадрона и бронемашина взвода связи. На левой обочине был припаркован «Хамбер» лейтенанта Чарльза Пирса.
  • — В нескольких десятках метров ниже изгиба главной улицы, напротив отеля «Бра д'Ор», стояли 2 танка корректировщиков огня 5-го полка ККА. Орудие в башне «Шермана ОР» майора Дэнниса Уэллса было заменено деревянным муляжом. Вторым танком был «Кромвель» капитана Пэдди Виктори.
  • — Еще ниже по рю Клемансо расположились еще 5 танков «Хани» разведывательного взвода полка Йоменов, «Хамбер» командира взвода капитана Джона Филиппа-Смита и бронетранспортер М9А1 офицера медицинской службы капитана Маклина.
  • — Следующий британский танк находился на северной оконечности площади Жанны д'Арк. Это была головная машина эскадрона «В» 4-го полка Йоменов — «Шерман Файрфлай» сержанта Стэна Локвуда. Прочие машины эскадрона «В» размещались уже за пределами Вильер-Бокаж — вдоль дороги на Амей-сюр-Селль. Там же, но еще дальше на северо-запад, спешился эскадрон «С» полка.

Виттман против «крыс пустыни»

Как видим, в действительности Виттману противостояла не бронетанковая дивизия и даже не полк, а один танковый эскадрон (рота), плюс пехотная рота на невооруженных бронетранспортерах и часть штаба полка. Необходимо отметить также, что Виттман физически мог видеть со своего НП только танки эскадрона «А» и те несколько бронетранспортеров роты «А», что направлялись на высоту «213». Разумеется, он понимал, что это не более чем авангард британских войск, но о том, какие силы следуют за авангардом, Виттман мог только догадываться.

Виттман против «крыс пустыни»

Посчитав, что увидел достаточно, Виттман покинул НП и бросился к ближайшему «Тигру» своего отряда. Это был танк, которым командовал унтершарфюрер Штиф. Виттман отправил Штифа поднимать по тревоге экипажи остальных танков, а сам занял его место и приказал выдвигаться к шоссе. Впрочем, далеко он не уехал, поскольку двигатель танка оказался неисправным. Раздосадованный Виттман покинул машину и устремился к следующему танку. Штиф уже ввел в курс дела экипаж этого «Тигра», и танк медленно выбирался с проселочной дороги на прилегающее поле. Командира танка унтершарфюрера Сова постигла та же участь, что и, чуть раньше, Штифа. Кстати, по штатному расписанию батальона Сова командовал танком №222. Видимо поэтому, многие авторы склонны считать, что именно на «Тигре» №222 Виттман совершал свою знаменитую вылазку. Однако один из авторов данной статьи Ян Жуо, скрупулезно изучив особенности камуфляжного рисунка машин 101 ттб, еще в 2000 году однозначно доказал, что Виттман воевал 13 июня на «Тигре» с №212. Любопытно, что по штатному расписанию командиром этого танка был унтершарфюрер СС Бальтазар Волль, служивший на Восточном фронте наводчиком в экипаже Виттмана. Нередко Волля записывают в экипаж Виттмана и в бою у Вильер-Бокаж. Очевидно, однако, что Волль в сражении за Вильер-Бокаж участия не принимал ни как командир танка, ни, уж тем более, как наводчик в танке Виттмана. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что германская пропаганда, расхваливая подвиг Виттмана, ни единым словом не упомянула о Волле, хотя прежде знаменитый наводчик обязательно получал свою порцию славы. Нет Волля и в списке награжденных по результатам этого боя. Кроме того, переживший войну Волль никогда не заявлял о своей причастности к событиям 13 июня.

Виттман против «крыс пустыни»

Очевидно, сержант роты «А» О'Коннор первым из британцев заметил приближающийся к шоссе «Тигр». Он находился в одном из бронетранспортеров, направлявшихся на высоту «213». Благодаря особенностям ландшафта, танк Виттмана к этому моменту преодолел уже половину расстояния, разделявшего Старый Канский тракт и шоссе №175. Сержант О'Коннор, не задумываясь, нарушил радиомолчание. Но его непосредственный командир лейтенант Олфи де Пас счел это сообщение ошибкой. Выстрел 88-мм орудия быстро расставил все по местам.

В первый момент атаки в поле зрения Виттмана находились только два британских танка — «Кромвель» и «Шерман Файрфлай» 1-го взвода эскадрона «А». Первым же выстрелом был уничтожен «Кромвель», вторым — «Файрфлай». Произошло это настолько быстро, что экипажи обоих танков даже не успели понять, что случилось. Третий танк взвода, стоявший на противоположной обочине шоссе, Виттман обнаружил только после того, как его «Тигр» подошел к дороге. К этому времени дым горящего «Файрфлая» уже серьезно затруднял видимость в направлении высоты «213». После того, как был уничтожен и третий танк 1-го взвода, участок шоссе, ведущий к гребню высоты, из танка Виттмана уже практически не просматривался. Зато теперь Виттман мог обозревать колонну бронетехники роты «А» Стрелковой бригады. Судя по всему, первоначально Виттман намеревался атаковать только авангард бронетанкового полка, стремясь отсечь его от основных сил, а решение направиться к Вильер-Бокаж было принято спонтанно, когда танковый ас обнаружил слабое место в порядках британцев.

Виттман против «крыс пустыни»

Три бронетранспортера с офицерами и сержантами роты «А» Стрелковой бригады успели проскочить на высоту «213» в тот момент, когда Виттман расстреливал танки арьергардного взвода Йоменов. Четвертому М9А1 такого шанса не представилось, и он стал первым бронетранспортером роты «А», подбитым в ходе атаки Виттмана. Затем наступил черед и остальных бронемашин роты. Ведя огонь из пулеметов и орудия, танк Виттмана методично уничтожал их, постепенно приближаясь к слиянию шоссе с дорогой на Тилли. Британские пехотинцы бежали кто куда, не имея возможности что-то предпринять. Судя по воспоминаниям уцелевших пехотинцев роты, по ним велся шквальный пулеметный огонь. Вряд ли такую плотность мог обеспечить один только танк Виттмана. Очевидно, что технику роты «А» помимо «Тигра» Виттмана обстреливал еще, по меньшей мере, один танк его отряда, например, машина Брандта, который записал на свой счет в этот день три «Шермана» и множество легкой бронетехники. Но и это еще не все.

Виттман против «крыс пустыни»

Виттман против «крыс пустыни»

В журнале радиопереговоров 30-го корпуса зарегистрировано, что по авангарду колонны вели огонь четыре «Тигра»: три из них находились южнее шоссе (и, несомненно, относились к отряду Виттмана), а один — севернее. Про участие в сражении этого танка с номером «231» в многочисленных описаниях героической вылазки Виттмана обычно не говорится ни слова. Судя по воспоминаниям очевидцев, этот «Тигр» занимал позицию неподалеку от слияния дорог — в яблоневом саду сразу за распятием. Машина не принадлежала к отряду Виттмана и прибыла в назначенный район позже, практически без горючего. Экипаж танка решил дождаться утра, укрыв танк под деревьями неподалеку от въезда в город. Этот «Тигр» был выведен из строя британским противотанковым орудием, причем механик-водитель танка роттенфюрер СС Ойген Шмидт был убит. Пока не удалось точно установить, когда был подбит этот танк: до того, как Виттман проследовал через слияние дорог или уже после. Если верен второй вариант, личный счет Виттмана в Вильер-Бокаж уменьшается на одно уничтоженное противотанковое орудие.

Виттман против «крыс пустыни»

Покончив с бронетехникой роты «А», Виттман направился непосредственно в Вильер-Бокаж. Можно спорить, разумным ли было его решение войти в город. Очевидно, свою роль сыграло то, что до этого момента никакого серьезного сопротивления со стороны противника он не встретил.

Виттман против «крыс пустыни»

Танки «Хани» разведывательного взвода не способны были причинить «Тигру» вреда, даже ведя огонь в упор. Виттман расправился с ними без особых проблем. Затем наступила очередь танков штаба полка Йоменов. Не имея ясного понимания, что именно происходит, их экипажи каждый по-своему пытались спасти свои машины. «Кромвель» заместителя командира полка майора Артура Карра двинулся вперед и свернул с дороги направо. Не исключено, что он пытался уйти от огня «Тигра», укрытого в саду за распятием. Но возможно также, что майор Карр заметил приближающийся танк Виттмана и предпринял обходной маневр, понимая, что атака «Тигра» в лоб сродни самоубийству. Остальные танки штаба задним ходом отступали по шоссе в надежде найти спасение за изгибом дороги.

Виттман против «крыс пустыни»

Виттман против «крыс пустыни»

Когда «Тигр» Виттмана показался из клубов дыма, испускаемых горящими «Хани», наводчик майора Карра открыл огонь и успел сделать несколько выстрелов, однако броня «Тигра» выдержала попадания 75-мм снарядов. Башня «Тигра» медленно повернулась влево. Воспользовавшись тем, что орудие «Тигра» смотрит в сторону, лейтенант Пирс приказал водителю своего «Хамбера» гнать в город на максимальной скорости. Уничтожив танк майора Карра, а заодно и следовавший за ним бронеавтомобиль взвода связи, Виттман продолжил свой сокрушительный рейд.

«Кромвель» командира штабного эскадрона лейтенанта Джона Клаудсли-Томпсона задним ходом съехал с шоссе на луг Лорейна. Танк уже получил попадание 88-мм снаряда, в результате чего вышло из строя орудие, а сам лейтенант и его радист были контужены. С дистанции менее 40 метров «Кромвель» был подбит и загорелся, однако весь его экипаж сумел выбраться наружу.

Виттман против «крыс пустыни»

Танк адъютанта полка капитана Пэта Дайса ушел задним ходом в сад усадьбы Джеймса. В башне «Кромвеля» отсутствовал наводчик, и Дайс мог лишь наблюдать, как «Тигр» проследовал в город всего в нескольких метрах от него. Четвертый «Кромвель» штабного эскадрона был остановлен 88-мм снарядом, когда до спасительного изгиба дороги оставалось не больше 25 метров.

Британские подразделения, размещенные на рю Клемансо, поняли, насколько близок враг, только когда мимо них промчался бронеавтомобиль лейтенанта Пирса. Капитан Филипп-Смит принялся спешно уводить машины разведвзвода на боковые улочки. Капитан Виктори направил свой танк задним ходом к перекрестку с улицей рю Кюри, где он рассчитывал развернуться. Лишь «Шерман ОР» майора Уэллса остался недвижим. В нем находился только механик-водитель Чарли Рэй. Остальные члены экипажа готовили чай на походном примусе во дворе отеля «Бра д'Ор». «Шерман ОР» попал в прицел «Тигра», едва только тот повернул за изгиб улицы. Чтобы вывести из строя невооруженный британский танк наводчику Виттмана понадобилось сделать два выстрела -первый снаряд не попал в цель. Похоже, к этому моменту экипаж «Тигра» уже начал нервничать — в захваченном врагом городе вероятность поражения даже такого защищенного танка, как «Тигр», увеличивалась многократно.

Виттман против «крыс пустыни»

Тем временем, пересадив одного из своих танкистов на вакантное место наводчика, капитан Дайс пустился вдогонку за «Тигром». В некоторых описаниях сражения утверждается, что Дайс атаковал танк Виттмана, когда последний возвращался из городка на высоту «213». Однако «Тигр» Виттмана был подбит в центре Вильер-Бокаж (что подтверждают фотографии), следовательно, дуэль «Кромвеля» и «Тигра» могла иметь место только в короткий промежуток времени между уничтожением «Шермана ОР» майора Уэллса и перемещением «Тигра» по рю Клемансо до точки, которая уже не просматривается с въезда на ферму Геру, где и был подбит танк Дайса. Как неоднократно указывал в интервью Дайс, он увидел «Тигр», когда дистанция между машинами составляла не более 100 метров. Орудие «Кромвеля» сделало два или даже три выстрела, которые, впрочем, не причинили противнику вреда. Не исключено, что снаряды прошли мимо — дым от горящего «Шермана ОР» затруднял прицеливание, да стрельба на таких коротких дистанциях требовала от наводчика особых навыков. Тем временем «Тигр» развернул башню в сторону британского танка и подбил его первым же выстрелом.

Танк Виттмана двинулся дальше по рю Клемансо. Добравшись до перекрестка с рю Кюри, Виттман обнаружил на боковой улочке еще один британский танк. Попытка капитана Виктори развернуть «Кромвель» закончилась тем, что вывернутый из брусчатки булыжник намертво заклинил ведущее колесо. При появлении «Тигра» экипаж спешно покинул машину и спрятался в ближайшем здании. Спустя мгновение их танк разделил участь других машин штабного взвода.

Виттман против «крыс пустыни»

В это время бронеавтомобиль лейтенанта Пирса уже пересек городок и остановился у головного танка эскадрона «В». Лейтенант сообщил командиру «Шермана Файрфлай» сержанту Локвуду, что со стороны верхнего города к ним приближается «Тигр», который уничтожил значительную часть передовой группы. Лейтенант приказал Локвуду переместить танк вперед и занять позицию, с которой он мог бы держать под огнем главную улицу.

Вероятно, расправившись с танком Виктори, Виттман испытал некоторую растерянность. Перед ним была пустынная главная улица. Сюрпризы могли поджидать за каждым углом, а рассчитывать на внезапность больше не приходилось. Тем не менее, Виттман решил двигаться дальше. Опасаясь засад, наводчик поворачивал башню в сторону боковой улицы всякий раз, когда танк приближался к очередному перекрестку. И, тем не менее, сержанту Локвуду удалось захватить немецкого аса врасплох.

Его «Файрфлай» пересек площадь Жанны д'Арк и проходил мимо крайнего дома по изрядно задымленной рю Пастер, когда впереди показался силуэт «Тигра». Танк Виттмана в этот момент приближался к Ратушной площади, башня его была повернута влево. Противников разделяло не больше 200 метров. Локвуд дал указание наводчику и орудие «Файрфлая» выпустило снаряд, начав дуэль, которая положила конец вылазке Виттмана.

Виттман против «крыс пустыни»

Виттман против «крыс пустыни»

От сотрясения, вызванного выстрелом 17-фунтового орудия, часть дома, у которого остановился танк Локвуда, обрушилась. Куски дымовой трубы и фрагменты второго этажа посыпались на мостовую. При этом в воздух взметнулись клубы пыли. Несколько крупных обломков упало и на броню «Файрфлая». Наводчик Локвуда сделал еще один выстрел, прежде чем «Тигр» повернул башню и смог ответить. В этот раз Локвуд ясно видел, что снаряд попал в цель. Он высек из брони «Тигра» сноп искр и поджег ветки, которые служили для маскировки танка. Ответный выстрел 88-мм орудия прошел выше и правее цели. Это был явный промах, но немецкий снаряд угодил в уже частично разрушившееся здание. Пыли в воздухе стало еще больше и видимость упада почти до нуля.

Скорее всего, ни Виттман, ни его наводчик не знали, что по ним ведет огонь британский танк. Описывая свое участие в сражении, Виттман заявил, что его «Тигр» был подбит тяжелым противотанковым снарядом, не уточняя, кто именно этот снаряд выпустил. Бытующее мнение, что танк Виттмана был остановлен противотанковым орудием, не выдерживает критики, поскольку утром 13 июня британской противотанковой артиллерии в Вильер-Бокаж попросту не было.

Виттман против «крыс пустыни»

Противники еще раз обменялись выстрелами, и немецкий наводчик снова промахнулся. Дистанция, на которой шел бой, не позволяла Локвуду отслеживать, насколько эффективным был огонь его танка. Он увидел только, что «Тигр» попятился назад и скрылся в клубах пыли и дыма. Очевидно, перестрелка весьма убедительно продемонстрировала немецкому асу, что лимит удачи исчерпан. Наводчик Локвуда, уже не видя цель, наудачу выпустил еще один снаряд. Возможно, именно он окончательно вывел из строя ходовую часть «Тигра», который, развернувшись на 180 градусов в районе Ратушной площади, уходил вверх по улице. Но возможно, что причиной выхода «Тигра» из строя стал и совокупный ущерб от попаданий, полученных в ходе всего рейда. Как только «Тигр» ретировался, Локвуд незамедлительно увел свой танк с угла улицы, чтобы убрать обломки, которыми были усыпаны корпус и башня. Экипаж «Тигра» во главе с Виттманом выбрался наружу и пешком направился на север, в направлении Орбуа, где располагался штаб Учебной танковой дивизии. То, что им удалось невредимыми пробраться через Вильер-Бокаж, свидетельствует, насколько слабым было британское присутствие в городке в то утро.

На этом участие Виттмана в сражении за Вильер-Бокаж завершилось. Однако до окончания сражения было еще далеко. Пока знаменитый танковый ас со своим экипажем пешком пробирался в Орбуа, оставшиеся без командира экипажи 2-й роты вынуждены были импровизировать. Приказ Виттмана изолировать британский отряд, прорвавшийся на высоту «213», они выполнили, но для полного уничтожения противника сил было явно недостаточно. К тому же, в первую очередь следовало нейтрализовать британских пехотинцев, рассеянных по полям на участке между высотой и городком.

Вопреки мнению, что танки Виттмана не имели никакой пехотной поддержки в течение первой фазы боя, сама тактика, избранная немцами для уничтожения британского авангарда, свидетельствует о наличии у них не только пехоты, но и легкой артиллерии с минометами. В состав 101-го ттб входила 4-я отдельная легкая пехотная рота, но не стоит забывать и про вспомогательные подразделения батальона, которые в случае необходимости могли выполнять функции пехоты. В книге официального историка 101-го ттб Патрика Эджта упоминается даже один русский «хиви», который вместе с немецкими солдатами активно участвовал в выкуривании из бокажа британских пехотинцев. Поддержку танкам 2-й роты оказывали и группы пехотинцев Учебной танковой дивизии, которые не покинули Вильер-Бокаж при появлении британской колонны, а укрылись в оставленных жителями домах, ожидая дальнейшего развития событий. Зачистка прилегающей к шоссе местности продолжалась несколько часов и не закончилась даже к 13:00, когда капитулировали остатки эскадрона «А».

Все это время окруженные на высоте «213» британцы практически бездействовали. Причин тому можно назвать несколько. Во-первых, поддерживая связь с эскадроном «В», подполковник Крэнли рассчитывал, что для деблокирования его группы будут приложены все возможные усилия. Во-вторых, на высоте «213» было слишком много офицеров и сержантов и слишком мало рядовых солдат. В-третьих, поле обзора запертых на высоте британцев было весьма ограниченным. Они, очевидно, могли оказать достаточно серьезное сопротивление, если бы немцы предприняли попытку прямой атаки, однако ничего не могли противопоставить изнуряющему обстрелу своих позиций. На раннем этапе боя решительная попытка прорваться к лесному массиву севернее высоты, а оттуда — к Вильер-Бокаж, вполне могла увенчаться успехом. Но тогда британцы еще не понимали всю тяжесть своего положения. А когда осознали, было уже слишком поздно — 2-я рота получила подкрепление в виде сборного отряда Учебной танковой дивизии под командованием гауптмана Ритге-на. Около часа дня к высоте «213» с северо-востока прибыли 10 «Тигров» 1-й роты 101 ттб, и судьба британского авангарда была окончательно решена.

Виттман против «крыс пустыни»

Между тем штаб 22-й бригады в срочном порядке выдвинул вперед 1/7-й батальон бригады Стражи Королевы, который на момент атаки Виттмана находился в районе деревни Сен-Жермен, в трех милях северо-за-паднее Вильер-Бокаж. Прибыв в город, британская пехота занялась выкуриванием из домов мелких групп немецких солдат и оборудованием линии обороны, построенной таким образом, чтобы держать под огнем основные перекрестки дорог. Одна рота батальона была придана эскадрону «В» для попытки прорыва к высоте «213», но быстро выяснилось, что весь отрезок шоссе между городом и гребнем высоты простреливается противником. Взвод эскадрона «В» под командованием лейтенанта Билла Коттона был направлен на юг с задачей отыскать обходной путь на высоту «213», но успеха не достиг. Вернувшись в Вильер-Бокаж, взвод занял позицию на Ратушной площади. Место, по мнению Коттона, идеально подходило для засады. По какой бы из улиц ни пытался противник прорваться на западную окраину городка, он обязательно должен был проследовать мимо площади. Коттон разместил два «Кромвеля» и «Файрфлай» взвода по обе стороны от здания мэрии. Здесь же было установлено временно приданное отряду 6-фунтовое противотанковое орудие. Собственный «Кромвель CS», вооруженный 95-мм гаубицей и не предназначенный для борьбы с бронетехникой, Коттон укрыл во дворе скобяной лавки. Британцы заглушили двигатели своих машин и стали ждать.

Покончив с британским авангардом, немецкие войска приготовились к решительной атаке Вильер-Бокаж. Задача отбить городок была возложена на «Тигры» Мебиуса. Бытует мнение, что дневную атаку на город возглавил вернувшийся из Орбуа Виттман. Однако представляется совершенно невероятным, что, несмотря на свою славу, он мог узурпировать власть над 1-й ротой, тем более что Мебиус был старше Виттмана по званию.

Чуть раньше попытку прорваться в город предприняли танки Pz. IV, прибывшие в Вильер-Бокаж в составе сборного отряда гауптмана Ритгена. Большая часть машин отряда была занята блокированием восточных окраин городка, но четыре танка направились по главной улице, очевидно, с задачей выяснить, насколько сильна оборона британцев непосредственно в Вильер-Бокаж. Удивляет факт, что танки не были обеспечены даже минимальным пехотным сопровождением. Действуя парами, Pz. IV подошли к изгибу главной улицы. Две машины направились вниз по рю Клемансо, при этом задний танк прикрывал передний. Когда первая «четверка» поравнялась с Ратушной площадью, по ней открыли огонь танки отряда лейтенанта Коттона. Pz. IV был подбит и замер у шляпного салона мадам Жуэн. Второй Pz. IV был поврежден, когда командир одного из «Кромвелей» капрал Хорн направил свой танк прямиком на главную улицу и подбил «четверку».

Виттман против «крыс пустыни»

В это время по приказу Мебиуса в город вошли две группы «Тигров». Танки обер-штурмфюреров СС Ханнеса Филипсена и Генриха Эрнста наступали по главной улице и повернули за изгиб дороги как раз тогда, когда «Кромвель» капрала Хорна добивал Pz. IV. «Тигры» открыли огонь по британскому танку, но Хорну удалось увести свой танк назад на Ратушную площадь. Хотя теперь местоположение британской засады перестало быть тайной, немцы не изменили тактику.

Виттман против «крыс пустыни»

«Тигр» Филипсена попытался на максимальной скорости проскочить Ратушную площадь и даже сумел застать британцев врасплох. Ему почти удалось миновать место засады, но в последний момент по немецкому танку открыли ураганный огонь. Механик-водитель «Тигра» был убит или тяжело ранен. Немецкий танк прокатился по инерции вниз по улице, пока не врезался в здание магазина готового платья Лепьетра. Сходная судьба постигла и танк Эрнста. Поравнявшись с въездом на площадь, он сначала получил попадание в борт корпуса, в результате чего была повреждена ходовая часть, а затем 17-фунтовый снаряд «Файрфлая» пробил забашенный ящик. «Тигр» остановился напротив кафе Фессара. Экипаж попытался повернуть башню в направлении британских танков и даже, по утверждениям очевидцев, сделал несколько выстрелов. Но «Файрфлай» сержанта Брэмелла покончил с «Тигром», выстрелив через два боковых окна углового здания, разделявшего танки. Этот эпизод позднее был увековечен в «Ньюс Кроникл» 19 июня 1944 года.

Виттман против «крыс пустыни»

Хотя бой в городе продолжался, на главной улице наступило затишье. Лейтенант Коттон и сержант Брэмелл, зная на собственном опыте, насколько эффективно действуют немецкие ремонтно-восстановительные бригады, отыскали в развалинах несколько одеял, вооружились канистрой с бензином и подожгли все немецкие танки, подбитые в непосредственной близости от места засады. Ни один из них впоследствии немцам не удалось вернуть в строй.

Виттман против «крыс пустыни»

Попытка второй группы из трех «Тигров» под командованием унтершарфюреров СС Арно Саламон и Уинфред Лукасиус и обер-шарфюрера СС Ганс Свобода прорваться через город также закончилась неудачей. Достигнув рыночной площади, танки разделились. Один «Тигр» двигался по рю Сен Жермен, второй — по рю Эмили Самсон, третий направился через сады и задние дворы к перекрестку рю Жан Бекон и бульвара Жоффра. Первые два танка были подбиты почти одновременно. «Тигр» Лукасиуса, наступавший по рю Сен Жермен, был выведен из строя пехотой. Эту машину позже удалось отремонтировать. Второй «Тигр», которым командовал Свобода, попал под огонь замаскированного противотанкового орудия, когда проходил перекресток рю Эмили Самсон и рю Жан Бекон. Орудие стреляло с позиции во дворе столярной мастерской мсье Берту. Танк охватило пламя. Местные жители слышали, как в течение нескольких часов внутри машины взрывались боеприпасы. Третий «Тигр» выехал на рю Жан Бекон из садика едва ли не в 50 метрах от позиции противотанкового орудия и тоже был подбит. Двигаясь по инерции, он пересек улицу и замер у сада мсье Берту.

Дневная атака Вильер-Бокаж стоила немцам пяти «Тигров» (только один из которых удалось вернуть в строй) и двух Pz. IV (по меньшей мере один из них потерян безвозвратно). В общей сложности потери 101 ттб 13 июня составили шесть «Тигров». Еще один танк был серьезно поврежден. Учебная танковая дивизия потеряла три танка Pz. IV (два непосредственно в городе и один на окраине).

Вечером этого дня британские войска оставили Вильер-Бокаж, но причиной отхода стала вовсе не атака «Тигров», а прибытие в сектор двух батальонов панцергренадеров 2-й танковой дивизии в сопровождении значительного количества артиллерии. Свежие силы нанесли удары вдоль дорог на Онэ и Вир, намереваясь блокировать вклинившуюся группировку британцев. В таких условиях удерживать Вильер-Бокаж не имело смысла. Сам город без захвата высоты «213» не имел стратегического значения, поскольку сходившиеся здесь дороги можно было контролировать и с позиции у Амей-сюр-Селль, которую занимали основные силы 22-й бронетанковой бригады.

Рейд Виттмана в Вильер-Бокаж обычно подается как подтверждение грандиозных личных счетов немецких танковых асов. Если Виттман в одиночку и за короткое время смог уничтожить 25 танков лучшей дивизии британской армии, то что говорить о противнике менее подготовленном и плохо организованном, каким традиционно выставляется Красная Армия. Однако подсчеты показывают, что победный реестр Виттмана в этом бою явно завышен.

Танковый ас №1 участвовал только в первой фазе сражения. За это время британцы потеряли 13 танков (из них 11 средних и 2 легких), 20 единиц легкобронированной техники и 2 противотанковых орудия. Из этого списка следует исключить два «Кромвеля» эскадрона «А», официально записанные на счет Курта Сова. Часть легкобронированной техники была уничтожена «Тигром» №231 и танком Брандта. Вполне возможно, что и один из танков 1-го взвода эскадрона «А» был уничтожен Брандтом, а не Виттманом. Так что по подбитым танкам счет танкового аса завышен, по меньшей мере, вдвое. Все это не умаляет смелости и решительности, проявленных им в сражении за Вильер-Бокаж, но заставляет задуматься, насколько соответствуют действительности личные счета взращенных германской пропагандой «тузов» и не следует ли их для объективности делить хотя бы пополам.

Виттман против «крыс пустыни»

Чрезмерно завышена роль Виттмана и в срыве планов Монтгомери по захвату Кана. Конечным пунктом операции «Перч» (так в британских документах именуется прорыв 7-й бронетанковой дивизии) был не Кан, а доминирующие высоты у Вильер-Бокаж и Мезонсель Пельвей. 22-й и 131-й бригадам 7-й бронетанковой дивизии предписано было образовать здесь опорные пункты, вынуждая противника оттягивать силы с фронта для их изоляции. Это должно было способствовать успеху фронтального наступления 50-й пехотной дивизии в районе Тилли-сюр-Селль. Только после этого войска с плацдармов на высотах должны были начать наступление на Эвреси и Кан. Фактически, даже отведя войска на промежуточную позицию у Амей-сюр-Селль (в штабных документах она именуется «позиция «Остров»), 22-я бронетанковая бригада, пусть и частично, но выполнила поставленную задачу. Бригадир Хинд считал, что при должной артиллерийской поддержке он способен успешно удерживать позицию «Остров» длительное время. Однако необходимости в этом уже не было. 50-я пехотная дивизия не смогла прорвать фронт Учебной танковой дивизии. Противник был еще слишком силен.

Известный историк и автор нескольких книг о боевом применении «Тигров» Вольфганг Шнайдер считает, что идея сделать из Виттмана спасителя 1-го танкового корпуса СС принадлежит командиру корпуса обер-группенфюреру СС «Зеппу» Дитриху. Во-первых, Диттрих всячески стремился поднять престиж своего подразделения, а во-вторых, Мечами к Рыцарскому Кресту нельзя наградить только лишь за подбитые танки. Кандидат на награждение должен был своими действиями серьезно повлиять на исход битвы. Например, спасти от разгрома танковый корпус. Но очевидно, что у Диттриха была еще, как минимум, одна веская причина возвысить Виттмана. Первое боевое применение танков «Тигр» в Нормандии носило весьма сумбурный характер. Хотя определенный успех был достигнут, 101 ттб дорого заплатил за него. Впервые за свою историю батальон безвозвратно потерял за один день боев 5 танков. Действия командиров рот также вызывали серьезные нарекания. Мебиус вопреки здравому смыслу направил танки в город без поддержки пехоты, Виттман, потеряв голову, вообще бросил свою роту и отправился на одиночную охоту. В такой ситуации герой был просто необходим. И долго искать его не пришлось.

источник: «Виттман против «крыс пустыни»» М-Хобби 1/2011

  • текст: Евгений МУЗАЛЬКОВ, Евгений ХИТРЯК, Yann Joualt
  • рисунки: Алексей СТЕФАНОВ и Сергей ИГНАТЬЕВ
  • схемы и фотоколлаж: Александр ВОЛГИН 

4
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Рейхс-маршалRavlikNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Анонимно
Анонимно

++++++++++++ А «крысов»,

++++++++++++ А "крысов", говорят, расформировывають.

NF

++++++++++
 
Англичане все же

++++++++++

 

Англичане все же порядком расслабились за что им в первой фазе этой стычки и досталось. Удивительно то что это были довольно хорошо подготовленные и имеющие приличные боевой опыт подразделения.

Ravlik

Зиновий Колобанов наш ответ

Зиновий Колобанов наш ответ всяким Витманам ))))

А статья Эпическая++++

Рейхс-маршал

Статья отличная, в первую

Статья отличная, в первую очередь за обоснованные оперативные и тактические выводы.

Но очевидно, что у Диттриха была еще, как минимум, одна веская причина возвысить Виттмана. Первое боевое применение танков «Тигр» в Нормандии носило весьма сумбурный характер. Хотя определенный успех был достигнут, 101 ттб дорого заплатил за него. Впервые за свою историю батальон безвозвратно потерял за один день боев 5 танков. Действия командиров рот также вызывали серьезные нарекания. Мебиус вопреки здравому смыслу направил танки в город без поддержки пехоты, Виттман, потеряв голову, вообще бросил свою роту и отправился на одиночную охоту. В такой ситуации герой был просто необходим.

Не знаю, чему больше удивляться: что англичане начисто позабыли про орудия ПТО или что немцы забыли про пехотную поддержку.

В любом случае: коллега, +++++++!

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить