Великий князь Алексей Александрович и его флот. Часть 4.4 Хунхузиада – этнический терроризм в Приморье.

Мар 26 2017
+
17
-

Пограничная Стража Приморья

        Путешественник, вознамерившийся посетить Маньчжурию и Дальний Восток России сто с лишним лет назад, рисковал стать объектом хунхузского внимания не только на суше, но и на море. Пиратство было не менее популярным занятием в среде «краснобородых», чем бандитизм или рэкет. И хотя китайский морской разбой получил наибольшее распространение в Южных морях, жители прибрежий Японского моря также сумели добиться кое-каких «достижений» на этом поприще. Объектом внимания «морских хунхузов», промышлявших у берегов Уссурийского края, были китайские купеческие джонки, совершавшие каботажные рейсы между Владивостоком и портами Маньчжурии и Кореи. «Флибустьеры» нападали даже на рыбаков, не гнушаясь отбирать в качестве добычи улов. Захваченное немедленно продавалось пиратами… в Семеновском ковше Владивостока. Семеновский ковш – небольшая мелководная бухта в центре Владивостока где издавна располагался рыбный рынок. Укрытиями пиратов служили бесчисленные уединенные бухты островов залива Петра Великого, где «джентльмены удачи» чувствовали себя весьма вольготно.

      Русские власти долгое время закрывали глаза на вылазки «морских хунхузов»: военные суда были наперечет и занимались в основном описью берегов края и снабжением военных постов. В начале 1880 года ситуация стала метаться. Чашу терпения властей переполнило нападение обнаглевших пиратов на казенное судно, помимо всего прочего перевозившее деньги Военного ведомства. Команда стрелков, посланная из Владивостока на гребных судах, накрыла разбойников на острове Попова в 20 километрах к югу от города. После короткого боя бандиты были истреблены, а казенные деньги возвращены Военному ведомству. Однако для борьбы с пиратством нужны были корабли, на гребных судах даже Амурский залив контролировать было невозможно. А необходимо было контролировать морские просторы от Кореи до Сахалина. В Николаевске на Амуре заказываются первые корабли для Приморской Пограничной Стражи. Это были двухмачтовые шхуны водоизмещением 300 тонн. Строились они по типу американской клипер-шхуны. Корпуса этих кораблей имели очень острые обводы и  парусное вооружение марсельной шхуны. Шхуны строились из дерева. Первые корабли появились во Владивостокской гавани в 1884 году. Верфь строила по 3-4 корабля в год. Последняя шхуна была введена в строй в 1888 году. Не смотря на интенсивную эксплуатацию, корабли получились очень крепкими и живучими. В Пограничной страже шхуны находились до 1904 года, когда их всех мобилизовало Морское ведомство. После Русско-Японской  войны 1904 года в строю оставалось 5 кораблей – Терпуг, Пикша и Катран погибли в боестолкновениях с японскими крейсерами. Скорпена погибла при столкновении со скалой в проливе Лаперуза. А  Луфарь пропал безвести, предположительно у острова Итуруп. Корабль до сих пор нигде не обнаружен. После войны все уцелевшие пограничные шхуны были распроданы по частным владельцам. В настоящее время шхуна «Макрель» установлена на вечной стоянке в Петропавловске Камчатском.

Сторожевой корабль морской Пограничной Стражи типа «Скорпена» («Скорпена», «Макрель», «Сарган», «Луфарь», «Терпуг», «Тунец», «Катран», «Зубатка», «Сайра», «Пикша»). Водоизмещение - 220 тонн. Длинна наибольшая с бушпритом - 42,8 м, длинна по ватерлинии - 33,3 м, ширина - 5,3 м, осадка - 2,5 м. Два цилиндрических паровых котла, одна паровая машина мощностью - 765 л.с. Скорость хода под парами - 14,6 узлов. Дальность хода – 2200 миль на 9 узлах. Запас угля – 38 тонн. Автономность до 28 суток. Вооружение – две 63,5 мм скорострельных пушки Барановского.

      Шхуны сразу же включились в борьбу с пиратами. С увеличением количества сторожевых кораблей Пограничная Стража наращивала интенсивность воздействия на бандитов. Расширялся и район действия. Поскольку пираты пользовались обычными китайскими джонками, а их одежда и внешний вид ничем не выделялись в толпе «манз», поимка злодеев представляла собой практически невыполнимую задачу. К тому же настоящие рыбаки, боясь пиратов, предпочитали не сообщать властям об их появлении. Определить принадлежность китайской джонки к пиратскому «флоту» по внешнему виду было невозможно. Поэтому русские моряки останавливали суда, руководствуясь случайным выбором. Джонка подвергалась досмотру, и горе было тем, на чьем судне находили оружие. Пираты поняв, что Пограничная стража целенаправленно «фильтрует» корабли стали уклоняться от встречи с ними. В ответ на это пограничники стали действовать еще жосче. Подняв сигнал «застопорить ход» и не дождавшись оного, делали один предупредительный выстрел из пушки. Если судно не останавливалось – открывали огонь на поражение. Тем не менее, эти строгие меры долго не могли искоренить пиратство.

        Судовладельцы занимались доставкой в край различных товаров из сопредельных районов Китая, Кореи и Японии и вывозом продукции морских промыслов. При этом, вне всякого сомнения, китайский каботаж участвовал в вывозе золота, добытого китайскими же старателями в труднодоступных районах Восточного Приморья. С началом 1880-х гг. китайский экспорт из Уссурийского края пополнился еще одной статьей – здесь началось крупномасштабное производство опиума. Опиум, выработанный к востоку от хребта Сихотэ-Алинь, также можно было вывезти в Китай только морем. Джонка, нагруженная высоколиквидными «легальными» товарами и, кроме того, потенциально имеющая на борту некое количество золота и опиума, не могла не привлечь внимания бандитов. Им удалось быстро изучить маршруты движения судов и выбрать удобные позиции для своих нападений. Для исключения таких нападений, а за одно и пресечения контрабанды золота, пограничники определили маршруты движения судов. Сторожевые корабли Пограничной Стражи контролировали эти маршруты и досматривали «подозрительные» суда. Судно, на котором было обнаружено золото арестовывалось, а золото изымалось. Все суда вне оговоренных маршрутов досматривались обязательно и задерживались для выяснения причины отклонения от разрешенного маршрута. Первый инцидент с «подозрительной джонкой» в уссурийских водах относится к 20 апреля (3 мая по н.ст.) 1886 г. В этот день неподалеку от Владивостока шхуной «Сарган» было задержано судно с тремя китайцами на борту. Осмотрев джонку, моряки обнаружили «кроме небольшого количества провизии и товаров (в том числе и опиум), два китайских штуцера, пороху с ящиком 4 пуда 32 фунта, 913 штук взрывчатых фейерверков» и контрабандное золото. Прямых оснований назвать это случай «поимкой пиратов», разумеется, нет, однако столь внушительный арсенал (одного пороха около 80 кг!) мирному судну тоже ни к чему. Ну а золото послужило причиной получения всеми тремя китайцами «путевок» на каторгу. В ноябре того же года командир пограничной шхуны «Тунец» доставил во Владивосток группу из 24 китайцев. По словам офицера, все они были задержаны в заливе Стрелок по подозрению в пиратстве, при этом их лодки и береговые жилища были уничтожены. В этом случае произошел конфуз: расследование установило, что все задержанные – мирные ловцы морской капусты. Для исключения подобных инцидентов, приморские власти ввели режим лицензирования на морских промыслах. Все ловцы рыбы, трепангов и собиратели морской капусты обязаны были приобрести лицензию на такой промысел. Все промышленники без лицензии не имели права заниматься хозяйственной деятельностью и объявлялись браконьерами. Браконьеров так же арестовывали и товар изымали. Осуществление этих планов потребовало новых кораблей. Ими стали трехмачтовые шхуны постройки верфи Николаевска на Амуре. Шхуны строились в период с 1891 по 1896 годы. Новые сторожевые корабли пограничной стражи были железными. По опыту эксплуатации «Скорпен» их так же оснастили развитым парусным вооружением.

Сторожевой корабль морской Пограничной Стражи типа «Камчадал» («Камчадал», «Алеут», «Айн», «Тунгус», «Хант», «Остяк», «Эскимос», «Коряк», «Ительмен», «Чавчувен»). Водоизмещение - 573 тонны, длинна без бушприта – 45,7 метра, длинна по палубе – 44 метра, длинна между перпендикулярами – 39,2 метра, осадка – 3,3 метра. Два цилиндрических паровых котла, одна вертикальная машина тройного расширения мощностью 980 л.с., скорость под парами – 14,7 узла, запас угля 70 тонн, дальность плавания 2500 миль на 9 узлах. Вооружение: 2х1х87 мм пушки с длинной ствола 40 калибров, 4х1х63,5 мм пушки Барановского.

Следующим шагом для наведения порядка на море стало введение реестра всех судовладельцев в регионе. В реестре указывалось тип судна, его размеры, название, приметы, имя владельца и капитана (если он не был владельцем). Судовладельцы поначалу отнеслись к реестру настороженно. Но когда двухмачтовую джонку, захваченную хунхузами, вернули законному хозяину, отношение изменилось. Для безопасности судовождения в Амурском и Уссурийском заливах большое значение имело регулярное патрулирование прибрежных вод кораблями Пограничной стражи. Для быстрой идентификации и исключения путаницы, по просьбе местных судовладельцев, все корабли морской Пограничной Стражи окрашивались в белый цвет.

      Не меньшей популярностью у пиратов пользовалось южное побережье острова Русский, расположенного буквально «у порога» столицы Приморья. В распадке неподалеку от берега были выкопаны многочисленные землянки, в которых жили несколько десятков хунхузов. На острове постоянно жили два пиратских атамана -  И Юн и Шан. Существовали игорный дом и опиекурильни. В 1893 году русским пограничникам удалось разгромить этот пиратский притон. Были схвачены два  пиратских главаря, а также их сообщники – всего 47 человек. Лагерь был разрушен и сожжен.  Меры, принятые властями Приморья, хотя и не искоренили морской разбой полностью, однако заставили уссурийских пиратов сменить тактику. Хунхузы и раньше не любили преследовать суда в открытом море, предпочитая действовать наверняка – на якорных стоянках и в узкостях. Теперь они все чаще стали отказываться от нападений на джонки и вместо этого начали облагать судовладельцев «правильной» данью. Она взималась с каждого паруса, а в случае, если судно было двухмачтовым – в двойном размере. Все китайские и корейские джонки, плававшие между Владивостоком, устьем реки Суйфун и противоположным берегом Амурского залива, платили дань хунхузам.  

        Одним из организаторов поборов был атаман Мау-лу. Появившись в русских пределах после событий 1896 г., он сколотил несколько шаек общей численностью около 40 человек, часть из которых орудовала во Владивостоке и его окрестностях, а другая на реке Суйфун. Пиратский атаман был схвачен на борту своей джонки у Адмиральской пристани Владивостока 22 августа 1997 г. чинами 3-й части городской полиции. При обыске на суденышке нашли две винтовки и полторы сотни патронов. О том, какую ненависть испытывали китайцы к атаману пиратской шайки, говорит тот факт, что в тот же вечер к приставу 3-й части явилась целая депутация с требованием немедленно казнить негодяя. Можно предположить, что в глубине души пристав и его подчиненные разделяли такое желание, однако на деле, разумеется, следовали букве закона. В итоге Мау-лу со своими ближайшими подручными был всего лишь выслан в китайский порт Чифу, где деньги помогли ему быстро обрести свободу и спустя считанные недели он вновь появиться во Владивостоке. Но во второй раз ему не повезло. 6 октября два десятка «краснобородых», пристав к берегу, поджидали посланца, который должен был доставить дань, собранную владельцами джонок, - по 200 рублей серебром с каждого судна. Внезапно появившиеся шхуны Пограничной стражи «Катран», «Зубатка», «Айн» и «Алеут» отрезали пиратским шаландам путь в море и высадили «десант». Хунхузы попытались оказать сопротивление. Пограничники открыли артиллерийский огонь с кораблей. Деморализованных пиратов арестовали. Среди них оказался и Мау-лу. Факт оказания сопротивления не давал повода надеяться на помилование.

      В августе 1895 г. проблема хунхузничества обсуждалась на особом совещании в Государственном совете. В частности, оно постановило сформировать отряд миноносцев для постоянного контроля за морским побережьем от залива Ольги до бухты Славянка и пресечения морского разбоя. Отдельно был сформирован отряд крейсеров Морского ведомства с аналогичной целью. Отряд был сформирован из клиперов. В обязанность отряда входило крейсирование от Корейского полуострова до острова Сахалин. Сторожевые корабли Пограничной стражи первой постройки контролировали Амурский и Уссурийские заливы. А корабли второй постройки действовали от Посьета до Николаевска на Амуре. Благодаря подобным мерам в предреволюционные годы удалось обуздать деятельность «морских хунхузов». Нормализовался и морской промысел – желающих пользоваться дарами моря «на халяву» резко убавилось. Контрабанда золота стала «не интересным» делом. Морские хунхузы предпочли уйти в южные моря – туда, где русские их не трогали.

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Mon, 03/04/2017 - 18:21.

yes!!!

Андрей Толстой's picture
Submitted by Андрей Толстой on вс, 26/03/2017 - 20:08.

Уважаемый коллега Bull,

Сама альтернатива интересная, поставил ++++++++++++! Но изображения, - "Мама, караул!". Как От такого креатива я слегка офигел. Согласен с уважаемым коллегой LPGMASTER, жуть. От себя добавлю, шаг вантов 2 Пк, а у Вас 6 Пк. Кроме того смущает величина мачт. Может быть это визуальное искажение, но тут или осадка маловата, или мачты великоваты. Не перекувыркнется?

"Камчадал" - это вроде "Заря". Но "Заря" - дизельная. Установка МКО в центре, да еще с такой крохотной дымовой трубой меня как бы сильно смущает. Если я ничего не напутал то фор-брам-рей у Вас на высоте 1/3 от фок-мачты????? Уж если Вы обязательно хотите гафельную шхуну, то возьмите архангельский "Запад".

У неё кормовое расположение МКО (правда дизеля) но немного изменив рисунок, вполне можно установить и ПМ и ПК.

                                        С уважением Андрей Толстой

Bull's picture
Submitted by Bull on Mon, 27/03/2017 - 06:30.

Но изображения, - "Мама, караул!".

Это точно, больше к парусникам не хожу. Не прорисовываются они у меня в нормале - это четвертый вариант. Предидущие были еще страшнее. Не прорисовываются наверное потому что не понимаю как это работает, и скомпоновать паровой двигатель и паруса не смог. А парусил кораблики ОКПС потому как по времени они могут быть только парусно-винтовые.

Спасибо за комментарий, рад что альтернатива вам всетаки показалась нормальной.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.

LPGMASTER's picture
Submitted by LPGMASTER on вс, 26/03/2017 - 19:23.

"СКОРПЕНА"-что за парусное вооружение? Этот корабль, точно Русскими построен? Написано типа "марсельная Шхуна", а по парусам так джонка косорылая, прости господи!

Bull's picture
Submitted by Bull on вс, 26/03/2017 - 20:06.

Вот по парусам это точно марсельная шхуна. Нарисовал как мог - я старался. Если честно сам не понял как у меня Камчадал нормальным получился. Хотя и там с парусами косяк есть.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.

NF's picture
Submitted by NF on вс, 26/03/2017 - 18:23.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Bull's picture
Submitted by Bull on вс, 26/03/2017 - 18:34.

Спасибо уважаемый коллега NF, рад что вам понравилось.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.

Пупс's picture
Submitted by Пупс on вс, 26/03/2017 - 17:44.

Все красиво и хорошо, но вот собраться хунхузам и устроить большой налет по прибрежным поселениям то можно? Да и японцы могут помочь, ежли малую ПЛ хунхузам "одолжат"?wink

Bull's picture
Submitted by Bull on вс, 26/03/2017 - 18:33.

ежли малую ПЛ хунхузам "одолжат"?wink

Однако утонут они в этой ПЛ. Да и япы пожо.....ся - ну в смысле не дадут они им ПЛ.

Спасибо за комментарий, понравилось про ПЛ - порадовало.

Сделать можно все. Для этого нужно три вещи - время, возможность и желание. Вот желания как раз чаще всего и не хватает.