А. В. Платонов «Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей»

12
7

 В начале второй половины XIX в. бортовое расположение корабельной артиллерии вступило в неразрешимое противоречие, как со вновь создаваемыми артиллерийскими системами, так и с требованиями тактики нарождающегося парового броненосного флота. Рост калибра и длины орудий, значительное увеличение реакции выстрела привели к необходимости введения металлических орудийных станков, что в совокупности резко ухудшало весогабаритные характеристики установок. При одном и том же водоизмещении корабль «мог себе позволить> меньшее количество орудий, нежели раньше, а их деление на батареи правого и левого бортов еще более сокращало огневые возможности. С другой стороны, появление паровых машин, позволяло кораблю независимо от ветра энергично маневрировать в бою и занимать, в том числе, позиции на носовых и кормовых курсовых углах цели, там, где противник не мог использовать бортовую артиллерию.

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей"

Требования тактики применять наибольшее количество стволов артиллерии на любых курсовых углах привело сначала к попыткам использования подвижных орудий, которые могли перемещаться по специальным рельсам в нужных направлениях, а затем к созданию вращающихся орудийных установок — башен и барбетов. Первым башенным броненосцем должен был стать «Роял Соверен», переоборудуемый англичанами из деревянного винтового трехдечного линейного корабля; однако пока шла переделка, в Северной Америке в 1862 г. построили и опробовали в бою первый в мире башенный броненосец «Монитор». Идея монитора пришлась «по вкусу» ведущим морским державам, аналогичные корабли начали строить и в России, причем башенные установки почти полностью повторяли свой американский прототип. Как видно из рис. 1, на платформе располагались два 229-мм орудия, которые для заряжания с дула и во время перехода морем втягивались внутрь башни, пушечные амбразуры закрывались тяжелыми вращающимися ставнями. Нижней своей частью башня лежала на палубе, и для ее поворота требовалось поднять всю конструкцию на центральном штыре с помощью клина, загонявшегося под него раздвижным упором. Механизм горизонтального наведения находился вне башни и связывался с зубчатым погоном посредством червячной передачи; естественно такая башня не могла отслеживать движущуюся цель, и для точной наводки приходилось маневрировать кораблем.

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей"

 

Башенные установки прошли слож­ный эволюционный путь и достигли совершенства накануне второй мировой войны. Современная артиллерийская башенная установка состоит из качающейся, вращающейся и неподвижной частей. Под качающейся частью пони­мается орудие с механизмами верти­кального наведения, а под вращающей­ся — собственно бронированная башня с механизмами горизонтального наве­дения, подачи боеприпасов и заряжа­ния орудий, с прицелами и т. д. У ба­шен крупного калибра внизу монти­руется цилиндрическая конструкция, включающая одну или несколько пло­щадок, служащих для перегрузки бое­запаса с невращающейся части на вра­щающуюся и соединенные с боевым от­делением, т. е. с самой башней, подъ­емниками. Неподвижная часть пред­ставляет собой бронированный верти­кальный цилиндр («жесткий барабан»), по верхнему ободу которого на спе­циальных шарах или катках поворачи­вается в горизонтальной плоскости баш­ня, внутри цилиндра располагаются тракты подачи боеприпасов к орудиям, а в нижней его части имеются прохо­ды для сообщения с погребами. До первой мировой войны и погреба бое­припасов находились внутри цилиндра, но в Ютландском бою в башни главного калибра нескольких линейных крейсеров англичан попали крупные снаряды противника, пробили верхнюю броню и разорвались внутри. Это вы­звало воспламенение подготовленных к заряжанию зарядов в боевом отделе­нии башен и трактах подачи; образо­вавшийся мощный форс огня ударил в погреб и вызвал взрыв боезапаса, при­ведший к гибели кораблей. Аналогич­ная трагедия произошла и с нашим линкором «Марат» 23 сентября 1941 г. в Военной гавани Кронштадта; прав­да взрыв носового погреба главного калибра не привел к полному уничто­жению корабля — после ремонта он использовался как плавучая батарея, ведя огонь по противнику из оставших­ся трех башен.

Первой советской артиллерийской башней стала установка Б-1-К для крейсера «Красный Кавказ»; специфи­ка состояла в том, что она создава­лась не для вновь спроектированного, а для достраивавшегося по новому проекту старого корабля. В частности, эта одноорудийная башня имела сла­бое бронирование, но зато позволяла обеспечивать небывало большой угол возвышения и заряжание на всех этих углах. К недостаткам Б-1-К нужно от­нести отсутствие системы продувания орудийного ствола, что приводило к большой загазованности, особенно при интенсивной стрельбе, не предусматри­вались дальномер и башенный автомат стрельбы, и потому в случае выхода из строя центрального артиллерийского по­ста огонь можно было вести только «на глазок». В целом же следует отметить, что создание Б-1-К явилось закреплением советскими специалиста­ми русского опыта.

К моменту вступления в строй «Красного Кавказа» на повестке дня уже стоял вопрос о постройке первых советских крейсеров типа «Киров». Проектировщики стремились не выйти за рамки назначенных водоизмещения и главных размерений, но в тоже вре­мя во чтобы то ни стало вооружить их 180-мм орудиями, что привело к со­зданию трехорудийной башни МК-3-180 (МК — морская корабельная), в которой все орудия Б-27 (Б — завод изго­товитель «Большевик») размещались в одной люльке, т. е. вертикальное на­ведение всех стволов осуществлялось одновременно и одним наводчиком. Это заметно уменьшило ширину установки, но снизило живучесть, так как закли­нивание одного орудия сразу приводи­ло к выводу из строя всей башни. МК-3-180 впервые в отечественном флоте оснастили дальномером и прибо­рами управления стрельбой, в резуль­тате чего каждая башня могла само­стоятельно вести огонь по назначен­ной цели, что повышало боевые воз­можности в целом.

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей" 

Завершают развитие артиллерий­ских башен главного калибра крейсе­ров установки МК-5 (рис. 2), которы­ми вооружали корабли типа «Чапаев» и «Свердлов». Они унаследовали все лучшее от своих предшественниц. Каждое из орудий имело индивидуаль­ное вертикальное наведение, башни оснащались дальномерами и автомата­ми стрельбы, снаряды и заряды пода­вались к каждому орудию отдельными элеваторами, причем заряды — в асбе­стовых пеналах. Все это повышало взрывопожаробезопасность башен, обе­спечивало автономность каждого ору­дия и в целом увеличивало скорость подачи боезапаса. У МК-5 должна была быть «родная сестра» — башня МК-9, которая однако так и не во­плотилась в металле; она предназна­чалась для противоминного калибра ли­нейного корабля «А», впоследствии проект 23 («Советский Союз»). Эта, совершенно идентичная МК-5 башня, отличалась бы только неподвижной частью, что диктовалось спецификой бортового расположения на линкоре. Но впоследствии четыре трехорудийных башни в проекте заменили шестью двухорудийными МК-4, представлявши­ми собой уменьшенный вариант МК-9, но без дальномера. Для противоминно­го калибра начатых постройкой тяже­лых крейсеров типа «Кронштадт» спро­ектировали башню МК-17, которая от­личалась от МК-4 только бронирова­нием и массой. Следует упомянуть и о 240-мм орудийных башнях, проекти­ровавшихся для советского рейдера, способного нести, в том числе, более десяти гидросамолетов, торпедные кате­ра и сверхмалые подводные лодки. При массе 584 т, диаметре шарового погона 7100 мм башню хотели оснастить 10-м дальномером, обеспечить 240-мм ору­диям с длиной ствола 60 калибров углы возвышения от —5° до 60° и ско­рострельность 2,7—5 выстрелов в ми­нуту.

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей" 

С принятием решения по строитель­ству в нашей стране линейных кораб­лей, началась разработка и артилле­рийских башен для их главного калиб­ра— 406-мм трехорудийной МК-1 (рис. 3) для проекта 23 и 305-мм трех­орудийной МК-2 (рис. 4) для проекта 25. После перехода к разработке лин­кора проекта 64 началось проектирова­ние 356-мм трехорудийной башни МК-12, во многом повторявшей МК-1, только вместо шаров в ее основании предусматривались более простые по технологии изготовления катки. От по­стройки этих линкоров тоже отказа­лись, отпала необходимость и в МК-12; но зато конструкторы приступили к созданию проекта тяжелых крейсеров ти­па «Кронштадт:». Эти корабли предна­значались, в том числе, для борьбы с вашингтонскими крейсерами, вооружен­ными 203-мм артиллерией, и должны были нести три 254-мм трехорудийные башни МК-13. Однако рассмотрение эскизного проекта Комитетом обороны 22 июня 1938 г. завершилось переори­ентированием их против германских линкоров типа «Шарнхорст» и воору­жением 305-мм артиллерией. Началась разработка трехорудийных башен МК-15. Но на этом перипетии с глав­ным калибром первых советских тяже­лых крейсеров не закончились.

1 августа 1938 г. в Чехословакию прибыла советская делегация во главе с директором завода «Большевик» Д. Ф. Устиновым и заключила дого­вор об открытии в Праге совместного КБ при фирме «Шкода». Ожидалась разработка 280-мм трехорудийной баш­ни с длиной ствола орудий 55 калиб­ров при максимальном угле возвыше­ния 45°, дальностью стрельбы 42 км и массе снаряда 360 кг (масса башни по­рядка 650 т). Но в октябре начался Судетский кризис и создать КБ не удалось. После установления в следую­щем году «теплых» отношений с фаши­стской Германией, наряду с покупкой у нее трех строящихся тяжелых крей­серов типа «Принц Ойген», линейного корабля «Тирпиц», 406-мм двухорудийных башен заложенных линкоров «Н» и «I», мы хотели приобрести вооруже­ние главного калибра планировавших­ся к постройке линейных крейсеров «О», «Р» и «О» с 380-мм двухорудийными башнями. Однако 8 декабря 1939 г. Гитлер принял решение об от­казе в продаже двух тяжелых крейсе­ров из трех и башен с заложенных линкоров, а затем отпал вариант с по­купкой 380-мм башен для «Кронштад­та».

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей" 

Оценивая опыт гражданской войны в Испании, где произошел ряд боевых столкновений на море, советское воен­но-морское руководство сделало вывод о возросшей угрозе штурмовой авиации и сочло необходимым свести до мини­мума количество незащищенного лич­ного состава на верхней палубе, укрыв всех в бронированные рубки и башни. Реализуя эту концепцию, приступили к созданию артиллерийских башен глав­ного калибра для эскадренных мино­носцев и их лидеров, причем совершен­но идентичные 130-мм двухорудийные башни, получившие обозначение Б-2-М и Б-2-Л, отличаясь лишь брони­рованием — модификация «Л» имела 13-мм лобовую броню при 10-мм остальной, а модификация «М» соот­ветственно 10- и 6-мм. В отличие от башен более крупных калибров, на этих отсутствовали вращающиеся пере­грузочные площадки — вместе с баш­ней вращались сами снарядные и за­рядные элеваторы. Их загрузка осуще­ствлялась в подбашенном отделении, куда из погреба подавались снаряды, а заряды поступали из погреба снача­ла в соседнее помещение, а уже от­туда через турникеты в подбашенное отделение. Отсутствовали в этих баш­нях дальномеры, но предусматривались автоматы стрельбы. После ряда прора­боток командование ВМФ пришло к выводу о нецелесообразности иметь две модификации и приняло на воору­жение компромиссный по бронирова­нию вариант Б-2-ЛМ (рис. 5). Но пер­вые башни, предназначавшиеся для ли­дера «Ташкент», отличались от серий­ных неподвижной частью и обознача­лись Б-2-ЛМ-И (итальянская). Дело в том, что на этом корабле для носовых башен имелись отдельные снарядные и зарядные погреба, а для кормовой ба­шни весь боезапас хранился в одном помещении. Серийные Б-2-ЛМ предна­значались для эсминцев проекта 30, ли­деров проекта 48 (тип «Киев»), прора­батывался вариант перевооружения ими крейсера «Красный Кавказ», а также применения на различных проектах тя­желых кораблей в качестве противо­минного калибра. Однако унифициро­ванная башня Б-2-ЛМ не могла удов­летворить все требования моряков, и появляется ее более забронированный аналог — Б-28. Эта башня предназна­чалась для речных кораблей, в част­ности, для амурских мониторов типа «Хасан». Новая башня отличалась бо­лее сложной конфигурацией брони, от­сутствием центральной переборки, делившей боевое отделение на орудийные отсеки, прицелом, ручным вертикальным наведением орудий. С учетом малой высоты борта и осадки мониторов пере­грузочное отделение Б-28 оказалось по сути дела в погребе, что позволило со­кратить количество перегрузок, а, сле­довательно и расчет башни.

А. В. Платонов "Артиллерийские башни главных и противоминных калибров советских кораблей" 

Оригинальную, девятиугольную в плане 100-мм двухорудийную башню МК-2-4 (МБ-2-4-45) создали для днеп­ровских мониторов. Она вращалась во­круг 750-мм трубы, на которой размещался главный командный пункт. Но это было сделано на мониторах типа «Железняков> (проект СБ-37), а вот на их предшественнике «Активном» (проект СБ-30) РКП просто установи­ли на крыше башни и он вращался вместе с ней. Кроме этой башни на речных кораблях устанавливали 130-мм одноорудийные башни (монитор «Удар­ный»), 85-мм одноорудийные МК-85 (шхерные мониторы) и одноорудийные 152-мм и двухорудийные 120-мм (амур­ские мониторы).

Таким образом в предвоенные го­ды советскими конструкторами были созданы артиллерийские башни глав­ных и противоминных калибров для всех классов боевых кораблей.

Рисунки Ю. В. Апалькова

1 ЦГАВМФ СССР, ф. Р-840, он. 22, д.д. 306, 564, 679, 1574, оп. 23, д.д. 24, 63; ф. Р-891, оп. 3, д.д. 1444, 1687, 3216, 3386, 3517, 3637, 3638; ф. Р-441, оп. 6, д. 13.

7
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
BullNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Инквизитор

Очень интересно, спасибо. От
Очень интересно, спасибо. От себя хочу добавить, что первые американские башенные установки конструкции шведа Эриксона были настолько несовершенными, что, мягко говоря, не совсем оправдали ожидания. По воспоминаниям современников механизмы вращения постоянно заедало, башня то ползла еле — еле, то быстро. А если уж начинала вращаться, то остановить вращение вообще было очень большой проблемой.

Андрей

Еще хуже
Таким образом в

Еще хуже

Таким образом в предвоенные го­ды советскими конструкторами были созданы артиллерийские башни глав­ных и противоминных калибров для всех классов боевых кораблей.

Угу. А еще у нас были супертанки в 50 тонн со 107-мм орудием, линкоры Советский Союз и реактивные истребители. А что? Разрабатывались же….

406-мм башни МК-1 — нет. 305-мм МК-15 — имелась деревянная модель. 152-мм башни МК-4,5,17 и проч номера — нет ни одной. 254-мм башни — нет, 100-м башни — нет.

И только про 130-мм башню Б-2ЛМ можно сказать, что она есть — но это опять же будет немного враньем, потому что впервые на боевой корабль установили эти башни только 8 июля 1941 года.

Насчет немцев — смешно. Когда это мы хотели купиь у них Трипец? :))) А 380-мм башни они нам продали, поставки сорвала война.

Но за чертежи и таблички — все равно спасибо:)))

NF

++++++++++

Bull

+++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить