В. П. — рулит….

2
0

   Кто не знает нашего почтенного В.П.? Имея на сайте «стаж» хотя бы в несколько месяцев, волей-неволей очень быстро узнаёшь все его «мании», «фобии» и догматы. Их кстати, как и у всех догматиков, не много. Опираясь не столько на документы и факты (неудобные ПРИХОДИТСЯ просто игнорировать), сколько на книженции с личным мнением неких авторов, он строит фактически на песке свои «непререкаемые истины». А все кто с этими «песочными истинами» не согласен, тут же объявляются абсолютно ничего не понимающими и пытающимися быть умнее тех авторитетов, высказывания которых В.П. изнасиловал под свои догматы. И то, что те высказывания, выдранные из контекста и за уши притянутые к нужным В.П. ситуациям и временам, зачастую и смысл на самом деле имеют противоположный и вообще противоречат фактам и ДОКУМЕНТАМ – что-ж, тем хуже для тех документов! За примерами и ходить далеко не нужно. Совсем недавно, В.П. заявил, что Т-34 разработан на замену Т-26 (в рамках его догмата, что Т-34 – это сугубо танк сопровождения пехоты), а в качестве доказухи, прилепил цитатку из Морозова и патетически вопрошал, мол, все кто сие оспаривает, умнее Морозова чтоль?! На что чудак надеялся? Неужели думал, что при его-то «репутации» конченного цитатного шулера никто проверять не будет и поверит на слово? Так нет там никакой доказухи. Ни в абзаце который он привёл, ни где бы то ни было у Морозова вообще. Кто хочет – может тоже проверить. Вот эта цитатка:

   «Танк Т-34 так же имел тяжелые «роды» и все тогда ратовали за танк Т-26, который по надежности действительно в то время был лучше Т-34. Война показала, что приверженцы Т-26 были не правы».

   От этого куска вообще такое впечатление, что Т-26 и Т-34 разрабатывались параллельно и предстояло выбрать какой лучше! И где тут подтверждение догмата В.П. что Т-34 РАЗРАБАТЫВАЛСЯ как замена Т-26? Что за бред? Вообще, когда Морозов сие сказал и при каких обстоятельствах? Да пофиг это нашему вечно мухлюющему с цитатами В.П.! На самом деле эти слова в принципе нельзя понимать буквально, это лишь «образное выражение» в контексте борьбы за совершенно другой, уже послевоенный танк. Ведь речь-то там на самом деле шла о Т-54 в 1949 году! И в этой борьбе за Т-54, Морозов, просто малость утрировал и передёргивал, намекая, что все проблемы новых танков – временные и с лихвой окупаются их ТТХ. Надо не мухлевать, а разбираться, и разбираться хоть чутка глубже эмоциональных перлов даже вполне уважаемых людей. А В.П. по фиг! Как абсолютно пофиг сравнение банальной стоимости Т-34 и Т-26 и ДОКУМЕНТЫ о ПРИНЯТОМ и УТВЕРЖДЁННОМ Генштабом КА месте и назначении Т-34 и Т-50.  В. П. ведь не может не знать, что довоенная РККА официально отвергла замену Т-26 танком, массой 17 т. согласившись только на 14-тонный Т-50. А сколько весил Т-34, напомнить? Почти вдвое больше! Ну по фиг всё это В.П. раз сам Морозов в пылу дискуссии ПО Т-54 в 49-ом сказанул нечто ему удобное – и точка. Кто тут пытается быть умнее Морозова?! Охренительная позиция. Выхватить из тонн макулатуры удобную (но при том, совершенно не корректную) фразу и ничего не анализируя, прилепить её к своему догмату, а потом тупо прятаться за тот авторитет. А ведь Морозов действительно вполне мог сказать, что Т-34 заменил Т-26 – но, так получилось уже в ходе и по итогам ВОВ! И был бы абсолютно прав! Но в теме, под которую В.П. то высказывание подтягивал, оно в качестве «доказухи» никак не катит. На момент освоения производства, Т-34 никаким боком с Т-26 не сравним ни по классу, ни по назначению, ни тем более по стоимости. В. П. же, свою многоцитатную «доказуху» чьих то личных мнений, никогда анализу не подвергает. Он их тупо эксплуатирует. А чё – даже если ничего никому не докажет (не все ведь на сайте наивные вьюноши, которым можно мозги запудрить огромной, надёрганной чёрте откуда копипастой) – как минимум сойдёт за начитанного человека! И этот статус «начитанного» (НО НИ ХРЕНА НЕ ПОНЯВШЕГО, как в том же вопросе подвижности Т-111, да и не способного ничего понять правильно, не коверкая смысл, из-за намертво прописанных на «подкорочке» догматов), якобы даёт ему право обвинять всех в ничего не знании! И этот «небожитель» уже себя даже не контролирует! Обвинять любого кто ему оппонирует в ничего не знании ПО ЛЮБОЙ теме уже с первого же абзаца (а то и с первого же предложения!) – это ДИАГНОЗ. Как думаете, диагноз чего, если начитанность, т. е. информация сама по себе, никогда не сделает дурака умным, она вообще ничего не стоит, если нет умения или желания анализировать полученную информацию, а чьи-то частные мнения из популярных книжек и тенденциозных мемуаров, сопоставлять с ФАКТАМИ, ДОКУМЕНТАМИ и ХРОНОЛОГИЕЙ. Простой пример – роль Д. Г. Павлова в строительстве бронетанковых войск. Ну противоречат факты «фобии» В.П. – но его это ни разу не беспокоит. Наш В.П. такими «мелочами» не заморачивался. Он выше! Ставит себя на одну ступень с теми самыми «авторитетами» (на самом деле просто прячась за их мнение), а все остальные – гораздо ниже! И он со своих вершин изволит всем указывать на то, что никто (кроме него) ничего не знает и не понимает. Хотя на самом-то деле,  всё на что В.П. хватает – это из гор макулатуры навыдёргивать кучу более-менее подходящих абзацев чьих-то высказываний и прилепить эту «доказуху» к своим догматам. Опровергайте! В этом он весь. Этот диагноз вообще лечится? Боюсь представить, какими цитатными перлами наполнял бы В.П. свои комментарии во времена перестроечной популярности Резуна-Суворова… тоже ведь был «авторитет» с «железобетонной» доказательной базой. И большой! Было В. П. откуда бездумно надёргать удобных цитаток и посылать всех опровергать «самого Суворова!»

   Ну да Бог с ним. «У каждого свои тараканы в голове» – святых нет. Я и сам далеко не подарок и совсем не семи пядей во лбу. А на сайте АИ любые «бзики» безусловно имеют право на существование – был бы человек хороший. А человек В. П. не плохой. Был, по крайней мере (а на сайте и были, и есть, и будут  мудачищи во сто крат хуже). И ему тыщу раз предлагалось не корчить из себя «истину в последней инстанции» (на «доказательствах», состоящих из ничего на самом деле не доказывающих чьих-то рассказках, это вообще глупо), а просто свести свои, скажем, танковые догматы в некую, более-менее логичную систему и сделать на её основе хорошую танковую же АИ. Но, хрен там! Фиксировать свои догматы в законченной форме В.П. толи просто не может  (даже для АИ нужно хоть чутка иметь способности к анализу ФАКТОВ, которые неизбежно начнут опровергать столь милые сердцу В.П. догматы), толи боится – это-ж будет УЛИКА, от которой потом привычно не отвертишься типа: «меня переврали», «меня не поняли», «я вообще этого не говорил», «я имел ввиду совершенно другое!», «и вообще никто ничего кроме меня не понимает!». Тут всё как сумел написать – так и поймут даже самые непонятливые (хотя, в этом я и сам иной раз сомневаюсь…).

   В общем, раз В.П. не хочет сделать АИ на основе своих «непререкаемых истин», я попробую сделать это за него. Ох, на что я покушаюсь – он же небожитель! Ну, так разумеется не «тютелька в тютельку», поскольку следуя его догматам, строго придерживаясь их «духа и буквы», получится полная фигня (как мне кажется, хотя, я безусловно, могу и ошибаться!). Я сделаю СВОЮ АИ, используя лишь некоторые его «гениальные идеи» (на которые упаси Бог не претендую!), добавив немножко логики, здравого смысла и не игнорируя реальных, СООТВЕТСТВУЮЩИХ ВРЕМЕНИ, ФАКТОВ и ДОКУМЕНТОВ, а не эксплуатируя лишь выдранные из контекста удобные высказывания людей, которые до войны имели одно мнение, во время – другое, а после войны (уже с другим багажом опыта и жаждой выглядеть намного умнее, белее и пушистее чем были тогда – пример тот же Шашмурин) совсем третье, а то и вовсе меняли свои взгляды в те же 30-е по несколько раз – по обстоятельствам и в соответствии с креном «генеральной линии» (как те же Бокис или, возможно, Павлов). Что так удобно для В.П.! Можно взять высказывание какогонить авторитета из начала 30-х и прилепить его в качестве доказухи к концу 30-х! (Или как в примере с Морозовым – «полемический перл» из 49-го прилепить к 39-му!). Можно взять даже некий самый настоящий документик и с умным видом что-то им доказывать, игнорируя, что этот документик и актуален-то был совсем не долго, а потом, были изданы уже совсем другие документы, превращающие все прежние в ничего не значащие бумажки (как пример – та же эпопея с БТ-9/20, А-20, А-32/34, Т-34). В.П. манипулирует такими моментами по шулерски нагло, бессовестно и виртуозно! ВСЕГДА. Объективная картина ему не нужна, поскольку противоречит догматам. Мне же напротив, его догматы на фиг не нужны – только идеи. Не все, а те из них, что могут опираться на соответствующие времени и обстоятельствам факты. Хотя как раз АИ-то очень многие допущения, трактовки и позволят – твори в своё удовольствие! Но, не хочет… (убрано цензурой).

   Итак, после столь длинного вступления, за которое, надеюсь, меня почтенный В.П. простит (ибо я высказал ему всё что думаю в лицо, а не шушукаясь «за спиной» с друзьями-коллегами по личкам, и он может ответить тем же), к делу:

   Началась эта В ДОСКУ АЛЬТЕРНАТИВНАЯ история в 1933 году, когда ОКМО, получило заказ УММ РККА на проектирование нового колёсно-гусеничного (в дальнейшем КГ) танка, для замены бесперспективного дохляка Т-26 и не сбалансированного БТ. Первоначально, этот танк шёл под индексом Т-26А, но уже в самом начале проектирования, стало ясно, что с Т-26 его абсолютно ничто связывать не может, и потому танк получил собственный индекс Т-46. Руководил работой один из лучших танковых конструкторов СССР С. А. Гинзбург, который был явно не в восторге от не слишком «гармоничных» ТТТ на эту машину. От неё банально слишком многого требовали при совершенно неприемлемых ограничениях по массе. А разве могло быть иначе, если ТТТ формулируют дилетанты?! Но, как это уже не раз бывало прежде, Гинзбург решил сделать танк не строго по ТТТ от ничего не понимающих в танках дилетантов, а… какой получится в результате «творческого процесса», лишь исходя из основных ТТХ прописанных в тех ТТТ и по возможности удовлетворяя дурные капризы заказчика – конкуренции-то нет и что не сделай – и спасибо скажут, и пряников полные карманы отвалят – куда денутся! А там, пусть уже КБ завода-изготовителя мучается, как привести это творение в боеспособный и годный к серии вид (на то, чтоб от сделанного под руководством Гинзбургом прототипа дойти до серийной машины, Т-28 потребовалось почти три года и преображение до полной неузнаваемости!). И Гинзбург сделал. В 1935 году опытный образец нового танка был готов, но оказался страшно перетяжелён (вместо заказанных 10 тонн, весил почти 15) отчего вся агрегатная часть (спроектированная под заданные в ТТТ 10 т.), нуждалась в полной переделке. Это было сокрушительное фиаско, исправить которое не могло никакое КБ завода-изготовителя.

   Мечтавшее встретить середину 30-х с новым хорошим лёгким и при том общевойсковым танком, АБТУ РККА (до 1934 г. УММ) скрепя сердцем согласилось с неизбежным увеличением массы танка до тех самых 15 т. с условием приведения его агрегатной части в соответствие с массой. Этой работой, в КБ опытного завода Спецмаштреста руководил уже О. Иванов, поскольку Гинзбурга, разъярённый провалом Тухачевский, лично отстранил от работы над танком.

   Новая модификация танка обещала быть весьма крутой и его, ещё до постройки опытного образца, уже в феврале 36 года ЗАОЧНО(!) приняли на вооружение. Опытный же образец был изготовлен только в ноябре (сказалась необходимость серьёзной переработки исходного проекта) и после испытаний, уже с декабря, завод им. Ворошилова начал осваивать серийный выпуск Т-46-1. Но, собрать он успел лишь 4 танка. Стоимость этой, наворочанной разными хотелками заказчика, КГ машины, была близка к стоимости огромного среднего трёхбашенного Т-28 и уже только поэтому, о том, чтоб развернуть массовый выпуск для замены Т-26 и БТ не могло быть и речи. А учитывая, что ни по основному вооружению, ни по бронезащите, он не имел никаких преимуществ над Т-26 и БТ, в начале 1937 года все работы по Т-46-1 были прекращены.

   А что же обиженный тов. Гинзбург? В мае 1936 года он пишет обзорную докладную записку о положении с танкостроением в СССР и его развитии за рубежом, на имя начальника АБТУ РККА Халепского, где делает акцент на необходимость повышения уровня бронезащиты. А в сентябре, он представляет эскизный проект нового танка непосредственного сопровождения с наклонной противоснарядной бронёй. Умный мужик, ничего не скажешь. Или, как сказанул один антисемит: «хитрый еврей накосячил и прикрыл зад новой интересной темой». Впрочем, одно совсем не противоречит другому.

   Но, его идеи в корне шли вразрез со взглядами на танкостроение Халепского и Тухачевского, считавших, что скорость – лучшая защита танка, и взглядами Бокиса – считавшего… деньги, и потому, заранее уверенного, что такой танк РККА себе позволить просто не сможет. К тому же, Гинзбург «не по окладу» слишком «умничал» – он позволил себе не просто информировать, а делать выводы, из которых выходило, что практически весь танковый парк СССР уже устарел, не соответствует потребностям ни сегодняшнего, ни тем более завтрашнего дня, заменить который в принципе не чем, и тонко подводил, что это большое упущение, за которое вполне могут с когонить и спросить… Намёк вполне прозрачен: «вы, товарищи с большими звёздами, в ножки мне поклонитесь, и тогда я Вам замечательную вундервафлю сделаю». Этого высокопоставленные дилетанты, считавшие как раз именно Гинзбурга виновником сложившейся ситуации, стерпеть не могли и в конце 36 года, Тухачевский вообще отстраняет Гинзбурга от работы.

   Но вот, грянул 1937 год, когда сперва Тухачевский, а потом и Халепский (занявший ненадолго место Тухачевского, вместе с Бокисом (столь же ненадолго занявшем пост начальника АБТУ), лишились постов (и не только).

   Уж не знаю, каким АИ-чудом, но в ходе расследования дел Тухачевского и Халепского, следователями НКВД была обнаружена та записка-обзор Гинзбурга и в один прекрасный день, Семёна Александровича пригласил к себе, ознакомившийся с той запиской лично, нарком обороны К. Е. Ворошилов. Прежде всего, Ворошилов представил Гинзбурга Д. Г. Павлову, который после Испании (где он командовал интернациональной танковой бригадой и удостоился звания Герой Советского Союза), продвигал идеи, вполне сходные с предложениями Гинзбурга. Став сперва заместителем Бокиса (Халепский уже был арестован), а потом (уже после ареста самого Бокиса, который вдруг резко поменял свои взгляды и уже был не против танков с существенно усиленной бронезащитой, даже не взирая на их стоимость!) и новым главой АБТУ РККА, Павлов очень быстро нашёл с Гинзбургом общий язык. И тот и другой понимали, что в век массовых скорострельных ПТП, танку нужна не только скорость, но и прочная броня. Предложение Гинзбурга, опираясь на задел по Т-46-1, быстро спроектировать танк с 45 мм бронёй, Павлов тем не менее отверг и выступил со встречным предложением – довести броню до 60 мм. Он же не предполагал, что «быстро разработать», означает просто увеличить толщину брони без какого-либо серьёзного усиления трансмиссии, и что танк с 60, что с 45 мм бронёй, повешанной на шасси, рассчитанное всего на 17 тонн, работать будет и не очень хорошо, и не очень долго… Гинзбург-то это наверняка понимал (не мог не понимать!), но ничего Павлову не объяснил, вполне справедливо и очень хитро рассудив, что за свой, предложенный танк с 45 мм бронёй и отвечать придётся самому (а наступать второй раз на те же грабли ох как не хотелось!), а гарантированная «инвалидность» танка с 60 мм бронёй, целиком и полностью будет на совести «заказчика» — т. е. самого Павлова. Ну, хитрый еврей он и есть хитрый еврей. «А где вы видели глупого еврея?» (А.Е. Быков «Интерны»).

   «Хотелка» же Павлова вполне объяснима. Да, 45 мм броня гарантировала бы защиту танка от лёгких малокалиберных (до 37 мм включительно) ПТП. Но она не защитит танк от обстрела из 47 мм ПТП и дивизионных орудий. А именно 47 мм ПТП уже во всю проектировались и во Франции, и в Чехословакии, и в Швеции. И интерес к столь мощным ПТП проявляли Польша и Финляндия – соседи-недоброжелатели СССР. К тому же, учитывая сложность и стоимость танка с 45 мм бронёй и то, что страна просто физически не может позволить себе массовое строительство танков массой более за 20 т. (о том, чтоб такими танками заменить копеешные 9-тонные Т-26 вообще и речи быть не может!), гораздо рациональнее выглядит идея строительства НЕ ВМЕСТО, а лишь В ДОПОЛНЕНИЕ к лёгким танкам с противопульной бронёй, некоторого количества танков-лидеров с абсолютной (т. е. как раз 60 мм) бронезащитой. Т. н. «малых танков тяжёлого бронирования», которые будут в атаках возглавлять подразделения тех же Т-26, прикрывая их от огня ПТП и расчищая от ПТП поле боя. Т. е. делать то, для чего в РККА предназначались средние танки Т-28, но которые из-за своей громадной стоимости и сложности, никакими танками качественного усиления так и не стали, играя по сути роль тяжёлых танков РГК РККА. До конца 1937 года из 350 заказанных (что само по себе в сравнении с наличным парком Т-26 и БТ мизер), РККА получила всего-навсего 263 танка, большая часть которых (выпуска до 36 года), весьма низкого качества).

   А поскольку совершенно ясно, что даже малый танк «тяжёлого бронирования» особой прытью отличаться не будет, для высокоподвижных соединений, Павлов инициирует разработку очередной модификации быстроходного танка БТ. Можно называть её хоть БТ-9, хоть БТ-20 – для данной АИ это фиолетово. Суть та же – 2-3 пары ведущих колёс, чтоб танк из-за возросшей массы не потерял возможность двигаться на колёсах, броня до 25 мм и конической формы башня, годная под установку хоть 45, хоть 76 мм пушки (в середине 30-х это уже было обязательным условием). Желательно с дизелем.

   Вот это и есть в данной АИ «вектор развития» нашего танкостроя. Пока от РИ не сильно отличается.

   Сказано-сделано! Опытный образец танка Т-46-5 (он же Т-111), был изготовлен не весной 1938 года как в РИ, а почти на полгода раньше – уже поздней осенью 37-го. Гинзбург же обещал, что имея задел по Т-46-1, эта работа много времени не займёт! Лишь бы не мешали творить! И никто гению не мешал! Напротив, все оказывали всяческое содействие. Вопреки абсолютно ничем не подтверждённому убеждению В.П., Павлов не только не «зарубил» это «чудо», напротив, он всячески продвигал Т-111 и добивался изготовления партии таких танков для войсковых испытаний. Но, его возможности к тому времени были уже сильно ограничены. После того как Халепский и Бокис оказались вредителями, диверсантами и шпионами, а большая группа высокопоставленных военных и гражданских специалистов танкостроя были осуждены по громким делам «за оснащение РККА техникой ненадлежащего качества», как отмечал тот же Павлов, АБТУ РККА было превращено из организации определяющей политику и принимающей решения, во всего лишь инспекторат с консультативно-контрольными функциями. Поэтому довести Т-111 до армии, Павлову не удалось. До серии не удалось бы тем более. Крайне перегруженный, 32-тонный (а значит ещё и безумно дорогой) Т-111 (сделанный по сути, на базе 17-тонного Т-46-1) имел слишком много конструктивных недостатков, «нетехнологизмов», и слишком много совершенно сырых ноу-хау, чтоб его вообще можно было строить серийно. По сути, это была очень интересная, но явно наспех сделанная, опытная машина, изначально без каких-либо перспектив. Танк был «слишком блондин».

   Но, Павлов не расстраивался. Опыт разработки Т-111 конечно не пропадёт! Ещё в начале своего «руления» АБТУ РККА, по опыту боёв в Испании, он сформулировал совершенно необходимые новые уровни бронезащиты для танков РККА:

1. Для плавающих танков-разведчиков не менее 12-15 мм.

2. Для лёгких танков не менее 22-25 мм.

3. Для средних танков не менее 40-42 мм.

4. Для тяжёлых танков не менее 60 мм.

   Причём новые ПЕРСПЕКТИВНЫЕ модели, должны были иметь возможность при необходимости подниматься на один уровень бронезащиты вверх! Т. е. это уже лёгкие танки должны были нести броню до 40-42 мм, а средние до 60! И кто скажет, что это не дальновидно?

    А поскольку эта, вполне логичная схема, была принята, Павлову уже было достаточно просто продвигать решение (сам он, со своим «инспекторатом» решать ничего уже не мог), о модернизации Т-26 в плане усиления бронезащиты до 25 мм, при параллельной разработке нового, относительно недорогого, а потому уже массового лёгкого танка с бронёй до тех самых 40-42 мм и массой до 17 т. ТТЗ на проектирование такого танка было выдано ранней весной 1938 года.

   Тоже самое касается и ХПЗ где корпели над КГ БТ-20 и никак не могли определиться, нужна в дополнение к КГ версии этого лёгкого танка, чисто гусеничная, или нет.

   Напомню важные реалии. В марте 38-го, Ворошилов предлагает СНК проект постановления об изготовлении на базе почти готового проекта БТ-20 двух опытных образцов: КГ массой не более 15 т. и гусеничного, массой не более 13 т. (за счёт отказа от КГ хода) при одинаковом вооружении и бронезащите (исходя из тех Павловских нормативов) до 25 мм. Навряд ли, эта мысль родилась в голове Ворошилова сама-собой…

   Но, окончательное решение подвисло в воздухе. А 9 мая 38 года на заседании уже НКО, рассматривавшего законченный проект БТ-20, в протокол заседания внесена запись:

   «Предложение тов. Павлова о создании з-дом 183 гусеничного танка (в дополнение к КГ) признать целесообразным с усилением лобового бронирования до 30 мм. Башню танка приспособить для установки 76 мм орудия… Принято единогласно».

   По сути, этот документ ставит точку в линейке КГ танков БТ и открывает историю Т-34. В АИ, в этом же протоколе фигурирует броня гусеничной версии танка, принятая в «Павловской системе» для среднего танка т. е. 40-42 мм. (и не только «во лбу»), поскольку 30 мм – той «системе» хоть и не противоречат, тем не менее для лёгкого танка избыточны (а по массе, с бронёй до 30 мм и 76 мм пушкой, это уже точно будет никак не лёгкий танк!), а для нового среднего танка недостаточны.

   Т. е. работа над танком, по сути, прямым аналогом Т-34, начинается уже с мая 38-го без всяких промежуточных инстанций, волокиты и «переходных» моделей.

   Таким образом, над очень относительно дешёвым танком непосредственного сопровождения с 40-42 мм бронёй (назовём его Т-47) в Питере работало КБ 185-го опытного з-да под руководством С. Гинзбурга, а в Харькове, руководить работами над двумя новыми версиями БТ-20 (пусть опять-таки А-20 и А-32), было поручено М. Кошкину, который работал с Гинзбургом над Т-111 и тоже, в отличие от предыдущего руководства ХПЗ, понимал особую важность бронезащиты.

   Массово выпускать Т-47 должен был з-д им. Ворошилова (вместо Т-26) – для чего ему предстояло пройти серьёзную реконструкцию (с параллельной заменой выпуска 97-сильного мотора Т-26-1 на 320-сильный МТ-5-1). ЛКЗ же, вместо разработки новых танков, начинает программу капитальной модернизации Т-28 с упором на усиление бронезащиты и вооружения, сборки на базе Т-28 мощных эвакуаторов (плюс, если получится, переделка в САУ всех Т-35А) и чем может, помогает 174-му соседу.

   По окончании разработки Т-47, 185-й опытный з-д Спецмаштреста и его КБ, особым постановлением СНК, преобразуют в специальный танковый НИИ, от которого больше не требуют немыслимого и невозможного (для чего он собственно и создавался!) – создавать для КА новые танки по конкретным ТТТ и ТТЗ УММ/АБТУ РККА. Всё равно ведь, собранные там лучшие специалисты, так как надо не сделают («Свободные художники» пишут так, как они видят! И никто им, творческим личностям, не указ), и уже КБ серийных заводов придётся их сырые, но чудовищно оригинальные творения, долго и старательно «дорабатывать напильником» «приземляя» на приемлемый технологический уровень. Так пусть уж занимаются талантливые ребятки в своё удовольствие НИОКРами по своему же собственному усмотрению (что так нравилось Гинзбургу и на чём он собственно всегда «горел»), строят разные и очень креативные «ходовые макеты», и, заодно, наверное чисто от нечего делать и переизбытка средств, дублируют разработки двигателистов НАТИ и НАМИ, металлургов НИИ металлов и сплавов, сварку НИИ сварки Патона и т.д. Ворошилову для товарища Гинзбурга ничего не жалко! Раз собачился с заговорщиком, шпионом и вообще «врагом народа» Тухачевским и пострадал от его произвола – значит свой чувак! А то ведь предлагали тут, некоторые «недальновидные», взять да и объединить то опытное КБ с его опытным же заводом (которые за почти 10 лет напряжённого труда, оставили РККА при всё тех же Т-26 с БТ), с КБ 174-го танкового з-да, чтоб общими усилиями дать РККА новый хороший танк (в РИ Т-50, кстати). На фиг! Будем продвигать «выросший» из Т-111 АИшный Т-47!

   Выпускать А-20, опять-таки без всякой реконструкции (так хочет В.П.) будет ХПЗ, а гусеничный А-32 – новый танкостроительный кластер СТЗ (решение, рассматривавшееся в РИ людьми, которые, в отличие от В.П. понимали, что ХПЗ может выпускать без реконструкции, вместо БТ, а что нет).

   Казалось бы, всё хорошо. Но, финансы, помноженные на количество необходимых РККА новых танков, опять всё портят и устами того же тов. Ворошилова, требуют ограничить и номенклатуру и главное, массу новых машин 13-14 и 19-20 тоннами.  Что для танка непосредственного сопровождения пехоты с 40-42 мм бронёй и лёгкого КГ танка (даже с 25 мм бронёй) труднодостижимо, а для танка качественного усиления, способного нести до 45 мм брони, в принципе неприемлемо.

   Но, контрдоводы признанных авторитетов Гинзбурга и Павлова, Ворошилов старательно слушает, проникается ими и в виде уже других проектов постановлений выносит на СТО и в СНК.

   В результате межведомственных «торгов», масса танка непосредственного сопровождения «оптимизирована» на предельных 15 тоннах (при 40-42 мм броне), но с требованием параллельного увеличения подвижности. Этот танк (уже Т-47М), теперь должен стать универсальным и идти на вооружение не только пехоты, но и кавалерии и механизированных соединений в качестве основного (общевойскового). От КГ танка ХПЗ решено вообще отказаться, а чисто гусеничный А-32, при массе не более 22 т. сделать опять-таки мощным общевойсковым средством качественного усиления танковых подразделений и для пехотных и для механизированных соединений. (Уж простите, почтеннейший В.П. но принимать на вооружение параллельно с «умеренным» Т-111, Ваш замечательный Т-32 в виде лёгкого танка, я считаю вполне бессмысленным. Исходя из стоимости и запаса прочности шасси, либо это танк качественного усиления (что он и может и должен!), либо на фиг вообще – достаточно на БТ-7М поставить новую башню с 76 мм пушкой).

   И как удовлетворить этим требованиям, если масса новых танков, да ещё с такими широкими требованиями, крайне редко оказывается в нужных параметрах? При броне в 40-42, а тем паче 45 мм, вес опять вылезет из ТТЗ и в прямом сговоре со стоимостью, примутся на корню душить хорошие потенциально машины.

   Помощь приходит от металлургов. В стране уже начато освоение выпуска особо прочной цементованной брони и в НИИ сварки Патона, подходят к успешному завершению опыты по сварке таких цементованных бронеплит (с чем, кстати, в своё время, не справилась «студия свободных художников» Гинзбурга).

   Танки с цементованной 37 мм бронёй, теоретически, имели бронезащиту даже лучше, чем при гомогенной броне в 40-42 мм (эквивалентна 45 мм гомогенке), а массу танки с такой бронёй, имели бы самую подходящую! На том и порешили.

   Изменение концепции, а так же принципиальная неготовность занятого более важными вещами СТЗ к массовому выпуску любых танков, привели к необходимости реконструкции не только 174-го, но и 183-го танкового завода, которому теперь предстояло выпускать не лёгкий А-20, а весящий минимум 22 тонны вполне средний А-32 (Т-28 весит 25 т.). Зато, это дало время на доведение конструкции А-32 до ума (эпопеи с переходом от А-32 к А-34 и Т-34 нет), а металлургам время на развёртывание выпуска цементованной брони и улучшение технологий её качественной сварки на конвейере (плюс получение необходимого оборудования и подготовка персонала).

   Кстати, наш В.П. привык с необычайной хлестаковской лёгкостью обвинять лично Павлова в нехватке у РККА арттягачей, утверждая, что Павлов-де пожертвовал ими ради массы бесполезных танков. Это очередная (и вполне типичная для В.П.) ложь. На самом деле, В.П. как обычно за «тремя соснами» своих убогих догм так и не удосужился заметить лес арттягачей СТЗ-5, развёртывание массового выпуска которых на СТЗ при Павлове, фактически полностью остановило программу освоения серийного выпуска танков на этом заводе. Уже после начала ВОВ, сохранив выпуск тех СТЗ-5, Сталинградский тракторный свернёт выпуск обычных тракторов СТЗ-3 ради выпуска Т-34.

   Так же В.П. толи просто не знает, толи намеренно игнорирует факт, что именно в 1938 году – т. е. как раз при Павлове, подразделению ХПЗ, курировавшему все работы по модернизации и серийному выпуску тяжёлого Т-35А, разрешили отказаться от участия в конкурсе на новый тяжёлый танк, чтоб з-д мог сконцентрировать силы не только на теме А-20/А-32, но так же на новом арттягаче «Ворошиловец» на замену устаревшему «Коминтерну». И РККА получила этот арттягач.

   При том же Павлове, был принят на вооружение и запущен в серию лёгкий бронированный арттягач «Комсомолец». Причём ради его ФОРСИРОВАННОГО выпуска СРАЗУ НА ДВУХ заводах, была прекращена сборка плавающего танка Т-38 (в 1938 году не было собрано ни одного Т-38, в 39-ом чуть более сотни, а до Павлова, в 36-ом, когда никаких арттягачей в СССР кроме "Коминтернов" и убогих "Пионеров" вообще не выпускалось — более тысячи!). И, думаете, почему тот же Челябинский тракторный, ВМЕСТО танков, при Павлове изо всех сил осваивал новый арттягач «Сталинец»? (Танковая программа, на ЧТЗ активизировалась уже только при Федоренко). Ну, всё это, наверное исключительно потому, что «вредитель» Павлов пользуясь своим служебным положением, злонамеренно заставлял все заводы выпускать вместо арттягачей исключительно танки. Вот гад и самка собаки! Кто? А угадайте! И что ещё мог сделать для активизации выпуска арттягачей Павлов на своём посту? ИМХО – он и так сделал всё что мог в т. ч. и в ущерб количеству выпускаемых танков.

   В.П. конечно не признает что он похож на дурака со своими догматами-фантиками, но по факту-то, так оно и есть.

   Но, вернёмся «к нашим баранам». В смысле танкам. В итоге, в самом начале 1940 года, в армию пошли два принципиально новых танка: 15-тонный, формально лёгкий, Т-47М от Гинзбурга (вместе с лучшими кадрами «Танкового НИИ им. В. П.» он был прикомандирован на з-д им. Ворошилова для качественной доработки танка) с 37 мм цементованной бронёй и новой длинностволой 45 мм пушкой, производства 174-го танкового з-да, и 22-тонный, формально средний танк качественного усиления Т-32М с ТАКОЙ ЖЕ 37 мм цементованной бронёй, от Кошкина/Морозова, производства з-да №183. Поскольку А-32 изначально заказывался с 76 мм пушкой, ею же вооружается и его серийная версия – Т-32М.

   Поскольку никто Павлова с должности начальника АБТУ РККА не снимает (и, соответственно, командовать ЗОВО не отправляет), напротив, он, пользуясь расположением нового главы Наркомата обороны С. Тимошенко (умевшего ценить практиков), несколько расширил свои полномочия и сумел отстоять идею вредности для РККА (с её очень скверной логистикой), создания сверхмощных мехкорпусов, ограничившись совершенствованием структуры прежних танковых бригад и формированием новых моторизованных дивизий (кстати, по структуре, весьма близких к немецким ТД обр. 41 г.), которые, только при необходимости, и только для решения строго конкретных задач, могли сводиться в мощные, но временные формирования, названные «танковые корпуса».

   Логичный вопрос – с чего бы Тимошенко так ценить Павлова? Тем более как ПАКТИКА? Всё очень просто. Репрессии (для многих, очищение РККА от дилетантов, и одно в принципе не противоречит другому – особенно учитывая «методику»…), начались в РККА после масштабнейших за всю историю КА манёвров войск Киевского и Белорусского округов, формально – для газет – прошедших блестяще, а по факту, неудовлетворительно. Достаточно прочитать, как о результатах тех манёврах отзывались А. Седякин (представитель Генштаба, отвечавший за боевую подготовку) и С. Будённый (возглавлявший наблюдателей). Короче и конкретнее всех выразил своё мнение Б. Шапошников: «Командиры всех уровней со своими обязанностями не справляются. Техника повсеместно выходит из строя. Снабжение – отвратительное». И в этом бардачище (за который отвечали лично Тухачевский, Уборевич, Якир и др. «выдвиженцы»), танковая бригада Павлова оказалась  единственной, которая показала себя с самой лучшей стороны. Именно поэтому ему же доверили возглавлять наших танкистов-инструкторов в Испании, ему же доверили командовать в Испании интернациональной танковой бригадой (за что он получил Звезду героя), его же, назначили после возвращения рулить АБТУ КА. И он же был инспектором танковых войск КА на Халхин-Голе. И именно ценящий хороших ПРАКТИКОВ, сам хороший практик, Тимошенко, назначил его командовать чрезвычайно насыщенным техникой ЗОВО. Что было фатальной ошибкой. Павлов, безусловно, был на своём месте во главе АБТУ, но до руководства одним из мощнейших в стране округов, он банально не дорос – ему бы прежде, как Жукову, в заместителях несколько лет походить, поучиться… Но, все вопросы к Тимошенко – кто назначил – тому и отвечать.

   В АИ, Тимошенко понимает, что курировать войсковую танковую ПРАКТИКУ, должен хорошо подготовленный технически танковый практик с большим опытом (Федоренко при всём моём к нему уважении, большую часть своей военной карьеры комиссарил и специализировался на бронепоездах и только после Академии, какое-то время командовал танковым полком и ещё пару лет танковой бригадой, после чего сразу взлетел на должность начальника АБТУ КА), и поэтому, Павлов (непосредственно в бронетанковых частях с момента окончания Академических курсов при Военно-технической Академии РККА т. е. с 1931 года и как командир бригады считался лучшим в КА), сохранил за собой должность начальника АБТУ и даже как-то сумел реализовать СВОИ бронетанковые идеи практика, а не директивно спущенные Генштабом новомодные теории…

   Почтенный В.П. игнорируя все факты, целиком и полностью возлагает вину за формирование мехкорпусов на Павлова. А ведь он не может не знать, что идея МК принадлежит «коллективному разуму» в лице Генштаба. Сколько и каких танков должно быть в тех МК, решал Генштаб. А окончательное решение о начале формирования МК Генштаб принял, когда Павлов уже вообще не рулил АБТУ. Руководимое Павловым АБТУ лишь по распоряжению Генштаба разрабатывало штатную структуру МК исходя из Генштабом же определённых количественных параметров. Точка же зрения самого Павлова на МК известна – именно он после 1937 года добился расформирования всех четырёх МК, имевшихся у РККА в 30-е как «громоздких, трудноуправляемых и требующих другой организации тылов». Но, противостоять новомодным идеям Генштаба, на который огромное впечатление произвели успехи немецких «панцерваффе», он естественно не мог и работал в «общем русле». Изменил он своё мнение о МК или нет – мне лично ДОКУМЕНТАЛЬНО не известно. Факт доклада Павлова на тему «Ввод МК в прорыв», который для В.П. является «решающей уликой», на самом деле не говорит ровно ни о чём, поскольку тему доклада ему опять-таки директивно спустил Генштаб и ему, оставалось только хорошо сделать порученную работу (при том, что с основным докладом на тему использования МК выступал Жуков, к которому у В. П. почему-то претензий нет – как и к новому главе АБТУ (уже ГАБТУ) Федоренко, который собственно те МК и формировал!

   Но, в АИ тех МК нет. Там, где нужно решать стратегические задачи, в ТАНКОВЫЕ корпуса сводятся «старые добрые» бригады и реально «павловские» моторизованные дивизии. Исходя из ТТХ новых танков, структурно, каждый танковый батальон с новой матчастью, в состав каких бы формирований он не входил, теперь состоял из трёх рот Т-47М по 16 машин (всего 48),  и одной роты Т-32М (тоже 16 машин в роте). Вооружённые 76 мм пушкой Т-32М служили как для артиллерийской поддержки Т-47М, так и для «сольного» сопровождения пехоты (что-то вроде немецкой «сладкой парочки» Pz-III–Pz-IV). Всего в батальоне, соответственно, 64 танка. В полку 2 танковых батальона. В бригаде — два танковых полка. Лёгкие танки старых типов переводили на эту же структуру по возможности. Причём если в батальоны БТ в обязательном порядке вводили сугубо по роте Т-32М, то в более многочисленные батальоны Т-26 включали по наличию, либо Т-32М, либо Т-47М.

   Логичный вопрос – анахуа вообще РККА два довольно близких по параметрам (маневренность и бронезащита) танка?

   Они достаточно близки, чтоб действовать в тесном взаимодействии. Но на самом деле, Т-47М – это ЛЁГКИЙ танк уже практически предельных для своей конструкции параметров и усиление вооружения, либо брони, ставят его перед фактом исчерпания модернизационных возможностей этой, очень компактной (ради всё той же экономии), машины. Более того. В случае какого-либо перебоя в поставке цементованной брони, и замене её на 40-42 мм гомогенную, танк несколько потеряет в бронезащите и уже будет по массе на предельных 17 тоннах. При стабильных же поставках 37 мм цементованной брони, он уже по вооружению, будет соответствовать своему назначению в лучшем случае только до конца 41-го года. (Пушка на нём хоть и длинностволая, но 45 мм, заточенная под всё тот же боеприпас, с совершенно неудовлетворительным ОФСом и крайне желателен был хотя бы 57 мм калибр с аналогичной бронепробиваемостью, но обязательно с более эффективным ОФСом – ОФС ЗиС-2/4 не предлагать!).

   В тоже время, качественно доработанный Т-32М, это полноценный СРЕДНИЙ танк, способный без труда (и последствий для трансмиссии) уверенно таскать и 45 мм броню (любую!). Он имеет очень большой модернизационный потенциал. Достаточно представить себе его модификацию на торсионной подвеске, с планетарной трансмиссией, с 45 мм цементованной бронёй и очень длинностволой танковой трёхдюймовкой Ф-27 (разрабатывалась в РИ для КВ) в новой, более крупной и эргономичной, желательно трёхместной башне на соответствующем погоне. На таком танке можно всю ВМВ воевать!

   Но, не забываем и того, что 15-тонный Т-47М с 45 мм пушкой и карбюраторным МТ-5 (пока в серии не освоен либо ДМТ-5, либо В-3), неизбежно намного дешевле 22-тонного Т-32М с 76 мм пушкой и дизелем В-2, благодаря чему  в принципе может выпускаться двумя заводами (174-ым и в дальнейшем ещё и СТЗ). Поэтому, Т-47М – машина, прежде всего, массовая, а Т-32М – именно машина качественного усиления. Что при полном отсутствии САУ и наличии проблем с быстроходными арттягачами для артиллерии механизированных соединений, важно вдвойне.

   Хотя, с другой стороны, если в данной АИ нет той РИ затяжной «эскапады» с темой СП, закончившейся слишком запоздалым Т-50, а сразу, уже с весны 38-го упор делается на логичное завершение темы Т-111 и 174-й танковый з-д начинает массовый выпуск Т-47М уже с начала 40-го, тот же Павлов, в компании с Гинзбургом, вполне могут успеть «пробить» тему, которую они, каждый в меру сил, продвигали и в РИ – а именно, рубочную САУ на шасси (в случае Павлова речь шла о танке сопровождения 126, а в случае Гинзбурга о Т-50) Т-47М с мощной трёхдюймовкой (в АИ-шном идеале – с той же длинностволой Ф-27) или даже лёгкой гаубицей. Чем не свой, «длиннорукий» «штуг»?

   А как же тяжёлый танк?!!!

   Не будет у довоенной РККА никакого тяжёлого танка. Вообще. В.П. не велел. Вместо него, как и в РИ (но, минимум на полгода, а то и на почти год пораньше) начнётся разработка Т-34 (соответствует РИ Т-34М) с 60 мм бронёй (помним о требовании Павлова о возможности увеличения бронезащиты среднего танка на одну ступень – т. е. до 60 мм), изначально на торсионной подвеске, с планетарной трансмиссией (тот же Шашмурин не занимается всякой хернёй в виде КВ-3,4 и т.д.), и сразу с чрезвычайно мощной 95 или даже 107 мм Грабинской танковой пушкой в большой трёхместной башне (информацию о разработке в Германии новых тяжёлых танков ни в коем случае не игнорируем, но, ПОНИМАЯ и УЧИТЫВАЯ, что адекватная бронезащита – это тупиковый путь сотворения мёртворождённых монстров, акцентируемся на сверхмощном вооружении и защите сугубо от штатных средств ПТО вероятного противника). Вот такой Т-34, массой до 35 т. и будет «отдуваться» за весь класс тяжёлых танков. А что? Установленная под рациональным углом лобовая 60 мм цементованная бронеплита (а в довоенном СССР была отработана технология производства цементованной брони толщиной до 80 мм), обеспечит защиту не хуже чем у РИ КВ, а дополнительными экранами, её можно усилить и до уровня КВ-3 (того, на котором планировали поставить 90 мм гомогенную броню).

   (Эх, если бы ещё была гарантия, что ту цементованную броню танковые заводы смогут в АИ получать бесперебойно, в требуемых объёмах и хорошего качества! Но, В.П. гарантировал, что если не заморочиваться с 45 мм бронеплитами для Т-34, уж на Т-32-то «цементовки» точно хватит!)

   Ну и, когда начнётся война, вслед за быстро сточенными в ноль лёгкими танками старых моделей, за пару лет со сцены, возможно, сойдёт и лёгкий Т-47М, а Т-32М окончательно займёт нишу общевойскового танка (в т. ч. танка непосредственного сопровождения пехоты, «заменив собой Т-26»), а мощный и очень крутой АИ Т-34, станет главной ударной силой КА в ожидании подхода тяжёлого танка нового поколения – уже на основе опыта войны. И никаких КВ, никаких Т-34 с 45 мм бронёй, никаких тебе Т-50 на начало ВОВ!

   Вот такая АИ.

 

   Р.С. Я совсем не исключаю, что сейчас «придёт» почтенный В. П. (как он нам всем дорог!) и заявит, что аффтор ничего не понимает и все его гениальные идеи просто «опошлил».

   Так я персонально для него напоминаю:

   1. Это МОЯ АИ, хотя и с использованием некоторых его идей в том виде, который я посчитал приемлемым. Поэтому, читатель, которому АИ понравилась, может с полным на то основанием благодарить В.П. за хорошие идеи и ругать автора за плохие – раз использовал (или плохо использовал) – с меня за «косяки» и спрос!

   2. Чего базарить – милейший В.П. Наберитесь наконец храбрости и сделайте СВОЮ АИ из «незамутнённых» чужим разумом, своих догм. В конце концов, никто не отменял старую истину, которая гласит:

   «Критика – это попытка объяснить, что именно автор сделал не так, как сделал бы сам критик»wink.

 

   Р.Р.С. Поскольку В.П. при каждом удобном случае утверждает, что я только раскрасками занимаюсь, а всё прочее – фигня полная, оставляю его с «фигнёй» на основе его же догм и вааще без «раскрасок»cool

.

 

18
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
13 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
byakinAnsar02The same FonzeppelinВадим ПетровNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
MIG1965
MIG1965

   А чего к Гиндзбургу то так

   А чего к Гиндзбургу то так прилипли?  В  1942-1943 году провалился с САУ оглушительно.  Если В.П. хает не слишком надежный КВ, то что говорить о создателе 10 тонных самоходок, которые вообще стали массово отказывать? Коробку передач КВ хают, а спарку 2-х моторов с 2-мя КПП — ??

     Т-47 с мотором М-5Т ? А что мотор освоен был?   Это видимо раз-два его освоить?  Если "Большевик" английский мотор для Т-26 с документацией осваивал хреново (ну не заводились первые моторы почему-то) — то опытный мотор заработает сразу и в серии?    А если Т-47 из альтернативы убрать — она вроде совсем разваливается…

      Реально было 3 производства —  Кировский , Ворошиловский, Харьковский со своими КБ. Которые в 1937-38 уже что-то могли. Зачем привлекать непонятный по назначению завод №185 с товарищами Барыковым и Гиндзбургом? Фактически все 3 КБ на своих полянках и творили. И как могли бюджет пилили, реагируя на маразм заказчика. Еще один пильщик (завод №185) вроде лишний.

     Надо не в 1940 расформировать завод №185, а в 1937 году.  Гиндзбурга подалее от реальных КБ держать.  

Вадим Петров

Ансар оказался очень обидчив.

Ансар оказался очень обидчив. Настолько, что хамит долго и самозабвенно, причем по мере развития своего текста делает это все более грязно. И главное на что обиделся? На правду. Я всего лишь написал, что в танках он разбирается чуть лучше, чем никак. Ну да ладно, отвечать ему той же монетой я точно не буду. И смысла не вижу, все равно не поймет.

chuk011
chuk011

в танках он разбирается чуть

в танках он разбирается чуть лучше, чем никак.

Не правда, у него дедушка — танкист!

Надо же, вот как бывает — у вполне нормального Аркадия Гайдара внук — "антиэкономист" (хоть внук и не родной по генам, но всеже),  вот и у этого деда — Ансар… Что-то в консерватории было не так.

Вадим Петров

chuk011 пишет:
в танках он

[quote=chuk011]

в танках он разбирается чуть лучше, чем никак.

Не правда, у него дедушка — танкист!

[/quote]

Так я и написал, "чуть лучше, чем никак", т.е. что-то слышал, другое дело, что как со звоном. Ну да ладно, мне гораздо интереснее Ваше мнение вот по какому вопросу. Наш знаток написал:

… эти слова в принципе нельзя понимать буквально, это лишь «образное выражение» в контексте борьбы за совершенно другой, уже послевоенный танк. … Морозов, просто малость утрировал и передёргивал, намекая, что все проблемы новых танков – временные и с лихвой окупаются их ТТХ.

Как Вы считаете, при всех своих недочетах, мог ли один профессионал (главный конструктор) написать другому профессионалу, нечто абсурдное, про свой же танк, "малость утрируя передергивая", причем до такой степени, что забыл о назначении танка?

Почему он вспомнил Т-26, я изложу отдельно небольшим материалом, а пока мне хотелось бы узнать Ваше мнение по самому факту. Это из письма Морозова Ротмистрову:

… Пользуясь случаем, хочу напомнить Вам несколько примеров из истории танкостроения, которые аналогичны сегодняшнему примеру и которые я лично пережил в свое время.

Танк Т-34 так же имел тяжелые «роды» и все тогда ратовали за танк Т-26, который по надежности действительно в то время был лучше Т-34. Война показала, что приверженцы Т-26 были не правы.

http://militera.lib.ru/db/morozov_aa/14.html

chuk011
chuk011

Почтенный В.П. игнорируя все Почтенный В.П. игнорируя все факты, целиком и полностью возлагает вину за формирование мехкорпусов на Павлова. А ведь он не может не знать, что идея МК принадлежит «коллективному разуму» в лице Генштаба. Сколько и каких танков должно быть в тех МК, решал Генштаб. А окончательное решение о начале формирования МК Генштаб принял, когда Павлов уже вообще не рулил АБТУ. Руководимое Павловым АБТУ лишь по распоряжению Генштаба разрабатывало штатную структуру МК исходя из Генштабом же определённых количественных параметров.  Чем мне интересен современный тип хама, так это тем, что прикрываясь "флагом" АИ, выдает свои инсинуации за нечто достоверное. Вот например, о "коллективном разуме" ГШ, как о нем вспоминает М.В.Захаров в 1968 году в своем тогда секретном труде "Накануне великих испытаний" (этот человек все-таки несколько ближе к "кухне" ГШ, чем господин  Ansar02, которому от армейской службы "воняет"): "В конце мая 1940 г. состоялся мой разговор с первым заместителем начальника Генерального штаба И. В. Смородиновым о разработке новой организационной структуры механизированного корпуса. Когда я пришел к И. В. Смородинову, он мне сказал: «Матвей Васильевич, вчера вечером тебя не было, а нас с Борисом Михайловичем вызывали к Сталину. Он спросил нас, почему в нашей армии нет механизированных и танковых корпусов. Опыт войны немецко-фашистской армии в Польше… Подробнее »

byakin

 
уважаемый коллега

 

уважаемый коллега ансар.

тема чрезвычайно интересная yes, но

  1. не мешало бы наличие картинок и чертежей,
  2. лучше она была бы без хамства в тексте статьи и в обсуждении.

я думаю стоит на сутки закрыть обсуждение

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить