В логове дракона. Часть 2

Sep 12 2017
+
15
-

 

Часть 1

Тем временем в Англии...

2 февраля базировавшаяся на аэродроме Форд, графство Сассекс, специальная экспериментальная эскадрилья истребителей-перехватчиков (Fighter Interception Development Squadron - FIDS) Королевских ВВС была проинформирована о 

«патрулировании Триструпа».

Ранее данный аэродром мало привлекал внимание ВВС союзников. Для выполнения этой задачи FIDS отправила два своих de Havilland Mosquito FB.VI, но эти самолеты столкнулись с густым туманом и были вынуждены у датского побережья спуститься к уровню моря. Примерно в 25 милях (40 км) к северо-западу от Зильта (Sylt) контакт с одной машиной был потерян (самолет с задания не вернулся).

Во второй половине 9 февраля парой de Havilland Mosquito FB.VI (на этот раз из экспериментального истребительного звена [Fighter Experimental Flight (Ranger) – FEF], которое также базировалось на аэродроме Форд) под управлением новозеландцев флаинг-офицера (старшего лейтенанта авиации) Роя ЛеЛонга [Fg Off Roy LeLong] и флайт-лейтенанта (капитана авиации) Тони Крафта [Flt Lt Tony Craft]) была предпринята еще одна попытка добраться до Триструпа. Однако вылет был отменен, когда за 3 минуты полетного времени до острова Туно (Tuno), что у залива Орхус (Århus Bugt), облачность в очередной раз снизила видимость почти до нуля.

Как и FIDS, FEF было еще одним подразделением из числа полуавтономных экспериментальных и оценочных частей, сформированных в рамках ночного истребительного экспериментального крыла (Night Fighter Development Wing), которое в свою очередь являлось частью базировавшегося в Тангмире (Tangmere) центрального истребительного НИИ (Central Fighter Establishment - CFE). FEF было сформировано 27 октября 1944 года и было оснащено истребителями дальнего действия Mosquito FB.VI. Задачами звена было выполнение днем в условиях сильной облачности глубокого проникновения в воздушное пространство противника вдоль побережья Балтики или в Южной Германии. Обычными целями боевых вылетов были обстрел аэродромов из размещенной в носовой части пушечной батареи и (на обратном пути) уничтожение поездов и других транспортных средств. Бомбы в полет не брались. В феврале 1945 года частью командовал опытный канадский летчик кавалер ордена «За выдающиеся заслуги» и Креста «За выдающиеся лётные заслуги» сквадрон-лидер (майор авиации) Боб «Киппер» Кипп (Bob «Kipper» Kipp DSO DFC), который ранее летал в составе 418-й эскадрильи Королевских ВВС Канады.

Один из летчиков эскадрильи флаинг-офицер (старший лейтенант авиации) Джон Уотерс (Fg Off John Waters), назначенный в конце 1944 года штурманом FEF, так вспоминал:

«Летный состав FEF был очень опытным и каждый из них выполнил несколько операций; все кроме меня – я был единственным новичком среди них. Так что мне очень повезло, что с самого начала я был у очень опытного пилота. Почти все они раньше служили в 418-й или 605-й эскадрильях и только двое были из 23-й эскадрильи. Я всегда считал, что 11-я группа предназначалась для сохранения у некоторых опытных экипажей навыков дальних полетов в воздушном пространстве противника после включения 418-й и 605-й эскадрилий (состоялось после дня «Д») в состав вторых тактических ВВС [2nd Tactical Air Force – 2nd TAF]. Шесть экипажей были полностью укомплектованы (мы в их числе почти никогда не были) с заменой «в зависимости от обстоятельств»».

Третий боевой вылет к Триструпу был запланирован на 14 февраля. Для выполнения очередного полета были выбраны экипажи в составе:

  • • пилота Роя ЛеЛонга и штурмана флайт-офицера (старшего лейтената авиации) Дж.Э. “Мака” Мак-Ларена (Fg Off J.A. "Mac" McLaren),
  • • пилота Крафта и штурмана Уотерса.

В 08:40 два Mosquito FB.VI поднялись в небо с аэродрома Форд. В носу каждого самолета были установлены по четыре 20-мм пушки и 0,303'' (7,7-мм) пулемета Browning. Истребители Mosquito в ясную погоду с хорошей видимостью летели по направлению к Манстону (Manston), затем на бреющем полете они повернули в сторону Северного моря. Подход к берегу был выполнен у Стадила (Stadil) к северу от Рингкобинга (Ringkobing), что на западном побережье Ютландии. Затем самолеты пересекали Ютландию и к югу от Тунё (Tunø) разворачивались в сторону цели. Время было 10:56.

Уотерс вспоминал:

«В этом полете Мак был главным штурманом, я же был вторым штурманом с задачей держать все под контролем. Однако в основном я должен был убедиться, что мы не слишком сильно отклонились от курса. У нас были пятидесятигаллонные (227 л) подвесные баки, топливо из которых было перекачано в крыльевые баки как раз перед датским побережьем. Затем пилот нажал на «сиську», и баки должны были быть сброшены. Однако в этом случае удача не улыбнулась нам: Тони Крафт нажимал несколько раз, но они не желали сбрасываться и оставались хорошо закрепленными до самого конца полета! Пока мы не достигли цели, мы должны были соблюдать режим радиомолчания, однако достигнув Мариагера (Mariager) Рой ЛеЛонг радировал моему пилоту, умоляя: «Сбрось, ради Бога, это проклятые ПТБ!» Это был интересный, но короткий разговор!

Эта зима была сложной – лед, снег и паводки добавляли волнения во время чтения карты, – но Мак сделал свою работу хорошо, и аэродром мы нашли достаточно быстро. По крайней мере, мы нашли его прежде, чем они обнаружили нас, и это было очень важно!»

Вскоре после 11:10 два Mosquito приблизились к Триструпу и начали свою первую атаку. Уотерс продолжал:

«Я полагал, что такой аэродром был хорошо защищен, и мы не должны были бродить вокруг него. Эта атака длилась не более 1-2 минут. Вся суть была во внезапности – отсюда и малая высота – зенитчики гуннов [1] должны были начинать разворачивать свои орудия уже после того как мы все бы закончили.

Я полагаю, это было похоже на стрельбу большим калибром по тарелочкам – настолько они были обеспокоены, и надо сказать, что они делали это довольно хорошо. После того как зенитки начинали стрелять железным правилом было удирать. С точки зрения пилота искусство выполнения атак с бреющего полёта имеет большое значение. Если вы летите слишком низко, то вы проходите сквозь всего того, что выбрасывают пушки.

Четыре 20-мм пушки не были параллельны продольной оси самолета – их дула были наклонены вниз и, следовательно, для бреющего полета была необходима небольшая высота. Но если высота была слишком большой, то ваш штурман начинал дергаться, поскольку видел, как по нему бьют зенитки – зрелище не для слабонервных!

Поскольку мы следовали по маршруту, считанному с карты Маком, то я был чем-то вроде дробовика для верховой езды («riding shotgun»). Первое, что я увидел, был FW 190, установленный на самый верх Ju 88».

Резкое пробуждение

Внизу на земле пилоты сцепок Mistel из состава 6./KG 200 покинули свои квартиры в Моллерупе и были на пути в Триструп. Они были предупреждены, что в результате улучшения погодных условий появился шанс предпринять в этот день атаку Скапа-Флоу. Но когда они подъезжали к аэродрому, они услышали звуки стреляющих зениток. Руди Ридль вспоминал:

«Во время коротких поездок в Триструп мы все, как обычно, забирались в кузов грузовика Opel Blitz. Все свое летное снаряжение, включая и спасательный жилет, я носил готовым к полету. Но мы никуда не полетели, поскольку наш аэродром атаковали британские самолеты. Я посмотрел вверх и увидел как на некотором расстоянии от нас над верхушками деревьев летели два двухмоторных истребителя. Потом была адская суматоха!»

Рой ЛеЛонг так описал свою атаку в боевом донесении:

«Я подошел к аэродрому с востока, из-за снега и льда аэродром было трудно обнаружить. На подходе я летел на южной стороне параллельно взлетно-посадочной полосе, идущей с востока на запад. Сначала я не мог видеть самолеты, но, наконец, я увидел около пяти-шести FW 190 и Ju 88 (истребители верхом на бомбардировщиках). Самолеты были замаскированы и рассредоточены среди елей. Прицел моих пушек вышел из строя, поэтому для прицеливания я использовал листовое стекло, позволяя выстрелам попадать в землю перед одним из этих комбинированных самолетов. Я немного поднял нос и увидел множество попаданий в FW 190 и Ju 88. Работавший рядом с этим самолетом многочисленный персонал во время атаки разбежался.

Я повернул на юг к следующей обвалованной площадке и выполнил атаку подобного типа на другой составной самолет. Во время атаки я также видел попадания. Затем я повернул на запад и второй раз атаковал первый составной самолет, который ранее был мной поврежден. На этот раз Ju 88 и FW 190 загорелись. После выполнения этой последней атаки по нам стали стрелять зенитки, и поэтому мы отправились к точке встречи у Мариагера. Два столба черного дыма были еще долго видны после того, как мы улетели от аэродрома».

Через несколько секунд второй Mosquito нанес свой первый удар. Уотерс вспоминал:

«Мы были следующими – «прижимающимися к палубе» – молодой Уотерс был занят наблюдением вокруг, чтобы убедиться, что мы не проскочили. Но во время первой атаки мы были слишком низко и поэтому не достигли цели...»

«Проклятые пушки заклинены...»

Тони Крафт написал после боевого вылета:

«Я подошел к Триструпу с востока на бреющем полете. Снижаясь с востока на запад вдоль взлетно-посадочной полосы, я увидел по правому борту в лесу к северу от взлетно-посадочной полосы окрашенный в черный цвет Ju 88. Перед разворотом вправо для атаки бомбардировщика я увидел, как горит после атаки флайт-офицера ЛеЛонга самолет, состоящий из FW 190 и Ju 88. Затем я атаковал Ju 88, расположенный на взлетно-посадочной полосе, и оставил его горящим (11:10). Сразу после этой атаки три легких орудия к западу от аэродрома открыли по нам огонь».

Джон Уотерс:

«Очевидно, Тони Крафт сосредоточился на этом черном Ju 88, номы были слишком низко, чтобы идти прямо к этому самолету «на закорках». Я думаю, что Рой ЛеЛонг сделал три захода, а мы два. Ju 88 был прострелен во время нашего второго захода. Я до сих пор вижу этот составной самолет и помню наше чувство разочарования, когда наши проклятые пушки заклинило (мы почти не использовали боеприпасы). Я также помню, как наземный персонал разбегался – настолько неожиданным был наш налет!

Когда легкие зенитки открыли огонь, я полагаю, что мне стало страшно. Я был так взволнован, что дал пилоту путевую скорость вместо компасного курса – полная неэффективность в стиле пайлот-офицера (лейтенанта авиации) Прюна (Pilot Officer Prune). В результате два самолета покинули аэродром в двух разных направлениях – которые, и я на этом настаиваю, обманули зенитчиков гуннов!

Как только зенитки начали стрелять, Рой ЛеЛонг сообщил нам, чтобы мы немедленно уходили».

Впоследствии Рой ЛеЛонг рассказал газетному репортеру:

«Когда мы улетали от аэродрома, составной самолет и еще одна машина яростно полыхали. Мы изрешетили другой стоявший поблизости составной самолет».

Уотерс:

«Мы соединились над озером у Мариагера и вернулись на базу. Я хорошо помню двух человек, которые перестали мотыжить в поле и помахали нам как раз перед тем моментом, когда мы пересекли побережье. По прибытии домой, мы вырулили для рассредоточения, выключили двигатели, расстегнули ремни, сняли шлемы и я выскользнул наружу сзади через люк. Пилот отпустил ручку управления, которая просто наклонилась в сторону, и хоп! – два чертовых подкрыльевых бака со стуком упали на землю! Я быстро побежал к укрытию нашего самолета, чтобы услышать от двух сержантов приемного наземного обслуживающего персонала то, что можно охарактеризовать как выволочку с обширным применением ненормативной лексики и серии угроз!»

Послевоенное признание?

Хотя сохранившиеся немецкие документы, кажется, приписывают внезапный отказ от планов атаки Скапа-Флоу «жонглированию» приоритетами распределения топлива (другая операция с применением сцепок Mistel должна была быть проведена на Восточном фронте), воспоминания тех, кто принял участие в событиях 14 февраля 1945 года, указывают на альтернативный и более интригующий вариант развития событий. В откровенных послевоенных свидетельствах бывший командир эскадрильи (Staffelkapitän) Балдуин Паули (Balduin Pauli) 6./KG 200 написал в письме своим бывшим товарищам:

«После войны я встретил Баумбаха в Испании. Он мне сказал, что рейхсмаршал отчаянно нуждался в успехе, поскольку это был вопрос престижа. «Его» Luftwaffe были дискредитированы, и он жаждал вновь обрести расположение фюрера. Однако, по мнению Баумбаха эта операция не имела важного военного значения и, по всей вероятности, мы могли бы потерять убитыми и ранеными около 80 процентов. Таком образом, с помощью определенных каналов, он сознательно провалил операцию».

Эти «определенные каналы» по-прежнему остаются неизвестными, но картина событий, произошедших в Англии в феврале 1945 года, также остается весьма интересной. 13 февраля 1945 года сквадрон-лидер (майор авиации) Кипп получил телефонный звонок от кавалера Креста «За выдающиеся лётные заслуги» винг-коммандера (подполковника авиации) С.Н.Л. Мода (Wg Cdr S.N.L. Maude DFC), который являлся сотрудником расположенной в Станморе (Stanmore) штаб-квартиры истребительного командования. Джон Уотрес вспоминал:

«Время от времени перед подготовкой к боевым вылетам происходили зашифрованные телефонные разговоры между Модом и Бобом Киппом. У меня есть подозрение, что Модом из некоторого разведывательного источника была получена информация, после чего мы получили инструкции для полета к Триструпу. Я вполне уверен, что наше летные экипажи понятия не имели, что мы должны были найти составные самолеты. Я сомневаюсь, что Боб Кипп не знал об этом – возможно, во время этих звонков получил кое-какую информацию».

Сохранившиеся документы показывают, что британской разведке еще в конце января стало известно о размещении сцепок Mistel в Триструпе. В датированном 28 февраля докладе заместителя (по разведке) начальника штаба Королевских ВВС своему непосредственному руководителю было сказано:

«В конце января и 19 февраля агент сообщил, что большое количество самолетов Mistel размещено на двух аэродромах в Дании».

Поскольку факт предательства с немецкой стороны нельзя с уверенностью подтвердить или опровергнуть, но этот тезис в очередной раз следует отложить в сторону. 16 февраля в журнале боевых действий верховного командования Luftwaffe было записано:

«Рейхсмаршала решил, что операция Drachenhöhle в настоящее время не может быть проведена».

Таким образом, Королевский флот избежал логова дракона. Но, по крайней мере, одному летчику из состава 6./KG 200 не столь повезло. Как вспоминал Руди Редль:

«После того, как было принято решение отменить операцию, мы были отправлены обратно в Бург. Когда мы вернулись туда, мы обнаружили, что аэродром разбомбили и что мой чемодан, в котором я ранее разместил все свое имущество, был украден!»

 
сцепка Mistel S2 (верхний компонент FW 190A или F, нижний компонент Ju 88G-1 [у представленного на фотографии бомбардировщика заводской номер 714533]) из 6./KG 200 рядом с лесной площадкой рассредоточения; Триструп, весна 1945 года


динамичный снимок de Havilland Mosquito FB.VI 143-й эскадрильи, сделанный легендой авиационной фотографии Чарльзом Э. Брауном (Charles E. Brown). FB.VI был сочетанием планера истребительного варианта F.II и усиленного крыла бомбардировочного варианта. Это давало Mosquito маневренность истребителя и способность нести значительную бомбовую нагрузку. Представленный на снимке самолет оснащен размещенными под крылом направляющими для неуправляемых реактивных снарядов (НУРС). Сами НУРС использовались ударным крылом «Банф» (Banff Strike Wing), частью которого была 143-я эскадрилья 

пара Mosquito FB.VI из состава FEF за обваловками в северо-восточном углу аэродрома Форд; гр. Сассекс, конец 1944 года

флаинг-офицер (старший лейтенант авиации) Джон Уотерс из летного состава FEF выполнял полеты на Mosquito в качестве штурмана и участвовал в февральской атаке аэродрома Триструп. В 2000 году Джон Уотерс дал интервью автору статьи

пара сцепок Mistel S2 из состава II./KG 200, летевшие 14 февраля 1945 года из Бурга в Триструп, попали в этот низкокачественный кадр, сделанный кинофотопулеметом истребителя North American P-51 Mustang лейтенанта Бернарда Хоуса (Lt Bernard Howes) из состава 55й истребительной группы ВВС армии США (USAAFs 55th Fighter Group). На долю Хоуса приходится как минимум одна сбитая в этот день сцепка Mistel

трофеи союзников: три нижних компонента сцепок Mistel в Триструпе в середине 1945 года. Обратите внимание, что стойки для верхних компонентов сцепок остались на месте. На находящуюся на переднем плане сцепку нанесен номер Министерства авиации; также можно видеть британские опознавательные знаки на фюзеляже, крыле и киле
 
истребительный вариант Mosquito был очень мощно вооружен довольно плотно скомпонованными четырьмя 0,303'' (7,7-мм) пулеметами и четырьмя 20-мм пушками, размещенными под кабиной пилота. Данный прототип истребителя Mosquito F.II (W4052) использовался в 1944 году для съемок компанией de Havilland рекламного фильма об этих машинах

 
летчики FEF на снимке, сделанном Джоном Уотерсом на аэродроме Форд с начале 1945 года. На снимке командир звена сквадрон-лидер (майор авиации) Боб Кипп (пятый слева) и три из четырех членов экипажей, принявших участие в совершенном 14 февраля 1945 года рейде на Триструп: флайт-лейтенант (капитан авиации) Тони Крафт (крайний слева), флаинг-офицер (старший лейтенант авиации) Рой ЛеЛонг (четвертый справа) и флаинг-офицер (старший лейтенант авиации) «Мак» МакЛарен (Fg Off «Mac» McLaren) (третий справа)

датский офицер позирует перед фотографу перед сильно замаскированной сцепкой Mistel S2, аэродром Триструп, июнь 1945 года. Обратите внимание на то, что на Ju 88 отсутствуют винты и обтекатели, вероятно, использованные в качестве запчастей к другим машинам. По сообщениям было обнаружено доказательство изготовления комбинации FW 190/летающая бомба V1, но вряд ли это продвинулось дальше заявки


сцепка Mistel на захваченной союзниками авиабазе Luftwaffe, 1945 год. Если бы сцепки были бы использованы ранее и в большом количестве, то Mistel-и, возможно, смогли бы нанести большие потери военной технике союзников

великолепный снимок наземного персонала расформированных Luftwaffe за работой над бомбардировщиком Ju 88G, являвшимся нижним  компонентом захваченной сцепки Mistel из II./KG 200; Триструп, середина 1945 года. Возможно имя Mistel было использовано потому, что омела является растением-паразитом, берущим питание у основного дерева. Верхний компонент сцепки подобно омеле использовал топливо нижнего компонента


  • [1] прозвище немцев в британской армии еще с Первой Мировой войны

источник: ROBERT FORSYTH «Into the dragon's lair» «THE AVIATION HISTORIAN» Issue No 2

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on Tue, 12/09/2017 - 16:00.

+++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.