0
0

 

Успешное применение реактивных снарядов типов М-13 и М-8 в годы Великой Отечественной войны с кораблей ВМФ СССР, ознакомление с трофейными образцами немецкой и японской ракетной техники, а также развертывание интенсивных работ по ракетам и ракетным комплексам бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции, а позднее вероятными противниками, способствовали бурному развитию ракетной техники в Советском Союзе в первые послевоенные годы. Тенденция внедрения ракетного оружия затронула и Военно-Морской Флот.

У истоков создания ракетных кораблей

Еще в 1942 году в Германии была создана первая в мире управляемая баллистическая ракета дальнего действия «Фау-2» (V-2, А-4) с дальностью стрельбы до 300 км. Работая в Пенемюнде над созданием морского ракетного оружия, в 1942 году немецкие специалисты экспериментально проверили идею пуска ракет из-под воды. Пороховой ракетный снаряд массой 125 кг стартовал с глубины 15 м на дальность 8 км с подводной лодки U-511. В то же время, к концу 1942 года, был доработан и 8 сентября 1944 года впервые применен для удара по Лондону в качестве нового вида оружия управляемый самолет-снаряд «Фау-1» (V-1, FZG-76). В дальнейшем на заводах Германии началось массовое производство ракет дальнего действия нескольких типов. В 1944-1945 годах самолеты-снаряды «Фау-1» и баллистические ракеты «Фау-2» применялись для обстрела объектов на территории Англии (в том числе Лондона), по которым было выпущено, в частности, 4320 снарядов «Фау-2»; их использование показало перспективность нового оружия.

Разработка одной из первых отечественных управляемых ракет – авиационного варианта самолета-снаряда 10Х началась согласно решению Государственного комитета обороны от 13 июня 1944 года. Ракета была создана под руководством В. Н. Челомея в КБ завода № 51 на базе самолета-снаряда «Фау-1», который доставили из Англии в Советский Союз в конце октября 1944 года. В этом снаряде не хватало отдельных деталей в автоматике питания двигателя топливом, автопилоте и компасе-курсодержателе. Через три месяца конструктор Л.Сорокин завершил разработку отечественного пульсирующего воздушно-реактивного двигателя (ПуВРД) Д-3; масса 167 кг, удельный расход топлива 3,5 кг на 1 кг тяги в час, несколько позднее был создан модернизированный двигатель Д-5 (масса 230 кг). Летные испытания ракеты 10Х проводились в 1945 году на полигоне в Голодной степи.

У истоков создания ракетных кораблей

13 мая 1946 года вышло историческое постановление Совета Министров (СМ) СССР № 1017-419 об образовании Специального комитета по реактивной технике при СМ СССР, который возглавил заместитель председателя Совета Министров Г. М. Маленков. Его заместителями стали министр вооружения Д. Ф. Устинов и И. Г. Зубович. В соответствии с постановлением в трех министерствах создавались главные управления по реактивной технике, а также специализированные НИИ и КБ. На комитет возлагалось наблюдение и контроль во всех ведомствах -за научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами по реактивному вооружению. Документом определялось в качестве первоочередной задачи воспроизведение с применением отечественных стандартов, материалов и технологии ракет типа «Фау-2» (управляемой баллистической ракеты дальнего действия) и «Вассерфаль» (зенитной управляемой ракеты). Постановлением назначались головные министерства по разработке и производству реактивного вооружения:

  • • Министерство вооружения – по реактивным снарядам с жидкостными ракетными двигателями;
  • • Министерство сельскохозяйственного машиностроения – по реактивным снарядам с пороховыми двигателями;
  • • Министерство авиационной промышленности – по реактивным самолетам-снарядам.

По тому же постановлению создавались НИИ-88 (в настоящее время ЦНИИМаш – головной институт в ракетно-космической отрасли) на базе артиллерийского завода № 88 в Подлипках под Москвой в Министерстве вооружения, НИИ пороховых реактивных снарядов (НИИ-1. с января 1967 года Московский институт теплотехники – МИТ) на базе ГЦКБ-1 и КБ па базе филиала № 2 НИИ-1 Министерства авиационной промышленности (МАП) в Минсельхозмаше, а также другие организации и предприятия ракетной промышленности. В Министерстве Вооруженных Сил были организованы НИИ Главного артиллерийского управления (ГАУ) и Государственный центральный полигон. В мае 1946 года в ГАУ создали Управление реактивного вооружения, первым начальником которого стал генерал-майор А. И. Соколов. 15 августа того же года на территории Германии было сформировано первое в Советской Армии ракетное соединение – бригада особого назначения, личный состав которой приступил к изучению ракеты «Фау-2».

Постановление правительства от 27 июля 1947 года определило место дислокации Государственного центрального полигона № 4 – поселок Капустин Яр. Там 18 октября того же года успешно стартовала баллистическая ракета дальнего действия А-4 («Фау-2») из числа собранных в Советском Союзе и Германии из трофейных узлов и деталей. 10 октября 1948 года была успешно запущена первая отечественная баллистическая ракета (БР) Р-1 (8А11, объект «Волга»), созданная в 3-м отделе НИИ-88 под руководством главного конструктора С. П. Королева на базе ракеты А-4. В советском варианте она имела дальность стрельбы 270 км. Двигатель РД-100 был создан под руководством главного конструктора В. П. Глушко, работами по инерциальной системе управления руководил главный конструктор Н. Д. Пилюгин, стартовое оборудование и систему заправки разработали под руководством главного конструктора В. П. Бармина, систему управления – под началом главного конструктора В. И. Кузнецова. В сентябре 1949 года начались летные испытания усовершенствованной БР Р-2 (8Ж38), созданной в 3-м отделе НИИ-88 и имеющей дальность стрельбы до 600 км.

Для изучения и обобщения немецкого опыта в области военно-морской техники и вооружения еще в 1947 году была образована подкомиссия, возглавляемая вице-адмиралом Л. Г. Гончаровым, которая входила в состав правительственной комиссии, работавшей под руководством Н. Э. Носовского. Первоначально в ВМС заказчиками и организаторами работ по ракетному оружию явились Артиллерийское и Минно-торпедное управления, в 1948 году на их базе создали специальное Управление ракетного вооружения ВМС, несколько позже – НИИ-4, ведавший ракетно-артиллерийским вооружением ВМС.

К тгому времени КБ-2 Минсельхозмаша провело испытания немецкой радиокомандной системы наведения «Кельн-Страсбург». применявшейся во время второй мировой войны для управления авиационными ракетами Хеншель Hs-293A. а в НИИ-I началось создание нового вида ракетного оружия – реактивных торпед.

На основании данных, переданных в январе-сентябре 1947 года заводом № 51 MAП, научно-исследовательские институты и конструкторские бюро Министерства судостроительной промышленности (MCП) приступили к работам по размещению самолетов-снарядов па боевых кораблях. Для этой цели предполагалось использовать самолеты-снаряды типа «Фау-1» – 10Х (тема «Ласточка») и 10ХН (тема «Волна»).

У истоков создания ракетных кораблей

Параллельно в 1947-1948 годах по исходным данным завода № 51 проводились работы по размещению на кораблях другого варианта самолета-снаряда типа «Фау-1» (так он именовался в документах того времени) 16X (тема «Прибой», главный конструктор В. Н. Челомей), оснащенного двумя маршевыми ПуВРД. Разработка самолета-снаряда этой марки для вооружения бомбардировщиков Ту-2 и Ту-4 была определена постановлением СМ СССР от 7 мая 1947 года, испытания авиационного варианта проводились с самолета Ту-2 с 1948 года. Для применения по кораблям прорабатывались различные головки самонаведения: оптические, инфракрасные, радиотехнические, пассивные радиолокационные с дальностью действия 5-30 км. Дальность стрельбы самолетами-снарядами по движущимся морским целям к этому времени достигала примерно 100 км.

У истоков создания ракетных кораблей

Проектные проработки размещения ракет на кораблях проводились в рамках особо закрытой темы СК-17. По ней ЦКБ-17 под руководством главного инженера В.В. Ашика и начальника отдела новой техники Д.И. Загайкевича выполнило проработки по надводным кораблям с управляемым ракетным оружием на базе артиллерийских крейсеров: проектов 82, 83 (недостроенный крейсер «Таллин», бывший германский крейсер «Lulzow»), 68бис и предложило варианты специального ракетного корабля нового типа Ф-25. 

У истоков создания ракетных кораблей
У истоков создания ракетных кораблейУ истоков создания ракетных кораблей

В этих проектных исследованиях прорабатывались различные варианты корабельных пусковых установок для запуска самолетов-снарядов 10XН и 16Х: наводящиеся башенные с одной, двумя и тремя направляющими и толщиной броневой защиты 50-100 мм; наводящиеся открытые с одной направляющей ферменной конструкции с углом старта к горизонту до 8°: башенная с круговым расположением восьми направляющих; неподвижные стартовые и другие. При этом длина направляющей рампы пусковой установки для самолетов-снарядов составляла 20 м. сами же ракеты па стартовых салазках предполагалось хранить в трехъярусных погребах в горизонтальном положении. Для подъема снарядов на пусковую установку в верхней палубе предусматривались вырезы размерами 8 × 7 м (для самолета-снаряда 10ХН с установленными крыльями) или 8 × 3 м (для 10ХН со сложенными крыльями). Для наведения на цель предполагалось использовать систему радиоуправления с корабля-носителя или (и) самолета (геликоптера, как тогда называли вертолеты) – корректировщика, на корабле предполагалась установка стабилизированных постов наведения.

У истоков создания ракетных кораблей
У истоков создания ракетных кораблей
У истоков создания ракетных кораблей
У истоков создания ракетных кораблейУ истоков создания ракетных кораблей

Самолеты-снаряды типа 10ХН предназначались для поражения движущихся морских и береговых стационарных целей. С этой целью прорабатывались варианты систем самонаведения на цель: оптических и инфракрасных с дальностью действия 5 км; радиотехнических – до 10 км, основанных на принципе использования пассивных высокочастотных систем в случае, когда противник попытается создать помехи. В этих работах также рассматривались различные траектории самолетов-снарядов – с горизонтальным полетом, а также с набором высоты и отвесным пикированием нацель, исследовалась их эффективность.

Несмотря на то, что результаты первых исследований проблемы установки ракетного оружия на кораблях ВМС не вызвали особого оптимизма, работы по внедрению на отечественном флоте ракетного вооружения были продолжены. В последующих научно-исследовательских и проектных проработках рассматривались для установки на кораблях немецкие трофейные самолеты-снаряды фирмы «Блом и Фосс», БР «Фау-2», зенитные управляемые ракеты «Вассерфаль» и «Флюге-600А». Эти работы выполнялись организациями Минсудпрома в течение всего 1947 года. Но их результаты также оказались неудачными, в частности, реактивный снаряд «Флюге-600А» не был рекомендован для размещения на кораблях ВМС из-за недостаточной мощности боевого заряда. Реактивные самолеты-снаряды фирмы «Блом и Фосс», несмотря на возможность размещения большего их количества па кораблях в сравнении с ракетами типа «Фау-1», а также возможность поражения ими корпусов кораблей противника, были признаны неэффективными из-за малой дальности действия.

В том же 1947 году под руководством главного инженера В. В. Ашика в ЦКБ-17 выполнили предэскизный проект по теме СК-17, в рамках которой были рассмотрены варианты размещения ракетного вооружения на тяжелых крейсерах с бронированием. Вариант Ф2-40 предусматривал размещение БР Р-1 с 16 пусковыми установками. Но по результатам проработок размещение на кораблях баллистических ракет типа «Фау-2» было признано нецелесообразным вследствие больших габаритов и необходимости обеспечения вертикального их старта.

У истоков создания ракетных кораблей
У истоков создания ракетных кораблей
У истоков создания ракетных кораблейУ истоков создания ракетных кораблей

В конце 40-х годов начались испытания разработанного ГСНИИ-642 авиационного противокорабельного самолета-снаряда «Щука» (РАМТ-1400) с радиокомандной системой наведения, которые тоже окончились без особых успехов. В качестве органов управления на самолете-снаряде использовали интерцепторы – крыльевые высокочастотные прерыватели потока. Во время испытаний самолет-снаряд запускался с самолета-носителя с высоты около 2 км в 10-12 м от цели отделялась боевая часть специальной обтекаемой формы по типу использовавшихся на ракетах Hs-293, которая позволяла поражать корпус корабля противника на глубине около 3 м. Проектировались два варианта, названные: «торпеда 1948 года» с командной системой управления и «торпеда 1949 года» с радиолокационным визиром. В дальнейшем на базе РАМТ-1400 были разработаны самолеты-снаряды «Щука-А» и «Щука-Б». Продолжением этих работ стало создание и принятие на вооружение кораблей ВМФ СССР самолета-снаряда КСЩ («корабельный снаряд “Щука”»), но это произошло намного позже, в конце 50-х годов, что выходит за рамки данного исследования.

Также в конце 40-х годов в Советском Союзе начали проводиться проектные работы по размещению баллистических ракет дальнего действия и на подводных лодках (ПЛ). Использование на них ракетного оружия должно было коренным образом изменить роль и значение подводных лодок, как в ВМС, так и в Вооруженных Силах в целом. В 1948 году в ЦКБ-18 разработали первый проект ПЛ с тремя баллистическими ракетами и двадцать одной крылатой ракетой. В следующем году в том же бюро (главный конструктор Ф. А. Каверин) выполнили по заданию Пятого главного управления МСП предэскизный проект П-2 ракетной ПЛ с БРДД Р-1 и самолетами-снарядами типа 10Х «Ласточка». Этот проект явился одной из первых попыток оснащения ПЛ ракетным оружием для действия по объектам противника в прибрежных районах. В одном из вариантов проекта ПЛ имела семь прочных корпусов и общий легкий корпус. Ракеты Р-1 располагались в вертикальных прочных блоках в проницаемой части ПЛ и запускались в надводном положении со стабилизированного стартового стола, исключавшего влияние качки в течение 7-10 секунд, до выхода двигателя ракеты на номинальный режим работы. Окислитель (жидкий кислород) подавался в ракету непосредственно при подготовке её к пуску, остальные топливные компоненты находились в самой ракете. Самолеты-снаряды 10ХН хранились с отстыкованными крыльями в полностью заправленном состоянии в трех горизонтальных прочных блоках в проницаемой части ПЛ; надводный пуск производился с наклонной (под углом 12° к основной плоскости) стартовой направляющей длиной 20 м Дальнейшие работы по проекту не проводилось из-за нерешенности в то время проблемы стабилизации пусковых установок при старте раки, а также вследствие весьма сложной конструкции ПЛ, обусловленной необходимостью размещения ракетного оружия двух типов.

У истоков создания ракетных кораблей
У истоков создания ракетных кораблейУ истоков создания ракетных кораблей

В 1949 году ЦКБ-18 приступило к проектированию модой ПЛ проекта 624 (П-4) с самолетами-снарядами, способными поражать береговые объекты противника. Предэскизный проект этой ПЛ. разработанный на базе торпедной ПЛ проекта 611, был выполнен в 1950 гаду под руководством главного конструктора Ф. Л. Каверина в четырех вариантах с разным количеством самолетов-снарядов. Головной образец последних с прямоточным воздушно-реактивным двигателем (ПВРД) создали в ОКБ-301 Минавиапрома под руководством С. А. Лавочкина в 1950 году. Из трех стартовых ускорителей один обеспечивал старт самолета-снаряда с пусковой установки, а два других, размещенных под крыльями, – запуск маршевого ПВРД. Наибольший интерес представляют варианты 1А и 2А этого проекта ПЛ. Самолеты-снаряды по первому варианту предполагалось хранить в прочном контейнере с заваленными (сложенными) консолями крыльев. По варианту 2А самолеты-снаряды располагались в двух контейнерах в надстройке. Пуск самолетов-снарядов должен был производиться из надводного положения с наклонных направляющих при волнении моря до 2 баллов за пределами охраняемой прибрежной зоны, в 120-150 милях от берега. Для испытаний самолетов-снарядов предполагалось переоборудовать одну из ПЛ XIV серии. Однако работы с самолетами-снарядами ОКБ С.А.Лавочкина прекратились, так как появились другие реактивные снаряды, более приспособленные для использования с ПЛ.

У истоков создания ракетных кораблейУ истоков создания ракетных кораблей

По исходным данным, предоставленным 4-м управлением Военного министерства СССР и ЦНННВК ВМС, в декабре 1950 года ЦННИ-45 совместно с ЦКБ-17, ЦКБ-53, ЦКБ-18 и ЦКБ-57 МСП, по приказу министра судостроительной промышленности от II декабря 1950 года, проводились проработки размещения ракет Р-1 (1P), Р-2 (2Р) и Р-101 – разработки НИИ-88 на базе немецких баллистических ракет дальнего действия (БРДД) «Фау-2» и ЗУР «Вассерфаль», а также больших и малых самолетов-снарядов. Выдвигалось требование размещения ракет без коренных переделок корпуса корабля, его главной энергетической установки, основного оборудования и устройств. Количество принимаемых баллистических ракет Р-1 и Р-2 ограничивалось из-за их больших габаритов. Для подачи ракет из ангара к пусковым установкам предусматривались специальные бронированные люки размерами 2,6 × 3 м и подъемники.

У истоков создания ракетных кораблей

В результате проработок выяснилось, что на эскадренном миноносце (ЭМ) проекта 41 можно разместить пять ракет Р-1 или четыре Р-2, на легком крейсере (КРЛ) проекта 68К – по 12 ракет Р-1 или Р-2, на ПЛ проекта 611 размещалась одна ракета Р-1. При условии разнесения пусковых установок на расстояние более 20 м на ЭМ проекта 41 размещалась одна такая установка, на КРЛ проекта 68К-две для ракет Р-1 и Р-2, а на ПЛ проекта 611 – одна пусковая установка для ракет Р-1. Разрабатывавшаяся пусковая установка состояла из поворотного стартового стола, установленного на стабилизированной по бортовой и килевой качке площадке, и опорной обоймы для обеспечения вертикального положения ракеты до старта. Компоненты топлива предполагалось хранить в специальных цистернах в кормовой части корабля. В ходе выполнения проработок выяснилось, что для предстартовой подготовки БР Р-1 и Р-2, включал заправку и проверку аппаратуры, необходимо три часа. Имелись ограничения по скорости ветра – до 15 м/с (можно было производить старт ракет при скорости хода корабля-носителя до 30 уз при полном штиле или без хода при ветре силой до 6 баллов). Ракеты предполагалось использовать только для поражения крупных объектов на территории противника из-за большого эллипса рассеивания (20 × 20 км).

У истоков создания ракетных кораблей

С точки зрения размещения на кораблях ракета Р-101 имела преимущества по сравнению с Р-1 и Р-2 из-за почти вдвое меньших габаритов, к тому же она хранилась в полностью заправленном состоянии. Это обстоятельство облегчало размещение ракетного боезапаса и позволяло увеличить количество пусковых установок ракет Р-101, а также осуществлять хранение их в ангарах (погребах) в заправленном состоянии в течение 3-4 месяцев. В результате проектных проработок выяснилось, что на ЭМ проекта 41 по первому варианту можно разместить одну пусковую установку и девять ракет Р-101, а по второму – две установки и 15 ракет На КРЛ проекта 68К размещалось четыре пусковые установки и 43 ракеты, для их подачи предусматривались подъемник и люки с размерами 2,2 × 8,2 м. Подводная лодка проекта 611 оборудовалась одной пусковой установкой для ракет Р-101, для хранения двух ракет со снятыми воздушными рулями требовалось установить прочный водонепроницаемый ангар длиной 17,5 м и диаметром 2,2 м, оборудованный откидывающейся торцевой крышкой. Это обусловливалось конструкцией ракеты, не допускающей погружения в воду, а также отсутствием возможности размещения ракетного боезапаса внутри прочного корпуса.

У истоков создания ракетных кораблей

Пуск ракеты предполагалось производить при ее вертикальном положении со специального стабилизированного стола, на который она доставлялась при помощи лафета. Из-за малого времени предстартовой подготовки ракет (разогрев ламп приборов управления и разгон гироскопов происходил за две минуты) обеспечивалась большая скорострельность, чем у ракет Р-1 и Р-2. Ограничения по скорости ветра для запуска Р-101 составляли до 25 м/с. Возможность управления ракетами в полете с корабля позволяла применять их для поражения воздушных и надводных целей. В группу постов управления ракетами Р-101 входили: радиолокатор «Луч» с агрегатами питания и стабилизации, радиовизир (измененный прибор «Луч») с такими же агрегатами, центральный пост со счетно-решающими приборами; радиопередатчик управления, пульты управления и предстартовой подготовки. Для обеспечения старта ракеты Р-101, как и для Р-1 и Р-2, требовались стабилизированный стартовый стол и выполнение комплекса операций предстартовой подготовки. В проработках обращалось внимание на возможность повреждения мачт, постов и надстроек корабля ракетой в начале траектории полета.

У истоков создания ракетных кораблейУ истоков создания ракетных кораблей

В результате выполнения этих проработок было признано целесообразным размещение ракет Р-1 и Р-2 на кораблях ВМС и рекомендовано продолжить работы по ракете на базе Р-101 для размещения ее на подводных лодках. Выходя за временные рамки повествования, следует отметить, что в 1953 году на основе конструктивных решений и двигателя ракеты Р-101 конструкторы создали сухопутную баллистическую ракету Р-11 с дальностью стрельбы около 170 км. Именно эту ракету с 1954 года начали разрабатывать в ОКБ-1 ННИ-88 под руководством С. П. Королева в морском варианте для вооружения подводных лодок. Испытания этого варианта ракеты Р-11, которая получила обозначение Р-11ФМ, с неподвижного и качающегося стенда (имитирующего качку ПЛ) проводились а 1954-1957 годах на государственном центральном полигоне № 4 (Капустин Яр).

У истоков создания ракетных кораблей

Проект В-611 подводной лодки был разработан на базе большой дизельной подводной лодки проекта 611 в ЦКБ-16 (главный конструктор Н. Н. Исанин), переоборудование осуществил завод № 401 (директор Е. П. Егоров). Первый пуск ракеты с опытной ПЛ проекта В-611 был произведен 16 сентября 1955 года на полигоне в Белом море. Летные испытания ракет с серийных подводных лодок проектов В-611 и АВ-61 i проводились на Северном и Восточном полигонах с марта 1958 года. Морская БР Р-11 ФМ имела ядерную боевую часть, аналогичную сухопутному варианту P-UM, дальность стрельбы 150 км и запускалась в надводном положении со среза шахты. В 1959 году этот ракетный комплекс был принят на вооружение ВМФ и послужил основой для создания более совершенных баллистических ракет морского базирования.

У истоков создания ракетных кораблей

С декабря 1950 года ЦНИИ-45 совместное ЦКБ-17, ЦКБ-53, ЦКБ-18 и ЦКБ-57 МСП прорабатывало вопросы вооружения нал водных кораблей проектов 41 и 68К, а также ПЛ большим крылатым реактивным снарядом (БКРС) и малым крылатым реактивным снарядом (МКРС). Размещение крылатых ракет на кораблях ВМС по результатам работы оказалось наиболее приемлемым. Сравнительно небольшие габариты и возможность надежного хранения в погребах главного калибра позволяли размещать на кораблях достаточно большое количество таких ракет. Хранение топлива для них – керосина или соляра – не требовало каких-либо особых условий. Наклонный старт крылатых снарядов с кораблей являлся наиболее удобным, требовалось только создать поворотные бронированные пусковые установки со стабилизацией направляющих.

Малый снаряд должен был иметь дальность стрельбы до 50 км, большой – до 250-300 км. Боевые части снарядов предусматривались фугасного или бронебойного действия. Управляемые реактивные снаряды обоих типов предполагалось использовать для поражения воздушных и надводных целей, для чего на них могла устанавливаться система наведения по радиолучу с самонаведением на конечном участке траектории. Телеуправление могло осуществляться с корабля-носителя, самолета или геликоптера (вертолета), а также с береговых постов. На корабле для управления малыми снарядами требовалось установить шесть постов, две рубки и радиолокационную станцию с агрегатной. БКРС, как имеющие большие габариты, вызывали затруднения при размещении, что приводило к уменьшению боезапаса. Для подготовки крылатых ракет к пуску требовалось около шести минут.

У истоков создания ракетных кораблейУ истоков создания ракетных кораблей

В проектных проработках на ЭМ проекта41 размещались две пусковые установки с двумя направляющими и МКРС, а на крейсере проекта 68К – четыре такие установки и 24 – 36 БКРС (в том числе для носовой установки-20 и для кормовой-16), четыре пусковые установки и 35-47 МКРС (для носовых установок-26 и для кормовых – 21). Размещение снарядов на ЭМ проекта 41 производилось за счет снятия артиллерии писаного калибра и торпедных аппаратов, а также переноса зенитных артиллерийских установок СМ-16 в кормовую часть корабля. Пусковая установка крылатых ракет размешалась в носовой части корабля, на месте 130-мм установки СМ-2 главного калибра, с утлом горизонтального наведения 0°-130°. Хранение реактивных снарядов предусматривалось частично в погребе, оборудованном в носовой части корпуса корабля, частично в ангарах на верхней палубе в средней части, на месте торпедных аппаратов. Ракетное топливо предполагалось хранить в топливных цистернах корабля, вместо мазута.

У истоков создания ракетных кораблей

В проработках по переоборудованию крейсеров проекта 68K ракетным вооружением заменялась главная артиллерия. Одна пусковая установка для БКРС размешалась в носовой части корабля на месте первой башни главного калибра, другая – в корме вместо четвертой башни. На местах второй и третьей башен главного калибра располагались посты предстартовой подготовки. Раскладку крыльев БКРС предполагалось производить на пусковой установке. Угол обстрела носовой установки составляли 0°- 138°, кормовой – 0°-42°. Для хранения реактивных снарядов предлагалось использовать потреба главного калибра, а также помещения под ними. На корабле проекта 68К при размещении МКРС можно было установить четыре пусковые установки, по две в носу и корме.

Проектная проработка показала, что, во-первых, вооружение кораблей ВМС реактивными снарядами значительно расширяет круг решаемых ими боевых задач, во-вторых, необходимо создавать специальные морские ракеты с учетом специфических условий службы. Наиболее целесообразным типом ракетного вооружения для кораблей были признаны МКРС.

В конструкторском бюро завода № 51 некоторое время разрабатывался морской самолет-снаряд 15ХМ, работы по которому передали в 1948 году КБ завода № 293 МАП (руководимому М. Р. Бисноватом и располагавшемуся в Химках под Москвой), те эта тема получила наименование «Шторм».

29 октября 1961 года ОКБ С. П. Королева и КБ М. Р. Бисновата получили задание на разработку устройств для размещения ракетного оружия на кораблях. Несмотря на ряд запросов МСП и ЦНИИ-45 начиная с декабря 1951 года, исходные данные по ракетам КБ Бисновата были получены только 24 ноября 1952 года. На основании данных КБ завода № 293 организациями Минсудпрома, в частности проектно-исследовательским бюро ЦННИ-45 проводились проработки размещения самолетов-снарядов «Штормя на надводных кораблях проектов 30бис, 56, 68бис и других. «Шторм» должен был поражать надводные корабли противника на дальности 80-100 км. Корабельный вариант самолета-снаряда создавался на базе берегового противокорабельного комплекса «Шторм». Двухступенчатые крылатые снаряды, с аэродинамическими рулями и элеронами предполагалось снабдить инерциальной системой управления с радио-, телекоррекцией и головкой самонаведения, разрабатывавшейся в различных вариантах. Самолет-снаряд прошел испытания при запуске с самолетов и береговых пусковых установок, но на вооружение принят не был.

У истоков создания ракетных кораблей

Работа по размещению ракет «Шторм» провозилась в три этапа: на первом выполнялась проработка исходных данных по вооружению ракетами кораблей; на втором – эскизные проработки переоборудования кораблей проектов 30бис, 36 и 68бис; на третьем разрабатывались проекты кораблей, специально предназначенных для вооружения этим ракетным оружием. Цель исследований заключалась в определении принципиальной возможности и целесообразности применения ракет «Шторм» на кораблях. В сравнении с самолетом-снарядом 10Х новая ракета имела большие длину, диаметр фюзеляжа и высоту, однако ширина по крыльям и горизонтальному оперению была меньше. При хранении ракет на тележках высота межпалубных помещений по расчетам составляла 3,5 м, что затрудняло размещение самолетов-снарядов «Шторм» на кораблях. За счет складывания крыльев специалистами ЦНИИ-56 предлагалось уменьшить ширину ракеты до 2,2 м, при этом занимаемая площадь сокращалась с 52,2 м² до 22,2 м². Ракеты в заправленном состоянии и их боевые части предполагалось хранить раздельно, сборка производилась в ангаре.

Для обеспечения эксплуатации оружия необходимо было создать следующие специальные устройства: для подъема ракет, подъема их головных частей, транспортировки ракет и головных частей в корабельных помещениях для подачи на пусковые установки.

Одной из наиболее важных задач считалось создание корабельной пусковой установки для ракет «Шторм». Трудности вызывали большак длина направляющей (30 м), а также значительный угол возвышения (до 25°). Высота верхнего конца направляющей над палубой при этом составляла 12 м. В проектных проработках ЦНИИ-45 предлагалось шесть типов пусковых установок для кораблей:

  • • открытая палубная установка массой 45 т. Ее предлагалось размешать на кораблях класса эскадренный миноносец, а также на более крупных кораблях. Угол вертикального наведения установки должен был изменяться в пределах 15°-25°;
  • • башенная установка с одной направляющей и горизонтальной подачей ракет «Шторм». Этот тип устаповки мог применяться на кораблях начиная с легкого крейсера. Бронирование башни должно было защищать самолет-снаряд, находящийся внутри, от прямого попадания пятисоткилограммовых фугасных бомб. Угол возвышения направляющей составлял 15°;
  • • башенная бронированная стартовая установка с одной и двумя направляющими с горизонтальной подачей самолетов-снарядов. Ее предлагалось устанавливать на легкие крейсеры и более крупные корабли; башенная бронированная установка с двумя направляющими и вертикальной подачей ракет, предназначавшаяся для крупных кораблей. Высота башни составляла 5,6 м, ширина 15 м, масса – около 400 т. Угол вертикального наведения менялся в пределах от 15° до 25°;
  • • башенная бронированная установка с двумя направляющими и защитным кожухом для каждой из них. Установку разработали для легких крейсеров, имеющих наибольшую ширину около 22 м. Особое внимание уделялось защите стартовой направляющей при храпении ее по-походному, так как повреждение установки при артиллерийских обстрелах или атаках с воздуха сделало бы невозможным использование ракетного оружия. Установка имела длину 10,4 м, ширину 12,0 м и высоту 7,0 м. Угол вертикального наведения должен был изменяться в пределах 0°-25°;
  • • неповоротная закрытая установка. Этот вариант предлагался в случае наведения самолета-снаряда на цель путем изменения курсового угла корабля-носителя или послестартового доворота ракеты на боевой курс.

Выполненная ЦНИИ-45 проработка переоборудования эсминцев проекта 30бис под самолеты-снаряды «Шторм» с размещением их внутри корпуса потребовала значительных его переделок и допускала хранение незначительного числа ракет. На основании этого в качестве основного приняли вариант размещения ракетного оружия на верхней палубе, для чего предлагалось снять кормовую 130-мм и 85-мм артиллерийские установки, торпедные аппараты и переместить кормовую надстройку. Для пуска ракет предполагалось использовать кормовую установку с одной направляющей, боезапас самолетов-снарядов составлял от 12 до 14 штук. В результате переоборудования нормальное водоизмещение возрастало бы на 45 или 54 т (в зависимости от варианта), средняя осадка увеличивалась на 5 см, а поперечная метацентрическая высота уменьшалась на 3 см. Старт ракет допускался при волнении моря не свыше 4 баллов.

В варианте с эсминцем проекта 56 ракетное вооружение осуществлялось за счет снятия носовой и кормовой 130-мм артиллерийских установок, торпедных аппаратов и частичной перепланировки помещений в корпусе и надстройках. На корабле предлагалось установить две пусковые установки открытого типа на местах носовой и кормовой артиллерийских установок главного калибра, при этом на верхней палубе размешалось до 16 самолетов-снарядов «Шторм». Нормальное водоизмещение должно было уменьшиться на 42 т.

На легком крейсере проекта 68бнс для установки бронированной башенно-пусковой установки с двумя направляющими и углом горизонтального наведения 0°-125°, а также размещения 24 самолетов-снарядов в бронированном ангаре и устройства погреба для хранения боевых частей предлагалось снять две кормовые артиллерийские башни главного калибра, минное устройство демонтировать полностью. Общее расположение корабля в районе 129- 163 шпангоутов подвергалось полной перепланировке, размещение главных и вспомогательных механизмов оставалось без изменений. После переоборудования нормальное водоизмещение корабля увеличилось бы на 173 т.

В результате проработок, выполненных по теме «Шторм», было признано нецелесообразным переоборудование кораблей проектов 30бис и 56, в связи с трудностями и малой эффективностью размещения ракет внутри корпуса кораблей, ненадежностью палубного способа хранения самолетов-снарядов в морских условиях и невозможностью обеспечения общей стабилизации корабля для повышения точности стрельбы и упрощения условий управления снарядами. На кораблях проекта 68бис рекомендовалось выполнять переоборудование во время их достройки на судостроительных заводах.

Было разработано три варианта проекта специальных ракетных кораблей с комплексом «Шторм» для решения различных тактических задач. По первому в качестве прототипа использовался ЭМ проеста56, по второму – КРЛ проекта 65, предложенный ЦННИ-45. В последнем случае ракеты предполагалось разместить по четыре в ряд в бронированном ангаре длиной 93 м и высотой 3,5 М. Для проверки возможности использования ракет «Шторм» на кораблях малого водоизмещения предлагался третий вариант па базе сторожевого корабля (СКР) проекта 50. Хранение ракет со сложенными крыльями осуществлялось по этому варианту в бронированном ангаре с габаритами 42 × 3,0 × 3,6 м. Хотя проработки размещения ракетного оружия по теме «Шторм» были завершены в ноябре 1953 года, дальнейшую разработку ракеты прекратили.

У истоков создания ракетных кораблей

Проработки переоборудования ПЛ XIV серии по проекту 628 (главный конструктор И.Б.Михайлов) для вооружения ее самолетами-снарядами 10ХН выполнялись ЦКБ-18 в 1952-1953 годах по ТТЗ Военно-морского министерства, согласованному с МСП. Ракетное оружие на ПЛ размещалось за счет снятия артиллерийского, минного вооружения, части торпед и судовых запасов. Снаряды со снятыми крыльями должны были храниться на ПЛ полностью заправленными в контейнере диаметром 2,5 м и длиной 10 м. В кормовой части ПЛ предполагалось установить пусковую установку с ферменной направляющей длиной около 30 м и углом подъема 14% оборудованную механизмами подъема-опускания и устройством подачи снарядов. Для переоборудования выделили ПЛ Б-5 Северного флота.

Испытания самолета-снаряда 10ХН проходили на полигоне Капустин Яр с 17 декабря 1952 по 11 марта 1953 года с неподвижной пусковой установки с ферменной направляющей и самоходной пусковой установки, смонтированной на шасси среднего танка Т-34. Из 15 ракет в заданный район попали 11.

Согласно постановлению правительства от 4 декабря 1952 года была начата разработка эскизного проекта сверхзвукового самолета-снаряда для вооружения подводных лодок (тема Н-11). Первоначально ее поручали ОКБ-301, но в дальнейшем к работе был привлечен завод № 51, ракета получила индекс 10ХМ (ЧМ-1, или «Волна»). В связи с расформированием КБ главного конструктора В. Н. Челомея и его передачей в качестве филиала ОКБ-155, по постановлению Совета Министров СССР от февраля 1953 года работы по ракетам типа 10Х комплекса «Волна» были прекращены, а с ними и переоборудование подводной лодки по проекту 628. Но уже в 1955 году разработку проектов ПЛ с крылатыми ракетами продолжили, и в 1957 году были созданы первые проекты отечественных ракетных подводных лодок – П-611 с крылатой ракетой П-10 и П-613 с крылатой ракетой П-5.

В 1953 году, после успешных испытаний, была принята на вооружение отечественная авиационная противокорабельная крылатая ракета КС «Комета», которая стала этапной в развитии ракетной техники, в частности для вооружения кораблей. На базе «Кометы» были созданы и проходили испытания береговой («Сопка») и корабельный (КСС) ракетные комплексы.

В период 1947-1953 годов не удалось запустить в серийное производство ни один корабельный ракетный комплекс, но это время – очень важное в истории отечественной морской ракетной техники, так как именно тогда были заложены ее основы и определены пути развития на многие годы вперед. Это позволило впоследствии, к середине 70-х годов, создать в СССР ракетно-ядерный океанский флот.

источник: А. В.КАРПЕНКО «У истоков создания ракетных кораблей» сборник «Гангут» вып.16,18

4
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
ChokDokСтволярThe same Fonzeppelinтоварищ Сухов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
товарищ Сухов

C наступающим Днём ВМФ!;)
пр.

yes C наступающим Днём ВМФ!;)

пр. 611.

пр. 629.

http://www.corvette-shipmodels.ru/page_37989.htm

The same Fonzeppelin

Очень интересно!
Очень интересно!

Стволяр

Умеете вы, батенька,

Умеете вы, батенька, порадовать душу флотоманов всяким таким малоизвестным… smile

С уважением. Стволяр.

ChokDok
ChokDok

Вот, один из вариантов

Вот, один из вариантов Ф-25.

 

Зачем на ПЛ предлагали Р-101? Это же зенитная ракета.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить