14
8
Турельные истребители на «домашнем фронте»

Турельные истребители на «домашнем фронте»

Еще одна интересная статья Юрия Сергиевича с сайта WARSPOT.

Содержание:

«Генералы всегда готовятся к прошедшей войне» — это высказывание Черчилля справедливо и для истории турельных истребителей. По конструкции, аэродинамике и вооружению они вполне соответствовал реалиям Второй мировой, но по идеологии так и остались в эпохе бипланов начала тридцатых годов. Это противоречие и стало главной причиной провала концепции: самолёты были рассчитаны на совершенно другую войну, чем та, в которой им пришлось участвовать.

Когда только разрабатывались спецификации F.5/33, F.22/33 и F.9/35, истребители RAF действовали не слишком большими группами, но в плотных боевых порядках, чреватых опасностью столкновений. Иметь дело будущим турельным перехватчикам предполагалось только с бомбардировщиками, поэтому неизбежное ухудшение лётных данных по сравнению с одноместными машинами не играло особой роли. Но к 1940 году построения стали более разомкнутыми, что облегчало маневрирование и позволяло действовать крупными силами, а вкупе с более мощным вооружением «Харрикейнов» и «Спитфайров» делало «Дефианты» не столь уж необходимыми для отражения налётов на Англию.

Также весьма существенным фактором стало изменение стратегической ситуации: с падением Франции и выходом к Ла-Маншу противник получил возможность в рейдах по целям на южном побережье Британии и в Юго-Западной Англии до Лондона включительно обеспечить прикрытие бомбардировщиков одноместными истребителями. Необходимость прорываться через эскорт «сто девятых» задавала более высокие требования к перехватчикам, а турельные истребители из-за больших габаритов и веса при том же двигателе закономерно проигрывали «одноместникам», как своим, так и чужим.

Поэтому когда потребовалось резкое усиление ночной ПВО, «Дефиант» оказался первым кандидатом на смену специализации. В новой роли он использовался дольше и в больших масштабах, чем днём, став самым многочисленным из ночных истребителей середины 1941 года. Но даже тогда он рассматривался только как переходный тип до поступления необходимого числа «Бофайтеров», потому что эти двухмоторные машины превосходили его и по всем параметрам: лётным данным, мощности вооружения и техническим средствам перехвата.

Появление в конце 1941 года «локаторных» версий «Дефианта» незначительно усилило его боевые возможности, поскольку в качестве оператора радара приходилось выступать пилоту. К тому же скорости самолёта уже не хватало для перехвата бомбардировщиков новых типов, поэтому весной 1942 года боевое применение турельных истребителей завершилось.

Нереализованные планы

Помимо ведения дневных и ночных воздушных боёв, спецификация F.9/35 предусматривала также решение задач по взаимодействию с наземными войсками, для чего самолёты должны были нести 8 20-фунтовых бомб на подкрыльевых бомбодержателях.

Последние впервые установили и испытали летом 1939 года на первом серийном «Дефианте» (L6950), а в феврале 1940 года он успешно прошёл испытания на бомбометание с пикирования. Другой экземпляр — L6968 в январе отправили для испытаний в Школу авиационной поддержки сухопутных войск (School of Army Co-Operation).

Крыльевые бомбодержатели «Дефианта», успешно испытанные на самолёте с серийным номером L6950, но ни разу не использованные в бою

Крыльевые бомбодержатели «Дефианта», успешно испытанные на самолёте с серийным номером L6950, но ни разу не использованные в бою

Однако в приоритете тогда находилась истребительная авиация, поэтому в «корпусной» первые турельные истребители появились только в августе, когда несколько машин поступило в вооружённую «Лайсендерами» 2-ю эскадрилью RAF. Во время Французской кампании эта часть занималась непосредственной поддержкой войск, а после эвакуации переключилась на контроль за прибрежными водами. «Дефианты» она использовала в течение четырёх месяцев, но так и не совершила на них ни одного официального боевого вылета.

Ещё одной не сработавшей идеей стало превращение «Дефианта» в классический одноместный истребитель на случай больших потерь «Харрикейнов» и «Спитфайров» или нарушения их производства немецкими бомбёжками. Сначала подготовили «демонстратор», в очередной раз демонтировав турель с первого прототипа (K8310), но без установки оружия в крыльях. В таком виде самолёт поднялся в воздух 16 августа 1940 года.

Параллельно конструкторы разрабатывали проект полноценного одноместного истребителя на базе «Дефианта», получивший обозначение P.94. Он отличался двигателем «Мерлин XX» (как у будущего Mk.II) и немного изменёнными очертаниями фюзеляжа за пилотской кабиной. Вооружение предлагалось в трёх разных вариантах: 12 пулемётов, 6 пушек на обычных крыльевых установках, или же 4 пушки тоже в крыле, но на поворотных (до 17° вниз) лафетах. Расчётная максимальная скорость (скорее всего, сильно завышенная) в зависимости от установленного вооружения варьировалась от 364 до 380 миль/час на высоте 23 500 футов, но в сентябре 1940 года министерство отклонило этот проект: несмотря на подмоченную репутацию «Дефиантов», оно хотело получать их именно в турельном варианте.

Самолёт с серийным номером K8310, опять ставший одноместным

Самолёт с серийным номером K8310, опять ставший одноместным

Как показали последующие события, реальной проблемой во время Битвы за Британию оказались не запасы техники, а число подготовленных пилотов. Так что ни один из проектов «чрезвычайных» истребителей англичанам не пригодился, а K8310 после закрытия темы P.94 переделали в скоростной курьерский аппарат с пассажирским сидением на месте турели. В таком качестве он использовался следующие полгода.

Весной 1942 года, когда выпуск турельных истребителей уже завершился, конструкторы попытались продлить боевую жизнь «Дефианта» путём установки на него двигателя «Мерлин 61», с которым максимальная скорость должна была увеличиться до 321 миль/час на 26 000 футов, но на совещании 24 апреля эти характеристики посчитали слишком низкими и проект отклонили, как и два других предложения по перспективным турельным истребителям.

вернуться к меню ↑

Самолёты второй линии

Завершение боевой карьеры типа не обязательно сопровождается его немедленным списанием, и «Дефианты» до конца войны продолжали нести не столь яркую и заметную, но тоже необходимую службу в частях второй линии.

Пара «Дефиантов» 60-й OTU в тренировочном полёте

Пара «Дефиантов» 60-й OTU в тренировочном полёте

В отличие от большинства других производителей, «Болтон-Пол» заранее озаботилась облегчением процесса переучивания лётчиков на их самолёт, начав в апреле 1938 года проектирование специальной учебно-тренировочной версии «Дефианта». В ней на месте турели организовали кабину инструктора, приподняв её вверх относительно курсантской (бывшей пилотской). Однако, «в железе» этот вариант не реализовали, так как прототип истребителя оказался настолько прост в управлении, что его освоение не представляло никакой сложности для лётчика средней квалификации.

Первый набор пилотов 264-й и 141-й эскадрилий проходил переучивание непосредственно в своих частях, а начиная с июня 1940 года переподготовку экипажей перенесли в 5-ю OTU [Часть боевой подготовки], также занимавшуюся обучением пилотов «Харрикейнов». В октябре-ноябре учебное подразделение «Дефиантов» передали из 5-й в новую 54-ю OTU, специализацией которой стала подготовка ночных истребителей, а в мае следующего года сформировали ещё одну аналогичную часть — 60-ю. В июне провели стандартизацию типов: 54-я стала готовить экипажи двухмоторных ночных истребителей, а 60-я одномоторных.

Крупным планом турель «Дефианта» одной из AGS. Для снижения затрат при обучении на таких самолётах могли снимать одну пару пулемётов

Крупным планом турель «Дефианта» одной из AGS. Для снижения затрат при обучении на таких самолётах могли снимать одну пару пулемётов

В середине 1942 года эту подготовку свернули, а пилотов для всё ещё остающихся в строю «Дефиантов» начали учить непосредственно в лётных школах, в первую очередь в 18-й (P)AFU (Pilots Advanced Flying Unit — Часть углублённой лётной подготовки пилотов).

Достаточное число «Дефиантов» поступило также в 2-ю, 3-ю, 7-ю и 10-ю AGS [Школы воздушных стрелков], где готовили воздушных стрелков и стрелков-радистов как для самих «Дефиантов», так и для самолётов-бомбардировщиков. Сверх того, отдельные турельные истребители состояли на балансе многих других учебных частей RAF.

вернуться к меню ↑

Буксировщики мишеней

Для тренировки зенитчиков, пилотов и воздушных стрелков всегда были востребованы воздушные буксировщики мишеней, чаще всего являвшиеся конверсией устаревших боевых самолётов «средне-лёгкой» весовой категории (двухместных истребителей, разведчиков и лёгких бомбардировщиков). Не обошли стороной и «Дефиант».

Прототип «Дефианта» TT Mk.I с серийным номером DR863 во время испытаний. Мачта с «ветряком» демонтирована

Прототип «Дефианта» TT Mk.I с серийным номером DR863 во время испытаний. Мачта с «ветряком» демонтирована

Возможность создания на его базе буксировщика впервые обсуждалась ещё в 1940 году, но в то время боевые самолёты были гораздо нужнее вспомогательных машин и тогда разведкадрильи уже начали перевооружение на «Бофайтеры», августовский заказ 1940 года на 300 экземпляров «Дефианта» Mk.I, который буквально только что перевели на модификацию Mk.II, решили отменить, а взамен разместили новый заказ на 150 буксировщиков мишеней, приступить к выпуску которых фирме предписывалось сразу после завершения поставок истребителей.

Зимой 1941–1942 гг. этот момент настал, но развития идея не получила. Зато в июле 1941 года, когда объём выпуска турельных истребителей превысил запросы ВВС, а первые эси с принятием решения об остановке производства Mk.II министерство отменило последние 30 самолётов из июльского заказа 1940 года, а предшествующие 40 экземпляров перевело на буксировщики.

Заводское фото «Дефианта» TT Mk.I с серийным номером DR972, 1942 год

Заводское фото «Дефианта» TT Mk.I с серийным номером DR972, 1942 год

На новой модификации взамен турели организовали кабину наблюдателя-оператора буксировочного устройства. Саму лебёдку разместили в фюзеляже, смонтировав на правом борту горизонтальную мачту с приводным «ветряком» и выведя трос снизу, а чуть дальше к хвосту расположили специальный короб для мишеней. В остальном планер и силовая установка Mk.II остались без изменений.

По логике вещей новой модели стоило либо присвоить третий номер, либо обозначить как TT.II, но вопреки уже сложившимся традициям серийные буксировщики решили назвать «Дефиантами» TT Mk.I, что внесло определённый хаос в документацию и последующую работу историков.

В январе 1942 года DR863 — прототип самолёта-буксировщика и первый аппарат из заказа 1941 года вышел на лётные испытания. Буксировочное оборудование оказалось тяжелее турели с боекомплектом, поэтому нормальный полётный вес вырос до 8190 фунтов для самолётов в стандартном исполнении и 8250 в тропическом. Вкупе с ухудшением аэродинамики это привело к падению максимальной скорости до 280 миль/час. Чтобы ещё больше не ухудшать лётные данные максимально допустимый взлётный вес в руководстве по эксплуатации ограничили 8300 фунтами.

Два «Дефианта» TT Mk..I из 777-й эскадрильи FAA, Сьерра-Леоне, 1943–1944 гг. Один самолёт в европейской комплектации и с лебёдкой Mk.IIE, а второй тропический, со стандартной Mk.IIB

Два «Дефианта» TT Mk..I из 777-й эскадрильи FAA, Сьерра-Леоне, 1943–1944 гг. Один самолёт в европейской комплектации и с лебёдкой Mk.IIE, а второй тропический, со стандартной Mk.IIB

Второй экземпляр серийного буксировщика фирма выпустила в феврале уже после завершения производства Mk.II, а всего до марта 1943 года производитель сдал ВВС 180 экземпляров TT.I (постройку 10 последних машин заказа 1941 года отменили), доведя суммарный объём производства «Дефиантов» всех модификаций до 1062 штук.

Большинство буксировщиков полностью соответствовали прототипу, но на небольшом числе экземпляров вместо лебёдки Mk.IIB установили Mk.IIE с питанием от бортовой электросети, но ограниченным временем работы. Такие самолёты предназначались только для обеспечения воздушных стрельб и внешне отличались отсутствием «ветряка» на борту.

Кроме выпуска самолётов-буксировщиков специальной постройки с самого начала предусматривалась и переоборудование списанных из боевых частей истребителей. В декабре 1941 года военные вернули на «Болтон-Пол» для конверсии «Дефиант» Mk.I с серийным номером N3488, ранее проходивший испытания с консольными баками от Mk.II.

«Дефиант» Mk.II с серийным номером AA591, прошедший конверсию в TT Mk.I и летом 1944 года служивший в 22-й AACU в Индии

«Дефиант» Mk.II с серийным номером AA591, прошедший конверсию в TT Mk.I и летом 1944 года служивший в 22-й AACU в Индии

Вес переделанного буксировщика оказался немного больше специально построенного (8227 фунтов), что при менее мощном двигателе дало падение скорости до 250 миль/час. Для самолёта данного назначения этот параметр не считался жизненно важным, поэтому фирме «Рид и Сигрист» выдали заказ на переделку 150 истребителей Mk.I в буксировщики, а впоследствии ещё один на столько же машин.

Обозначение TT Mk.II к тому времени уже успели присвоить так и не реализованному проекту скоростного буксировщика мишеней на базе «Дефианта» с заменой двигателя на «Мерлин 24» 1620 л.с. и общим облегчением конструкции до полётного веса в 7500 фунтов, поэтому подвергнутым конверсии истребителям первой модели присвоили индекс TT Mk.III. После исчерпания запаса излишков Mk.I та же компания перешла на аналогичную переделку истребителей Mk.II и подобно серийным образцам, получившиеся буксировщики именовались «TT Mk.I».

Общее число прошедших конверсию самолётов точно не известно, но TT Mk.III было не менее 220 экземпляров, а число переделанных Mk.II приближалось к сотне. Первыми вступили в строй буксировщики специальной постройки, начавшие поступать в части в марте 1942 года, а в самом конце года к ним присоединились и конверсированные TT.III.

«Дефиант» TT Mk.III с серийным номером N1697. В бытность ночным истребителем NF Mk.I он воевал в 256-й эскадрилье, а под конец своей службы буксировал мишени в 667-й эскадрилье как TT Mk.III

«Дефиант» TT Mk.III с серийным номером N1697. В бытность ночным истребителем NF Mk.I он воевал в 256-й эскадрилье, а под конец своей службы буксировал мишени в 667-й эскадрилье как TT Mk.III

Основными пользователями «Дефиантов»-буксировщиков оказались части по взаимодействию с зенитной артиллерией: флайты (№№ с 1479 по 1481, 1566, 1592, 1600, 1602, 1616, с 1622 по 1624 и 1631), эскадрильи (с 285-й по 289-ю, 667-я и 691-я) и «юниты» (1-я, 2-я, 21-я, 22-я, 23-я, 25-я и 26-я AACU).

Прочими получателями самолётов этого типа стали «стрелковые» флайты Бомбардировочного командования (№№ с 1482-го по 1485-й), 1-я индийская школа воздушных стрелков, два десятка флотских эскадрилий второй линии (№№ 721, с 726 по 728, 733, с 770 по 772, с 774 по 777, 779, 788, 789, 791, 792, 794 и 797) и (в единичных экземплярах) целый ряд OTU Истребительного, Бомбардировочного и Берегового командований RAF.

Везде буксировщики использовались с максимальной отдачей и по причине сильного износа техники большинство «Дефиантов» попали под списание в 1944 году. Из частей RAF последние самолёты этого типа исчезли в мае 1945 года, а в морской авиации они дожили до 1946 года.

«Дефиант» TT Mk.I DR945 из состава 11-го CCRC USAAF, 1943 год

«Дефиант» TT Mk.I DR945 из состава 11-го CCRC USAAF, 1943 год

На экспорт «Дефианты» не поставлялись, хотя летом 1939 года бельгийская делегация и пыталась заказать партию этих истребителей. А в сентябре 1942 года пару буксировщиков TT.I передали американцам в 8-е ВВС и до лета-осени 1944 года они использовались в CCRC (Combat Crew Replacement Centre — Центр подготовки экипажей) №11.

вернуться к меню ↑

«Блэкберн Рок»: утерянные возможности

Флотские турельные истребители тоже разрабатывались для совершенно иной войны и по исходным предположениям должны были иметь дело в основном с морскими разведчиками противника. Кроме того, морякам «вышло боком» стремление к экономии и стандартизации, из-за которого они вообще выбрали проект «Блэкберн», а не «Болтон-Пол». Устаревание «Рока» стало очевидно для адмиралов ещё до постройки первого экземпляра, и нет ничего удивительного в том, что активная боевая карьера самолёта оказалась совсем короткой и далёкой от славы. Но, как и в случае с «Дефиантом», в его отношении у командования тоже имелись планы, реализация которых дала бы проекту более интересную судьбу.

Первый из них появился во время Зимней войны, когда Британия и Содружество согласились поставить Финляндии на условиях продажи и безвозмездного дарения в общей сложности около 150 боевых самолётов разных типов. Наиболее современными из них были «Бленхеймы» и «Харрикейны», но самым многочисленным по контракту от 21 февраля 1940 года предстояло стать «Рокам» — 33 экземпляра!

«Роки» для Финляндии

«Роки» для Финляндии

6 марта эти истребители собрали на одном из аэродромов RAF и при сохранении британского камуфляжа нанесли на них финские серийные номера (c RO118 по RO150) и опознавательные знаки, закрыв при этом свастики временным белым покрытием (обычная практика того времени при поставках «своим лётом» через Швецию).

Перелёт назначили на 9 марта, но отложили из-за плохой погоды, а потом война закончилась. Операцию отменили, и турельные истребители так и не попали в состав финских ВВС.

Несколько недель спустя началась Норвежская кампания, и британское командование решило задействовать в ней полнокровную эскадрилью из 18 гидросамолётов-истребителей, каковыми тогда были только «Роки», изначально создававшиеся с возможностью установки на поплавковое шасси для использования корабельными катапультными флайтами.

Конструкторы не стали разрабатывать поплавки специально для турельного истребителя, а адаптировали готовые от разведчика-торпедоносца «Блэкберн Шарк». В марте 1939 года четвёртый экземпляр «Рока» (L3060) убыл на головную фирму для переделки в гидросамолёт, но нет никакой информации, что эта работа тогда действительно была проведена.

Первый поплавковый «Рок» с серийным номером L3059

Первый поплавковый «Рок» с серийным номером L3059

Полгода спустя, в октябре, первый и третий экземпляры (L3057 и L3059) всё же прошли такую конверсию, и в ноябре «пятьдесят девятый» передали на испытания в M.A.E.E. [Marine Aircraft Experimental Establishment]. И без того неважные характеристики стали ещё хуже: максимальная скорость упала до 193 миль/час на высоте 10 000 футов и 170 миль/час на уровне моря, а потолок уменьшился до 14 400 футов. Кроме того, проявилась недостаточная путевая устойчивость, делавшая маневрирование на малой высоте откровенно опасным и в итоге ставшая причиной потери этой машины: 3 декабря сразу после взлёта отказал двигатель, пилот пытался развернуться для посадки, но не справился с управлением и зацепил крылом воду.

На втором поплавковом «Роке», переданном на госиспытания в апреле 1940 года, увеличили площадь вертикального оперения, добавив к нему подфюзеляжный гребень. Это выправило ситуацию, но в пилотировании гидросамолёт всё равно оставался сложнее и опаснее базовой модификации.

Третий поплавковый истребитель (L3091) в феврале передали в 765-ю учебно-тренировочную эскадрилью гидросамолётов, где на нём и поступившем в начале мая L3058 начали тренировки лётчики 805-й эскадрильи, которым предстояло вскоре отправиться в Норвегию.

Второй поплавковый «Рок» с серийным номером L3057, он же первый с увеличенным оперением, ставшим стандартным для таких машин

Второй поплавковый «Рок» с серийным номером L3057, он же первый с увеличенным оперением, ставшим стандартным для таких машин

Эта часть начала формирование 4 мая 1940 года, но совсем скоро командование, получив отчёты о проведённых испытаниях и отзывы строевых пилотов, усомнилось в способности поплавковых «Роков» сражаться хотя бы с гидросамолётами противника, так что уже 13 мая эскадрилью расформировали, а переучивание прекратили.

Вместе с тем от идеи «норвежского» гидроистребителя отказываться не стали. Комплекты поплавков от «Рока» передали фирмам «Хоукер» и «Супермарин» для установки на них «Харрикейна» и «Спитфайра», но после эвакуации союзных экспедиционных сил из Норвегии этот проект потерял актуальность.

Всего с октября 1939 по весну 1942 гг. на поплавки поставили полтора десятка «Роков», но большинство из них использовались только для испытаний и если не учитывать два уже упоминавшихся тренировочных аппарата, то практическое применение нашли лишь пять машин, которыми с декабря 1941 по июль 1943 гг. оперировала 773-я эскадрилья на Багамах.

вернуться к меню ↑

Колёсные «Роки», учебные и вспомогательные

К моменту постройки первых экземпляров «Рока» его бесперспективность как истребителя стала уже очевидной для всех, поэтому основным назначением типа с самого начала считались тренировочные и разного рода вспомогательные полёты в составе частей второй линии.

«Роки» 759-й учебной истребительной эскадрильи, август 1940 года

«Роки» 759-й учебной истребительной эскадрильи, август 1940 года

Будущие лётчики-истребители с августа 1939 по июнь 1941 гг. тренировались на «Роках» в 759-й, 760-й, 767-й и 769-й эскадрильях, а будущие воздушные стрелки, штурманы-наблюдатели и стрелки-радисты — с ноября 1939 по июль 1941 гг. в 754-й, 755-й, 758-й и 774-й эскадрильях. Кроме того, осенью-зимой 1940 года самолёты так называемого Флайта Роков в Одихеме использовались для тренировки экипажей 110-й эскадрильи канадских ВВС, но формально на баланс этой части не поступали.

Параллельно с учебными эскадрильями «Роки» с октября 1939 года в разное время состояли на вооружении дюжины эскадрилий обеспечения действий флота (Fleet Requirement Unit) (№№725, с 770 по 772, 776, с 791 по 793, 773, 775, 777 и 789) и одной AACU (№ 2), относившейся к RAF, но действовавшей в интересах флота. Сначала там были обычные боевые машины, а потом их стали дополнять и заменять буксировщики мишеней.

Тренировочный «Рок» с фотопулемётом снаружи турели

Тренировочный «Рок» с фотопулемётом снаружи турели

Такую модификацию конструкторы «Болтон-Пол» начали проектировать в апреле 1938 года и закончили эту работу ещё до полёта первого экземпляра. В серию её, однако, передавать не стали, подготовив только инструкцию по конверсии из линейного истребителя для ремонтных мастерских.

Первую подобную переделку выполнили летом 1940 года, но ещё около года «Роки»-буксировщики оставались крайне редкими птицами. Потом, когда самолёт окончательно лишился боевой ценности, число конверсий начало расти и к 1942 году они стали уже основным вариантом использования самолётов данного типа.

Последний, 136-й «Рок» вышел с завода в августе 1940 года, на этом производственный контракт фирма «Болтон-Пол» выполнила, а новых заказов уже не предполагалось. В строю машины продолжали использовать пока хватало ресурсов и вывели из состава частей в метрополии только в апреле-мае 1944 года, а в «заморских» эскадрильях последние «Роки» задержались до августа того же года.

«Рок» с серийным номером L3100 — буксировщик мишеней из 773-й эскадрильи, Бермудские острова, 1943 год

«Рок» с серийным номером L3100 — буксировщик мишеней из 773-й эскадрильи, Бермудские острова, 1943 год

Участия самолётов вспомогательных частей в боевых действиях не предполагалось, но при базировании в зоне досягаемости вражеской авиации полностью избежать боёв было сложно. Летом-осенью 1940 года экипажи «Роков» несколько раз подвергались атакам немецких истребителей, но каждый раз им удавалось благополучно выйти из боя с минимальными повреждениями.

Также можно отметить превращение нескольких «Роков» 2-й AACU в стационарные зенитные огневые точки после немецкого налёта на Госпорт 16 августа. Судя по имеющейся фотографии, по крайней мере часть из этих зенитных установок представляли собой безмоторный планер с фюзеляжем, прикрытым стеной из мешков с песком.

«Рок» с серийным номером L3086 из состава 775-й эскадрильи, Египет, 1942 год. Судя по демонтированной штанге «ветряка», лебёдку на этом самолёте заменили на Mk.IIE

«Рок» с серийным номером L3086 из состава 775-й эскадрильи, Египет, 1942 год. Судя по демонтированной штанге «ветряка», лебёдку на этом самолёте заменили на Mk.IIE

Ещё в 1938 году осознание недостатков недавно вступившего в строй «Скьюи» и пока не взлетевшего «Рока» заставило адмиралов оформить требования к их замене в спецификациях N.5/38 (обычный двухместный истребитель) и N.6/38 (турельный). В июне 1939 года требования скорректировали в спецификациях N.8/39 (обычный) и N.9/39 (турельный), а в августе открыли тендер с участием 7 компаний. Проекты палубного турельного истребителя представили пять из них, фаворитом стала работа конструкторов «Глостер», но в декабре того же года от идеи самолёта такого класса решили вообще отказаться. А идущий параллельно конкурс на истребитель с вооружением в крыльях в итоге привёл к созданию «Файрфлая» (второго самолёта с этим названием).

вернуться к меню ↑

Скрестить ежа с ужом

К началу 1941 года идея турельного истребителя уже была изрядно скомпроментирована, но подвижная установка вооружения всё ещё давала преимущество большей свободы манёвра во время атаки, которое хотелось бы сохранить. Работы по перспективным перехватчикам по спецификации F.18/40 едва начались, поэтому появилась идея установить турель от «Дефианта» на «Бофайтер», совсем недавно вступивший в бой, но уже успевший отлично себя зарекомендовать.

С января по март соответствующую конверсию провели на двух находившихся в процессе постройки истребителях модификации Mk.II (R2274 и R2306), переделав их в прототипы варианта Mk.V: турель разместили сразу позади пилотской кабины, штатный блистер кабины наблюдателя заменили крышкой, вписанной в контуры фюзеляжа, а от прежнего комплекта неподвижного вооружения оставили только две пушки.

Первый прототип «Бофайтера» Mk.V с серийным номером R2274

Первый прототип «Бофайтера» Mk.V с серийным номером R2274

В том же марте первый экземпляр прошёл испытания на устойчивость и управляемость при разных скоростях полёта и углах поворота турели, не выявившие никаких «подводных камней». Даже в пикировании на скорости 390 миль/час оружейная система работала как часы и не оказывала заметного влияния на поведение машины.

Следующим шагом стали войсковые испытания. С апреля по сентябрь 1941 года оба самолёта опробовали в нескольких боевых частях: опытно-боевой FIU (Fighter Interception Unit — Часть истребительного перехвата), 25-й, 29-й, 406-й и 600-й эскадрильях. Отзывы строевых пилотов на новинку получились двойственные. С одной стороны, «башенная» установка вооружения действительно упростила заход в атаку, а кроме того позволяла без проблем расстреливать низкоскоростные цели, которые обычные «Бофайтеры» слишком быстро проскакивали. С другой, максимальная скорость упала с 323 до 302 миль/час, огневая мощь тоже уменьшилась, к тому же пушки и пулемёты невозможно было использовать в одной атаке, потому что минимальный угол возвышения турели ограничивался 21 градусом, а ещё она заблокировала эвакуационный люк, позволявший пилоту легко и безопасно покидать терпящий бедствие самолёт. Общее заключение получилось скорее отрицательным, чем положительным и на этом тему закрыли.

вернуться к меню ↑

Наследники «Дефианта»

В 1935 году во Франции разработали новую 20-мм авиапушку «Испано» HS.404, и в том же году британское руководство приняло решение о её принятии на вооружение собственной авиации и подготовило первую спецификацию на пушечный истребитель с этим оружием.

Деревянный макет турели «Болтон-Пол» тип L

Деревянный макет турели «Болтон-Пол» тип L

Поначалу предполагалось делать только классические истребители с неподвижным вооружением, но в марте 1936 года вышла спецификация F.18/36, предусматривающая наличие 4-пушечной верхней турели. В мае следующего года уточнённые и дополненные требования к такому самолёту вошли в спецификацию F.11/37. Министерство авиации желало получить двухмоторный двух-трёхместный аппарат с максимальной скоростью не менее 370 миль/час, крейсерской не менее 320 и потолком в 35 тысяч футов (15 тысяч при полёте на одном двигателе). От истребителя также требовалась высокая манёвренность, устойчивость при стрельбе и хорошая управляемость на малых скоростях.

На запрос откликнулись 7 фирм, а победила в конкурсе «Болтон-Пол» с проектом P.92, главной изюминкой которого стала специально спроектированная под него турель «Болтон-Пол» тип L — эдакая 4-метровая перевёрнутая тарелка с немного выступающим остеклённым куполом метрового диаметра, чуть смещённым от центра «башни», разместить которую можно было бы только в центроплане.

Летающая лаборатория P.92/2, получившая серийный номер V3142, начало испытаний, 1941 год

Летающая лаборатория P.92/2, получившая серийный номер V3142, начало испытаний, 1941 год

В марте 1938 года стороны подписали соглашение о постройке двух прототипов: одного с двигателями «Роллс-Ройс Валчер II» 1760 л.с., второго с «Нэпир Сейбр I» 2055 л.с., а в ноябре дополнили заказ третьим экземпляром (с «Валчерами»).

Первоначально машину проектировали как двухместную, но позже добавили третьего члена экипажа, в зависимости от назначения и комплектации самолёта игравшего роль штурмана или оператора радара. Вооружение состояло из 4 пушек и, опционально, 4 пулемётов на общей турели.

Последнюю проектировали с особым тщанием, постаравшись минимизировать сопротивление обтекаемой формой самой «тарелки» и размещением оружия глубоко внутри, чтобы на углах возвышения до 30° стволы пушек не выходили за контур «башни». Однако продувки моделей в аэродинамической трубе показали, что на больших углах, когда стволы всё же попадают в поток, сопротивление резко возрастает и угол поворота турели начинает серьёзно влиять на управляемость машины. Для уточнения ситуации решили строить пилотируемую модель в масштабе 1:2, обозначив её как P.92/2 и отдав постройку на субподряд фирме «Хестон Эйркрафт».

Летающая лаборатория P.92/2, получившая серийный номер V3142, начало испытаний, 1942–1943 гг.

Летающая лаборатория P.92/2, получившая серийный номер V3142, начало испытаний, 1942–1943 гг.

Разработка самой турели тоже оказалась делом проблемным: на первых практических стрельбах в июне 1939 года вибрация от работы четырёх пушек оказалась настолько сильной, что лопались заклёпки, а силовые элементы начинали гнуться. Случись это в реальном бою, башню неизбежно заклинило бы, поэтому пришлось повышать прочность и жёсткость её конструкции ценой увеличения веса.

В момент заказа предполагалось, что первый прототип выйдет на испытания в январе 1940 года, но с каждым отчётом дату готовности самолёта сдвигали всё дальше по времени, и к весне 1940 года стало ясно, что это случится ещё не скоро, а начала поступления в части не стоит ожидать ранее 1942 года.

Когда немцы на Западном фронте перешли от Странной войны к Блицкригу, министр авиационной промышленности лорд Бивербрук решил оптимизировать усилия подотчётных ему фирм и отменил целый ряд проектов со слишком отдалённым сроком готовности серийных экземпляров. Среди прочих «под нож» попал и P.92, работы над которым остановили 26 мая, когда первый прототип находился в 5% готовности.

Макет турели «Бристоль» B.11 на W4050, первом прототипе семейства «Москито»

Макет турели «Бристоль» B.11 на W4050, первом прототипе семейства «Москито»

Тем не менее, летающую лабораторию всё же решили достроить. «Болтон-Пол» P.92/2, иначе «Хестон» J.A.8 — одноместный самолёт цельнодеревянной конструкции с двигателями «Джипси Мейджор II» 130 л.с. и неубирающимися шасси вышел на испытания весной 1941 года. Он оказался приятен в управлении и более устойчив в полёте, чем предполагалось по результатам продувок моделей, но и сопротивление от турели тоже оказалось больше ожидаемого.

После успешного завершения первого этапа испытаний конструкторы задумали взамен простого фанерного купола сделать действующую модель турели, чтобы исследовать поведение машины в зависимости от углов подъёма стволов и поворота башни. Однако после проведения детальной калькуляции они отказались от этой идеи как слишком затратной для чисто академического интереса.

Поражение Франции и начало воздушного наступления на Британию потребовало усиления системы ПВО, и в августе 1940 года Министерство авиации подготовило спецификацию F.18/40 на двухместный ночной истребитель с высокой скоростью и мощным вооружением. Число двигателей жёстко не задавалось, а конкретные детали спецификации (в первую очередь по вооружению) за следующие несколько месяцев несколько раз корректировали, выдав итоговый результат лишь в декабре 1940 года, через месяц после официального открытия тендера.

Модель одного из вариантов P.96

Модель одного из вариантов P.96

Всего в нём приняли участие шесть фирм, подготовивших дюжину проектов, ровно половина из которых предусматривала наличие 4-пулемётной турели в дополнение к курсовым пушкам. В апреле 1941 года конкурс завершился победой «безбашенного» двухмоторного истребителя фирмы «Глостер», получившего неофициальное название «Рипер», а все остальные предложения отвергли. Впрочем, победителя тоже строить не стали, посчитав необходимым сосредоточить все усилия фирмы на разработке реактивных самолётов. Поэтому в мае 1941 года в качестве замены для «Дефиантов» и «Бофайтеров» официально приняли уже запущенный в серию «Москито».

Решение это состоялось даже несколько раньше, потому как ещё в апреле текущий заказ на 28 истребителей «Москито» Mk.II дополнили требованием в порядке эксперимента оснастить две машины пулемётной турелью, чтобы они больше соответствовали спецификации F.18/40.

Модель одного из вариантов P.97

Модель одного из вариантов P.97

В июле макет турели «Бристоль» тип B.11 Mk.IA смонтировали на W4050 — первом прототипе всего семейства «Москито». По результатам испытаний выяснилось, что на всех режимах турельный вариант ведёт себя удовлетворительно, но скорость уменьшилась на 20-30 миль/час в зависимости от угла поворота стволов.

«Живую» турель установили на W4053 — втором истребительном прототипе (он же четвёртый экземпляр). Из прочего вооружения на нём присутствовали четыре пушки, а курсовые пулемёты ради экономии веса ставить не стали. На испытания самолёт вышел в сентябре, а в декабре взлетел и борт W4073, для которого комплектной турели не нашлось, так что пришлось довольствоваться макетом. Однако из-за ухудшения лётных данных турельного варианта и хороших результатов, продемонстрированных обычными истребителями Mk.II сначала во время испытаний, а потом и в реальных воздушных боях, идея продолжения не имела. В 1942 году оба пробных экземпляра переоборудовали в учебные «Москито» Mk.III.

Несмотря на провальное завершение конкурса, конструкторы «Болтон-Пол» продолжали работать над представленными на нём проектами одномоторного истребителя P.96 и двухмоторного двухбалочного P.97, похожего на разрабатывавшийся тогда же американский P-61. Окончательно оба проекта закрыли лишь в феврале 1942 года, а на совещании 24 апреля фирма представила сразу три новых предложения по турельным истребителям: уже упоминавшийся выше «Дефиант» с более мощным двигателем и два новых проекта, одномоторный и двухмоторный, по которым, к сожалению, не сохранилось подробностей.

Ни один из предложенных вариантов интереса у заказчиков не вызвал по причине недостаточно высоких расчётных характеристик — на этом история разработки английских «летающих башен» окончательно завершилась. Зато у заокеанских союзников Великобритании истребитель такой схемы появился, но это уже отдельная история…

источник: https://warspot.ru/5407-turelnye-istrebiteli-na-domashnem-fronte

5
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
byakinProgrammerNFyassak Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
yassak

Интересно!

NF

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Programmer

Визуально — полный ужас.
А почему они не пытались сделать турель, которая не портила так сильно аэродинамику?
Почему не пытались сделать что-нибудь типа schräge musik?

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить