Цвета военного неба: реактивная экзотика в бою

14
8
Цвета военного неба: реактивная экзотика в бою

Цвета военного неба: реактивная экзотика в бою

Часть 1

Статья Юрия Сергиевича и Михаила Быкова с сайта WARSPOT.

Содержание:

Подобно естественному эволюционному процессу, история развития авиационных конструкций знает множество тупиковых ветвей и нежизнеспособных мутаций. В таких случаях обычно ограничиваются опытными экземплярами или малой партией для войсковых испытаний, однако тупиковый и нежизнеспособный ракетоплан «Мессершмитт» Me 163 «Комета» выпускался достаточно большой серией, хотя в практическом применении всё равно остался штучным изделием сомнительной эффективности. Другое творение немецких конструкторов — спроектированный в рекордно короткие сроки «Хейнкель» He 162 «Фольксъягер» — обещало стать вполне успешным истребителем, который, однако, почти не успел на войну. Попробуем разобраться, как воевала эта летающая экзотика Третьего рейха.

Ещё в первой половине 30-х годов стало ясно, что рост скорости самолётов с поршневым двигателем скоро упрётся в «аэродинамический тупик», выйти из которого поможет только использование принципиально новой силовой установки. К тому времени уже существовало несколько типов реактивных двигателей, имевших свои достоинства и недостатки. На самом раннем этапе развития этих устройств наибольше число «плюсов» имели жидкостные ракетные двигатели (ЖРД).

Один их прототипов Me 163A летит, оставляя за собой хорошо видимый белый след

Один их прототипов Me 163A летит, оставляя за собой хорошо видимый белый след

По сравнению с турбореактивными двигателями (ТРД), ЖРД были конструктивно проще, дешевле в производстве, компактнее и легче при той же или даже более высокой тяге, а также обеспечивали лучшую аэродинамическую чистоту установки на планер, что упрощало достижение более высокой скорости.

Разумеется, наряду с плюсами имелись и минусы. Так, сильная ядовитость и высокая химическая агрессивность компонентов топлива серьёзно осложняли работу и несли постоянный риск жизни и здоровью лётного и технического персонала, а чрезмерная «прожорливость» двигателя делала продолжительность полёта просто смешной, что дополнительно усугублялось отсутствием крейсерского режима работы, поскольку уменьшение тяги не приводило к заметной экономии топлива. В итоге основное развитие авиации пошло по турбореактивной линии, а ЖРД нашли применение в основном на экспериментальных машинах. Единственным ракетопланом, дошедшим до боевого применения, стал «Мессершмитт» Me 163B «Комета».

В случае «Кометы» к врождённым недостаткам ракетопланов вообще добавилось наследие опытных машин DFS 194 и Me 163A, не изжитое при слишком поспешном переходе к боевой модификации Me 163B. Он унаследовала плохо подходящую боевому самолёту посадочную лыжу и кабину с отсутствием обзора назад. К тому же, двигатель, под который проектировался Me 163B, на тот момент существовал только на бумаге, а когда всё же был построен, продемонстрировал расход топлива втрое выше расчётного.

«Сердце» Me 163B — двигатель «Вальтер» R II-211, развёрнутый соплом влево

«Сердце» Me 163B — двигатель «Вальтер» R II-211, развёрнутый соплом влево

Так как что-то менять было уже поздно, время моторного полёта при полной заправке сократилось с проектных 12–13 до всего лишь 4 минут с соответствующим уменьшением боевого радиуса аппарата и его превращением в ярко выраженный перехватчик объектовой ПВО. Фактически, настоящим истребителем должен был стать только перспективный Me 263, но его не успели запустить в серию до конца войны.

На испытаниях Me 163B показал даже слишком высокую скорость, вынуждавшую пилота проводить атаки бомбардировщиков на планировании с выключенным двигателем. По итогам учебных воздушных боёв выяснилось, что атака более манёвренных целей, чем тяжёлые бомбардировщики, малоэффективна, а сражаться с вражескими истребителями вообще невозможно.

Первые боевые вылеты

Первоначально предполагалось, что «Кометы» заступят на боевое дежурство ещё в 1943 году, но сроки постоянно срывались, в основном по вине производителей, а потом на пятки Me 163 начали наступать турбореактивные «Мессершмитты» Me 262 и «Арадо» Ar 234. Тем не менее, эру боевой реактивной авиации всё же довелось открыть ракетопланам.

13 или 14 мая 1944 года первый боевой старт на Me 163B совершил командир «Испытательной команды 16» (Erprobungskommando 16 — Ekdo.16) майор Вольфганг Шпете (Wolfgang Späte). Накануне механики части по собственной инициативе и без ведома начальства выкрасили самолёт в красный цвет в честь лучшего аса Первой мировой войны Манфреда фон Рихтгофена. Шпете оказался совсем не рад подобной идее, считая её слишком наглой и, как минимум, преждевременной для ещё не воевавшего нового типа, но препятствовать «инициативе снизу» не стал.

Первый раз красный ракетоплан подняли на перехват одиночного «Тандерболта», но в процессе набора высоты отключился двигатель самолёта. Американский лётчик не обратил внимания на яркую «тропическую бабочку», иначе всё могло закончиться плачевно для немцев.

Всего до конца месяца четыре пилота EKdo.16 на трёх самолётах совершили семь боевых вылетов на перехват мелких групп и одиночных самолётов противника, но каждый раз им что-то мешало: то технические неполадки, то ошибки пилотов или персонала станции наведения. Только однажды, 29 мая, удалось сблизиться с неприятелем, но у обер-лейтенанта Пауля-Рудольфа Опица (Paul Rudolf Opitz) не получилось выйти на дистанцию открытия огня. Зато его визави, пилот фоторазведывательного «Спитфайра» флайт-лейтенант Джеффри Крэкенторп (Geoffrey R. Crakanthorp) из 542-й эскадрильи Королевских ВВС, смог хорошо рассмотреть немецкий истребитель и описал в послеполётном рапорте его внешний вид и продемонстрированные возможности. По результатам разбора этого документа британская разведка сделала заключение о начале боевого применения Me 163.

По стечению обстоятельств, буквально на следующий день «Летающие Крепости» провели налёт на авиабазу Бад-Цвишенан, после которого EKdo.16 смогла возобновить тренировочные и испытательные полёты только 15 июня, а в боевых вылетах участия больше не принимала.

Me 163B W.Nr.16310062 «белая 9» из состава 1./JG 400, на котором летом 1944 года летал унтер-офицер Курт Шибелер

Me 163B W.Nr.16310062 «белая 9» из состава 1./JG 400, на котором летом 1944 года летал унтер-офицер Курт Шибелер

К тому времени первые строевые подразделения, оснащённые Me 163 — отряды 1. и 2./JG 400 — уже завершали процесс боевой подготовки, но им пока строго запрещалось участвовать в боях и предписывалось маскировать свои самолёты при появлении разведчиков противника.

Для 1./JG 400 запрет вскоре сняли, и 6 июля фельдфебель Рудольф Циммерман (Rudolf Zimmermann) выполнил первый боевой вылет в истории JG 400, безрезультатно пытаясь перехватить самолёт-разведчик. Днём позже унтер-офицер Курт Шибелер (Kurt Schiebeler) дважды взлетал по тревоге, но тоже безуспешно. На этом боевая работа «ракетчиков» в Витмундхафене завершилась, и 10 июля они начали перебазирование в Брандис под Лейпцигом.

Лётчики 2./JG 400 вступили в бой во второй половине августа, совершив из голландского Венло несколько безрезультатных групповых вылетов на отражение дневных рейдов американских и британских тяжёлых бомбардировщиков, а в первых числах сентября тоже перебазировались в Брандис.

вернуться к меню ↑

Хроника воздушных боёв I./JG 400

Перебравшись на новое место, отряд 1./JG 400 возобновил боевые вылеты во второй половине июля, а потом к нему присоединились 2./JG 400 и недавно сформированный 3./JG 400. Изредка «Кометы» пытались перехватить разведчики «Москито», но основной их задачей стало прикрытие Лейпцига и ближайших окрестностей от ударов тяжёлых бомбардировщиков.

28 июля во время рейда 766 бомбардировщиков ВВС США на Мерзебург и Лейпциг американские экипажи отметили присутствие в районе цели нескольких ракетопланов, которые, однако, так и не вступили в бой, хотя две машины и прошли прямо сквозь боевые порядки «Летающих Крепостей». «Мустанги» из 359-й истребительной авиагруппы попытались перехватить эту пару, но не получили ни единого шанса из-за слишком высокой скорости противника.

После получения отчётов об этой миссии командование 8-х ВВС распорядилось держать истребители непосредственного прикрытия по возможности ближе к сопровождаемым бомбардировщикам, дабы увеличить шансы воспрепятствовать атакам реактивных перехватчиков. Других мер предпринимать не стали, равно как и разрабатывать особую тактику борьбы с Me 163 — она и не требовалась, так как встреч с этими самолётами было мало, а боёв и того меньше, так что можно без проблем отследить кто, кого, когда и как именно сбивал.

Механик 434-й эскадрильи 479-й истребительной авиагруппы ВВС США рядом с P-38J-15 (серийный №42-104425, бортовой код «L2-O») капитана Артура Джеффри, на котором тот летал 29 июля 1944 года

Механик 434-й эскадрильи 479-й истребительной авиагруппы ВВС США рядом с P-38J-15 (серийный №42-104425, бортовой код «L2-O») капитана Артура Джеффри, на котором тот летал 29 июля 1944 года

29 июля 1944 года пилот P-38 из 434-й эскадрильи 479-й истребительной авиагруппы ВВС США капитан Артур Джеффри (Arthur F. Jeffrey), закончивший войну с 14 победами, а на тот момент имевший на счету только одну, при отходе бомбардировщиков от Мерзебурга заметил одиночный Me 163, подбирающийся сзади к повреждённому и отставшему от строя B-17G из 100-й бомбардировочной авиагруппы.

Предупредив ведомого, Джеффри начал пикирование, но немецкий пилот тоже смотрел по сторонам и вовремя заметил опасность. Переведя машину в набор высоты, он вместо прямолинейного полёта с быстрым разрывом дистанции начал выполнять «змейку». Очевидно, так он держал под наблюдением заднюю полусферу и мог видеть приближающуюся пару разогнавшихся на пикировании «Лайтнингов».

Дистанция была ещё достаточно большая, но Джеффри всё же открыл огонь, и «Комета» развернулась навстречу ему, устремившись в лобовую атаку. Разойдясь бортами, оба истребителя встали в вираж, и тут сразу сказалось несомненное преимущество поршневой машины, без проблем вышедшей на нужный угол упреждения для открытия прицельного огня.

Герои воздушного боя 16 августа 1944 года Джон Мерфи и Сирил Джонс-младший

Герои воздушного боя 16 августа 1944 года Джон Мерфи и Сирил Джонс-младший

После нескольких разворотов под постоянным обстрелом немец понял, что добром это не кончится, и переворотом через крыло ушёл вниз, решив оторваться на пикировании. Американец последовал за ним, продолжая стрелять и, по собственному мнению, попадать, но скорость быстро росла, и лётчику пришлось бросить преследование, занявшись теряющей управление собственной машиной. С большим трудом Джеффри вышел в горизонтальный полёт, на некоторое время потеряв зрение от перегрузок. Что стало с противником, он не видел, но был уверен в своей меткости, а потому заявил Me 163 предположительно сбитым. Ведомый капитана Джеффри оказался не столь настойчив в погоне и начал вывод из пикирования на меньшей скорости, а потому следил за неприятелем, пока тот не скрылся в облаках на высоте 900 метров, всё ещё продолжая пикирование с огромной скоростью 800–950 км/час.

При разборе боевых рапортов командование сочло, что ракетоплан, скорее всего, так и не вышел из пикирования, и заявку Джеффри повысили в категории до подтверждённой победы, ставшей первой, когда-либо одержанной над пилотируемым летательным аппаратом с реактивным движителем, и единственной таковой, одержанной на «Лайтнинге». Однако в действительности все летавшие в тот день «Кометы» благополучно вернулись на базу.

16 августа группу эскорта из 370-й эскадрильи 359-й истребительной авиагруппы ВВС США вёл командир этой части подполковник Джон Мерфи (John B. Murphy). Во время отхода бомбардировщиков от Галле он заметил поднимающиеся снизу белые трассы работающих ракетных двигателей и решил не дожидаться, пока станет ясно, на кого именно нацелились немцы, а действовать превентивно. Предположив, что наиболее лакомой целью перехватчиков станут «подранки», он вместе с ведомым 2-м лейтенантом Сирилом Джонсом-младшим (Cyril W. Jones Jr.), начал пикировать в сторону повреждённого B-17G из 323-й эскадрильи 91-й бомбардировочной авиагруппы, в одиночестве ковыляющего на двух моторах ниже и в стороне от остальных бомбардировщиков.

Персонал 370-й эскадрильи 359-й истребительной авиагруппы ВВС США и «Пандемониум» — P-51D-5 (серийный №44-13529, бортовой код «CS-D»), на котором 16 августа 1944 года летал 2-й лейтенант Сирил Джонс-младший

Персонал 370-й эскадрильи 359-й истребительной авиагруппы ВВС США и «Пандемониум» — P-51D-5 (серийный №44-13529, бортовой код «CS-D»), на котором 16 августа 1944 года летал 2-й лейтенант Сирил Джонс-младший

Решение оказалось правильным, но запоздалым — помешать первой атаке одиночного ракетоплана пара «Мустангов» не смогла, однако неприятных последствий это не принесло. Пилот бомбардировщика 1-й лейтенант Уолтер Маллинс (Walter R. Mullins) так активно маневрировал, что его покалеченная «Летающая Крепость» избежала дополнительных повреждений, а там и помощь подоспела.

Пикирующие «Мустанги» оказались быстрее атаковавшего на планировании Me 163 и быстро нагнали его. Мерфи открыл огонь и видел попадания, но потом вынужден был отвернуть в сторону, чтобы не проскочить вперёд и самому не попасть под удар, и на этом манёвре он потерял из виду как противника, так и своего напарника.

Джонс, державшийся чуть сзади, принял «эстафету» атаки и продолжал висеть на хвосте у «гунна», выполнившего переворот через крыло, и уже в пикировании всадил в него очередь, от которой остекление кабины ракетоплана разлетелось на куски. Когда скорость «Мустанга» начала опасно расти, американец вышел в горизонтальный полёт и потерял из виду противника. Командира поблизости тоже не оказалось, поэтому лётчик вернулся на базу самостоятельно и, будучи уверенным, что убил немецкого пилота, сделал заявку на уничтоженный самолёт противника, успешно прошедшую процедуру проверки и ставшую его второй победой из шести за войну.

Лейтенант Хартмут Рилль в кабине Me 163B

Лейтенант Хартмут Рилль в кабине Me 163B

Мерфи, оставшись один, вскоре заметил ещё одну «Комету», идущую вниз пологой спиралью с выключенным двигателем. Спикировав, он быстро зашёл в хвост неприятелю и открыл прицельный огонь. Сначала от Me 163 полетели куски обшивки, потом что-то взорвалось, но проследить за дальнейшим падением не удалось, потому что пришлось переключить внимание на проявившийся поблизости новый конденсационный след работы ракетного двигателя. Немного подумав, американец решил, что в одиночку и с малым остатком бензина в новый бой ввязываться не стоит, и взял курс на базу. По возвращении он заявил и получил подтверждение на два Me 163 — один повреждённый и один сбитый, с которым он довёл свой личный счёт до финальных 6¾ побед.

Судя по всему, Мерфи, и Джонс последовательно атаковали один и тот же «Мессершмитт»: по немецким данным, американские истребители тогда сбили только один Me 163, пилот которого лейтенант Хартмут Рилль (Hartmut Ryll) стал первым погибшим в бою лётчиком JG 400.

Почти одновременно с описанными выше боестолкновениями в направленной на Бёлен армаде верхняя «боевая коробка», составленная из B-17G 365-й эскадрильи 305-й бомбардировочной авиагруппы, подверглась нападениям двух ракетопланов. Первым в атаку вышел фельдфебель Герберт Штразницки (Herbert Straznicky), нацелившийся на бомбардировщик 2-го лейтенанта Дональда Уолтца (Donald M. Waltz) и выполнивший стандартный заход из задней полусферы. Его атаку встретил хвостовой стрелок штаб-сержант Говард Кейсен (Howard J. Kaysen), открывший огонь ещё с 800 метров и продолжавший стрелять, пока «реактив» не отвернул в сторону в полусотне метров от бомбардировщика. Ракетоплан задымил и устремился к земле, оставляя за собой чёрный шлейф, а чуть позже раненный немецкий пилот воспользовался парашютом.

Экипаж «Летающей Крепости» 2-го лейтенанта Дональда Уолтса. Командир стоит вторым слева, вторым справа сидит штаб-сержант Говард Кейсен

Экипаж «Летающей Крепости» 2-го лейтенанта Дональда Уолтса. Командир стоит вторым слева, вторым справа сидит штаб-сержант Говард Кейсен

Пять минут спустя свою атаку провёл фельдфебель Зигфрид Шуберт (Siegfried Schubert), выбравший целью бомбардировщик 2-го лейтенанта Чарлза Лавердьера (Charles Laverdierre). В двух заходах он нанёс ему достаточно серьёзные повреждения и убил двух членов экипажа, но сбить так и не сумел, хотя немецкое командование и засчитало всем троим упомянутым пилотам Me 163 по одной победе категории «выбит из строя» (Herausschuss), ставшими первыми боевыми успехами ракетных истребителей. Чуть позже одну из этих побед отменили, но какую именно, не известно.

24 августа при отражении очередного налёта на Мерзебург фельдфебель Шуберт поставил рекорд, одержав две победы в одном бою. Один B-17G из 92-й бомбардировочной авиагруппы он действительно сбил на месте, открыв реальный, а не «бумажный» счёт побед Me 163, а второй сильно повредил, так что тот упал на обратном пути. Ведомый Шуберта лейтенант Ганс Ботт (Hans Bott), не сумевший поучаствовать в бою из-за отказа двигателя, сразу после возвращения на аэродром снова поднялся в воздух на «Комете» раннего выпуска с вооружением из пары 20-мм пушек (а не 30-мм, как на машинах основной серии) и, несмотря на отказ одной из них, сумел сбить B-17G из 457-й бомбардировочной авиагруппы.

11 сентября отставшая от строя «Летающая Крепость» из 486-й бомбардировочной авиагруппы сбилась с курса и прошла прямо над аэродромом Брандис, в результате чего с четырёх заходов была сбита унтер-офицером Куртом Шибелером, взлетевшем «по-зрячему» тоже на старом аппарате с 20-мм пушками.

Самый результативный пилот Me 163 фельдфебель Зигфрид Шуберт в кабине «Кометы»

Самый результативный пилот Me 163 фельдфебель Зигфрид Шуберт в кабине «Кометы»

28 сентября в районе Мерзебурга атакующий Me 163 после второго прохода сквозь строй бомбардировщиков оказался в 350 метрах от истребителя 1-го лейтенанта Эдуарда Уилси (Edward L. Wilsey) из 374-й эскадрильи 361-й истребительной авиагруппы ВВС США. После быстрого доворота на «реактив» американский лётчик открыл огонь. Немец начал маневрировать, но как только он возвращался к прямолинейному полёту, рядом снова проходили трассы, и всё начиналось по-новому.

Постепенно дистанция боя и скорости противников росли, и когда стрелка спидометра перешла за 800 км/час, «Мустанг» начало всё сильнее трясти. На 2400 метрах Уилси прекратил преследование и вывел машину в горизонтальный полёт, вскоре потеряв из виду пикирующий «Мессершмитт». Ведомый следил за немцем чуть дольше — до высоты 1500 метров, но что было дальше, тоже не видел, поэтому победу записали в разряд предположительных.

В этом бою был ранен в голову и левую руку командир ещё не до конца сформированного отряда 3./JG 400 обер-лейтенант Франц Рёсле (Franz Rösle). При посадке на аэродром он полностью разбил машину, на несколько месяцев угодив в госпиталь.

Повреждённый атакой фельдфебеля Шуберта B-17G 2-го лейтенанта Чарлза Лавердьера после возвращения из рейда 16 августа 1944 года

Повреждённый атакой фельдфебеля Шуберта B-17G 2-го лейтенанта Чарлза Лавердьера после возвращения из рейда 16 августа 1944 года

7 октября капитан Элмер Тейлор (Elmer A. Taylor) из 385-й эскадрильи 364-й истребительной авиагруппы со своим звеном участвовал в сопровождении бомбардировщиков на Руланд и при проходе южнее Лейпцига увидел «Комету», атакующую отставший от строя B-17. Начав пологий нисходящий разворот, он построил манёвр так, чтобы оказаться на хвосте немца после завершения им очередной атаки.

Не замечая опасности, пилот «Мессершмитта» продолжал прямолинейный полёт на необычно малой скорости, так что догнать его удалось очень быстро. Ведя огонь с 90 метров, американец видел множество попаданий, и только тогда противник начал реагировать, попытавшись уйти переворотом через крыло. Последовав за ним, Тейлор понял, что слишком разогнался и сейчас проскочит вперёд, поэтому приказал включаться в атаку второй паре — 1-м лейтенантам Уилларду Эрфкампу (Willard G. Erfkamp) и Эверетту Фарреллу (Everett N. Farrell), а сам с ведомым остался прикрывать товарищей сверху.

Вцепившись в хвост противнику, Эрфкамп следовал за ним в крутой нисходящей спирали, периодически поливая огнём, но тот, словно заговорённый, не загорался и не терял управление. «Мессершмитт» вышел из пикирования лишь у самой земли, чтобы под огнём сходу совершить экстренную посадку на удачно подвернувшемся лугу. Загорелся он только после того, как оба «Мустанга» проштурмовали его.

Me 163B W.Nr.16310071 «белая 7» фельдфебеля Рудольфа Циммермана в прицеле капитана Элмера Тейлора или 1-го лейтенанта Уилларда Эрфкампа

Me 163B W.Nr.16310071 «белая 7» фельдфебеля Рудольфа Циммермана в прицеле капитана Элмера Тейлора или 1-го лейтенанта Уилларда Эрфкампа

Этот Me 163 в итоге стал совместной подтверждённой воздушной победой Тейлора и Эрфкампа. Американцы посчитали немецкого лётчика убитым — Эрфкамп видел, как он начал выбираться из кабины, но под огнём упал обратно на кресло, однако в действительности фельдфебель Рудольф Циммерман из этой переделки вышел невредимым, да и его истребитель пострадал не так уж сильно и после ремонта вернулся в строй.

При отражении того же рейда опять отличился унтер-офицер Курт Шибелер, которому засчитали победу категории «выбил из строя». Американцы признают потерю от огня Me 163 одного B-17 из 95-й бомбардировочной авиагруппы, но трудно сказать, ответственен ли за неё именно этот пилот, или кто-то ещё, не заявлявший победу.

Ещё одним достойным упоминания событием той же операции стала гибель самого результативного пилота ракетных истребителей фельдфебеля Зигфрида Шуберта (три победы), разбившегося после отказа двигателя на взлёте.

Обломки Me 163B W.Nr.440013 из состава 2./JG 400, на котором 7 октября 1944 года при возвращении из боевого вылета разбился унтер-офицер Манфред Айзенман (Manfred Eisenmann)

Обломки Me 163B W.Nr.440013 из состава 2./JG 400, на котором 7 октября 1944 года при возвращении из боевого вылета разбился унтер-офицер Манфред Айзенман (Manfred Eisenmann)

2 ноября при отражении налёта на Мерзебург «Кометы» провели несколько воздушных боёв. Фельдфебелю Гансу Видеману (Hans Wiedemann) из 1./JG 400 засчитали один сбитый B-17, но американские данные этого не подтверждают.

Пилот 2./JG 400 лейтенант Гюнтер Андреас (Günter Andreas) тоже вышел в атаку на B-17, но попал под огонь его кормового стрелка. Очередь пришлась по фюзеляжу: три пули остановило бронестекло, ещё несколько попали по кабине. Лётчик тут же прекратил атаку и решил подготовиться к прыжку с парашютом, если вдруг начнётся пожар, но аварийный сброс фонаря не сработал. Понадеявшись, что всё дело в скоростном напоре, Андреас выключил двигатель и начал сбрасывать скорость небольшими отворотами, в процессе пролетев сквозь строй бомбардировщиков, а потом начал поворачивать, что американцы приняли за намерение провести следующую атаку. Скорость истребителя упала с 600 до 250 км/час, и крышку фонаря наконец удалось открыть — именно в этот момент по «Комете» хлестнула пулемётная очередь.

Герои воздушного боя 2 ноября 1944 года капитаны Фред Гловер и Луис Норли, 4-я истребительная группа ВВС США

Герои воздушного боя 2 ноября 1944 года капитаны Фред Гловер и Луис Норли, 4-я истребительная группа ВВС США

Ведущий одной из групп эскорта, командир 336-й эскадрильи 4-й истребительной авиагруппы капитан Фред Гловер (Fred W. Glover) заметил самолёт Андреаса ещё когда тот только готовился к атаке и, поняв куда тот нацелился, устремился на перехват в район пересечения двух траекторий, сумев выйти на дистанцию менее 350 метров. Последовал быстрый доворот на 90°, прицельный огонь с попаданиями по хвосту, плоскостям и кабине — и после взрыва где-то в нижней части фюзеляжа горящая «Комета» свалилась в пикирование.

Андреас попытался вывести машину в горизонтальный полёт, но сразу понял, что после взрыва, перебившего тросы управления, она стала абсолютно неуправляема. Оставалось только прыгать, но и это оказалось практически невозможно из-за быстро растущей скорости и перегрузок от беспорядочного вращения. К счастью, внезапно самолёт задрал нос, быстро теряя скорость, и лётчик всё же сумел воспользоваться парашютом.

Чуть позже с другой стороны общего потока бомбардировщиков, где фланг прикрывали лётчики 335-й эскадрильи той же 4-й истребительной авиагруппы во главе с капитаном Луисом Норли (Louis H. Norley), позади истребителей из облаков выскочила «Комета», идущая вниз в спиральном планировании — обер-фельдфебель Якоб Болленрат (Jakob Bollenrath) из 2./JG 400 уже завершил боевой вылет и готовился к посадке в Брандисе.

«Мустанг» P-51D-15 (серийный номер 44-15028, бортовой код «WD-O») из состава 335-й эскадрильи 4-й истребительной авиагруппы ВВС США — персональный самолёт капитана Луиса Норли, на котором он участвовал в бою 2 ноября 1944 года. Как и большинство поздних «Мустангов», этот истребитель остался в цветах неокрашенного металла и нёс только антибликовую полосу и стандартный набор национальных, тактических и индивидуальных обозначений и элементов быстрого опознавания

«Мустанг» P-51D-15 (серийный номер 44-15028, бортовой код «WD-O») из состава 335-й эскадрильи 4-й истребительной авиагруппы ВВС США — персональный самолёт капитана Луиса Норли, на котором он участвовал в бою 2 ноября 1944 года. Как и большинство поздних «Мустангов», этот истребитель остался в цветах неокрашенного металла и нёс только антибликовую полосу и стандартный набор национальных, тактических и индивидуальных обозначений и элементов быстрого опознавания

Заметив появление нового действующего лица, Норли быстро развернулся и бросился в погоню. Дистанция была слишком большой, но он всё же нажал на гашетку, надеясь, что неприятель примется маневрировать и потеряет скорость. Так и получилось: Me 163 начал разворот, и P-51D его быстро нагнал. Капитан открыл огонь с 250 метров, прекратил его на 50 метрах, а потом пошёл на второй заход. В этот момент немецкий лётчик включил двигатель, но всего на несколько секунд — вероятно, у него кончилось топливо, поэтому далеко Me 163 оторваться не сумел. После второй атаки «Комета» завалилась на спину и перешла в пикирование, а по её фюзеляжу побежало пламя. Самолёт врезался в землю в непосредственной близости от аэродрома, пилот погиб.

При отражении того же налёта пропал без вести недавно произведённый в обер-фельдфебели Герберт Штразницки. Место его гибели обнаружили только через 10 дней, и, судя по разлёту обломков, самолёт взорвался в воздухе. Немцы предположили, что он был сбит истребителями противника, но американцы в тот день заявляли только два сбитых Me 163. Гловер довёл личный счёт до 6⅓, Норли — до 9⅓, а закончили войну оба с 10⅓ победами.

Me 163B из I./JG 400, 2 ноября 1944 года попавшая в прицел пилота 335-й эскадрильи 4-й истребительной авиагруппы ВВС США капитана Уильяма Андерсона (William H. Anderson). Сбить эту «Комету» американцу не удалось, и ему засчитали только повреждение

Me 163B из I./JG 400, 2 ноября 1944 года попавшая в прицел пилота 335-й эскадрильи 4-й истребительной авиагруппы ВВС США капитана Уильяма Андерсона (William H. Anderson). Сбить эту «Комету» американцу не удалось, и ему засчитали только повреждение

3 марта 1945 года ракетопланы в очередной раз участвовали в отражении налёта американских бомбардировщиков, и есть информация о двух победах пилота 1./JG 400 обер-лейтенанта Августа Хахтеля (August Hachtel). Однако не вполне ясно, были ли они официально засчитаны, и если да, то в какой категории. В любом случае, американские документы не подтверждают потерь бомбардировщиков от атак Me 163.

15 марта американцы атаковали окрестности Берлина. «Кометы» на пределе дальности всё же смогли дотянуться до бомбардировщиков, хотя успехов им это не принесло. Один из истребителей эскорта, капитан Раймонд Уэтмор (Raymond S. Wetmore) из 370-й эскадрильи 359-й истребительной авиагруппы, в районе Виттенберга заметил пару Me 163, кружившую на 1500 метров ниже высоты полёта бомбардировщиков. Уэтмор направился в сторону противника и, подойдя ближе, начал пикирование.

«Мустанг» P-51D-15 (серийный номер 44-15521, бортовой код «CS-V») из состава 370-й эскадрильи 359-й истребительной авиагруппы ВВС США. Обычно на нём летал другой пилот, но 15 марта 1945 года его взял капитан Раймонд Уэтмор

«Мустанг» P-51D-15 (серийный номер 44-15521, бортовой код «CS-V») из состава 370-й эскадрильи 359-й истребительной авиагруппы ВВС США. Обычно на нём летал другой пилот, но 15 марта 1945 года его взял капитан Раймонд Уэтмор

На дистанции 2700 метров немцы обнаружили идущее на них звено «Мустангов». Один из них включил двигатель и перешёл в набор высоты под углом 70°, что было явно неправильным решением. Ракетоплан, конечно, быстро оказался на 600 метров выше противника, но тут же его баки окончательно опустели, и двигатель отключился. Лётчику оставалось только попытаться уйти пикированием, причём он оказался в заведомо худшей ситуации, чем если бы начал пикировать сразу. Американцы, разумеется, тут же погнались за убегающей «дичью».

Скорость быстро дошла до опасного предела, но Уэтмор всё же удержался на хвосте «Мессершмитта». Открыв огонь со 180 метров, он видел, как от противника полетели обломки, а потом тот заложил правый вираж и после попадания ещё одной очереди загорелся и закувыркался вниз, потеряв большой кусок левой плоскости. Уже около земли немецкий пилот сумел покинуть гибнущую машину.

Лётчик 1./JG 400 обер-фельдфебель Фридрих Ройкауф отдыхает на крыле своей «Кометы»

Лётчик 1./JG 400 обер-фельдфебель Фридрих Ройкауф отдыхает на крыле своей «Кометы»

Вернувшись на базу, Уэтмор заявил и получил подтверждение на воздушную победу, с которой довёл свой счёт до финальных 21¼. К сожалению, немецкие данные об этом боестолкновении отсутствуют, поэтому не известно, кто сидел в кабине «Кометы» и что с ним стало. Заманчиво было бы связать этот случай с катастрофой, в которой погиб лётчик отряда 1./JG 400 обер-фельдфебель Фридрих Ройкауф (Friedrich Reukauf), но в отсутствие подробностей это останется лишь бездоказательной гипотезой.

16 марта в районе Лейпцига экипаж американского добровольца флаинг-офицера Реймонда Хейса (Raymond M. Hays) из 544-й эскадрильи Королевских ВВС Великобритании на разведчике «Москито» Mk.XVI подвергся (по британским данным) одновременной атаке сначала двух, а потом трёх Me 163 и, получив изрядную долю свинца, пошёл вниз с горящим правым двигателем. Немцы падения не наблюдали, но ситуацию посчитали очевидной и записали победу на унтер-офицера Рольфа Глогнера (Rolf Glogner) из 2./JG 400. В действительности экипажу «Москито» удалось потушить пожар, после чего американец на одном двигателе благополучно дотянул до линии фронта, но там из-за повреждённого колеса разбил машину на посадке.

Лётчик 2./JG 400 унтер-офицер Рольф Глогнер

Лётчик 2./JG 400 унтер-офицер Рольф Глогнер

10 апреля более двух сотен британских четырёхмоторных «Ланкастеров» и «Галифаксов» и несколько «Москито» в сопровождении «Мустангов» провели рейд на Моккау и Энгельсдорф. В районе обеих целей британцы подверглись атакам перехватчиков Me 163.

Глогнер, к тому времени уже фельдфебель, тогда летал на обычной «Комете» и одержал свою вторую победу над «Москито», которая опять не находит подтверждения британскими данными. Его товарищ по эскадрилье лейтенант Фридрих Кельб (Friedrich Kelb) стартовал на одном из «специальных» Me 163, задействованных в испытаниях системы SG500 «Ягдфауст», для которой этот вылет стал единственным известным случаем боевого применения.

Лейтенант Фридрих Кельб в кабине Me 163B W.Nr.190579 из состава 2./JG 400

Лейтенант Фридрих Кельб в кабине Me 163B W.Nr.190579 из состава 2./JG 400

Нацелившись на «Ланкастер» 405-й канадской эскадрильи, лидировавший одну из идущих на Энгельсдорф групп, Кельб подобрался к бомбовозу сзади и, держась на 100 метров ниже, прошёл точно под бомбардировщиком. По срабатыванию фотоэлемента, установленные в крыле, 50-мм гранатомёты произвели залп. Со стороны показалось, что бомбардировщик взорвался и начал падать, горя и разваливаясь на куски.

Повреждения действительно оказались значительными: серией взрывов оторвало кормовую турель вместе со стрелком, изувечило правую килевую шайбу, сильно продырявило оба руля высоты и левую шайбу, а прошившие фюзеляж осколки добавили внутренних повреждений и тяжело ранили стрелка в верхней башне. Покалеченный «Ланкастер» свалился в неуправляемое пикирование, но экипажу всё же удалось совладать с ним и не только вывести в горизонтальный полёт, но и дотянуть до побережья Англии. Там большая часть экипажа покинула машину, но раненный верхний стрелок не мог воспользоваться парашютом, а потому командир экипажа сквадрон-лидер Кэмпбелл Масселс (Campbell H. Mussels) тоже остался и благополучно совершил посадку на ближайшем аэродроме.

Повреждённый атакой лейтенанта Кельба «Ланкастер» Mk.III (серийный номер ME315, бортовой код «LQ-K») сквадрон-лидера Кэмпбелла Масселса после возвращения из рейда 10 апреля 1945 года

Повреждённый атакой лейтенанта Кельба «Ланкастер» Mk.III (серийный номер ME315, бортовой код «LQ-K») сквадрон-лидера Кэмпбелла Масселса после возвращения из рейда 10 апреля 1945 года

Взорвавшийся и падающий «Ланкастер» видели и истребители эскорта, тут же вознамерившиеся отплатить «убийце». Ведущий одного из звеньев 165-й эскадрильи австралиец флаинг-офицер Джон Хэслоп (John M. Haslope) на полном газу спикировал на «реактив», когда тот почти вертикально поднимался на ракетной тяге. Заметив опасность, немец начал доворачивать навстречу «Мустангу». Хэслоп успел открыть огонь первым, однако промахнулся.

После нескольких горизонтальных виражей Кельб перешёл в нисходящую спираль и на этом манёвре попал под несколько прицельных очередей, на этот раз увенчавшихся видимыми попаданиями. Преследуя противника, Хэслоп слишком сильно разогнался и на высоте 900 метров вышел в горизонтальный полёт с «поведёнными» плоскостями крыла, из-за чего впоследствии его истребитель пришлось списать.

«Мустанг» Mk.III (P-51C-10 №44-10982 с британским серийным номером KH557 и бортовым кодом «SK-Z») из состава 165-й эскадрильи Королевских ВВС Великобритании, на котором 10 апреля 1945 года летал флаинг-офицер Джон Хэслоп. Самолёт несёт стандартный британский камуфляж из темно-зелёного Dark Green и серого с синеватым отливом Ocean Grey на верхних и боковых поверхностях при светло-серых Medium Sea Grey нижних со стандартными элементами быстрого опознавания: общей для всех истребителей полосой цвета Sky на фюзеляже и характерными для «Мустангов» белым носом и такими же полосами на плоскостях крыла и горизонтальном оперении

«Мустанг» Mk.III (P-51C-10 №44-10982 с британским серийным номером KH557 и бортовым кодом «SK-Z») из состава 165-й эскадрильи Королевских ВВС Великобритании, на котором 10 апреля 1945 года летал флаинг-офицер Джон Хэслоп. Самолёт несёт стандартный британский камуфляж из темно-зелёного Dark Green и серого с синеватым отливом Ocean Grey на верхних и боковых поверхностях при светло-серых Medium Sea Grey нижних со стандартными элементами быстрого опознавания: общей для всех истребителей полосой цвета Sky на фюзеляже и характерными для «Мустангов» белым носом и такими же полосами на плоскостях крыла и горизонтальном оперении

«Комета» же продолжала разматывать спираль к земле, а потом выровнялась и пошла на посадку. Несколько пилотов «Мустангов», наблюдавшие за Me 163, не входя в зону зенитного прикрытия, доложили, что ракетоплан разбился и даже взорвался недалеко от аэродрома, поэтому Хэслопу засчитали единственную в его карьере воздушную победу. В действительности Кельб совершил вполне штатную посадку, а сам не пострадал. Обе стороны вполне резонно, но ошибочно записали себе победы, а данный эпизод стал последним боевым вылетом группы I./JG 400: уже 14 апреля пришёл приказ уничтожить оставшуюся технику и перевести личный состав в пехоту.

вернуться к меню ↑

Вторая группа

II./JG 400 заступила на боевое дежурство в самом конце 1944 года, базируясь исходно в Померании, а позже поэскадрильно обосновавшись на аэродромах Северной и Северо-Западной Германии. Действовала эта группа менее активно, чем I./JG 400, да и документы у неё сохранились в меньшем объёме — в итоге достоверно можно говорить только об одном решительном успехе лётчиков II./JG 400, причём уже под самый занавес. 22 апреля во время отражения крупного рейда британского Бомбардировочного командования на Бремен командир отряда 5./JG 400 обер-лейтенант Франц Войдих (Franz Woidich) одержал победу над «Ланкастером».

Me 163B W.Nr.190598, в конце войны переданный из I./JG 400 в II./JG 400

Me 163B W.Nr.190598, в конце войны переданный из I./JG 400 в II./JG 400

Боевая потеря тоже известна лишь одна, причём не связанная с вылетами на перехват, и несчастливая «Комета» в буквальном смысле пошла прицепом к сбитому двухмоторному «Мессершмитту» Bf 110. 14 апреля пилот 1./JG 400 обер-фельдфебель Вернер Нельте (Werner Nelte) перегонял истребитель с одного аэродрома на другой и, как обычно бывало в таких случаях, летел на привязи за буксировщиком. При этом никто из немецких лётчиков не знал о присутствии в воздухе вражеских истребителей, незаметно подошедших к аэродрому Нордхольц на малой высоте.

Командир 41-й эскадрильи Королевских ВВС сквадрон-лидер Джон Шеперд (John B. Shepherd) вёл четвёрку «Спитфайров» Mk.XIV на разведку и, заметив два вражеских самолёта, устремился в атаку. Поняв, что имеет дело со сцепкой, он атаковал буксировщик и выпустил короткую очередь, попав по его кабине и левой мотогондоле. «Сто десятый» перешёл в нисходящий левый разворот, но потом увеличил крен и, перевернувшись на спину, врезался в землю.

«Спитфайр» Mk.XIV из 41-й эскадрильи Королевских ВВС Великобритании, на котором 14 апреля 1945 года летал командир этой части сквадрон-лидер Джон Шеперд. В соответствии с общей практикой 2-х Тактических ВВС, для лучшей маскировки на прифронтовых аэродромах стандартные для британских истребителей кок и фюзеляжная полоса цвета Sky были закрашены, а в остальном окраска и обозначения полностью соответствовали стандартам

«Спитфайр» Mk.XIV из 41-й эскадрильи Королевских ВВС Великобритании, на котором 14 апреля 1945 года летал командир этой части сквадрон-лидер Джон Шеперд. В соответствии с общей практикой 2-х Тактических ВВС, для лучшей маскировки на прифронтовых аэродромах стандартные для британских истребителей кок и фюзеляжная полоса цвета Sky были закрашены, а в остальном окраска и обозначения полностью соответствовали стандартам

Обер-фельдфебель Нельте успел отцепить буксирный трос, но высота была уже слишком мала, и он разбился в нескольких сотнях метров от места падения Bf 110. В рапорте Шеперд не упоминал, что стрелял по «планеру», но он тоже был засчитан как сбитый и стал «асовской» пятой с четвертью победой лётчика, итоговый счёт которого составил 10¼ самолётов и 6 самолётов-снарядов V-1.

вернуться к меню ↑

«Бумажная» победа

По внешнему виду Me 163 трудно спутать с каким-то другим типом, и, тем не менее, известно несколько случаев, когда лётчики Союзников «видели» их там и тогда, где «Комет» совершенно точно не было и быть не могло. Один из таких эпизодов даже увенчался официальной победой.

14 января 1945 года пилотируемый флаинг-офицером Уолтером Баркером (Walter F. Barker) фоторазведчик «Спитфайр» Mk.XI из 16-й эскадрильи Королевских ВВС в районе Дюссельдорфа пыталась перехватить пара самолётов, идентифицированных лётчиком как Me 163. Уклоняясь от атаки, он так резко маневрировал, что потерял сознание от перегрузок, а когда пришёл в себя и выровнял самолёт, врага в воздухе не обнаружил, зато увидел поднимающийся с земли столб дыма и посчитал, что кто-то из немцев не справился с управлением и разбился. Как ни странно, командование согласилось с его версией и засчитало победу.

Таким образом, итогом воздушных боёв с участием Me 163 стали от 11 до 15 побед, засчитанных немецким лётчикам, из которых данными американцев и англичан подтверждаются не более пяти, и 11 подтверждённых и одна предположительная победы пилотов и воздушных стрелков Союзников, из которых 6–8 находят подтверждение в немецких документах.

вернуться к меню ↑

Потери и победы «народного истребителя»

Для полноты картины необходимо вспомнить ещё об одном экзотическом не по конструкции, но по активности применения типе реактивного самолёта-истребителя, успевшем принять участие во Второй мировой войне.

Как оружие уже фактически проигранной тотальной войны, проект «народного истребителя» демонстрировал отменную амбициозность, обещая пригодный к массовому производству простой и относительно дешёвый реактивный самолёт, лёгкий в управлении и доступный для недавних выпускников планерных курсов гитлерюгенда, при этом способный успешно сражаться на малых и средних высотах с фронтовыми истребителями Союзников.

Линейка «Хейнкелей» из эскадры JG 1 в мае 1945 года. На переднем плане истребитель с тактическим номером «белая 1» лейтенанта Рудольфа Шмитта, на котором тот летал 4 мая

Линейка «Хейнкелей» из эскадры JG 1 в мае 1945 года. На переднем плане истребитель с тактическим номером «белая 1» лейтенанта Рудольфа Шмитта, на котором тот летал 4 мая

Разработчикам машины удалось обеспечить упрощение и удешевление конструкции при достижении высоких лётных характеристик, но вот с доступностью для слабо подготовленных пилотов они однозначно промахнулись: аппарат получился сложный в управлении, а на некоторых режимах полёта и вовсе смертельно опасный. Для достижения массовости у немецкой авиапромышленности просто не хватило времени, поэтому до конца войны получить He 162 успели только две группы: I. и II./JG 1.

В боевых вылетах самолёты впервые задействовали в середине апреля 1945 года, и до конца войны они успели поучаствовать лишь в нескольких воздушных боях. Есть информация о как минимум двух победах лётчиков I./JG 1, но они, очевидно, так и не были официально засчитаны.

Разведка Союзников о новых истребителях, несомненно, была осведомлена, но рядовых пилотов ставить в известность не стали, поэтому в рапортах лётчиков фигурируют не He 162, а «неизвестные самолёты» и «идущие в строю летающие бомбы V-1». В основном их просто видели, но однажды дело дошло и до воздушной победы.

He 162A-2 «жёлтая 3» лейтенанта Герхарда Штимера (Gerhard Stiemer) из отряда 3./JG 1, который был ведущим фанен-юнкер-фельдфебеля Гюнтера Кирхнера в его последнем полёте

He 162A-2 «жёлтая 3» лейтенанта Герхарда Штимера (Gerhard Stiemer) из отряда 3./JG 1, который был ведущим фанен-юнкер-фельдфебеля Гюнтера Кирхнера в его последнем полёте

19 апреля в 12:20 «Темпесты» Mk.V 222-й эскадрильи Королевских ВВС Великобритании штурмовали аэродром Хузум неподалёку от границы с Данией, когда флаинг-офицер Джеффри Уокингтон (Geoffrey G.G. Walkington) заметил уходящий прочь на небольшой высоте неизвестный одномоторный самолёт с двухкилевым оперением. Судя по пятнисто-зелёному камуфляжу, он явно был немецким, а потому британец переключился с наземной цели на воздушную. Пока он доворачивал, неприятель успел увеличить дистанцию до 1300 метров, и из-за высокой скорости цели сократить её никак не удавалось, поэтому Уокингтон открыл огонь без надежды на попадания. После этого немец начал пологий разворот вправо, на котором дистанция уменьшилась до 900 метров. Тщательно прицелившись, британец выпустил ещё несколько очередей по противнику. Тот резко ушёл вверх, быстро «запрыгнув» на 1000 метров, но лишь для того, чтобы свалиться в штопор и рухнуть на землю.

В то же самое время и в том же районе действительно разбился один He 162, а его пилот фанен-юнкер-фельдфебель Гюнтер Кирхнер (Günther Kirchner) погиб, катапультировавшись на слишком малой высоте, но в описаниях боя есть некоторые нестыковки.

Согласно немецким данным, в 12:22 пара «Хейнкелей» из 3./JG 1 поднялась на поиск вражеских самолётов с аэродрома Лек, что в 30 км на север от Хузума. По свидетельству ведущего пары, вскоре после взлёта прямо над ними на большой скорости проскочила пара «Тандерболтов», и, обернувшись назад, он увидел только момент катапультирования своего ведомого. По воспоминаниям ещё одного пилота, наблюдавшего за боем с земли, нападавшими были «Темпесты», но Кирхнер не был ими сбит, а потерял управление на крутом вираже — это была достаточно частая причина катастроф He 162.

Доставшиеся британцам на аэродромах Северной Германии He 162A-2 W.Nr.120086 из II./JG 1 и Me 163B W.Nr.191454 из 7./JG 400 на выставке трофейной техники в лондонском Гайд-парке, сентябрь 1945 года

Доставшиеся британцам на аэродромах Северной Германии He 162A-2 W.Nr.120086 из II./JG 1 и Me 163B W.Nr.191454 из 7./JG 400 на выставке трофейной техники в лондонском Гайд-парке, сентябрь 1945 года

Явная ошибка пилотирования, упомянутая в описаниях с обеих сторон, даёт основания предположить, что речь идёт об одном и том же эпизоде, но разночтения в других деталях не позволяют утверждать это с уверенностью.

Следующая боевая потеря He 162 прошла без претензий на победу со стороны противника: 30 апреля во время перегона нескольких истребителей II./JG 1 с заводского аэродрома в Ростоке в Лек один из них был подбит неизвестными «Спитфайрами» и вскоре вынужденно сел «на брюхо». Лейтенант Ганс Рехенберг (Hans Rechenberg) вдребезги разбил машину, но сам не пострадал.

Утром 4 мая ситуация повторилась в зеркальном отображении: командир 1./JG 1 лейтенант Рудольф Шмитт (Rudolf Schmitt) атаковал и повредил британский истребитель, опознанный им как «Тайфун», но не видел, что стало с противником потом. Не исключено, что его жертвой стал истребитель флаинг-офицера Томаса Остина (Thomas M. Austin) из 486-й новозеландской эскадрильи, попавшего в плен после отказа двигателя его «Темпеста» Mk.V.

Сутки спустя прошёл приказ о прекращении огня и подготовке к сдаче самолётов JG 1 и JG 400 английским войскам — война для пилотов немецкой летающей экзотики закончилась.

источник: https://warspot.ru/19753-tsveta-voennogo-neba-reaktivnaya-ekzotika-v-boyu

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
HerwigNFСЕЖ Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
СЕЖ

++++

NF

+++++++++++++++++++++++++++++++++

Herwig
Herwig

+++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить